Сага о Тидреке из Берна

Þiðreks saga af Bern

Тидрек возвращает своё государство

Þíðrekr nær ríki sínu

395. Совещание конунга Тидрека и мастера Хильдибранда

Конунг Тидрек из Берна потерял много славных воинов в Хуналанде из Эмлунгов, и теперь он был сильно не в духе. Вот конунг Тидрек и Хильдибранд, его мастер, заговорили наедине.

Тогда конунг молвил:

— Мастер Хильдибранд, безусловно, для меня великое горе, что я так давно потерял своё государство и живу здесь в Хуналанде, и ныне я лишился всех своих воинов, друзей и всего своего почёта. Взгляни же, мастер Хильдибранд, как погибли многие наши друзья, добрый маркграф Родингейр. Ныне убиты конунг Гуннар из Нивлунгаланда и Хёгни из Трои, которые были нашими близкими друзьями. Что мы делаем здесь в Хуналанде? Зачем мы должны здесь стареть? И богу известно, что я предпочёл бы умереть за своё государство, Эмлунгаланд, и мой добрый город, Берн, чем одряхлеть в Хуналанде в бесчестье, и мы слишком долго служили конунгу Аттиле.

Тогда мастер Хильдибранд отвечает:

— Государь, долго нас не было в нашем государстве, и многого мы лишились, прежде всего из-за козней Сивки, и нам пришлось иметь дело с очень превосходящими силами конунга Эрминрека. Но с этим решением, о котором вы сейчас говорите, я соглашусь: лучше умереть в Эмлунгаланде, чем бесславно состариться в Хуналанде.

Тогда конунг Тидрек молвил:

— Мастер Хильдибранд, что ты слыхал о моём городе, Берне, кто им сейчас управляет?

Мастер Хильдибранд отвечает:

— Государь, я не знаю, кто им правит, но я кое-что слыхал: главный там вроде герцог, которого зовут Алибрандом и который, наверное, мой сын, и говорят, что он из всех витязей самый великий и из всех воинов самый лучший во всех отношениях. Может быть, моя жена Ода была беременна, когда я уехал из Берна, и затем он был рождён.

Тогда конунг Тидрек говорит:

— Будь твой сын герцогом над моим городом, Берном, для нас это было бы великой удачей. Он бы радушно принял нас, если бы был верен нам так, как ты был.

Теперь Хильдибранд молвил:

— Государь, как ты осуществишь эту поездку?

Теперь конунг отвечает:

— Мы теперь не в состоянии вернуться в Эмлунгаланд с войском, поскольку понесли в Хуналанде такие большие потери, что конунг Аттила не может теперь дать нам своих вождей, чтобы отвоевать наше государство. Сейчас я тайно отправлюсь в Эмлунгаланд, и будет лучше, если мы придем в Эмлунгаланд не более, чем вдвоём, и я клянусь в том, что во второй раз не уйду из Эмлунгаланда с бесчестьем. Там я умру или получу своё государство.

Тогда мастер Хильдибранд молвил:

— Эту поездку, наверное, назовут мало почётной, если мы поедем, государь, только вдвоём, но это лучше, чем если мы вообще не попадём в Эмлунгаланд, и тогда я хочу, чтобы мы сделали так.

396. Госпожа Херад собирается в поездку с Тидреком

И ещё Хильдибранд молвил:

— Должны ли мы посвятить как-нибудь в это дело конунга Аттилу?

Тогда конунг Тидрек отвечает:

— Уже принято решение, что я возвращаюсь в Эмлунгаланд, понравится ли это конунгу Аттиле или нет, и должно утаивать это от конунга Аттилы и от любого другого, пока мы не будем готовы уехать.

Затем конунг Тидрек молвил:

— Госпожа Херад отправится с нами, если пожелает. Пойди скажи ей и спроси, хочет ли она ехать или нет.

Мастер Хильдибранд пришёл к госпоже Херад и рассказал ей наедине, что замыслил конунг Тидрек из Берна.

Херад отвечает таким образом:

— Если конунг Тидрек хочет уехать из Хуналанда, то я, конечно, последую за ним, но я хочу услышать об этом решении из его уст, если так должно быть.

Тогда Хильдибранд пришёл к конунгу Тидреку и рассказал ему, как она ответила.

Тогда конунг Тидрек пошёл к ней и сказал:

— Госпожа Херад, хочешь вернуться вместе со мной в Эмлунгаланд, если я добуду моё государство или, в ином случае, погибну? И не могу я теперь оставаться дольше в Хуналанде, ведь я потерял здесь столь много своих дражайших друзей, и мастер Хильдибранд должен отправиться со мной, мой лучший друг. Я уже лишён моего государства тридцать лет и два года.

Тогда Херад отвечает:

— Господин, я охотно буду сопровождать вас домой в вашу страну, ведь это будет божья воля, чтобы вы получили своё государство, которого так долго были лишены. Не наступит день, чтобы я могла радоваться так же сильно, как когда вы получите ваши почести.

— Тогда быстро собирайся, — сказал конунг, — этим вечером мы должны уехать из Сусы.

Она сказала, что так и будет.

397. Конунг Тидрек прощается с конунгом Аттилой

К вечеру того дня мастер Хильдибранд приготовил их поездку и трёх коней, а четвёртого коня он навьючил золотом, серебром и их одеждой. Теперь они подняли Херад и вьюки на её коня.

Тогда мастер Хильдибранд молвил:

— Государь, неподобающе уезжать от конунга Аттилы, не повстречавшись с ним.

Конунг Тидрек отвечает:

— Ступайте, госпожа Херад, к городским воротам, а я хочу встретиться с конунгом Аттилой.

Конунг Тидрек поднялся в палату конунга Аттилы, где тот спал, и сказал стражникам, что хочет войти, чтобы встретиться с Аттилой. А стражники позволили конунгу Тидреку идти, куда он ни пожелает. Они знали, что он такой большой друг конунга Аттилы, что не будет вреда в том, даже если он войдёт к нему с оружием. Конунг Тидрек вошёл в палату, где спал конунг Аттила, и разбудил его.

Тогда молвил конунг Аттила, увидев, что туда явился в одиночку конунг Тидрек:

— Добро пожаловать, любезный друг, конунг Тидрек. Что ты хочешь? Почему ты ходишь один и с оружием?

Теперь Тидрек отвечает:

— Государь, ты должен выслушать то, что я скажу тебе, в чём причина того, что я при оружии, иди побеседуй со мной с глазу на глаз.

Конунг поднялся и сделал так. Тогда конунг Тидрек молвил:

— Могучий конунг Аттила, я могу поведать тебе новости. Я лишился моего доброго города Берна и всего моего государства, и владеют им мои недруги. Ныне меня это так сильно возмущает, что так не может больше продолжаться. Я хочу вернуться в Эмлунгаланд и добуду моё государство или же, в другом случае, погибну.

