Сага о Тидреке из Берна

Þiðreks saga af Bern

Убийство Сигурда Юнца

Dráp Sigurðar sveins

342. О Нивлунгах и Сигурде Юнце

В это время в Нивлунгаланде в городе, который называется Верниса1, там правил конунг Гуннар, с ним его брат Хёгни и третий — их зять, который был самым знаменитым среди всех витязей и вождей как в южных, так и в северных странах, а тому причиной были его сила и всяческие умения, отвага, мудрость и предвидение, а это был Сигурд Юнец, который женился на Гримхильд, дочери конунга Альдриана и сестре Гуннара и Хёгни, который тогда женился на могучей и прекрасной Брюнхильд. И с того времени, как Сигурд женился на Гримхильд, это государство стояло с большим великолепием во всех отношениях, во-первых, потому, что среди всего множества вождей, что правили там, нельзя было найти таких же неистовых и могучих, и их боялись все их недруги, и во-вторых, у них было больше денег, золота и серебра, чем у всех остальных конунгов. Они были довольно жестоки со своими недругами, но каждый из них был таким добрым другом остальным, словно все они были братьями. Сигурд Юнец также превосходил их во всём. Его кожа была такой твёрдой, словно костная мозоль вепря или рог, и никакое оружие не могло поразить его, кроме как между плеч. Там его кожа была как у других людей.

343. Упрёки Брюнхильд и Гримхильд

Однажды королева Брюнхильд вошла в свою палату, и там перед ней сидела Гримхильд, сестра конунга Гуннара. Когда же Брюнхильд подошла к своему месту, то она сказала Гримхильд:

— Отчего ты настолько горда, что не встаёшь передо мной, твоей королевой?

Тогда Гримхильд отвечает:

— Я могу сказать тебе, в чём причина, что я не встаю перед тобой: во-первых, ты сидишь на троне, которым владела моя мать, и у меня не меньше прав сидеть там, чем у тебя.

Тогда Брюнхильд сказала:

— Хотя твоя мать владела этим троном, и твой отец владел этим городом и этой страной, теперь этим буду владеть я, а не ты, но ты можешь сейчас ходить по лесам, исследуя оленьи тропы, за Сигурдом, твоим мужем. На это у тебя больше прав, чем быть королевой в Нивлунгаланде.

Тогда Гримхильд сказала:

— Почему ты сейчас унижаешь меня и ставишь мне в упрёк и поношение то, что, как я думала, должно быть для меня славой и честью, что мой муж — Сигурд Юнец? Ныне ты начинаешь игру, в которой можешь захотеть, чтобы мы больше поговорили между нами о том, что делает тебе честь или же покрывает позором. Теперь ответь мне на первый вопрос, который я задам тебе: кто лишил тебя девственности, и кто твой первый муж?

Тогда Брюнхильд отвечает:

— Ты спросила меня о том, что я вполне могу рассказать, и для меня в этом нет никакого бесчестья. Могущественный конунг Гуннар пришёл в мой замок, и с ним много славных вождей, и по совету моих друзей я взяла его в мужья, и я вышла за него замуж по всем правилам, и мы устроили самую пышную свадьбу со множеством людей, и вместе с ним я приехала сюда в Нивлунгаланд. И я не буду скрывать ни от тебя, ни от кого другого, кто спросит, того, что он мой первый муж.

Теперь Гримхильд отвечает:

— Ты лжёшь в ответ на мой вопрос, как я и ожидала. Мужчину, который лишил тебя девственности в первый раз, зовут Сигурд Юнец.

Теперь Брюнхильд отвечает:

— Я никогда не была женой Сигурда, а он никогда не был моим мужем.

Тогда Гримхильд молвила:

— Я сошлюсь на это золотое кольцо, которое он взял у тебя, когда лишил тебя девственности. Это самое золото он взял с твоей руки и подарил мне.

Увидев это золото, Брюнхильд узнала то, что принадлежало ей, и теперь она поняла, что произошло, и горько раскаялась в том, что они завели беседу об этом деле так, что так много людей услышали их, и теперь всему народу стали известны вещи, о которых раньше знали немногие. И Брюнхильд так сильно была потрясена этим, что её тело было сейчас красным, словно свежевыпущенная кровь, и теперь она замолчала и не произнесла ни слова, встала и пошла прочь из замка.

344. Брюнхильд жалуется на своё дело Гуннару и его братьям

Она увидела трёх всадников, въезжающих в город. Первым из них был конунг Гуннар, второй — его брат Хёгни, и третий — Герноц. Она пошла им навстречу, стенала, горестно плакала и разрывала свою одежду. Конунг Гуннар и его брат Хёгни в тот день поехали в лес охотиться на оленя, и когда они увидели королеву Брюнхильд, как она ведёт себя, то остановили своих коней, не зная, что её мучит.

