А. И. Смирницкий

Глава V
Стихосложение

§ 16. К числу поэтических произведений древнегерманских языков, выделяющихся своей архаичностью, наряду с древнеанглийской Песней о Беовульфе, относятся некоторые мифологические и героические песни древнескандинавской (древнеисландской) Эдды, древненемецкая песнь о Хильдебранте и несколько других менее значительных стихотворений того же характера. По своим поэтическим приемам и стихотворной форме к кругу этих произведений примыкают и ранние памятники христианского религиозного содержания, как, например, древнеанглийские и древнесаксонские переложения Книги Бытия (Genesis), древнесаксонский Хелианд (Hēliand — Спаситель), древневерхненемецкое Muspilli и некоторые другие стихотворения на различных языках, главным образом — на древнеанглийском. Характерная для Норвегии и Исландии поэзия скальдов, поэтов скандинавской военно-землевладельческой аристократии IX–XIII вв., хотя во многом и представляет собой особую, своеобразно изысканную струю в древнескандинавской поэтической литературе, в общем все же не может быть совершенно отделена от более простой и архаичной эддической поэзии. К этой последней по своему стилю близки и многие поэтические строфы в древнеисландских сагах, а также и в скандинавских рунических надписях IX–XII веков.

При всех различиях в стихотворной форме между отдельными произведениями — в зависимости от их языка, эпохи, содержания и т. д., — в целом для поэзии на древнегерманских языках все же характерны известные общие организующие принципы стихосложения, в частности характерные и для древнеанглийских поэтических произведений. Важнейшими из этих принципов являются: 1) построение ритма на основе ударения и 2) объединение стиха так называемой аллитерацией (см. ниже). Оба эти принципа связаны с тем, что в древнегерманских языках было сильное экспираторное ударение, обычно выделявшее первый слог слова или, по крайней мере, первый слог его основной части (т. е. первый слог, следующий за приставкой, ср. § 32).

§ 17. Ударение. Наиболее типичный древнегерманский стих (полный, или целый, стих) содержит 4 главных ударения (´), которые распределяются поровну между двумя полустихами, разделенными цезурой:

Таким образом, на каждый полустих приходится по 2 главноударных слога1. Число же безударных слогов может значительно варьироваться. Помимо главных ударений в ритме стиха известную роль играют и второстепенные ударения (`). Чередование главноударных, второстепенноударных и безударных слогов в отдельных стихах одного и того же произведения может быть очень различным, что создает своеобразный подвижный ритм со многими вариациями основных типов.

Смотрите следующий пример из Беовульфа2:

“Bḗowulf máðalòde, béarn Écʒþḗowes:
“Ne sórʒa, snótor ʒùma! Sélre bið ǣ́ʒhwǣm,
þæt hē his frḗond wréce, þonne hē féla múrne;…”

„Беовульф молвил, отпрыск Эгьтеова:
— Не печалься, разумный муж! Лучше каждому,
чтобы он за своего друга отомстил, чем (он) много горевал бы…“

(Беовульф, 1383)

Сравните также примеры из других древнегерманских поэтических произведений:

Féll hḗr ī mórgon   at Frékastéini
búðlungr sā́ er vàr   bátstr und sṓlo.

„Пал здесь утром   у Фрекастейна
Князь тот, что был   лучшим под солнцем“.

(Эдда, 39)

gárutun sē iro gū́ðhamun,   gúrtun sih iro suért āna
hélidos ubar hringā   dō sie to dero híltiu ritun.

„приготовили себе свои боевые облачения,   опоясались своими мечами
герои поверх кольчуг,   когда они в ту битву ехали“.

(Хильдебрант, 5)

Кроме того, для ритма имела известное значение и длительность (долгота или краткость) слогов: долгие слоги выступали в стихе в качестве главноударных вообще более свободно, чем краткие.