Тогда конунг Аттила отвечает:

— Где твои воины? Как ты сможешь добыть твоё государство, и какой замысел ты задумал?

Тидрек отвечает:

— Я хочу тайно отправиться в моё государство, ибо нет у меня сейчас воинов для того, чтобы я смог силой захватить мою страну.

Тогда конунг Аттила молвил:

— Мой добрый друг, конунг Тидрек, лучше оставайся с нами ещё некоторое время. Но если ты не хочешь этого, тогда я дам тебе войско, армию гуннов, для того, чтобы ты добыл твоё государство. Не уезжай от нас неподобающе.

Тогда Тидрек молвил:

— Государь, я ожидал, что ты поступишь благородно, и прими благодарность за своё дружеское предложение, но я хочу вернуться в одиночку и тайно, и мастер Хильдибранд вместе со мной. Я не хочу больше губить твоих славных воинов, чтобы отвоевать мою страну.

Затем конунг Аттила вышел вместе с ним к городским воротам, и там расстались они и поцеловались, и теперь конунг Аттила заплакал и очень горевал из-за того, что должен отпускать конунга Тидрека не с большими почестями, чем сейчас. Но конунг Тидрек пожелал конунгу Аттиле и его государству быть под божьей защитой, сказал, что они ещё встретятся друзьями, и вскочил теперь на своего коня Фальку, и поехали они своей дорогой. Мастер Хильдибранд ехал впереди с вьючной лошадью, а следом — Тидрек и Херад. Они повернули на западную дорогу к Мундиа1, и там конунг Тидрек пожелал ехать дальше. Они ехали днями и ночами, никого не встретили и не заезжали в города.

398. Конунг Тидрек скорбит о смерти маркграфа Родингейра

Одной ночью они пришли к Бакалару. Тогда конунг Тидрек, повернув своего коня к городу, молвил:

— Ныне скорблю я, Бакалар, о твоём государе, маркграфе Родингейре, который был милостивейшим из всех людей и благороднейшим человеком. Когда я лишился своего государства из-за брата моего отца, я пришёл сюда, в Бакалар. Мне навстречу вышел маркграф со своей госпожой Гудилиндой. Она подарила мне зелёный боевой стяг, что причинил гибель многим гуннам, и толстую пурпурную ткань, которую вполне мог носить чужеземный вождь. Сейчас я очень скорблю по тебе, мой добрый друг, маркграф. Будь ты сейчас жив, я бы не проехал мимо этого города, не повстречавшись с тобой.

Тогда мастер Хильдибранд отвечает:

— Конечно, ты говоришь правду, маркграф был благородным человеком. В этом мы убедились в Руциланде, когда я лишился своего коня, и он дал мне этого коня, и если бы тогда не он, я бы лишился своей жизни. Я помню об этом.

Теперь они продолжили свой путь и подъехали к лесу Лурувальду, и днём они отдыхали в этом лесу, а ночью ехали дальше.

399. Ярл Эльсунг хочет встретиться с Тидреком

Ярл Эльсунг Младший переправился через Рин со своими людьми, тридцатью двумя рыцарями. Он ехал по своему делу и тут вызнал, что конунг Тидрек из Берна поедет там. Он помнил, что старый Самсон и его сыновья, Эрминрек и Теттмар, убили его родича, ярла Эльсунга из Берна Старого и Длиннобородого, и ему казалось, что он превыше всего обязан отомстить, и теперь он ехал вдоль леса и искал их.

Вечером, когда солнце было уже низко, конунг Тидрек сказал, что они должны готовиться и ночью ехать своим путём. Конунг и Херад скакали впереди, а Хильдибранд следом, ведя их вьючную лошадь. И теперь Хильдибранд посмотрел назад. Он увидел большие клубы пыли от скачущих лошадей, и под ними сияли красивые щиты.

Он пришпорил коня, догнал конунга Тидрека и сказал ему:

— Я вижу большие клубы пыли, и под ними красивые щиты и белые кольчуги, и они быстро скачут за нами.

Херад отвечала с плачем:

— Это, должно быть, ваши недруги, и вам предстоит иметь дело с превосходящими силами.

Тогда конунг Тидрек развернул своего коня, снял шлем и молвил:

— Конечно, это клубы пыли от скачущих лошадей и под ними вооружённые люди. Кто же едет там так величественно? Как полагаешь, мастер?

Тогда Хильдибранд отвечает:

— Я не ожидаю здесь никакого правителя, кроме ярла Эльсунга, который переправился через Рин, и знаю я, что если это он и узнал о нашей поездке, тогда, возможно, он захочет нашей встречи.

Тогда Тидрек молвил:

— Эти люди скачут так стремительно, словно хотят встретиться с нами. Но что нам делать? Должны ли мы скрыться в лесу и спастись или же спешиться и приготовиться защищаться?

Тогда мастер Хильдибранд развернул своего коня, снял с головы шлем, посмотрел на этих всадников и затем молвил:

— Государь, там скачут тридцать два человека. Поскорее спешимся и приготовимся. Мы не должны бежать от них. Иное станет известно в Хуналанде: они потерпят поражение, некоторые от нашего оружия, а некоторые в страхе обратятся в бегство, — и он соскочил с коня, как и конунг Тидрек, они привязали своих коней и спустили Херад. Затем они крепко застегнули свои шлемы и обнажили мечи.

Тогда конунг Тидрек молвил:

— Конечно, ты ещё добрый воин, как прежде, мастер Хильдибранд. Где бы мы ни бились, будет счастлив тот, с кем рядом такой воин. Госпожа Херад, не плачь больше. Радуйся, пока не увидишь нас павшими, но лучше бы такого не произошло.

400. Конунг Тидрек убивает ярла Эльсунга

Дитрих сражается с несколькими противниками. Миниатюра к поэме «Виргиналь». Dresdner Heldenbuch (Kaspars von der Roen Heldenbuch), 1472 г.

Тут прискакал к ним ярл Эльсунг со своими людьми. Тогда заговорил молодой господин Эмлунг, племянник ярла Эльсунга, который был всех отважнее, он увидел женщину и сказал:

— Отдайте эту женщину, и она поедет домой с нами, тогда вы сохраните ваши жизни.

Тогда Хильдибранд отвечает:

— Не для того она ехала из Сусы с конунгом Тидреком, чтобы вернуться с вами, и мы этого, конечно, не хотим.

Тогда один из людей Эльсунга говорит:

— Никогда не слышал, чтобы старик отвечал так смело и бесстрашно, и всё же заносчиво.

Тогда конунг Тидрек отвечает:

— Ты совсем как ребёнок по уму и учтивости, хоть лет тебе немало. Он всю свою жизнь прожил с почётом и отвагою и состарился так. Не будь столь дерзок, чтобы дальше насмехаться над его старостью.

Теперь Эмлунг молвил:

— Быстро сдайте ваше оружие и самих себя в нашу власть, но если вы не захотите этого, я так схвачу своей рукой тебя за бороду, что большая часть последует прочь за рукою.

