Юхан Эйдем Берг
(Johan Eidem Berg)

Сравнение норвежской средневековой рунической традиции с послереформационной

У людей, интересующихся рунами Швеции, большой известностью пользуются далекарлийские руны (dalrunor). Особенность их заключается в том, что использовались они уже после Средневековья, то есть эти руны являются самой долгоживущей непрерывной рунической традицией. С другой стороны, это не единственная такая традиция, так как руны после Реформации встречаются также в северной Швеции (сёла Hassela, Haverö и Hög), где так же они вероятно использовались непрерывно со Средних Веков. Более того, эти северные руны отражают местный говор лучше, чем далекарлийские, однако именно далекарлийские используются для привлечения туристов. Трудно сказать почему далекарлийскими рунами старались писать как можно ближе к стокгольмской речи, однако это возможно связано с тем, что крестьяне, писавшие рунами, хотели выглядеть как можно больше учёными.

В Норвегии тоже есть крестьянские послереформационные руны, причём также зачастую приближенные не к местным говорам, а к датскому правописанию. Однако под ними понимается не непрерывная традиция, как в Швеции, а традиция, имеющая корни из книг XVII века, которые писались учёными, изучавшими руны. Впрочем, и здесь речь именно о традиции, так как в Норвегии руны из учёных книг стали широко известны крестьянам, которые эти руны преобразовали по-своему, так что некоторые новорунические алфавиты в Норвегии делятся по географическому признаку. Это говорит о том, что крестьяне учились друг у друга, фактически воскресив руны, сделав их вновь живым феноменом с местной спецификой и передачей через поколения.

Первым исследователем рун был шведский оккультист Буреус в самом конце XVI века, который не только изучал надписи на камнях, но и первый открыл далекарлийские руны. Вполне возможно, что поздние далекарлийские надписи получили влияние от Буреуса и его последователей, так как крестьяне Эльвдала и Муры не меньше норвежцев имели доступ к научной литературе о рунах, однако Эльвдальские надписи XVII века имеют явное сходство со средневековой традицией. Кроме Буреуса, руны изучали в Исландии. Труды исландцев и Буреуса вскоре стали известны в Дании, в том числе знаменитому мистику Улэ Ворму и Арильду Витфельту. Датчане присылали копии рунических алфавитов в Норвегию, где одними из первых о рунах узнали юрист Педер Альфсон и священник Герт Митцов.

Кроме Норвегии, руны из трудов Буреуса использовал датский капитан Билле и шведский полководец Якоб Делагарди. Конечно же, труды Буреуса имели какие-то ошибки, поэтому футарк из его книг немного отличается от старшего футарка. Далекарлийские же руны повлияли на послереформационных рунописцев Норвегии, так как старший футарк плохо подходил для записи современного языка. Подобно далекарлийским рунам, норвежские алфавиты были простыми латинскими, где латинские буквы заменялись на руны. Также и цифры, записывавшиеся латинскими буквами, крестьяне-рунописцы записывали рунами.

Особый курьёз заключается в почти мгновенном распространении знания о рунах среди крестьянства Норвегии. Так, уже 1663-м годом датируется руническая надпись ᛎЖᛦiᛋᛏiᛆᚿ:ᛦᚮᛎЖLXiij на охотничьем ружье в селе Gjerde (надпись читается как “Christian Roch 63”, и человек с таким именем жил там в XVII веке, то есть надпись сделана уже через 60 лет после выхода книги Буреуса). Это давало повод судить, что норвежцы и до Буреуса, ещё в XVI веке, знали руны непрерывно со Средних Веков. Более того, в Holåker на хуторе Hålåklien есть женский сундучок с деньгами с датой 1574 и неразборчивой рунической надписью. Есть рунические инициалы Þᚮ на сундуке из села Eresfjord в Мёрэ, которые I.H.Johnson относит к Турщелю Улавсону — владельцу того места в третьей четверти XVI века, то есть за пару десятилетий до книги Буреуса и за сто лет до надписи на ружье.

Однако остальные рунические надписи в послереформационной Норвегии вышли уже после 1660-х годов и имеют явное сходство с алфавитами Буреуса, не являя собой непрерывную со Средних Веков традицию, что с сожалением заключают исследователи. С другой стороны, быстрое распространение трудов Буреуса и прочих рунологов среди крестьян может говорить о том, что крестьяне уже имели какое-то представление о рунах, тем более, что руны упоминаются в норвежских и датских балладах как некие магические знаки. Также есть сходство между крестьянскими семейными знаками и рунами, с чем мы вероятно и имеем дело в случае с инициалами из Эресфьорда. Касательно же надписи на сундуке, то не ясно когда именно были написаны на нём руны — то ли сундук средневековый, то ли руны написаны уже в XVII веке.

