Сага о Тидреке из Берна

Þiðreks saga af Bern

Поход Тидрека против Эрминрека

Herferð Þiðreks gegn Erminreki

316. О Тетхере и сыновьях конунга Аттилы

Конунг Тидрек из Берна пришёл в Сусу к конунгу Аттиле, бежав из своего государства от своего дяди, конунга Эрминрека, и вместе с ним там был его брат Тетхер. Ему был один год, когда он пришёл в Сусу, и он жил там у конунга Аттилы уже двадцать лет. Он был из всех людей самым мужественным и доблестным во всех отношениях, и из своих ровесников он не встречал того, кто был бы ему ровней по силе, красоте, любезности и учтивости.

У конунга Аттилы было двое сыновей. Одного звали Эрпом, а другого Ортвином. Все эти три мальчика были одного возраста, и они так сильно любили друг друга, что с трудом могли расстаться. Королева Эрка очень любила своих сыновей, Эрпа и Ортвина, и не меньше она любила молодого господина Тетхера, своего воспитанника, так же как и конунг Аттила, и все в Хуналанде прославляли их.

317. Королева Эрка обещает Тидреку свою помощь

В один день конунг Тидрек из Берна пошёл в палату, что принадлежала королеве Эрке, и она сидела внутри со своими служанками. Когда королева увидела, что туда явился конунг Тидрек из Берна, она встала, радушно встретила его, взяла золотой кубок, наполненный вином, сама поднесла его конунгу Тидреку и сказала:

— Добро пожаловать, добрый государь, садитесь здесь и пейте с нами и получите всё, что мы можем вам предоставить.

Дворец Теодориха Великого в Равенне.

И ещё она сказала:

— Государь, откуда вы пришли, что вы хотите, есть ли у вас к нам важное дело и можете ли рассказать нам какие-нибудь новости?

Конунг Тидрек был преисполнен горя, влага потекла из обоих его глаз, и отвечал он таким образом:

— Госпожа, я пришёл из моего жилища, и здесь у меня важное дело, но не могу я рассказать новых известий. Однако я могу рассказать о великих известиях, которые ныне устарели. Сейчас я вспоминаю, как оставил моё государство, и мой добрый город Берн, и могучую Равенну1, и многие другие богатые города, и затем получил сострадание и содержание у конунга Аттилы. Всё это я утратил двадцать зим назад, и это также очень печалит меня. На это я хочу пожаловаться пред вами и пред всеми гуннами, чтобы это стало известно по всему Хуналанду.

Тут королева Эрка отвечает:

— Добрый государь конунг Тидрек, это великие известия, о которых ты сейчас вспоминаешь, и не удивительно, что это часто приходит вам на ум. Вы долго жили в моём государстве и часто оказывали нам большую помощь, хотя сами лишились великого государства из-за вашего родича, конунга Эрминрека. Теперь, если вы желаете вспомнить о ваших владениях, поехать и испытать, что вам удастся совершить, то будет заслуженно, если гунны окажут тебе свою подмогу. Я же буду первой — сейчас вы услышите, как я поддержу этот поход. Я дам тебе двух моих сыновей, Эрпа и Ортвина, и десять сотен рыцарей в придачу и кроме того попрошу конунга Аттилу, чтобы он оказал вам помощь.

Теперь конунг Тидрек отвечает и просит королеву принять от него великую благодарность.

318. Королева Эрка просит конунга за Тидрека

Тут королева Эрка встала, взяла свою накидку и пошла в палату, где сидел конунг Аттила, а конунг Тидрек сопровождал её. Когда же королева предстала перед троном конунга Аттилы, тот обрадовался и велел принести для неё золотой кубок, наполненный вином, вручил ей, попросил её сесть на трон рядом с собой и спросил, не слыхала ли она какую-нибудь новость недавно и нет ли у неё какого-нибудь дела.

Тогда королева Эрка отвечает:

— Государь, — говорит она, — у меня к вам важное дело, о котором мне некоторое время жаловался конунг Тидрек из Берна. Он напомнил нам, как его изгнали из своего государства и как он потерял свои добрые города Берн и Равенну, и всего своего государства он лишился, теперь там правят его недруги. Это его весьма печалит, и сейчас он очень хочет вернуться в свою страну и отомстить за себя, если получит от вас поддержку. Конунг Тидрек долгое время живёт здесь в Хуналанде, подвергался многим опасностям, как в сражениях, так и поединках, и ради вас пережил немало чёрных дней. Он также оказывал вам великую помощь и своим мечом покорил для вас много земель. Теперь вы могли бы хорошо вознаградить его за это и дать ему войско из вашей страны, чтобы он отвоевал своё государство.

Конунгу Аттиле отвечал сердито, ему не понравилось, что его просят об этом.

— Если конунг Тидрек хочет получить войско или нашу поддержку, чтобы отвоевать свою страну, то он сам может попросить об этом. Или он столь горд, что не хочет получить помощи, если только мы не предложим ему?

Королева ответила:

— Конунг Тидрек вполне может сделать это, его не покинули ни напор, ни самоуважение, чтобы он не сделал это сам. Об этом заговорила я, а не он, ибо мы думали, что так будет лучше для его дела, чем если бы говорил он один. Я предоставлю ему в помощь моих сыновей Эрпа и Ортвина и десять сотен хорошо вооружённых рыцарей. Теперь скажи, государь, что ты желаешь дать ему.

Конунг Аттила отвечает:

— Госпожа, ты, конечно, говоришь правду — конунг Тидрек из Берна долго живёт у нас, много добра нам сделал и весьма укрепил наше государство, с тех пор как пришёл в нашу страну, и, конечно, он заслужил, чтобы мы помогли ему получить своё государство. Раз вы ходатайствовали за него, то сдаётся мне, я должен постараться как ради него, так и ради вас. Теперь дайте ему двух ваших сыновей и десять сотен рыцарей. Я же предоставлю ему моего человека маркграфа Родингейра и вместе с ним двадцать сотен хорошо снаряжённых рыцарей.

Тогда конунг Тидрек молвил конунгу Аттиле:

— Вот и случилось то, на что я надеялся: большую пользу мне принесла поддержка королевы Эрки, и то, государь, что вы благосклонно отнеслись к тому, чтобы оказать нам помощь. Мы с радостью и благодарностью примем эту помощь, да вознаградит вас бог, и теперь ничто меня не задержит.