Тогда Хильдибранд отвечает:

— Если твоя рука коснётся моей бороды, ты об этом пожалеешь, поскольку будет одно из двух: или моя рука сломается от удара, или твоя кисть отвалится. Но кто ваш правитель?

Тогда один отвечает:

— Хоть есть у тебя волосы на бороде, ты безусловно глуп. Ты не узнаёшь господина Эльсунга, нашего ярла, и почему ты столь дерзок, что смеешь справляться о нашем правителе? Мы, конечно, глупцы, раз так долго стоим перед двоими мужами, которые на словах равняют себя с нами.

Он яростно размахнулся мечом и ударил мастера Хильдибранда по его намёту, и меч разрезал намёт, а под ним был Хильдигрим, шлем Тидрека, и тут удар остановился, как бывало прежде. А у самого конунга Тидрека был сейчас шлем, которым владел Сигурд Юнец, лучший из всего вооружения и самый украшенный золотом. А Хильдибранд переменил свой меч на Грам, которым владел Сигурд Юнец, ударил Инграма по его шлему и так мощно рассёк шлем, голову, тело и доспехи, что пламя полетело, и меч остановился на передней седельной луке, а Инграм упал с коня мёртвым.

Теперь конунг Тидрек взмахнул своим мечом Эккисаксом и первый удар нанёс первому рыцарю по его плечу, так что рука отлетела вместе с боком, и тот упал мёртвым с лошади. А второй удар он нанёс самому ярлу Эльсунгу под правую руку, разрубил плечо вместе с доспехами, и меч отрезал руку, вошёл снизу в щёку, раскроил щёку и затем коренные зубы, и тот свалился мёртвым с коня на левую сторону.

401. Хильдибранд дарует Эмлунгу жизнь

Теперь всех их обуял великий страх и трепет, и им захотелось оказаться сейчас дома в Бабилонии, но всё же начался здесь упорный бой, и за короткий срок конунг Тидрек убил семь рыцарей одной своею рукою, а мастер Хильдибранд убил девятерых. Тогда напал на него юный Эмлунг и бился с ним, а пред конунгом Тидреком бежали все те, кто остался. Тут Хильдибранд нанёс Эмлунгу один удар по его щиту и шлему, и от этого могучего удара Эмлунг упал, а Хильдибранд придавил его сверху и предложил ему сдать своё оружие и сохранить свою жизнь.

Тогда Эмлунг отвечает:

— Конечно, не мила мне жизнь после того, как столь старый человек одолел меня, однако я хочу сдать моё оружие и остаться живым на сей раз.

Он сдал своё оружие, и Хильдибранд попросил его встать и спросил, что он за человек и почему эти люди покушались на их жизни. А Эмлунг рассказал, что ярл Эльсунг хотел отомстить за своего родича, ярла Эльсунга, которого убил конунг Самсон, и конунг Тидрек его родич.

Теперь конунг Тидрек молвил:

— Эмлунг, благородный муж, ты должен сейчас рассказать нам новости, если знаешь, к югу от Горы, и затем ты получишь твою жизнь, твоё оружие и все твои доспехи и всех твоих спутников, и это ты возьмёшь в качестве возмещения за твоего родича, ярла Эльсунга.

Тогда Эмлунг молвил:

— Добрый государь конунг Тидрек, я могу рассказать тебе важные новости о твоём дяде, конунге Эрминреке. Он уже болеет некоторое время, у него разорвался живот, и наружу торчали его кишки и внутренности, и Сивка дал совет разрезать и вытащить кишки наружу и сказал, что так будет лучше. И так было сделано, и теперь вдвое хуже, чем прежде, и теперь мы не знаем, жив ли конунг или нет.

И теперь Хильдибранд и Тидрек засмеялись и поблагодарили его за новости. Все рыцари, которые обратились в бегство, вернулись обратно и, куда бы ни пришли, рассказывали, что ярл Эльсунг мёртв и мало кто спасся из его людей, а сделали это двое мужей, один старый, а второй огромный.

402. Эмлунг рассказывает о битве

Вот эти люди переправились через Рин и проделали весь путь в Бабилон. И когда они пришли в этот город, то могли рассказать те же вести, что и раньше. Тогда советник ярла спросил, кто это сделал.

Рыцари отвечают:

— Это сделали два человека, и один из них так стар, что диву даёшься, и я не знаю, почему этот дьявол так состарился, но это точно был дьявол, и у него в руке сам дьявол. Против него ничто не выстоит, и его серая борода такая большая, что закрывает грудь.

Советник говорит:

— Мне кажется, что скорее всего то были конунг Тидрек из Берна и его воспитатель Хильдибранд, которые тоже явились в нашу страну и прячутся, и тогда они многим людям причинят вред, прежде чем будут убиты.

И в этот миг прискакал туда Эмлунг, и с ним двенадцать человек, и у них было всё вооружение ярла Эльсунга. Когда же горожане увидели это, то сказали, что это, должно быть, ярл Эльсунг и его рыцари, спасшиеся живыми.

И теперь сам советник встал, и многие рыцари последовали за ним, поздоровались с Эмлунгом и назвали великой удачей то, что он вернулся, и теперь спросили, кто были эти двое, с кем он бился, и кто этот старый и длиннобородый.

Эмлунг отвечает:

— Тот старый, о котором вы спрашиваете, благородный воин, который подарил мне жизнь, когда имел возможность убить меня, и более знатный — то был конунг Тидрек из Берна, а старик — мастер Хильдибранд. Но благодаря своей отваге они так хорошо защищались. Нужда их заставила. Они противостояли тридцати двум, и всё же мы лишились четырнадцати человек из-за них двоих.

403. Хильдибранд спрашивает у горожанина о новостях

Конунг Тидрек сказал Хильдибранду, что они поедут на юг через гору Мундиуфьялль, и перед ними был лес. Конунг Тидрек свернул в этот лес. Там они спешились и сняли вьюки. Теперь конунг Тидрек и госпожа Херад остались в лесу, а мастер Хильдибранд поехал из леса к городу, и этим городом владел другой ярл. Его звали Хлёдвером, и он был уже стар. Его сын был молод, его звали Конрадом. Хильдибранд встретил в лесу человека. Его дом был в этом городе.

Хильдибранд спрашивает этого человека:

— Кто правит городом, что я вижу здесь?

Человек отвечает:

— Там правит герцог Хлёдвер и его сын Конрад.

Хильдибранд спросил:

— А что ты можешь сказать о том, кто правит Берном?

Он отвечает:

— Это Алибранд, сын старого Хильдибранда.

Тогда Хильдибранд спросил, рассмеявшись:

— Хороший ли воин Алибранд? Насколько он могуч?

Горожанин отвечает:

— Алибранд — величайший из всех витязей и превосходит всех щедростью и учтивостью. Он всё же жесток, неистов и злобен со своими врагами, и он хочет, что бы его ни с кем не сравнивали.

