Прорицание вёльвы

1. Услышьте слова мои, Боги и люди!
Все старшие, младшие Хеймдалля дети!
Я Одина просьбу исполню немедля,
Древнейшие тайны смогу я поведать.

2. Я ётунов помню, всех прежде рождённых,
Суровых гигантов, мне жизнь даровавших.
Но нет ещё кроны Великого Древа —
Лишь девять корней ещё не прораставших.

3. В начале времён жил лишь Имир могучий,
А в бездне зияющей нет ни песчинки,
Ни неба, ни солнца, ни берега моря,
Ни волн, ни земли, ни единой травинки.

4. Вот Бёра сыны поднимают из бездны
Земную твердыню и Мидгард возводят.
А южное солнце согрело утёсы,
Покрылись просторы зелёной травою.

5. Не ведало солнце ещё свою пристань,
Сияньем своим заполняло всё небо.
Тогда своей силы не чувствовал месяц,
А звёздам их путь был в то время неведом.

6. На тронах высоких великие боги,
Сошлись для совета — порядок упрочить.
Они нарекли поздний вечер и полдень,
И раннее утро, и сумерки ночи.

7. Вот асы пришли и воздвигли чертоги
На Идавелль-поле широкой равнине —
Прекрасные храмы, каким нет подобья,
Богатств и орудий без счёта отныне.

8. В пристанище асов царит безмятежность,
Задорные игры, блаженство, веселье,
Достаток и радость, но вдруг появились
Три девы великие из Ётунхейма.

9. На тронах высоких великие боги,
Сошлись для совета — кто выполнит дело?
Кто племени двергов положит начало
Из Бримира крови, из Блаина тела?

10. И Мотсогнир создан был первым из рода,
В роду ему этом нет равных и ныне.
А Дурин вторым стал, и по его слову
Вмиг множество двергов возникли из глины.

11. Вот Ний, а вот Ниди, вот Нордри и Судри,
Вот Аустри, Вестри, вот Альтьоф и Двалин,
Вот Нар, а вот Наин, вот Нифинг и Даин,
Вот Бифур и Бафур, вот Бёмбур и Нори,
Вот Ан, а вот Анар, вот Мьёдвитнир, Оин.

12. Вот Вег, а вот Гандальф, вот Виндальф и Торин,
Вот Трар, а вот Траин, вот Тек, Лит и Вит,
Вот Нир, а вот Нирад, вот Регин и Радсвид,
Всех двергов должна имена огласить.

13. Вот Фили и Кили, вот Фундин и Нали,
Вот Хефти и Вили, вот Ханар и Свиур,
Вот Биллинг и Бруни, вот Бильд, а вот Бури,
Вот Хорнбори, Фрар, а вот Фрэг, а вот Лони,
Вот Аурванг, Яри, а вот Эйкинскьяльди.

14. Ещё нужно двергов из Двалина рода
Назвать тех, что Лофару предками стали.
Оставив родные убежища в скалах,
Ушли через топи в песчаные дали.

15. Вот Драупнир, Дольгтрасир, Хар, Хаугспори,
И Хлеванг, и Глоин, и Дори, и Ори,
Вот Андвари, Дуф, а вот Скирфир, и Вирфир.

16. Был Ай, и был Скафид, был Альф, и был Ингви,
Был Финн, и был Фрости, был Фьялар, был Гиннар.
И был Эйкинскьяльди среди своих братьев —
Тех двергов, что Лофару предками стали.
Пусть их имена будут вечно храниться,
И слава их рода пусть вечно блистает!

17. Три аса великих идут вдоль прибоя,
Домой возвращаясь, и вдруг замечают:
Два тела в низине лежат — Аск и Эмбла —
Судьбою своей они не обладают.

18. Ни чувств у них нет, ни души, ни дыханья,
Ни голоса нет, ни румянца на лицах.
Дал Один им душу, дал Хёнир им разум,
А Лодур тепло дал и чувства телам их.

19. Вот Ясень растёт, что зовут Иггдрасилем,
Белесая влага струится по веткам.
Отсюда роса попадает в долины,
С источником Урд он всегда зеленеет.

20. А Ясеня крона укрытием стала
Для трёх мудрых дев, что не знают пощады.
Здесь Урд и Верданди, и Скульд молодая
Всем ныне живущим судьбу предвещают
И тайные знаки в коре вырезают.