Тогда королева молвила:

— Могучий конунг Гуннар, я отдала себя в вашу власть и оставила моё государство, моих друзей и моих родичей. Всё это я сделала ради тебя. Ты или другой мужчина должны отомстить за мой позор? И если ты не хочешь мстить за меня, то всё же можешь отомстить за себя самого. Сигурд Юнец нарушил ваше тайное соглашение и рассказал своей жене Гримхильд всё, как ты доверился ему, и что ты не мог лечь со мной сам и позволил Сигурду Юнцу лишить меня девственности. Именно в этом Гримхильд упрекала меня сегодня перед всеми людьми.

Тогда Хёгни отвечает:

— Ты, могучая королева Брюнхильд, не плачь больше, не говори ни слова и веди себя, словно ничего этого не было.

Тогда Брюнхильд отвечает:

— Я вполне могу вести себя так, — сказала она. — Сигурд Юнец явился сюда к вам словно бродяга, а теперь он так горд и так могущественен, что немного времени пройдёт отныне, прежде чем вы все будете служить ему. Когда же он впервые пришёл ко мне, то не знал ни своего отца, ни матери, ни своего рода.

Тогда конунг Гуннар молвил:

— Госпожа, ты не должна плакать, и сейчас же замолчи. Сигурд Юнец недолго будет нашим господином, и моя сестра Гримхильд не будет твоей королевой.

Теперь Брюнхильд сделала так, как просил конунг. Конунг Гуннар и его брат Хёгни проехали теперь в город и вошли в палату, и его люди обрадовались ему, и конунг Гуннар, Хёгни и Герноц вели себя так, словно ничего не слышали, так же как и Брюнхильд. Сигурд Юнец уехал со своими людьми в лес охотиться на оленя, чтобы поразвлечься, и в это время его не было дома.

345. Замысел Хёгни

Спустя несколько дней вечером Сигурд Юнец со своими людьми пришёл домой. И когда он вошёл в палату, туда, где сидел внутри конунг Гуннар, конунг встал принял своего шурина, Сигурда Юнца, с распростёртыми объятиями, так и Хёгни, его брат, и Герноц, и все те, кто был внутри, и в тот вечер они пили и были очень веселы. Королева Брюнхильд была теперь совсем безрадостна.

Через несколько дней Хёгни спросил своего брата, конунга Гуннара:

— Государь, не хочешь ли ты, чтобы мы все вместе поехали в лес охотиться на зверей?

Конунг отвечает, что хочет выезжать каждый день, когда будет хорошая погода. И вот прошло несколько дней. Тогда идёт Хёгни в кухню и тайно говорит повару:

— В тот день, что наступит завтра, приготовь рано нашу еду, и все яства ты должен сделать солёными, насколько у тебя будет возможность, и поднеси Сигурду Юнцу то, что у тебя получится самым солёным.

После этого он пошёл прочь, позвал своего виночерпия и сказал:

— Утром, когда мы будем завтракать, ты должен наливать нам понемногу.

И теперь Хёгни вернулся обратно.

346. Нивлунги и Сигурд едут на охоту

Следующим утром рано конунг Гуннар и Хёгни объявили, что собираются выехать на охоту на зверей. После этого они сели за стол и стали завтракать.

И тогда пришёл туда Сигурд Юнец и спросил конунга Гуннара:

— Государь, куда ты хочешь поехать? Почему завтракаешь так рано?

Тогда конунг отвечает:

— Мы хотим поехать охотиться на зверей и поразвлечься. Хочешь отправиться с нами или остаться дома?

Тогда Сигурд Юнец отвечает:

— Государь, раз вы хотите поехать, то я, конечно, буду сопровождать вас.

Конунг молвил:

— Тогда садись за стол и ешь.

Он так и сделал. А повар и виночерпий сделали всё так, как приказал им Хёгни. Когда же они поели, их кони были готовы, и они выехали в лес, погнали оленей и спустили своих собак. Как только Сигурд Юнец уехал из замка, Гримхильд пошла в свою кровать и улеглась спать, потому что ей настолько было невыносимо с Брюнхильд, что она не хотела сидеть рядом с ней и веселиться.

Хёгни выехал из замка чуть позже остальных, после долгой беседы с королевой Брюнхильд, и в этом разговоре с глазу на глаз Брюнхильд попросила Хёгни устроить так, чтобы Сигурд Юнец не вернулся домой в тот вечер и чтобы сегодня смог умереть. А за это она хотела дать ему столько золота, серебра и драгоценностей, сколько он попросит. Но он сказал, что Сигурд Юнец такой великий герой, что нельзя наверняка сказать, удастся ли ему покончить с ним, но он постарается, чтобы так могло случиться. И после этого Хёгни уехал в лес, а королева пожелала ему счастливого пути и сдержать своё слово.

347. Хёгни убивает Сигурда Юнца

Убийство Зигфрида. Миниатюра из рукописи «Песни о Нибелунгах» (1480–1490 гг.)