Это войско готовилось всю ту зиму, и теперь ничто в Хуналанде не делали с таким тщанием и в таком количестве, как ковали мечи, копья, шлемы, доспехи и щиты, седлали лошадей и изготавливали разные доспехи, которые должны быть у рыцарей в войске. И ранней весной в Сусе собралось войско, которое должно было отправиться с конунгом Тидреком отвоёвывать его государство.

319. Королева Эрка снаряжает своих сыновей в поход

Однажды, когда это войско было уже полностью готово, сыновья конунга Аттилы, Эрп и Ортвин, и юный господин Тетхер и с ними множество юных воинов сидели в яблоневом саду. Королева Эрка пришла туда, подозвала своих сыновей и сказала им:

— Любимые мои сыновья, сейчас я снаряжу вас в поход вместе с конунгом Тидреком. Он отправляется в своё государство, чтобы отвоевать его.

Она велела принести им наголенники, и они надели их, а затем она велела достать и принести для них два панциря. Эти панцири были светлыми, как серебро, и сделаны из твёрдой стали. Вот они надели на себя эти панцири, которые были украшены червонным золотом. Затем она велела принести им два шлема. Эти шлемы были отполированы словно меч, и все заклёпки, что на них имелись, были украшены золотом. Когда же они надели свои шлемы, она велела принести им два щита — оба толстые, покрашены в красный цвет и изукрашены золотом — и знамя на древке. А то, что у них не было на оружии зверя или птицы, означало, что они были ещё недостаточно взрослыми, чтобы быть посвященными в рыцари.

Теперь королева Эрка, заплакав, молвила:

— Вот я снарядила на битву обоих моих сыновей и не думаю, что у каких-либо двух сыновей конунга есть оружия лучше, чем у вас. Теперь же будьте настолько доблестны и отважны, насколько позволит ваше оружие, и, что бы ни случилось, возвращайтесь домой невредимыми. Мне кажется, если вы побываете в сражении, тогда будете вдвойне более достойны называться доблестными мужами и добрыми воинами.

320. Королева провожает Тетхера

Теперь она позвала к себе своего воспитанника Тетхера, обняла его обеими руками за шею, поцеловала его и молвила:

— Мой любимый воспитанник, Тетхер, взгляни здесь ныне на моих двух сыновей, Эрпа и Ортвина, которых я снарядила в битву, чтобы сопровождать конунга Тидрека и тебя, когда вы будете биться за ваше государство. Вот трое юношей, то есть вы, так сильно любят друг друга, что в каком бы испытании вы ни оказались, каждый из вас не уступит другому. Теперь отправляйтесь в свой первый поход, держитесь вместе и помогайте друг другу в испытаниях, которым подвергнетесь.

Тогда Тетхер отвечает:

— Госпожа, твои сыновья и я уже готовы к сражению. Да поможет мне бог, чтобы я привёл к тебе обоих твоих сыновей невредимыми. Но если они падут в сражении, тогда я не смогу вернуться, и ты не узнаешь, что я жив, если они будут мертвы.

И теперь королева сказала, что он должен сдержать своё слово и получит благодарность от бога, если выполнит обещание. И она велела принести ему наголенники из хорошей стали и хорошие доспехи. Они были белые, прочные и повсюду двойные. Он снарядился этим вооружением. Тогда один рыцарь принёс ему шлем, который велела приготовить королева Эрка. Этот шлем был весь украшен червонным золотом, а сверху блестел как стекло. Этот шлем также был украшен множеством драгоценных камней. Затем взяли и принесли ему один щит. Он был весьма прочен, покрыт золотом, с изображением красного льва. Теперь эти трое юных господ были вооружены, и в древних сагах говорится, что никто не видал трёх королевских сыновей, снаряжённых с большим изяществом, и на доспехах которых было бы больше золота и драгоценных камней, чем у этих юношей.

321. Тидрек отправляется в путь со своим войском

Теперь в Сусе стоял великий шум и гам от лязга оружия, разных криков и ржания лошадей и всяческий грохот от того войска. Весь этот город был так наполнен людьми и лошадьми, что нельзя было пройти по улицам, даже если хотелось. Нельзя было услышать ничей голос, кроме собственного.

Теперь конунг Аттила поднялся на башню и громко закричал:

— Внимайте мне, все люди, и стойте, пока я говорю свою речь.

Тут же во всём городе настала тишина, так высоко почиталось его слово. Тогда конунг молвил:

— Мне кажется, что здесь собралось великое войско и много прославленных вождей. Вы должны выступить с этим войском так, как я вам укажу. Конунг Тидрек должен идти один со своим войском, а мой человек, маркграф Родингейр, пойдёт с другим отрядом вместе с теми рыцарями, которых я дал конунгу Тидреку. А все остальные, которые собрались и не были перечислены, будут следовать за моими сыновьями, так же как и юный Тетхер.

И все согласились с тем, что предложил конунг Аттила. Вот маркграф Родингейр со своим отрядом выехал из Сусы. Его войско было большим и хорошо снаряжено. Вслед за ним скакали на своих конях юный господин Эрп и его брат Ортвин, и с этим полком был герцог Наудунг из Валькаборга. Он взял стяг Тетхера. Там были также Ульврад, родич Тидрека, и добрый рыцарь Хьяльпрек, родич конунга Тидрека.

Когда же он вскочил на своего коня, королева Эрка молвила:

— Добрый друг, Хьяльпрек, я отдаю под твой надзор моих сыновей, и позвольте им скакать вместе с вами, когда вы начнёте сражение.

Хьяльпрек отвечает:

— Госпожа, клянусь богом, я не вернусь домой из этого сражения, если утрачу твоих сыновей.

Тогда королева Эрка выразила ему сердечную благодарность за эту клятву. Вот выехал из Сусы герцог Наудунг, затем Тетхер, потом Эрп, Ортвин и добрый рыцарь Хьяльпрек, и наконец Ульврад и всё их войско. Теперь конунг Тидрек вскочил на своего коня Фальку, и мастер Хильдибранд взял его знамя и выехал перед конунгом Тидреком, и Вильдивер, и теперь выехало всё войско Тидрека, следовавшее за его знаменем, и из этих трёх отрядов получилось войско, в котором было не менее трёх тысяч рыцарей и несметное количество других людей.