Должно быть, наиболее известно широкой публике норвежское перевоплощение Мерзебургского заклинания, о чём многое написано в Википедии, но здесь я коснусь также тех заклинаний, которые в Википедии не упомянуты. В древненемецком заклинании говорится, что конь Бальдера повредил ногу, и Один с Фрёйей прочли заклинание «кость к кости, кровь к крови, сустав к суставу». Этот мотив широко известен из чёрных книг Норвегии. В отличие от шведских вариантов, языческие божества там не упоминаются, а фигурирует Иисус едет с Петром, Марией или ещё с кем-то, и конь Иисуса повреждает свою ногу и читает заклинание типа «кость к кости, кровь к крови, сустав к суставу, плоть к плоти, позвонок к позвонку». Иногда действие происходит на мосту, в чём можно увидеть сходство с балладой “Draumkvedet”, и в таком случае мост происходит прямиком из языческой мифологии. Конь иногда назван “hest”, но иногда “fole”, что соответствует Мерзебургскому заклинанию, где использовано слово “uolon”. В других вариантах Иисус встречает больную корову и лечит её тем же заклинанием, либо же встречает тролля и заколдовывает его немного схожим образом. В одном варианте вместо Иисуса — святой Улав.

В конце XVII века появляется «чёрная книга» из села Haukås в долине Tessungdal. В книге есть некоторые слова, записанные рунами по неясной причине. Долина, хотя и высокогорная, всё же активно использовалась купцами (хотя только в летнее время), как и район вышеупомянутого Gjerde. Поэтому нету странного в том, что знание о рунах дошло до тех мест быстро. Книга, впрочем мало интересна, так как очень похожа на другие книги того времени.

Совсем иначе обстоит дело с Чёрной Книгой из Винье — самой старой из сохранившихся магических книг Норвегии. Там нету рун, однако присутствуют нетипичные для прочих норвежских чёрных книг заклинания. В книге Винье есть, к примеру, греческо-еврейское заклинание “oy eli eloy agla”. В Согне и Бергене есть находки средневековых похожих рунических надписей, вроде el-aglaagla или agla-agios. Нечто схожее также известно из Исландии и даже Гренландии.

В книге из Винье есть ещё один пункт, связанный с рунической магией. В Норвегии часто находят свинцовые свёртки с нацарапанными рунами. Иногда рунами написано латинское заклинание, а иногда — что-то на древнескандинавском. В книге из Винье есть два описания изготовления подобных амулетов, хотя руны и не упомянуты. Один амулет предназначался для лечения лошадей от глистов, а другой амулет — от зубной боли. Оба амулета посвящены библейскому Иову.

Кроме того, есть лист конца XVIII века с руническим алфавитом, где руны подписаны именами, вроде Is, Laug, Mand, Ridder, Sol и Tyr. Как видно, не все эти имена похожи на исконные названия рун футарка, а некоторые являются вольным переводом исконных названий (Mand и Ridder — от Maðr и Ræið). Откуда эти имена взяты — неизвестно. Листок, судя по правописанию, явно происходит из Норвегии, но алфавит подписан латиницей еврейским словом Migdol («башня» в ашкеназском произношении). Тем же временем, что и листок, датируется книга “Jeløy-boka”, найденная под Осло. В книге приведён сильно искажённый футарк, подписанный “gamle norske folks Rünebogstaver” («рунические буквы старого норвежского народа»).

Касательно рунических календарей-примставов, в послереформационной Норвегии руны на примставах вероятно не использовались, хотя рунические календари в то время были в Швеции и Литве. Норвежские же примставы XVII–XIX веков больше похожи на карельские или зырянские, так как рун не имеют, но имеют различные другие знаки, порою напоминающие своим видом клинопись.

Напоследок стоило бы упомянуть о рунических надписях на надгробиях. Таких в послереформационной Норвегии есть две — одна около Бергена, а другая в селе Nordre Tveito. Неизвестно как к подобному относилась церковь, но, принимая во внимание, что руны в Норвегии популяризовали в первую очередь священники, и что они же первыми изучали крестьянские полу-языческие обряды, то можно предположить, что церковь не имела ничего против рунических надгробий. Надгробие из Norde Tveito, пожалуй, самое интересное, так как там написано послереформационными рунами “gud tag migind iditsalegama” («Боже, прими меня в твоё духовное веселье»). Такая эпитафия в послереформационный период уникальна, но она явно схожа с рунической средневековой эпитафией, в былые годы стоявшей севернее городка Seljord: “Artug bidr thor algaman guth at han tage vidr sæl gama er these stein tig ritril” («Радостно прошу Тора всевесёлого бога принять весело душу того, кто этот камень тебе воздвиг»).


Литература:

K.J.Nordby. Etterreformatoriske runerinnskrifter i Norge.

K.J.Nordby. Nyere tids runer i Hardanger.

L.K.Helstad. Runer i norske svartebøker.

O.Garstein. Vinjeboka, den eldste svartebok fra norsk middelalder.

A.Chr.Bang. Norske hexeformularer og magiske opskrifter.

Мерзебургские заклинания

© Tim Stridmann