21. И помнят войну они первую в мире —
Как острыми копьями Гулльвейг пронзили,
Как в Хара дворце её трижды сжигали,
Как трижды из пепла она возродилась,
Но сколько б ни жгли — всё живёт и поныне.

22. Под именем Хейд появлялась колдунья
В домах, что доселе не ведали горя,
Творила несчастья на радость злым жёнам,
Людей покорив своей магией вскоре.

23. На тронах высоких великие боги,
Сошлись для совета: как плату отмерить
За те злодеянья, что в мире свершились?
Иль можно прощеньем на это ответить?

24. Начало сражению Один положит,
Метнёт он копьё своё в недругов войско,
Но Асгарда стены сдержать не сумеют
Могущества ванов, сражавшихся стойко.

25. На тронах высоких великие боги,
Решают, кто в бедах повинен нежданных?
Кто ядом смертельным наполнил просторы?
Кто Ода невесту отдал великанам?

26. Бросается Тор с нетерпением в битву.
Наполненный гневом не знает прощенья.
Когда нарушаются данные клятвы,
Коварно обманутый жаждет отмщенья.

27. Я знаю о том, что рог Хеймдалля спрятан
Под сенью побегов Священного Древа.
Я знаю о том, что потоки струятся
С залога того, что там Один оставил.

28. Одна находилась, когда грозный Старец
Предстал предо мной и в глаза мне вгляделся.
Зачем ты явился? Что хочешь спросить ты?
Я знаю, где глаз твой залогом остался.

29. Я знаю, где око твоё, Славный Один!
В источнике Мимира вечно сокрыто.
И каждое утро он мёд испивает
С залога того, что ты отдал, Владыка!

30. Тогда Всеотец за мои прорицанья
Мне дал ожерелья и кольца в награду.
Все Девять Миров созерцает мой разум.
Мне нет ни в веках, ни в пространствах преграды.

31. Я вижу валькирий, над войском парящих —
То спутницы Одина к битве готовы.
С собой заберут храбрых воинов павших.
Вот Скульд со щитом, за ней Скёгуль и Гёндуль,
Гейрскёкуль и Гунн, и отважная Хильд.

32. Я видела Бальдра, прекрасного аса
И Одина сына, кровавый удел.
Я видела, как над землёй возвышались
Упругие, тонкие ветки омел.

33. Одна из них стала смертельным оружьем,
Когда её Хёд вдруг метнул в сердце брату.
Но вскоре другой брат родился у Бальдра,
За ночь повзрослев, отомстит за утрату.

34. Волос не расчешет и рук не омоет,
Пока не погубит он Бальдра убийцу.
А Фригг безутешно горюет в Фенсале,
Но скорбь и в Вальхалле в тот час воцарится.

35. Надёжные узы, ужасные узы,
Их Вали сплетает из прочных кишок...
Я пленника видела под Хвералундом,
Зачинщик несчастий — коварнейший Локи
Здесь накрепко связан, с ним Сигюн осталась,
Страдает, но мужу верна без упрёка.

36. С востока струится отравленный ядом
Ножей и мечей поток, названный Слидром.

37. На севере мрачном стоят в Нидавеллир
У племени Синдри златые палаты.
Пьют Бримир и ётуны пенную брагу
На склонах Окольнир в чертогах богатых.

38. Увидела дом я далёкий от солнца.
Где Настранд, со входом на север стоит он.
Там яд протекает сквозь кровлю по капле,
И гадкими змеями стены обвиты.

39. Увидела я, как в суровых потоках
Убийц и предателей подлых, коварных,
Мужей, что чужую жену соблазнили,
Преследует Нидхёгг, на части рвут варги.

40. В Железном лесу на востоке старуха
Ужасному Фенриру чад породила.
Судьбой одного злодеяние станет —
В обличии тролля похитит светило.

41. И плоть мертвецов ему станет добычей,
Престолы Богов он зальёт кровью алой,
Померкнет свет солнца, и посреди лета
Наступят ненастья, каких не бывало.

42. Сидит на холме и играет на арфе
Весёлый Эггдер — страж он у великанов.
Над ним распевает, в ветвях укрываясь,
Петух ярко-красный по имени Фьялар.

43. Кричит Гуллинкамби в пристанище асов.
Рать Одина будит, тревожа всем слух.
А третий клокочет в гнезде под землёю
В обители Хель чёрно-красный петух.

44. Вдруг громко залаял пёс Гарм в Гнипахелли.
Оковы разрушены — Волк на свободе!
Я вижу, как Боги с судьбой предрешённой
Без страха в последнюю битву уходят.