Теперь они мчались за зверями, не жалея сил, и порой они бежали, и каждый раз Сигурд Юнец был впереди всех. Вот они загнали большого вепря, за которым перед этим долго гнались. Когда же собаки набросились на этого вепря, Хёгни поразил своим копьём его насмерть, и затем они все стали над ним и разделали тушу, вытащили все внутренности и отдали своим собакам. И теперь им всем стало так жалко, и они так утомились, что им казалось, что они вот-вот умрут от усталости. И тут они пришли туда, где протекал ручей, и конунг Гуннар склонился и стал пить, и по одну сторону от него — его брат Хёгни. Сигурд Юнец тоже подошёл и сразу склонился к ручью, как остальные. И тогда Хёгни, который уже напился, встал, взял двумя руками своё копьё и воткнул его Сигурду Юнцу между плеч так, то оно пронзило его сердце и вышло из груди2.

И тогда Сигурд Юнец, получив удар, молвил:

— Не мог я ожидать от моего шурина того, что ты сейчас сделал, и если бы я знал это, то стоял бы на ногах, прежде чем ты совершил этот поступок, нанеся мне смертельную рану, тогда был бы мой щит сломан, шлем испорчен и мой меч иззубрен, и прежде чем это случилось бы, скорее всего все вы четверо были бы мертвы.

И после этого Сигурд Юнец умер.

Теперь Хёгни сказал:

— Всё это утро мы преследовали вепря и вчетвером едва одолели его, но вот только что я одолел в одиночку медведя или зубра, и нам вчетвером было бы хуже напасть на Сигурда Юнца, будь он готов к этому, чем убить медведя или зубра, что из всех зверей самый знаменитый.

Теперь конунг Гуннар молвил:

— Конечно, ты одолел его, и этого зубра мы должны забрать домой и отвезти Гримхильд, моей сестре, где бы она ни была.

Теперь подняли они тело Сигурда Юнца и вернулись вместе с ним в город.

348. Гримхильд обряжает тело Сигурда

Королева Брюнхильд стояла на вершине замка и увидела, что конунг Гуннар, его брат Хёгни и Герноц скачут к городу, так и то, что они едут с мёртвым Сигурдом Юнцом. Она вышла из крепости им навстречу, сказала, что они поохотились на славу, и попросила их теперь отнести тело Гримхильд.

— Она спит в своей постели. Пусть она обнимет теперь его мёртвого, ибо ныне он получил то, что заслужил, и Гримхильд тоже.

Они принесли тело наверх к каморке, каморка была заперта, они тут же выломали дверь, внесли тело и бросили его в постель ей на грудь. И от этого она проснулась и увидела, что Сигурд Юнец рядом с ней в постели и он мёртв.

Тогда Гримхильд молвила Сигурду Юнцу:

— Не нравятся мне твои раны. Где ты их получил? Здесь стоит твой позолоченный щит целый, и он не испорчен, и твой шлем не сломан. Почему у тебя такая рана? Должны быть, тебя подло убили. Знала бы я, кто это сделал, тогда он мог бы поплатиться бы за это.

Хёгни отвечает:

— Он не был подло убит. Мы преследовали вепря, и этот самый вепрь нанёс ему смертельную рану.

Гримхильд отвечает:

— Этим самым вепрем был ты, Хёгни, и никто иной, — и тут она горько заплакала.

Теперь они покинули каморку и пошли в палату весёлые, и Брюнхильд была не менее весела.

А Гримхильд позвала своих людей и велела взять тело Сигурда Юнца и роскошно обрядить. Когда новость о том, что Сигурд Юнец убит, разлетелась повсюду, каждый говорил, что не осталось в мире и отныне не родится подобный ему муж по силе, отваге и учтивости, напору и щедрости, ведь он превосходил любого другого мужа, и его имя никогда не исчезнет в немецком языке, и точно так же у северян.


Примечания

1 Верниса — г. Вормс (ныне в земле Рейнланд-Пфальц), столица Первого Бургундского королевства, разгромленного гуннами в 436 г. Под Нивлунгаландом (см. примеч. 1 к главе 169) в «Саге о Тидреке» подразумевается Бургундское королевство, хотя этноним бургундов и не упоминается, как и в большинстве скандинавских источников (кроме «Гренландской Песни об Атли»).

2 В этой пряди не упоминается о том, каким образом Хёгни узнал об уязвимом месте Сигурда. Согласно «Песни о Нибелунгах» (авентюра XV), Хаген с помощью хитрости вызнал эту тайну у Кримхильды, убедив её нашить на одежду Зигфрида метку, расположенную на том месте, где тот был уязвим.

© Тимофей Ермолаев, перевод с древнеисландского

Большое спасибо Павлу Григорьеву за поддержку и примечания.

© Tim Stridmann