322. Посланцы Тидрека доставляют Эрминреку вести о войне

Вот они отправились своим путём со своим войском, и нечего рассказать об их походе. Когда же конунг Тидрек направил своё войско в путь, то позвал к себе двух своих людей. Он приказал, чтобы они скакали денно и нощно что есть мочи, пока не найдут конунга Эрминрека и не скажут ему, что конунг Тидрек и Тетхер, его брат, хотят сейчас поехать домой в Эмлунгаланд в своё государство и идут с ратью, и если конунг Эрминрек хочет защитить страну, то пусть выходит против них у Гронспорта со своим войском. Эти двое проделали весь путь, и они не нашли конунга Эрминрека, пока не прибыли в Ромаборг.

Когда же они предстали перед конунгом Эрминреком, тот, кто исполнял поручение, молвил:

— Слушай, конунг Эрминрек, ты, конечно, вероломный предатель. Конунг Тидрек и его брат Тетхер собрали теперь войско со всего Хуналанда, и с ними есть двое сыновей конунга Аттилы, сейчас они хотят отомстить за то, что ты с позором забрал у них их государство, и, может быть, теперь тебе придётся заплатить за всё своё предательство, поскольку всю эту зиму они готовили своё войско. Они уже находятся в пути. Но если ты хочешь защитить своё государство, выходи против них к Гронспорту. Сейчас же он прислал нас передать тебе эту весть о войне — он не желает приходить к тебе или на твою землю втайне украдкой.

Конунг Эрминрек, услышав эти новости, велел взять двух добрых коней и хорошую одежду для двоих и вручить людям, которые принесли ему известие о войне, и молвил, чтобы они ехали домой и что за это поручение они будут его друзьями:

— Поскольку я очень мало боюсь войска гуннов, если они не застигнут нас врасплох.

И на этом посланцы поскакали прочь.

323. Сбор войска конунга Эрминрека

А конунг Эрминрек разослал приказ по всей своей стране так далеко, насколько распространились эти вести, дабы явился к нему каждый муж, достаточно молодой или старый, чтобы умел хорошо скакать верхом и управиться со своим оружием и чтобы отважился биться. Этот сбор войска продолжался три дня и три ночи. По прошествии этого времени в Ромаборге собралось семнадцать тысяч рыцарей, полностью готовых к сражению, и первым из них был герцог Видга сын Велента из Фритилы. Они были снаряжены крепкими роговыми луками, чёрными шлемами и белыми чешуйчатыми панцирями.

Тогда Видга сказал конунгу Эрминреку:

— Вот явились сюда все мои люди, я не мог собрать за короткое время большее войско, и все они горят желанием биться с гуннами, но я желаю биться с конунгом Тидреком из Берна или его братом Тетхером. Однако мне придётся сделать сейчас так, как ты хочешь.

324. Эрминрек говорит перед своим войском

Вот по всему этому городу раздавались громкие крики и возгласы, грохот и лязг оружия, ржание лошадей и шум людей, так что каждую улицу заполнили воины.

И теперь конунг Эрминрек поднялся на самую высокую башню и крикнул, чтобы все его слушали.

— Мой добрый друг, Сивка, ты возьмёшь мой стяг, мою дружину и войско из не менее шести тысяч рыцарей. А если ты вступишь в бой, то должен найти конунга Тидрека из Берна, и все ваши люди пусть нападают на него и его строй, и ты поступишь очень отважно, если закончишь это сражение тем, что возьмёшь себе в руку его меч.

И ещё он крикнул:

— Мой добрый родич, Рейнальд, ты будешь воеводою над пятью тысячами рыцарей. Ты должен направить это войско против гуннов, и в этом сражении вы должны убить много людей. Мой родич конунг Тидрек и Тетхер, оба они должны быть убиты в этом сражении, если вы одержите победу. И ещё послушай, добрый друг Видга, мой лучший воевода, ты возьмёшь в свои ряды шесть тысяч рыцарей, и все они рвутся в бой. Не возвращайся в Ромаборг без победы. Я жажду, чтобы были убиты конунг Тидрек и Тетхер, его брат, которые сейчас воюют с моим государством, и превыше всего остального не дайте сыновьям конунга Аттилы вернуться домой живыми. Пусть бог дарует вам победу в этом походе, доброго вам пути, и будьте ныне доблестными и добрыми воинами. Это может вас прославить.

Теперь Видга ответил и заявил, что вполне готов биться с гуннами, и ему не кажется плохим биться с сыновьями конунга Аттилы, но он не хочет причинять никакого вреда конунгу Тидреку, будь его воля. Тут они велели трубить во все свои трубы, вскочили на своих коней и с возгласами, криками и звучанием труб выехали из города.

325. Встреча Хильдибранда и Рейнальда

Вот они идут своим путём со своим войском на север через Гору, и они не останавливались в своём походе, пока не пришли на место, что называется Гронспорт, и там к северу от реки они встретили конунга Тидрека из Берна со своим войском. Теперь Эмлунги поставили свой лагерь к югу от реки, а гунны разбили свой лагерь к северу от реки, и обе стороны расположились здесь на эту ночь.

Той ночью мастер Хильдибранд был дозорным в лагере конунга Тидрека из Берна. И когда все люди уснули в шатрах, Хильдибранд тайно в одиночку спустился вдоль реки и приехал туда, где нашёл в реке брод, и теперь пересёк реку. И прежде чем он заметил, подъехал к нему всадник, а ночь была такой тёмной, что каждый из них ничего не видел, пока не наехал на другого.

Вот Хильдибранд сказал:

— Кто ты, рыцарь, что ведёт себя так неучтиво и скачет сломя голову?

Тогда Рейнальд отвечает:

— Нет мне надобности называть тебе моё имя, если только я не пожелаю, поскольку ты скачешь в одиночку, как и я. И нет мне надобности спрашивать твоё имя, поскольку я узнал тебя, хоть мы не виделись двадцать лет. Ты — мастер Хильдибранд, человек конунга Тидрека.

Хильдибранд отвечает:

— Правду ты говоришь. Конечно, я Хильдибранд, лучший друг конунга Тидрека. Я не хочу скрывать ни от тебя, ни от кого-либо в мире, что я его друг. И, конечно, добро пожаловать, мой лучший друг, Рейнальд, и расскажи мне вести о вашем войске.