Теперь Хильдибранд поехал рядом с ним, и ещё Хильдибранд молвил:

— Ты, конечно, благородный муж. Какие новости ты ещё можешь рассказать?

Горожанин отвечает:

— Рассказывают великие новости, и мне кажется, что это правда, будто конунг Эрминрек умер.

Тогда Хильдибранд отвечает:

— Это великие новости и не понравятся его друзьям.

404. О встрече Хильдибранда и Конрада, сына ярла

Вот они подошли к городу. Тогда Хильдибранд молвил:

— Хочешь, добрый человек, исполнить в городе моё поручение, а я сейчас не хочу ехать дальше? Попроси прийти ко мне молодого господина Конрада, поскольку он более подвижен, чем его отец.

Горожанин сказал, что исполнит его поручение. И когда он пришёл в город, то встретился с Конрадом и сказал ему:

— Молодой господин Конрад, здесь у этого города стоит некий статный человек с белой бородой, и он попросил меня позвать тебя и дал мне своё кольцо.

Конрад был человек скромный и захотел пойти, раз чужеземец прислал ему сообщение, и вышел из города в одиночку.

Снаружи городских ворот стоял Хильдибранд, он поздоровался с этим человеком и спросил, кто он такой.

— Меня зовут Конрад, — говорит он, — а моего отца — Хлёдвер, но как твоё имя?

— Меня зовут Хильдибранд Мастер Ильвингов, если ты слыхал такое имя.

Тогда Конрад подошёл к нему и пожелал ему счастья. Конрад сказал:

— Идём со мной к моему отцу. Добро пожаловать сюда к нам!

Тогда Хильдибранд отвечает:

— Сейчас я не могу пойти с тобой. Можешь ты рассказать какие-нибудь свежие новости?

— Я могу рассказать великие новости, — говорит Конрад, — конунг Эрминрек мёртв.

Тогда Хильдибранд отвечает:

— Кто же теперь носит его корону?

Конрад отвечает:

— Худо говорить об этом. То злой пёс Сивка Балерад.

Конрад спрашивает:

— Какие новости ты можешь нам рассказать? Откуда ты едешь?

Тогда Хильдибранд говорит:

— Скорее всего, я могу рассказать тебе то, чего ты не слышал: Эльсунг из Бабилона убит, а конунг Тидрек явился в Эмлунгаланд.

— Слава богу, — сказал Конрад, — ибо Алибранд, твой сын, послал людей на север в Хуналанд за конунгом Тидреком, чтобы он возвращался в своё государство, Алибранд ни за что не хочет отдавать свой город Сивке и никакой другой город в Эмлунгаланде. Скорее все Эмлунги умрут, чем Сивка будет править Берном. Хильдибранд, благородный муж, идём со мной в замок к моему отцу.

Тогда Хильдибранд говорит:

— Сперва я должен поехать в лес, поскольку там ждёт меня конунг Тидрек.

Тогда Конрад молвил:

— Добрый друг, жди меня, а я расскажу моему отцу эти новости.

405. Ярл Хлёдвер встречает конунга Тидрека в лесу

Вот пришёл Конрад в город к своему отцу и сказал:

— Государь, я могу рассказать тебе важные и хорошие вести. Конунг Тидрек из Берна явился в Эмлунгаланд, и Хильдибранд, наш родич, вместе с ним, и он здесь снаружи города и ждёт меня там.

Услышав это, ярл тотчас же встал и пошёл наружу, и с ним много рыцарей. Выйдя из города, они встретились с Хильдибрандом.

Герцог Хлёдвер подошёл к нему, поцеловался с ним и сказал:

— Мастер Хильдибранд, добро пожаловать к нам сюда и прими здесь все почести, что мы сможем оказать тебе. Но где же конунг Тидрек?

Тогда Хильдибранд отвечает:

— Он в этом лесу.

Тогда герцог крикнул, чтобы привели его коня, он захотел поехать искать конунга Тидрека. В это время туда пришли семеро горожан с повозками, гружеными мёдом и вином. Ярл велел взять эти повозки и отвезти в лес вместе с самыми лучшими яствами. Все они ехали, пока не наткнулись на конунга Тидрека, и он тогда развёл костёр.

Герцог Хлёдвер слез со своей лошади, и его сын Конрад, они подошли к конунгу, оба упали на колени, поцеловали его руку и пожелали здоровья своему государю, конунгу Тидреку из Берна, и предложили ему самих себя в помощь, что бы он ни захотел сделать.

Конунг Тидрек тогда встал, взял их за руки и посадил рядом с собой. Они расспросили друг друга о новостях. Конунг Тидрек много рассказывал о своих путешествиях, и герцог Хлёдвер тоже рассказал все новости, что знал. Затем ярл предложил конунгу Тидреку отправиться с ним домой, но конунг сказал, что сперва останется там в этом лесу:

— А мастер Хильдибранд должен поехать, — сказал он, — чтобы встретиться со своим сыном Алибрандом.

И теперь Хильдибранд собрался в путь. А потому конунг Тидрек не захотел отправиться в город, что дал клятву, что войдёт в какое-либо поселение не раньше, чем в свой город.

406. Хильдибранд едет навстречу Алибранду, своему сыну

Вот мастер Хильдибранд был полностью готов, и юный господин Конрад выехал в путь вместе с ним. Теперь Конрад молвил Хильдибранду:

— Если ты встретишь своего сына Алибранда, говори с ним учтиво и скажи, что ты его отец. Но если ты не сделаешь так, то это будет твоей погибелью.

Хильдибранд говорит:

— Добрый друг, можешь ли ты мне рассказать, как я смогу узнать своего сына, он ли это или другой человек?

— У него белый конь, — сказал Конрад, — и гвозди в его подковах из золота. Его щит белый, словно свежевыпавший снег, и на нём нарисован город. Никто в Эмлунгаланде ему не ровня, а ты сейчас стар и не сможешь противостоять ему.

Тогда засмеялся Хильдибранд и молвил:

— Хотя Алибранд, мой сын, думает, что он великий человек, и его гордыня так высока, что он не хочет равняться ни с кем, а я так стар, тогда, возможно, он не скажет своё имя, пока я не скажу ему своё.

407. Хильдибранд и Алибранд бьются

Теперь Хильдибранд быстро поскакал той дорогой, что вела в Берн, и вот он приблизился настолько, что увидел город. Тут навстречу ему выехал человек с двумя собаками, и слева у него был ястреб. Всадник был высок и сидел изыскано на своём коне. У него был белый конь, полностью белые доспехи, на которых был изображён Берн с позолоченными башнями. Хильдибранд поскакал навстречу этому человеку и понял, что тот считает себя ничуть не хуже его.