45. Я вижу, как братья погубят друг друга,
Сородичи гибнут в неистовых распрях.
Тяжёлое время — великого блуда,
Мечей, топоров и щитов сокрушённых,
Волков, ураганов... пред гибелью мира
Пощады другому не ведают люди.

46. А Мимира детям по нраву те игры.
Сигнал Гьяллархорна конец предвещает,
До самого неба он Хеймдаллем поднят.
В то страшное время советам внимает
Главы, отсечённой у Мимира, Один.

47. Дрожит Иггдрасиль, Древний Ясень трепещет.
Опаснейший ётун отныне на воле.
Наполнятся страхом живые, лишь только
Шагнёт родич Сурта на ратное поле.

48. Что с асами будет? Что с альвами будет?
Гремит Ётунхейм, а все асы на тинге.
Властители гор за дверями из камня.
Их стоны я слышу — в отчаяньи дверги.

49. Пронзительно лает пёс Гарм в Гнипахелли.
Оковы разрушены — Волк на свободе!
Я вижу, как Боги с судьбой предрешённой
Без страха в последнюю битву уходят.

50. Хрюм едет с востока, щитом заслоняясь,
Волнует Змей Ёрмунганд яростно море,
А зоркий орёл ждёт добычу из мёртвых.
Плывёт Нагльфар — он отпущен на волю.

51. Зловещий корабль подходит с востока,
В нём битвы вся Муспелля рать ожидает.
Чудовищ не счесть в нём, страшней не представить,
Брат Бюлейста — Локи его направляет.

52. Идёт с юга Сурт, с ним ветвей истребитель.
Средь схватки видны на клинках солнца блики.
Убиты гиганты, разбиты отроги,
Расколото небо, и в Хель все дороги.

53. Для Хлин наступает ещё одно горе —
Бой с Фенриром вскоре начнёт храбрый Один.
А Бэли убийца сражается с Суртом.
Всем радостям Фригг ныне гибель приходит.

54. Но Видар явился, чтоб с Волком сразиться,
И пасть разорвав, сердце Зверя пронзил он.
Убито лукавого Хведрунга чадо,
А Один отмщён своим доблестным сыном.

55. И лает истошно пёс Гарм в Гнипахелли.
Оковы разрушены — Волк на свободе!
Я вижу, как Боги с судьбой предрешённой
Без страха в последнюю битву уходят.

56. Разверзлась пасть Гада до самого неба,
Тотчас опустеют людские селенья.
Сын Хлодюн и Одина в битву вступает,
Страж Мидгарда Змея погубит в сраженьи,
Но девять шагов он пройти лишь успеет,
От ран дитя Фьёргюн навек охладеет.

57. Светило померкло, земля утонула,
Погасли блиставшие звёзды на небе.
Клубятся пары, и возносятся искры,
Вздымается пламя, бушуя свирепо.

58. Всё лает охрипший пёс Гарм в Гнипахелли.
Оковы разрушены — Волк на свободе!
Я вижу, как Боги с судьбой предрешённой
Без страха в последнюю битву уходят.

59. И видела я, как земля возродилась,
В зелёном покрове поднявшись из бездны.
А над водопадом орёл пролетает,
Он ищет добычу, там рыба чудесна.

60. На Идавелль-поле широкой равнине
Великие асы заводят беседы
О Змее ужасном, о павших в сраженьях,
Об Одина рунах, о славных победах.

61. Найдутся в руинах те доски златые,
Что прежде служили для асов отрадой,
Вновь асы затеют весёлые игры,
Как в давнее время в прекрасных палатах.

62. Хлеба колосятся и зреют без сева.
Вся боль позабыта, и Бальдр вернулся.
Увидела я, как в чертогах у Хропта
В жилище богов он живёт с Хёдом в мире.

63. А Хёнир обрёл для гадания посох.
Всем правят потомки сородичей Твегги.
Великие боги в Обители ветра...
Известно пусть всем это будет вовеки.

64. Стоит на Гимле весь украшенный златом
Дворец, что на солнце сияет рассветном.
Достойные будут там жить безмятежно,
И вечная слава положена верным!

65. Нисходит всевышний владыка всех судеб
Отныне судьёй справедливым он будет.

66. Тень Змея могучего дол застилает —
То Нидхёгг умерших уносит на крыльях.
Лощины он с Тёмных вершин озирает
И знает, что время настало укрыться.

Литературная обработка: Юлия Насонова (Ulla Sol)

© Tim Stridmann