Рейнальд отвечает:

— Я расскажу вам первую весть — во главе войска конунга Эрминрека стоят, во-первых, ваш добрый друг герцог Видга, и, во-вторых, ваш большой недруг Сивка, а также я могу рассказать вам, что я втайне покинул наши шатры, чтобы все думали, что я ещё сплю в своей постели. Я же хотел поехать к конунгу Тидреку и рассказать ему новости, если бы не встретил тебя, и, конечно же, мне хочется, чтобы он преуспел, но всё-таки я должен помогать моим людям, однако не хочу скрывать от Тидрека ничего из того, что он захочет узнать о нашем походе.

326. Рейнальд рассказывает Хильдибранду о шатрах

И теперь они ехали вдвоём вдоль реки и беседовали. Тут взошла луна, и стало так светло, что они смогли обозреть оба войска.

Вот Хильдибранд молвил:

— Где войско Сивки и его шатры? Он наш самый главный враг. Я смог бы причинить ему что-нибудь зло, если ты не помешаешь.

Тогда Рейнальд отвечает:

— Ты можешь увидеть один жёлтый шатёр, и наверху шеста три большие золотые шишки. Этот шатёр ты можешь легко узнать. Он принадлежит конунгу Эрминреку. В нём почивает Сивка, но, хоть я я не препятствую тебе, ты пока не сможешь причинить ему вред, поскольку вокруг расположено большое войско.

Тогда Хильдибранд спросил:

— Где же Видга, наш милый друг, со своим войском?

Теперь Рейнальд отвечает:

— Ты можешь увидеть зелёный шатёр, где наверху шеста большая серебряная шишка. В этом шатре спит Видга и много Эмлунгов, и они поклялись, что сегодня расколют много шлемов, которые наденут гунны, и это они вполне могут исполнить.

Тогда Хильдибранд спросил:

— Кому принадлежит чёрный шатёр?

Рейнальд отвечает:

— Тут ты легко можешь узнать мою палатку, в которой спят мои люди.

Тут Хильдибранд молвил:

— Ты сейчас хорошо поступил, сообщив мне, как устроен ваш лагерь. Теперь ты должен подняться вместе со мной вдоль реки напротив того места, где стоят наши шатры, и я расскажу тебе, как мы расположили наш лагерь, — так они и сделали.

327. Люди Сивки встречаются с Хильдибрандом и Рейнальдом

Когда же они ехали вверх вдоль реки, повстречались им пятеро человек. Это были Эмлунги из войска Сивки и его дозорные. Вот эти пятеро смело ринулись на них, подумав, что это гунны высматривают их войско, обнажили мечи и захотели убить их. Хильдибранд с большой отвагой обнажил свой меч и поскакал им навстречу. Тут Рейнальд заговорил и попросил их не скакать так быстро:

— Этот человек сопроводил меня сюда, и это мой человек.

Но они узнали мастера Хильдибранда и нанесли ему удар по намёту шлема и разрезали его, но шлем не разрубили. Тогда Хильдибранд ударил одного из них мечом по шее, так что голова отлетела и тот свалился мёртвым с коня, и на этом они расстались, потому что Рейнальд не хотел, чтобы они бились дальше. Теперь Рейнальд и Хильдибранд поехали, куда собирались, а дозорные — своим путём.

328. Ещё о разговорах Хильдибранда и Рейнальда

Теперь Хильдибранд со своим спутником пришли на берег реки напротив второго войска. Тогда Хильдибранд сказал:

— Там ты можешь видеть шатёр с пятью шестами и золотой шишкой на каждом, очевидно, что это палатка конунга Тидрека. С правой стороны ты можешь видеть красный шатёр из красного шёлка. У него девять шестов и девять золотых шишек. Это шатёр конунга Аттилы. В нём сыновья конунга Аттилы и юный господин Тетхер, брат конунга Тидрека, и он ныне желает отомстить за своё бесчестье.

И ещё он сказал:

— Слева от конунга Тидрека ты можешь видеть зелёный шатёр. Это шатёр маркграфа Родингейра, и он ныне хочет оказать помощь Тетхеру и конунгу Тидреку. Вот я рассказал тебе, как расположены наши шатры, и Сивка должен узнать правду, что скорее всего конунг Тидрек выступит со своим стягом против Сивки, и должен он узнать это.

Тогда Рейнальд молвил:

— Сивка уже вознамерился биться с конунгом Тидреком, а мой стяг я понесу против маркграфа Родингейра. Его сопровождают гунны. Они нам не друзья. Но тогда нашему другу Видге со своим отрядом придётся биться против юного господина Тетхера и юных господ, сыновей конунга Аттилы, и хоть он весьма не желает биться против Тетхера из-за его брата, конунга Тидрека, однако так должно случиться.

И теперь они поцеловали друг друга и расстались, пожелав друг другу счастливого пути.

329. Рейнальд мешает Сивке преследовать Хильдибранда

Поскакал Хильдибранд теперь назад к своим шатрам, к броду, через который он прежде переправился, а Рейнальд — в свой лагерь. Когда же он пришёл в шатёр, повстречался ему Сивка со своими людьми, которые были полностью готовы к битве. Он узнал о выезде Хильдибранда и захотел сейчас же поехать за ним и убить его.

Тогда Рейнальд молвил Сивке:

— Если поедешь со своим войском за Хильдибрандом и убьёшь моего доброго друга, тогда я за наикратчайшее время смогу собрать не меньшее войско, чем у тебя, и ты будешь биться со мной прежде, чем с ним. Я надеюсь, что до того, как ты настигнешь Хильдибранда, ты сперва потеряешь многих людей, и всё же более вероятно, что он поедет своей дорогой, поскачешь ли ты за ним или нет.

Тогда Сивка отвечает:

— Ты, Рейнальд, хочешь стать врагом конунга Эрминрека, который назначил меня предводителем в этом походе, и желаешь заступиться за наших недругов?

Тогда Рейнальд отвечает:

— Я не хочу быть недругом конунга Эрминрека и предпочту помочь вам в сражении, хотя буду биться с нашими родичами и друзьями, но я не могу позволить вам убить Хильдибранда, когда он едет в одиночку. Возможно, именно сегодня у вас будет прекрасная возможность встретиться с Хильдибрандом, когда он выступит со своими людьми. Тогда я никому не буду препятствовать подъехать к нему, и, быть может, он сам защитит себя.