Когда же Алибранд увидел, что к нему едет один человек с оружием и скачет ему навстречу очень храбро, и ему не было видно, чтобы тот хоть как-то склонился перед ним, тогда Алибранд рассердился и решил вступить с ним в единоборство, крепко застегнул свой шлем, сдвинул свой щит на грудь, выставил вперёд своё копьё и пришпорил своего коня. Когда Хильдибранд увидел, как приготовился Алибранд, то прикрыл грудь своим щитом, выставил вперёд своё копьё, пришпорил своего коня и поскакал ему навстречу с не меньшей отвагой. Они съехались и так сильно ударили друг друга своими копьями в щиты, что оба древка разломались вдребезги. Старик сразу соскочил с коня и обнажил свой меч, и так же поступил юноша, они сошлись и бились, пока оба не устали. Тогда они поставили свои щиты на земли и оперлись на них.

408. Хильдибранд побеждает Алибранда

Теперь Алибранд молвил:

— Кто этот старик, который противостоит мне некоторое время? Быстро скажи своё имя и сдай своё оружие, тогда ты сохранишь свою жизнь, но если ты не захочешь этого, то это станет твоей гибелью.

Хильдибранд отвечает:

— Если хочешь узнать моё имя, тогда ты должен сказать своё имя первым, и ты должен отдать свой меч и оружие, прежде чем мы расстанемся, и если ты не сделаешь этого добровольно, тебе всё же придётся сделать это вынужденно.

Тогда Алибранд яростно взмахнул своим мечом и ударил старика, а Хильдибранд ударил в ответ. Теперь случилась упорное сражение, и второй натиск был вдвое отважнее, чем предыдущий, и теперь оба утомились, и Алибранд опустил свой щит и захотел отдохнуть, как и Хильдибранд.

Хильдебранд побеждает своего сына. Миниатюра из рукописной книги Dresdner Heldenbuch (Kaspars von der Roen Heldenbuch) 1472 года (Mscr. Dresd. M.201) [источник]

Тогда Алибранд молвил:

— Если скажешь своё имя и отдашь своё оружие, то сохранишь свою жизнь, а если ты так не сделаешь, то будешь убит.

— Ты не захотел сказать своё имя, когда мы встретились, и тебе в том не было бесчестья, но теперь тебе придётся сказать его вместе с поражением.

И теперь юноша пришёл в сильную ярость и, желая, конечно убить старика, рубил его со всей силы, но тот очень мужественно защитился.

Тут Хильдибранд молвил:

— Если ты в какой-то степени из рода Ильвингов, скажи мне, и я дам тебе пощаду, но если это не так, я убью тебя.

Тогда Алибранд отвечает:

— Если ты хочешь сохранить свою жизнь, сдавайся, а я из рода Ильвингов не больше, чем ты, и ты, конечно, глуп, хотя и стар. Быстро говори своё имя! Знал бы ты, кто я таков, то не называл бы моего отца Ильвингом.

Они нападали друг на друга со всей мочи. Вот старик приблизился к нему и рубил весьма сильно, и тут Хильдибранд нанёс один удар ему в бедро, так что рассёк доспехи, и теперь Алибранд получил огромную рану, так что его нога стала почти бесполезной, и молвил:

— Взгляни, вот мой меч. Я уже не могу противостоять тебе. Твой враг у тебя в руках, — и протянул руку.

А старик отвернул щит и потянулся за мечом. Тут Алибранд исподтишка ударил старика, желая отрубить ему руку.

Но старик поспешно закрылся щитом и молвил:

— Этому удару тебя научила женщина, а не твой отец, — и старик напал так мощно, что теперь юноша упал на землю, и старик на него сверху, приставил свой меч к его груди и сказал:

— Скажи мне скорее своё имя и свой род, или же ты лишишься жизни.

Тогда Алибранд отвечает:

— Теперь я никогда этого не скажу, ибо отныне мне наплевать на свою жизнь, раз такой старый гусь одолел меня.

Хильдибранд молвил:

— Если хочешь сохранить свою жизнь, скорее скажи мне, ты ли Алибранд, мой сын, ведь я Хильдибранд, твой отец.

Молодой говорит:

— Если ты Хильдибранд, мой отец, то я Алибранд, твой сын.

Тогда Хильдибранд быстро встал с него, Алибранд поднялся на ноги, и они, признав друг друга, поцеловались. Хильдибранд очень обрадовался своему сыну Алибранду, так и Алибранд — своему отцу Хильдибранду. Теперь вскочили они на своих коней и поскакали домой к замку.

Теперь Алибранд спрашивает:

— Где ты расстался с конунгом Тидреком?

Тогда Хильдибранд всё рассказал, как он расстался с ним в лесу, и о том, чтобы Алибранд выехал навстречу ему со всеми своими людьми.

409. Хильдибранд приходит в Берн

Вечером они прискакали к матери Алибранда. Она вышла им навстречу и увидела своего сына Алибранда окровавленного и израненного. Она застонала, заплакала и сказала:

— Мой милый сын, кто нанёс тебе эту рану?

Алибранд отвечает:

— Госпожа, эту рану я вполне могу вытерпеть, хоть она и не маленькая. Её мне нанёс мой отец. Вот он приехал сюда со мной.

Тогда она обрадовалась своему сыну и своему мужу и вышла им навстречу, и они обрадовались друг другу.

Теперь мать Алибранда перевязала ему раны, и вечером они поужинали там. После этого они взяли своих коней и поехали в Берн, а привратник уже хотел закрыть городские ворота. Но Алибранд проехал через городские ворота, и привратник вряд ли узнал его, и теперь подъехал Хильдибранд и весьма резко толкнул ворота вверх. Тут страж рассердился и ударил Хильдибранда мечом, но тот прикрылся щитом и не был ранен. Когда же Алибранд увидел это, то взмахнул своим мечом и рубанул стража по его шее так, что отсёк голову.

Тогда Хильдибранд молвил:

— Плохо ты сейчас поступил, убив невиновного, ведь этот удар не навредил мне.

Алибранд отвечает:

— Твоя броня причина того, что ты не пострадал. Не будь её, мне пришлось бы мстить за моего отца, и тогда это было бы не без основания.

После этого они въехали в город, и там их хорошо приняли.

410. Алибранд возвещает приход конунга Тидрека

Алибранд послал теперь приказ по всему этому городу и велел позвать к нему самых богатых людей, что жили в этом городе.

Когда же в палате конунга собралось великое множество людей, Алибранд молвил:

— Я могу рассказать вам хорошие новости: конунг Тидрек сын Теттмара явился в Эмлунгаланд и хочет потребовать своё государство. Сейчас вы должны подумать, какой ответ хотите дать, и хотите ли вы служить конунгу Тидреку или Сивке Балераду?

Один вождь ответил на его речь и сказал так:

— Мы знаем, что конунг Тидрек явился в Эмлунгаланд, и мы могли бы с ним встретиться, и я знаю желание всех людей здесь в стране, которые долго удерживали государство от Сивки и его людей, ожидая конунга Тидрека, и все они предпочтут умереть вместе с конунгом Тидреком, нежели он не получит своё государство.