Главное ударение в стихе обычно падает на те слоги, которые имели бы главное ударение и в прозе. Но иногда и второстепенное ударение обыкновенной речи может играть роль одного из 4-х главных стихотворных ударений, т. е. достигать силы главного ударения. В особенности это касается второстепенного ударения на 2-ой части сложного слова. Так, например, да. Bī́o-wùlfe Беовульфу встречается в стихах с главным ударением на обеих частях: Bī́o-wùlfe (Беовульф, стих 2324). Ср. также ди. Fréka-stéini в приведенном выше примере из Эдды.

§ 18. Аллитерация в древнегерманском стихе представляет собой созвучие начальных элементов главноударных слогов. Большей частью аллитерация образуется повторением одного и того же согласного: ср. да. Béowulf : bearn; — sorʒa, snotor : sēlre; — frēond : fela; ср. также ди. fela : Frekasteini; — buð1ungr : batstr; двн. garutun, gūðhamun : gurtun; — helidos, hringā : hiltiu.

Иногда аллитерируют друг с другом и не вполне тождественные, но лишь однотипные согласные; например, [g] и [g’/j] в древнеанглийском, на письме изображаемые через ʒ; ср. ʒār — [gār] копье (|| нем. Ger) и ʒéar — [g’ǣar/jǣar] год (англ. year || нем. Jahr) в первом стихе Песни о Беовульфе:

Hwæt wē ʒā́r-déna in ʒḗar-dáʒum …

„Как мы копьеносных датчан в былые дни…“

(ʒēar-daʒas — ‘годов дни’, ‘былые дни’).

Некоторые сочетания согласных, а именно: sp, st, sk (sc), выступают в аллитерации как неразложимые элементы, т. е. каждое такое сочетание повторяется целиком и аллитерирует только само с собой: ср. да. Scḗotend Scýldìnʒa tō scýpon féredon „Стрелки Скильдингов на корабли переправили“ (Беовульф, 1154). Наоборот, все гласные могут аллитерировать друг с другом: ср. да. ǽþele òrdfrùma Écʒþḗow hā́ten „благородный предводитель, Эгьтеов по имени (Беовульф, 263). Возможно, что аллитерация различных гласных друг с другом объясняется тем, что гласные в начале ударного слога имели сильный приступ, т. е. начинались с гортанного взрыва (англ. glottal stop, нем. Kehlkopfeinsatz, Knacklaut), который собственно и образовывал аллитерацию.

Из 4-х главноударных слогов стиха аллитерация охватывает 2 или 3, причем в 1-ом полустихе она приходится либо на один, либо на оба слога, имеющих главное ударение, тогда как во 2-ом полустихе обычно аллитерирует лишь один слог, а именно — первый главноударный в этом полустихе (т. е. 3-ий главноударный, считая от начала стиха; ср. примеры, приведенные выше).

§ 19. Важнейшее различие между западногерманским и древнескандинавским стихосложением состоит в том, что произведения древнескандинавской поэзии характеризуются строфическим строением, тогда как западногерманские стихи в строфы не организуются. Вместе с этим в древнескандинавской поэзии конец предложения обычно совпадает с концом стиха, тогда как в западногерманской поэзии конец предложения (а, следовательно, и начало нового предложения) часто приходится на цезуру внутри стиха. Ср. следующие схемы, где каждый полустих представлен чертой (―――――), начало предложения — знаком > и конец предложения — черным кружком (●).

Кроме того, западногерманские четырехударные стихи нередко отличаются бо́льшим количеством безударных и второстепенноударных слогов от более коротких и в общем более равномерных древнескандинавских стихов.


1 Нередко стихом, а именно — «кратким стихом» (краткой строкой), называется каждый отдельный двухударный полустих. В таком случае весь четырехударный стих представляет собой пару (кратких) стихов или «долгий стих».

2 Цезура обозначена пробелом. Второстепенные ударения обозначены лишь там, где они существенно необходимы.

Источник: Смирницкий А. И. Древнеанглийский язык. — М.: МГУ, 1998. — 319 c.

OCR: Солнце Зимы

© Tim Stridmann