После этих слов Сивка и его люди отступились и не поехали за Хильдибрандом. А Хильдибранд вернулся к шатрам конунга Тидрека, и это было уже днём. Он рассказал Тидреку все новости, которые узнал этой ночью. А конунг сказал, что он опять поступил храбро, как и прежде.

330. О расположении войск и знамёнах предводителей

Когда наступило утро и стало совсем светло, конунг Тидрек поднялся и велел трубить в свои трубы, и тотчас же велел играть своим трубачам юный господин Тетхер, также поступил и маркграф Родингейр, и все теперь встали и вооружились. Когда же они сели на своих коней, мастер Хильдибранд выехал вперёд, держа в руке древко флага конунга Тидрека, и сразу за ним ехал конунг Тидрек, и один за другим все его люди. Они приехали к броду, через который до этого ночью переправлялся Хильдибранд.

Когда же Эмлунги увидели это, Сивка велел трубить в трубы конунга Эрминрека. И когда это услыхали Видга и Рейнальд, то велели трубить всем своим людям, чтобы вооружались и готовились к сражению. Вот Видга вскочил на своего коня Скемминга со всем своим вооружением, полностью готовый к битве, так же как и Рейнальд со своим войском. Вальтари из Васкастейна уже сел на коня и нёс в руке древко знамени конунга Эрминрека. Это знамя было сделано таким образом: верхняя часть из чёрного, как ворон, шёлка, вторая часть — из шёлка, цветом как золото, а третья часть знамени — зелёная как трава, и к краям знамени были пришиты семьдесят колокольчиков из золота. Это знамя так звенело и звучало, что слышно было по всему войску, когда скакали с этим знаменем или его развевал ветер. А следом скакал Сивка со всем своим полком, в котором было шесть тысяч рыцарей и великое множество пехоты.

Когда же конунг Тидрек увидел знамя конунга Эрминрека и узнал, что Сивка строит там войско, тогда он возгласил, чтобы мастер Хильдибранд вынес напротив его знамя. Оно было изготовлено из белого шёлка. На нём был изображён золотой лев в короне и висело не менее семидесяти колокольчиков из золота. Это знамя велела изготовить королева Эрка и подарила конунгу Тидреку.

Вот эти два строя сошлись вместе. Рейнальд ехал со своим отрядом. Его знамя было устроено таким образом: это был красный как кровь шёлк, а выше, между полотнищем и остриём, были три шишки из золота. Он собрал своё войско против маркграфа Родингейра. Затем ехал Видга со своей ратью. Его знамя нёс сильный Рунга, и не сыскать было исполина, равного ему по силе. Это было чёрное знамя с молотом, щипцами и наковальней, нарисованными белой краской. Против него выехал герцог Наудунг с белым знаменем в руке, на котором был изображён золотой лев, — это знамя королева Эрка дала Тетхеру. Следом ехал юный господин Тетхер, двое сыновей конунга Аттилы: Эрп и Ортвин, — и добрый рыцарь Хьяльпрек, учтивейший и отважнейший из всех рыцарей. Подковы у всех них были украшены червонным золотом, так что от них исходило сияние, словно от пламени.

331. Гибель Вильдивера и Вальтари и бегство Сивки

Теперь эти шесть отрядов съехались вместе. Конунг Тидрек из Берна скакал вперёд на своём коне Фальке со своим добрым мечом Эккисаксом, рубил по обе стороны людей и коней и умерщвлял [их] одного за другим, куда бы ни явился. А перед ним с его знаменем ехал мастер Хильдибранд и убивал одной рукой многих мужей, и их добрый товарищ Вильдивер очень храбро следовал за ними. Это было весьма жестокое сражение, и погибло много Эмлунгов из войска Сивки.

И теперь конунг Тидрек громко закричал, подбадривая своих людей, и молвил:

— Вперёд, наши люди, бейтесь ныне с великим усердием и мужеством! Вы часто бились против руциманнов или вилькинаманнов, и тогда мы чаще всего одерживали победу, но сейчас, в этом сражении, мы бьёмся за нашу землю и государство, и отныне мы сможем зваться великими мужами, если добудем нашу собственную землю. Сейчас же это пиршество станет гораздо неистовее.

И теперь конунг Тидрек поскакал в середину строя Сивки и убивал людей и коней, всех, кто оказывался перед ним, и так он прошёл сквозь его отряд и вернулся другим путём. Сейчас все его страшились, и никто не смел противостоять ему, куда бы он ни явился, и он тогда убил несчётное множество людей.

С другой стороны в середину рядов Эмлунгов въехал Вильдивер, и перед ним валились Эмлунги. Где бы среди строя он ни появился, никто не мог удержать перед ним своего коня и своё оружие, и он уже убил многих могучих вождей, но сам ещё не был ранен. Герцог Вальтари из Васкастейна увидел, какой великий урон Вильдивер наносит Эмлунгам, и что Эмлунги бегут от него, где бы он ни наступал, и стремительно поскакал ему навстречу и ударил его в грудь копьём со знаменем, и копьё пронзило его и вышло между плеч. Вильдивер отсёк воткнувшееся в него древко, подскакал к Вальтари и ударил его по бедру у седла, разрубив броню, так что удар остановился на седле, и оба мёртвыми пали наземь со своих коней.

И теперь, когда Сивка увидел, что его стяг упал и могучий витязь Вальтари убит, обратил он своего коня вспять, и всё его войско тоже бежало вслед за ним. Но конунг Тидрек и все его люди гнались за убегающими, убивали их весь день, преследовали их на протяжении всего дня и не останавливались, пока бо́льшая часть этого войска не была перебита. Прошло немало времени, прежде чем конунг Тидрек остановился и повернул обратно.

332. Видга убивает герцога Наудунга

Вот Видга увидел, что Сивка и все его люди бегут, и понял, что Эмлунги не одержат победу, если в другом месте произойдёт так же, как там. И Видга очень смело выехал вперёд. Он увидел, как герцог Наудунг скачет и убивает множество людей. Видга поскакал к нему, и они встретились друг с другом, а затем случился жесточайший бой, и поединок их закончился тем, что Видга поднял одной рукой свой меч Мимунг и перерубил древко знамени, и стяг упал наземь. В тот же миг он нанёс второй удар по его шее, разрубив броню и шею, и голова и тело упали на землю порознь. Это увидели юные господа.

Тогда Ортвин сказал своему товарищу Хьяльпреку:

— Ты видел, какой урон причинил нашим людям злой пёс Видга, а теперь он убил нашего герцога Наудунга? Выедем сейчас против него и не позволим дальше продолжаться этому.