Эту речь встретило такое громкое одобрение, что все, кто присутствовал, долго кричали ночью и благодарили бога, что конунг Тидрек может появиться перед ними. И некоторые говорили, что конунг Тидрек получит своё государство, которого он долго был лишён:

— И мы должны ему служить и никому другому, пока он жив.

И ещё некоторые говорили, будто это неправда, что конунг Тидрек явился в Эмлунгаланд.

Тогда Алибранд отвечает:

— Конечно, конунг Тидрек пришёл в Эмлунгаланд, и сопровождал его Хильдибранд Мастер Ильвингов. Он сейчас сидит рядом с нами. Он мой отец.

Теперь все закричали разом Хильдибранду добро пожаловать.

Теперь Алибранд молвил:

— Если вы хотите иметь конунга Тидрека конунгом, тогда все лучшие люди должны взять своих лошадей и своё оружие и выехать навстречу конунгу Тидреку.

411. Тидрек возвращает своё государство в Берне

Теперь все рыцари собрались и выехали из города, и с ними было семь сотен людей, и они ехали весь свой путь, пока не пришли в лес, в котором уже были конунг Тидрек и герцог Хлёдвер. Мастер Хильдибранд, Алибранд и все рыцари спешились и поклонились конунгу Тидреку. Конунг поднялся им навстречу и поцеловал Алибранда, и случилась там радостная встреча. Тогда конунг Тидрек сел верхом на своего коня, и все поехали той самой дорогой, что вела к Берну. Они приблизились к городу, и горожане увидели приезд конунга Тидрека, весь народ вышел им навстречу с играми и всяческими забавами. Когда конунг Тидрек подъезжал к Берну, Хильдибранд скакал с его стягом, а Алибранд по другую сторону от него. Он взялся своей рукой за руку конунга Тидрека, достал маленькое золотое кольцо, вручил ему и сказал:

— Могучий государь конунг Тидрек, с тех пор как скончался твой родич, конунг Эрминрек, который поставил меня во главе этого города и заодно охранять весь Эмлунгаланд, чтобы это государство никогда не досталось Сивке. Это маленькое золотое кольцо я хочу подарить вам, государь, и заодно Берн, весь Эмлунгаланд и себя самого в поддержку и всех моих людей.

Тут конунг Тидрек ответил, попросил бога вознаградить его за это и сказал, что и сам вознаградит его добром. Теперь все рыцари подарили конунгу Тидреку кто большие имения, кто добрых лошадей или разные доспехи, и все богатые люди подарили ему наилучшие драгоценности. Случилась тут великая радость. С этим конунг Тидрек поскакал в Берн к своему двору. Герцог Алибранд и Хильдибранд провели его к своему трону, и в тот день за его столом было не меньше десяти тысяч человек.

Конунг послал теперь приказ по всему своему государству и созвал к себе всех тех, кто управлял городами, замками или округами. Каждый день к конунгу Тидреку приходило много людей, которые передавали ему города, замки или другие волости.

412. Конунг Тидрек проводит тинг в Ране

Несколько дней спустя конунг Тидрек выехал с огромным войском к месту, что называется Рана. Когда же он пришёл в это место, то созвал тинг, и на этом тинге объявил великую весть, что Сивка собрал несметную рать и хочет отправиться в Эмлунгаланд и завоевать страну. Теперь конунг Тидрек спросил горожан, хотят ли они иметь конунгом его или Сивку, и сказал, что сам не побежит от войска Сивки. А все горожане, которые присутствовали, отвечали, что хотят служить конунгу Тидреку и предпочтут погибнуть вместе с конунгом Тидреком, чем заплатят Сивке хоть одну монетку. Тогда конунг Тидрек молвил, чтобы все его люди и все те, кто хочет помочь ему, вооружались, и он не хотел оставаться ни одной ночи там, где он был прежде, пока не встретится с Сивкой.

413. Победа конунга Тидрека и гибель Сивки

Вот конунг Тидрек выехал из города Раны, и теперь было у него восемь тысяч человек. Сивка приблизился со своим войском к городу, что называется Грегенборг, с тринадцатью тысячами человек. Тогда выступил против них конунг Тидрек. Хильдибранд поскакал вперёд со стягом конунга Тидрека, и за ним сразу сам конунг Тидрек и все его люди.

В этот момент на помощь Сивке подоспело войско из Ромаборга с семью тысячами рыцарей, и оно зашло с тыла к строю конунга Тидрека. И когда Эмлунги заметили это, Тидрек со своим стягом повернул против римлян, а Хильдибранд и Эмлунги — против Сивки. Герцог Алибранд очень смело поскакал к Сивке до самого его знамени, и первый удар он нанёс по руке тому, кто нёс знамя, так что отсёк руку и разрубил древко знамени, и знамя упало на землю. И тогда Сивка очень смело выехал против него, и они наносили друг другу мощные удары, и их поединок продолжался некоторое время, пока Алибранд не взял верх, и Сивка не упал мёртвым со своего коня.

Теперь, когда конунг римлян пал, Эмлунги испустили громкий победный клич, и затем римляне сдались. Когда же конунг Тидрек обнаружил, что Сивка пал, и к нему подошёл Алибранд, тогда он сказал, что в этот день ему, безусловно, выпало великое счастье, и если бы он сделал это девятью зимами ранее, государству Эмлунгов было бы лучше. Римляне не сильно горевали по своему правителю, и вся их рать сдалась во власть конунга Тидрека.

414. Тидрек коронуется конунгом в Ромаборге

Конунг Тидрек поехал теперь с этим войском по дороге, что вела в Ромаборг. Перед ним сдавались города и замки, куда бы он ни приезжал. Он приехал в Ромаборг со всей свой армией и в палату, которая принадлежала конунгу Эрминреку, и уселся на его трон, и там Хильдибранд возложил на его голову корону конунга Эрминрека. Тогда подошли к нему все рыцари, которые служили конунгу Эрминрека, и стали его подданными, и все в этом государстве склонились перед ним, некоторые с преданностью, а некоторые — потому, что не посмели поступить иначе.

Теперь конунг Тидрек соорудил много построек, которые ещё можно увидеть: купальню, которая называется Купальней Тидрека, а в Ромаборге он велел поставить памятник своему коню Фальке и самому себе. Он был отлит из меди. На севере города он велел поставить ещё другой памятник. Он стоит там на башне и замахивается своим мечом Эккисаксом на каменный мост, что пролегает через реку.

415. Смерть Хильдибранда и королевы Херад

В конце жизни конунга Тидрека христиане прокляли ересь Ария2, и к истинной вере обратились все, кто исповедовал эту ересь. Вскоре после этого Хильдибранд заболел. Эта болезнь была опасна, и конунг Тидрек ухаживал за ним.

Вот Хильдибранд молвил:

— Государь, эта болезнь так подорвала мои силы, что, думаю, сведёт меня в могилу. Ныне я попрошу о том, чтобы ты позволил моему сыну Алибранду воспользоваться нашей дружбой, и моё оружие я хочу оставить ему.

Вскоре после этого Хильдибранд умер, и конунг Тидрек оплакивал своего доброго друга Хильдибранда. Конунг Тидрек велел достойно обрядить его тело и устроить ему величественные похороны, и Хильдибранда очень оплакивали. И во всей этой саге никого так не восхваляют, как мастера Хильдибранда, и в первую очередь за его верность, которую он проявил конунгу Тидреку, а также за то, что он был самым отважным из всех мужей, лучшим в бою и самым щедрым. Немецкие мужи рассказывают, будто ему было полторы сотни лет, когда он умер, а в немецких песнях говорится, будто ему было две сотни лет.

Вскоре после кончины мастера Хильдибранда заболела госпожа Херад, жена конунга Тидрека, и от этой болезни она умерла. Она была добрая женщина, учтивая и всеми любимая, как прежде были её родственница, королева Эрка, и Гудилинда, жена маркграфа Родингейра. Эти три женщины были лучшими и самими щедрыми из всех, кто упоминается в этой саге.

416. Конунг Тидрек едет один на охоту

Конунг Тидрек из Берна находил большое удовольствие в охоте на оленей со своими собаками и ястребами. А он был так смел и так горд, что ездил по диким местам в одиночку, поскольку не боялся ни людей, ни каких-либо зверей, и его добрый конь Бланка был так быстр, что ни одна лошадь не могла за ним угнаться. Этого коня ему подарил герцог Алибранд. Конунг Тидрек ездил в одиночку охотиться на зверей на большие расстояния.

417. Дракон убивает конунга Хернида

Конунг Хернид из Бергары был величайшим витязем. Его женой была Исольд. Он был таким высокомерным, что не хотел брать никаких спутников, когда выезжал охотиться на зверей. Он узнал, что в одном лесу завёлся дракон. Тот многих людей умертвил и во многих вселил страх. Теперь конунг Хернид захотел поехать в одиночку в этот лес и добиться славы или же погибнуть. Он ехал по лесу день и ночь, и на следующий день услышал, что впереди в лесу какое-то животное.

Когда же он скакал с великой гордостью, вышел ему навстречу некий его враг, которого он принял за сильную бурю, а то был один змей. Он был толстым и длинным. У него была огромная пасть и крепкие ноги. Конунг Хернид подъехал к дракону больше из-за рвения и честолюбия, чем из-за разума, поскольку этот дракон был так силён, что едва они сошлись, дракон схватил его своими когтями и полетел вместе с ним в какую-то глубокую долину, и там была скала и большая пещера. И там у этого дракона было три детёныша. Он бросил мёртвого конунга перед ними. Они съели его плоть, а всё его оружие дракон выбросил из своего логова.

Стало известно повсюду о том, что конунг Хернид уехал и не вернулся. Об этом узнали разбойники, которые занимались грабежами по всему Хуналанду, Они собрались вместе, и в конце концов у них получилось огромное войско в три тысячи разбойников, и с этим войском они отправились к городу конунга Хернида, и они хотели получить богатство там, где государство осталось без конунга.

418. Конунг Тидрек побеждает дракона

Конунг Тидрек постоянно ездил охотиться на зверей, и вот он далеко заехал в лес со своими ястребами и собаками. Он услыхал об этих разбойниках и куда они собрались, и ему захотелось встретиться с ними и узнать, что они за люди. Он был настолько горяч, что хотел совершить какой-нибудь подвиг.

Вольфдитрих выезжает на битву с драконами. Рисунок из рукописи поэмы «Ортнит» (ок. 1-ой четверти XV в.)

И как-то раз он скакал по лесу и пришёл туда, где было много следов, и он знал, что эти следы оставили разбойники. Он отправился по этим следам, желая встретиться с ними, а они двигались, пока не пришли в страну, которой владел конунг Хернид. И не знали разбойники, что конунг Тидрек скачет за ними. Он приблизился настолько, чтобы увидеть разбойничью рать, а это было у большого леса. Тут конунг Тидрек услышал в лесу, как будто там была буря, и там были слышны громкий рёв, сильный удар и громкий шум, и он не захотел уезжать оттуда, не узнав, что стряслось. Он пришпорил своего коня. Он был настолько смел, что отправился бы куда угодно.

Проехав немного по лесу, он увидел удивительное зрелище — огромный след. Тут прошёл дракон. Он поехал по следу, пока не увидел дракона и какого-то льва, и они очень жестоко бились, вот что он услышал. Теперь конунгу Тидреку пришло на ум, что у него на оружии изображён лев, и по этой причине он захотел помочь этому льву. Он спрыгнул со своего коня, храбро обнажил свой меч, подошёл к дракону и нанёс по его спине своею рукою такой могучий удар, что змей пригнулся к земле. И теперь Тидрек поплатился за то, что оставил дома Эккисакс, потому что этот меч ничего не разрубил, а верхняя часть рукояти развалилась, клинок выпал из руки и упал с другой стороны змея.

Тогда конунг Тидрек закричал:

— Да придёт мне на помощь святой бог и поможет мне, и с тех пор как я уверовал в тебя должным образом, это моя первая молитва, в которой я прошу тебя. Спаси меня сейчас, господи боже, и если ты не спасёшь меня, то не быть мне спасённым.

Тогда он вырвал огромное дерево вместе с корнями. В этот миг дракон так разъярился, что схватил льва в свою пасть, обвил своим хвостом конунга Тидрека посередине и так крепко затянул хвост, что ничего нельзя было поделать, и со всем этим он поднялся в воздух и полетел в своё гнездо, туда, где были его детёныши. Он сразу бросил льва детёнышам, и они все вместе съели этого льва и стали сыты.

Когда огромный дракон насытился, то распрямил свой хвост. Теперь конунг Тидрек освободился, и там было так темно, что он ничего не увидел. Он подпрыгнул изо всех сил, пытаясь найти выход, и упал туда, где лежала какая-то ткань. Он ощупал то, что там было. Он приподнял ткань и нашёл некий меч. Он поднял меч и так ударил о камень, что вырвался огонь, так что теперь он рассмотрел всю скалу. Он увидел лежащего древнего дракона. Его детёныши спали. И теперь он захотел либо добыть славы, либо погибнуть. Он поднялся к дракону и ударил его по спине. Этот меч поразил дракона и разрубил ему хребет. Он испытал меч во второй раз и наносил один удар за другим, пока дракон не умер. Он увидел, где лежат его детёныши. Он не ушёл оттуда, пока не убил их всех.

419. Тидрек добывает оружие и коня Хернида

И вот он увидел лежащие доспехи. Он взял всё оружие и одежду и затем поднялся из долины. Теперь он рассмотрел, что это за оружие, которое он нашёл. Та броня была белая словно серебро, и щит был покрыт золотом. Он добыл шлем, что блестел как стекло. В навершие его были вставлены пять карбункулов, и никогда он не видел большей драгоценности в одном шлеме. Он надел его на голову, взял все эти доспехи, вооружился и молвил:

— Да поможет бог человеку, кому принадлежало это оружие.