333. Видга убивает сыновей конунга Аттилы и Тетхера

Затем Ортвин мужественно выехал вперёд против Видги, и с ним Хьяльпрек, а навстречу — сильный Рунга, и случилось теперь чрезвычайно великое сражение, и, прежде чем оно закончилось, Ортвин и его товарищ Хьяльпрек пали мёртвыми наземь. Увидев это, Эрп и Тетхер отважно выехали вперёд. Тетхер и Рунга бились с великим пылом, и Тетхер нанёс один мощный удар по его шлему и рассёк шлем и голову, так что лезвие остановилось на коренных зубах, и упал Рунга мёртвым наземь. И в этот самый момент Видга убил Эрпа.

Когда Тетхер увидел, что оба молодых господина, Эрп и Ортвин, убиты, то в гневе ринулся на Видгу, и теперь он хотел лишиться своей жизни или отомстить за своих побратимов и наносил Видге частые и сильные удары.

Тогда Видга сказал:

— Это ты, Тетхер, брат конунга Тидрека из Берна? Я узнаю тебя. Скачи прочь в иное место. Ради него я не хочу причинять тебе вред, бейся с другими.

Тетхер ответил:

— Видит бог, так как погибли мои молодые господа, Эрп и Ортвин, и убил их обоих ты, злой пёс, то я не хочу жить, если только не смогу отомстить за них, и должно быть одно из двух: или ты повергнешь меня мёртвым с моего коня, или же я стану твоим убийцей.

И теперь он начал рубить вдвое сильнее и нападал изо всех сил.

Тут Видга молвил:

— Ведает бог и я, если я убью тебя, то сделаю это не желая, из-за твоего брата, конунга Тидрека из Берна.

Тогда Тетхер рубанул Видгу изо всей силы по его шлему, но сей шлем был крепче стали. Тут меч отскочил от шлема и обрушился вниз перед седельной лукой так, что отсёк коню голову, и тут погиб Скемминг, конь Видги.

Оказавшись на земле, Видга молвил:

— Ведает святой бог, что сейчас я совершу деяние, которое, как я уверен, не должен совершать — ныне я оказался в таком тяжёлом положении, что должен лишиться жизни, или же мне придётся убить тебя.

Тут Видга схватил обеими руками рукоять своего меча Мимунга, замахнулся и рубанул Тетхера сзади так, что меч рассёк кольчугу и тело, и тот упал на землю двумя частями. После этого случилось великое сражение, и Видга убил много людей, но также лишился и многих людей из Эмлунгов.

334. Гибель Ульврада и бегство Эмлунгов

Поединок Ринольда с Зигштабом. Рукопись поэмы «Большой розовый сад», ок. 1-ой четверти XV в.

Добрый рыцарь Ульврад тоже бился весь тот день с великим пылом. Он нёс знамя маркграфа Родингейра. Он далеко заехал в ряды Эмлунгов и рубил людей и коней по обе стороны от себя, и за ним очень храбро следовал маркграф Родингейр. Они убили великое множество людей, и никто не устоял перед ними.

Точно также поскакал от своих людей вперёд славный рыцарь Рейнальд, рубил гуннов и бросал их друг на друга, и вся броня и конь у него были окровавлены. Тут он увидел, какой великий урон Эмлунгам причинил его родич Ульврад, и его люди хотели уже бежать от маркграфа Родингейра и Ульврада.

Тут выехал против них Рейнальд с большой храбростью и великим пылом и вонзил своё копьё в грудь своему родичу Ульвраду, так что остриё проткнуло броню, грудь и вышло между плеч, и тот упал мёртвым со своего коня2. Вскоре после этого маркграф Родингейр остановился, поднял древко своего знамени и затем, высоко воздев его, поскакал вперёд отважнее всех. Он ударил своим мечом рыцаря, который нёс знамя, по шее так, что отсёк ему голову и перерубил древко знамени, и знамя упало на землю.

Теперь Эмлунги увидели, что знамя Рейнальда упало, а Сивка бежал, и вот все Эмлунги обратились в бегство. И когда Рейнальд увидел, что всё его войско бежит, ему и самому пришлось бежать.

335. Тидрек узнаёт о гибели юных господ и своего брата

Затем к конунгу Тидреку примчался во весь дух один рыцарь, то был его человек, закричал и сказал:

— Добрый государь конунг Тидрек, далеко не скачи за этим войском. Лучше возвращайся назад. Я могу рассказать тебе новости злые, важные и правдивые. Злой пёс Видга убил сперва твоего доброго герцога Наудунга, а затем ты утратил Ортвина и его брата Эрпа, своих юных господ, ещё убит твой добрый друг Хьяльпрек, и мёртв теперь твой брат Тетхер, а всё это свершил злой пёс Видга. Скачи обратно, государь, и отомсти за них.

Теперь конунг Тидрек отвечает:

— В чём я виноват перед богом, что он повелел, дабы выпал мне такой чёрный день — никакое оружие сегодня не задело меня, и ран у меня нет, но оба моих юных господ и мой любимый брат Тетхер мертвы. И хотя я полагаю, что он мёртв, то вполне мог бы вынести это, если бы были живы мои молодые господа, поскольку отныне я не могу вернуться в Хуналанд. И теперь я должен умереть или отомстить за моих юных господ.

336. Смерть Видги

Вот развернул он своего коня Фальку и крепко ударил его шпорами, а за ним последовало всё его войско, и он скакал так резво и рьяно, что никто не мог угнаться за ним. И теперь он поскакал туда, где было сражение, и он был так разгневан, исполнен горя и ужасен, что пылающий огонь вылетал из его рта3, и не было столь смелого рыцаря, что отважился бы биться с ним. Увидев это, Видга побежал, как и остальные. На том коне, что принадлежал Тетхеру, Видга поскакал во всю прыть вниз вдоль реки Мусулы.

Но конунг Тидрек поскакал за Видгой и крикнул ему:

— Ты, злой пёс, подожди меня. Я отомщу тебе за своего брата, которого ты убил, и тебе больше не жить. Если смеешь биться один на один, подожди меня.

Но Видга сделал вид, будто не слышит, и скакал что есть мочи, а Тидрек крикнул в другой раз и снова попросил его подождать, если он посмеет, и сказал, что это позор — бежать от одного человека, и хочет он отомстить за своего брата.

Тогда Видга отвечает:

— Я вынужденно убил твоего брата и не убивал бы его, если бы мог сохранить свою жизнь. Если я в состоянии возместить это тебе золотом и серебром, то, конечно же, возмещу.

Он скакал до тех пор, пока у коня были силы, а Тидрек преследовал его. Теперь Видга заехал в море, но Тидрек почти догнал его. В это мгновение Видга погрузился в море, и тут конунг Тидрек метнул в него копьё. Древко копья осталось стоять там, где земля врезается в устье реки, и это древко торчит там и по сей день, и его может увидеть там каждый, кто придёт туда.

337. Конунг Тидрек возвращается в Хуналанд

Теперь конунг Тидрек поскакал обратно, туда, где шла битва, и увидел там павшими многих своих людей, друзей и родичей. Вот пришёл он туда, где лежал его брат Тетхер, и молвил:

— Здесь лежишь ты, мой брат Тетхер. Для меня великое горе, что ты в таком состоянии.

Поднял он теперь его щит, а щит, который был у него прежде, отбросил, так как тот был изрублен до непригодности. Затем он пошёл туда, где лежали его юные господа в своих белых доспехах и прочных шлемах, однако теперь всё это было бесполезно, поскольку они погибли.

И теперь конунг Тидрек молвил:

— Мои любимые юные господа, то, что я лишился вас, для меня величайшее горе. Смогу ли я теперь вернуться домой в Сусу? Знает бог, я предпочёл бы получить большие раны, лишь бы вы были невредимы.

Конунг Тидрек прошёл прочь, и все его люди приблизились к нему.

Тогда конунг Тидрек молвил:

— Послушай, маркграф Родингейр, ты отнесёшь мой добрый привет конунгу Аттиле и королеве, госпоже Эрке, домой в Хуналанд. Я же никогда больше не вернусь в Хуналанд, ибо так много добрых воинов лишился конунг Аттила по моей вине.

И теперь маркграф и многие другие вожди отвечали:

— Ты не должен так поступать. Часто может произойти в сражении так, что предводители теряют своих славных воинов и всё же сами одерживают победу, как случилось и здесь. Ты должен быть благодарен за то, что одержал победу, но не должен казнить себя, хоть и потерял своих юных господ. Мы лучше попросим королеву Эрку, чтобы она спокойно отнеслась к этому, хоть и лишилась своих сыновей, и все мы поддержим тебя так, что ныне конунг Аттила будет тебе другом не хуже, чем прежде.

Теперь конунг Тидрек молвил и сказал, что при таком положении никогда не вернётся домой:

— Поскольку я поклялся королеве Эрке, что верну ей обоих сыновей, но не сдержал своего слова.

Тогда подошли к конунгу Тидреку все вожди и все рыцари и сказали:

— Добрый государь конунг Тидрек, идём с нами домой в Хуналанд. Мы поддержим тебя так, что конунг Аттила и королева Эрка будут ныне твоими друзьями не меньше, чем прежде. Не хочешь возвращаться в Хуналанд — тогда мы все последуем за тобой. Отправляйся за своим государством и бейся с конунгом Эрминреком, и мы не отступим, пока ты не получишь твоё государство.

Тогда конунг Тидрек отвечает:

— В этот раз я никак не посмею идти дальше с войском конунга Аттилы, ведь случилась такая беда, что я погубил обоих его сыновей, и лучше я отправлюсь домой вместе с вами.

Теперь они повернули вспять всё своё войско и проделали весь свой путь, пока не пришли в Хуналанд к конунгу Аттиле в Сусу.

338. Аттила и королева Эрка узнают о гибели своих сыновей

Конунг Тидрек, вернувшись в Сусу, укрылся в небольшом доме и, конечно же, не хотел встречаться с конунгом Аттилой и королевой Эркой.

Вот маркграф Родингейр пришёл в палату конунга Аттилы, предстал перед ним и молвил:

— Здравствуй, государь конунг Аттила!

Конунг Аттила отвечает:

— Добро пожаловать, мой человек, маркграф Родингейр. Какие новости ты можешь рассказать мне о вашем походе? Жив ли конунг Тидрек из Берна, одержали гунны победу или потерпели поражение, удался ли ваш поход или нет?

Тогда маркграф Родингейр отвечает:

— Жив конунг Тидрек, и гунны одержали победу в сражении, и всё же нам не посчастливилось, так как мы утратили наших юных господ Эрпа и Ортвина.

Королева Эрка заплакала, когда услышала об этом, и почти все, кто был в палате.

Тогда конунг Аттила молвил:

— Кто из гуннов погиб вместе с моими сыновьями?

Тогда маркграф отвечает:

— Государь, многие славные воины: первый муж — юный господин Тетхер из Берна, и твой добрый друг Хьяльпрек, герцог Наудунг, Вильдивер и многие другие добрые воины и великие вожди. Эмлунги же потеряли из-за нас вдвое больше людей, и спаслись бегством те, кто остался жив.

Конунг Аттила мужественно воспринял эту весть и молвил:

— Ныне было так, как допрежь: те, кто обречён, должны погибнуть, и судьба никому не дарует доброго оружия или великой силы, если он всё же должен умереть. Безусловно, то же подтвердилось в этом походе, когда самым лучшим оружием были снаряжены мои сыновья, Эрп и Ортвин, и их побратим Тетхер, а теперь все они лежат мёртвые.

И ещё конунг Аттила молвил:

— Где же теперь мой добрый друг, конунг Тидрек?

Тогда один человек отвечает:

— Конунг Тидрек и мастер Хильдибранд сидят теперь на кухне, там они сложили своё оружие и не хотят показываться тебе на глаза, государь, так он страдает из-за того, что потерял своих юных господ.

Тогда конунг Аттила молвил:

— Двое моих рыцарей, выйдите и пригласите войти моего друга, конунга Тидрека. Он ещё должен повидаться со мной, хоть такое и случилось.

Эти двое рыцарей пошли туда, где сидел конунг Тидрек из Берна, и пригласили его войти внутрь к конунге Аттиле, сказав, что их послали за ним. Конунг Тидрек ответил, что у него на душе гораздо тяжелее и больше горя, чтобы он в таком состоянии захотел бы выйти к другим людям. И эти рыцари пришли и сказали конунгу Аттиле, что конунг Тидрек не хочет показываться ему на глаза.