После этого он долго шёл по лесу и не знал, куда приведёт его дорога. И пришёл он туда, где ему повстречался один конь. Тот был чёрной масти, а седло сбилось вниз под брюхо, и этот конь был лучшим из всех коней, очень красивый и упитанный. Увидев человека, конь побежал, но конунг Тидрек долго преследовал его, и он очень сердился на то, что не может поймать этого коня. Он поднялся на самое высокое дерево. Там он повесил свой щит и свой шлем Хильдигрим, так и тот щит, который он теперь взял, и теперь побежал за конём. Вот конь прибежал в какую-то долину, и там ему удалось схватить коня за хвост, но конь поднял обе свои задних ноги и ударил его. Другой рукой конунг Тидрек ухватил ногу коня и рванул так сильно, что конь упал, и теперь ему удалось схватить коня за шею и удержать его, и двенадцать человек не смогли бы поймать этого коня. Конь сломал обе седельных луки, а подпруга изранила спину коня в кровь. Он вернул седло наверх, хоть оно было сломанным, и это седло было всё покрыто золотом. Затем он поскакал туда, где висело оружие, и снял его, но свой шлем и щит он оставил висеть там, чтобы забрать в следующий раз, и ему казалось весьма вероятным, что мало кто будет рыскать по этому лесу.

420. Тидрек одерживает победу над разбойниками

Он отправился туда, где обнаружил тропу, по которой ранее проехали люди, и поскакал по ней, пока не выехал из лесу. Там перед ним предстал какой-то город, и он увидел, что этот город окружило большое войско, и заподозрил, что это разбойники, за которыми он ехал, а городом этим, наверное, владел конунг Хернид.

И в этот миг королева Исольд стояла на самой высокой башне и увидела, что из леса скачет всадник, и все его доспехи на вид словно золото, и его шлем сверкает словно пять звёзд, и золото на его оружии сияет словно пылающее пламя. Она обрадовалась, узнав коня и вооружение, и решила, что конунг Хернид возвращается домой, совершив какой-нибудь подвиг.

Она поспешно спустилась к своим людям и закричала, чтобы все как можно скорее вооружались.

— Я скажу вам добрые вести. Государь конунг Хернид скачет сюда к городу. Скачите к нему с величайшей доблестью. Он будет биться с этим войском, даже если у него не будет никаких сторонников.

Все рыцари взяли своё оружие, коней и знамя конунга Хернида, открыли городские ворота и выехали против разбойников. Когда же разбойники увидели это, то вооружились и вскочили на своих коней, поехали им навстречу и стали биться. В этот миг туда подоспел конунг Тидрек. Он узнал герб конунга Хернида по его оружию. Он отважно поскакал на подмогу горожанам. Им показалось, что они узнали там своего государя, конунга Хернида, и стали теперь вдвое отважнее, чем прежде, потому что они знали, что его помощь для них лучше, чем от сотни рыцарей, столь великим витязем он был. Теперь конунг Тидрек рубил по обе стороны от себя, и он так отличился, что ничто не выстояло бы перед ним, и благодаря этому горожане воспрянули духом, а у разбойников не было главаря, тогда они бежали. А конунг Тидрек и горожане гнались за бегущими, многих убили и преследовали их так долго, что разбойников было убито не меньше пятнадцати сотен, и многие улизнули израненные. Теперь они странствовали повсюду, где не было правителя, однако, даже собрав храбрецов, они всегда будут терпеть поражение.

421. Тидрек рассказывает королеве Исольд новости

Теперь конунг Тидрек поскакал обратно к горожанам, и они думали, что это их государь, конунг Хернид, пока он не снял шлем. Когда же они увидели его лицо, то не могли понять, откуда он появился, такой рослый и величественный, и который не был их господином, Хернидом, что был столь же великим мужем.

Когда королева обнаружила, что это другой человек, то вышла с большим беспокойством и с тяжестью на сердце к этому человеку и спросила:

— Добрый господин, я не хочу, чтобы вы чувствовали себя обязанным мне, однако спрошу вот что: как твоё имя, какие у тебя намерения, каково твоё положение, и где ты добыл оружие моего господина, конунга Хернида?

Он отвечает таким образом:

— Зачем мне скрывать своё имя от вас? Скорее всего, вы его уже слышали. Долгое время я назывался конунгом Тидреком из Берна, но сейчас я конунг над Берном, Ромаборгом и многими другими большими городами, как вам, возможно, известно, хоть вы меня не видели. А это оружие я взял в подземелье далеко в лесу, где жил один весьма большой дракон, он, наверное, убил конунга Хернида. Там лежали его кости и доспехи.

Когда же королева услышала эти новости, то подошла к конунгу Тидреку, обняла его обеими руками за шею, поцеловала его и пожелала ему быть счастливейшим из всех конунгов. Она провела его к трону конунга Хернида и предоставила самых могущественных людей, чтобы помогать и служить ему. Конунг Тидрек принял это с величайшей радостью и некоторое время оставался там.

422. Конунг Тидрек женится на королеве Исольд

Он увидел, насколько Исольд красивая и умная женщина, и конунгу Тидреку понравилась эта женщина, и он захотел жениться на ней, и таков был совет мудрейших людей. Она согласилась выйти замуж за конунга Тидрека.

На этом пиру конунг Тидрек взял Исольд в жёны и затем собрался домой в своё государство, и с ним его жена Исольд. Он оставил в городе охранять страну одного ярла, которого звали Артусом. Он был племянником конунга Исунга из Бертангаланда. Вот конунг Тидрек поехал своей дорогой.

Многим людям уже казалось, что конунг Тидрек мёртв, так долго о нём не было слышно, и по всей стране ездили на его поиски, пока не узнали о его путешествии и о том, сколь великий подвиг он совершил. Конунг Тидрек отправился со своими людьми домой в Ромаборг.


Примечания

1 Мундиа или Мундиафьялль — Альпы.

2 Готы приняли христианство в форме учения александрийского священника Ария, настаивавшего на тварности Бога-Сына, что было осуждено на Никейском вселенском соборе в 325 году. Однако арианство распространилось в восточной части Римской империи, будучи поддержано рядом императоров от Константина Великого до Валента II. Первого готского епископа Вульфилу рукоположил в 341 году Евсевий Никомедийский, друг Ария, защищавший его на Никейском соборе, а впоследствии сформулировавший так называемое умеренное арианство (или полуарианство), которое и стало распространятся среди готов и других германских народов (вандалов, бургундов, ругов, лангобардов).

© Тимофей Ермолаев, перевод с древнеисландского

Большое спасибо Александру Рогожину и Павлу Григорьеву за правки и замечания.

© Tim Stridmann