339. Королева Эрка утешает конунга Тидрека

После этого с плачем встала королева Эрка, а с ней её служанки, и пошла туда, где сидел конунг Тидрек. Войдя в дом, она сказала конунгу Тидреку:

— Добрый друг, Тидрек, как защищались оба моих сына, насколько хорошими воинами они были, прежде чем погибнуть?

Тогда отвечает конунг Тидрек в великом горе:

— Госпожа, конечно, они были хорошими воинами и отважно защищались, и ни один из них не хотел расставаться с другим.

Тогда она подошла к нему, обняла его обеими руками за шею, поцеловала и молвила:

— Добрый друг конунг Тидрек, пойдём сейчас со мной в палату к конунгу Аттиле, добро пожаловать и возрадуйся. Раньше часто случалось так же, как сейчас, когда в сражении погибали люди, которым это было суждено, и те, кто остался жив, должны были всё же заботиться о самих себе. Бесполезно горевать по мертвецам. Ныне возрадуйся и добро пожаловать к нам и конунгу Аттиле, и иди сейчас со мной.

Теперь конунг Тидрек встал и вошёл за королевой Эркой в палату. И когда он предстал перед конунгом Аттилой, конунг встал, приветствовал конунга Тидрека, поцеловал его и попросил его снова сесть рядом с ним на трон, как прежде. Конунг Тидрек принял приглашение, и теперь ещё долгое время жил у конунга Аттилы, и дружба их была теперь ничуть не хуже, чем раньше.

340. Смерть королевы Эрки

Две зимы спустя после битвы у Гронспорта королева Эрка заболела, и эта болезнь была столь опасна, что она поняла, что не проживёт долго, если ей не станет легче — так тяжело протекала эта болезнь. Однажды она послала конунгу Тидреку сообщение, чтобы он пришёл к ней. Когда он узнал, что она прислала ему сообщение, то немедленно отправился к ней. Когда же они встретились, то радушно поздоровались друг с другом.

Теперь конунг Тидрек молвил:

— Может статься величайшее горе, и если эта болезнь одолеет тебя, Хуналанду будет нанесён большой урон, когда умрёт столь выдающаяся женщина, и если случится так, знает бог, тогда я потеряю своего лучшего друга.

Королева Эрка молвила:

— Тидрек, ты был нашим с конунгом Аттилой большим другом, ты сильно укрепил наше государство, и многим мы тебе обязаны. Вот может случиться так, что эта болезнь разорвёт нашу дружбу. Сейчас я хочу, чтобы вы приняли от нас дружеский подарок. Я хочу подарить тебе пятнадцать марок червонного золота в одной чаше и вдобавок полное одеяние, сшитое из пурпура, — никто не видел его дороже. Оно может стать твоей почётной и праздничной одеждой. Мою родственницу, барышню Херад, я хочу отдать вам, и после распорядитесь её замужеством.

Тогда конунг Тидрек отвечает:

— Добрая госпожа королева Эрка, очевидно, твоя болезнь опасна. Большую дружбу ты выказываешь нам ныне, как и прежде. Да исцелит тебя бог от твоей болезни, но мы ничего не можем сделать. А конунгу Аттиле будет хуже потерять такую жену, чем большую часть Хуналанда.

Тут конунга Тидрека обуяла такая печаль, что он заплакал словно дитя и не смог говорить дальше, и тогда пошёл он прочь.

И ещё королева Эрка молвила:

— Где мой любезный друг, мастер Хильдибранд?

— Здесь я, — сказал он, подошёл к ней и спросил, что она хочет. Она сняла со своей руки своё лучшее золотое кольцо, дала ему и молвила, что они должны расстаться друзьями, каковыми и повстречались.

Тогда мастер Хильдибранд отвечает:

— Госпожа, да вознаградит вас бог за этот дружеский подарок и многое другое, что ты подарила мне раньше, и за всю дружбу, которую ты оказала мне и конунгу Тидреку.

И теперь мастер Хильдибранд заплакал и все те, кто присутствовал.

Тогда королева Эрка заговорила со своим рыцарем и попросила поскорее позвать к ней конунга Аттилу. Когда же этот рыцарь исполнил её поручение, конунг Аттила поспешно встал и, приблизившись к её постели, спросил, что она хочет от него.

Королева Эрка сказала:

— Могучий конунг Аттила, быть может, мы теперь расстанемся, и может случиться так, что ты останешься вдовцом, но долго этого ты не потерпишь. Найди себе хорошую и славную жену, которая будет достойна, но если ты возьмёшь злую женщину, то это может быть наказанием для тебя и многих других. Добрый господин, конунг Аттила, не бери жену из Нивлунгаланда и из рода Альдриана, а если ты так сделаешь, то поплатишься за это, и ни от чего не произойдёт большего несчастья в жизни твоей и твоих детей, как от этого, если ты сделаешь это.

Сказав это, она отвернулась от него, а затем скончалась. Когда стало известно о том, что королева Эрка умерла, то каждый ребёнок и каждый человек горевали из-за этого и плакали по всему Хуналанду и во многих других местах. И все говорили, что никогда не появлялось в Хуналанде более славной женщины или такой, которая сделала бы людям больше добра, чем королева Эрка, и также ни одну женщину в Хуналанде не оплакивало больше людей.

341. Похороны королевы Эрки

Конунг Аттила велел прекрасно обрядить тело своей царственной супруги, и она была похоронена у городской стены. На её погребении присутствовали конунг Аттила и конунг Тидрек из Берна, и все самые выдающиеся люди, которые тогда жили в Сусе, и все снова оплакивали её смерть.


Примечания

1 Равенна — город в Италии, который был столицей Теодориха Великого.

2 Интересно отметить, что в немецкой поэме «Бегство Дитриха» (2 пол. XIII в.) наоборот — Вольфхарт убивает Ринольда Миланского в одной из битв Дитриха с Эрменрихом.

3 О том, что Дитрих Бернский в гневе выдыхал пламя, упоминается также в немецких источниках (поэмы «Большой розовый сад», «Битва при Равенне» и др.). В прозе «Книги героев» (2 пол. XV в.) это объясняется тем, что мать Дитриха во время беременности посетил демон.

© Тимофей Ермолаев, перевод с древнеисландского

Большое спасибо Павлу Григорьеву за правки, ценные замечания и комментарии.

© Tim Stridmann