Сага о Тидреке из Берна

Þiðreks saga af Bern

Пир конунга Тидрека

Veizla Þiðreks konungs

169. О конунге Альдриане и его королеве

Конунг по имени Альдриан правил Нивлунгаландом1. Он был человек могучий, а его жена была дочерью одного могучего конунга. Случилось как-то раз, что она напилась вина, когда конунга не было дома в своём государстве, и заснула в саду, к ней подошёл некий мужчина и возлёг с нею. Когда же она проснулась, ей показалось, что она узнала в нём конунга Альдриана, и внезапно этот человек исчез. После этого прошло некоторое время, и королева забеременела. Прежде чем она родила ребёнка, сталось так, что к ней пришёл тот же самый человек, когда она осталась в одиночестве, и теперь он рассказал ей, что случилось в первую их встречу, и теперь она беременна, и этот ребёнок у неё от него.

А себя он назвал альвом.

— Если этот ребёнок сможет стать взрослым, поведай ему о его отце, но скрой от всех остальных. Я ожидаю, что это будет мальчик, — говорит он, — он будет очень силён и часто будет попадать в затруднения, и каждый раз, когда он окажется в таком положении, с которым не сможет справиться сам, пусть призовёт своего отца, и тот будет там, когда понадобится.

И тут этот альв исчез, словно тень2.

После этого прошло некоторое время, королева родила мальчика, его назвали Хёгни и считали сыном конунга Альдриана. Когда же ему исполнилось четыре года, он пошёл играть с мальчиками и был жесток, силён и тяжёл в общении, и теперь его внешность так изменилась, что он стал подобен троллю, а не человеку, и его лицо соответствовало его нраву. Он очень рассердился из-за этого, пошёл к одному озеру, взглянул на своё отражение и тут увидел, что его лицо блёклое как лыко и бледное как пепел, и что оно большое, страшное и свирепое.

Теперь он пошёл к своей матери и спросил её, что значит такое его тело. Она рассказала ему правду о его отце. Там присутствовала одна женщина, которая всё слышала, и позднее она стала наложницей конунга Тидрека из Берна и рассказала ему по секрету об этих вещах, и оттуда это дело в конце концов стало известно.

У конунга Альдриана со своей женой было трое сыновей и одна дочь. Старшего его сына звали Гуннар, второго — Герноц, а третьего — Гислер. Тот был ещё ребёнком, когда произошли эти события. А их сестру звали Гримхильд. Когда же конунг Альдриан завещал своё государство и умер, то Гуннар, его сын, получил власть и королевство.

170. Конунг Тидрек приглашает Нивлунгов на пир

Конунг Тидрек велел устроить большой и знатный пир, чтобы почтить и развлечь всех своих людей, и на этот пир он пригласил всех самых могущественных мужей, которые жили в его государстве, и многих людей и вождей. Он услышал рассказы об одном конунге, что тот добрый воин и великий храбрец. Его звали Ирунг3. Он правил Нивлунгаландом. Его жену звали Одой. Она была дочерью могучего конунга. Однажды с женой конунга Ирунга случилось так: когда самого конунга не было в городе, к королеве пришёл какой-то человек, когда она менее всего этого ожидала, и спал вместе с ней, и впоследствии она родила сына. Его назвали Хёгни. И хоть он казался человеком, но был альвом. Хёгни был муж крупный, сильный и не очень красивый. У самого конунга с королевой было четверо сыновей и одна дочь, которую звали Гримхильд. Старшего сына конунга звали Гуннар, второго — Гутхорм, третьего — Герноц, четвёртого — Гислер.

Когда же конунг Ирунг умер, власть получил Гуннар, его старший сын, и потому стал владыкою. Конунг Тидрек получил достоверные вести о нём и отправил конунгу Гуннару послание, чтобы тот пришёл на его пир и принял там великое уважение и почёт, и также он пригласил его братьев, Хёгни и Гутхорма. Когда же посланцы конунга Тидрека пришли к конунгу Гуннару, он принял с благодарностью и по-дружески приглашение конунга Тидрека и сказал, что, конечно, приедет, как и Хёгни, его брат. А Гутхорм остался дома, так как он был болен.

Теперь конунг Гуннар отправился на пир со своими людьми в Берн, и там его хорошо приняли. Пир был подготовлен со всеми наилучшими возможностями, и уселись все вместе самые знатные люди и лучшие друзья.

Фреска с изображением Дитриха, Зигфрида и Дитлейба. Замок Рункельштайн, Южный Тироль, ок. 1400 г.

171. О рассаживании на пиру

Все они сидели на одном возвышении: конунг Тидрек, конунг Гуннар, Хёгни, Хильдибранд и ярл Хорнбоги. По левую руку от него сели Видга и Эмлунг, Теттлейв и Фасольд, Систрам и Вильдивер, Хербранд Мудрый и Путешественник, Хеймир Жестокий. И все, кто там был, говорили, что никогда не видывали мужей благороднее или столь же храбрых, собравшихся в одной палате, или более выдающихся людей, чем те, кто тогда пришёл туда.

Статуя Теодориха Великого, XVI в. Хофкирхе, Инсбрук, Австрия.

172. О снаряжении конунга Тидрека

У конунга Тидрека был такой щит: окрашенный в красный цвет и с изображением золотого льва, и его голова повёрнута вверх, и ноги упираются в низ щита. А с тех пор как Тидрек стал конунгом в Берне, то взял такой знак: над его головой находилась корона из золота, и такой знак был на его стяге, седле и накидке4, и так можно было узнать его, куда бы он ни приехал, и каждый, кто хочет нарисовать его изображение, сделает так же. Этот знак он имел потому, что подобно тому, как лев — величайший из всех зверей по почёту и храбрости, и все звери, что есть на свете, боятся его, так и конунг Тидрек был неустрашим и возглавлял всех людей, и все боялись его и его оружия. Также по древнему обычаю нельзя было иметь льва на щите тому, кто хоть раз хотел обратиться в бегство.

173. О снаряжении Хильдибранда

У Хильдибранда Старого щит был такого же цвета, что и у конунга Тидрека, и на нём был нарисован белой краской город с позолоченными башнями, и этот город изображал Берн. А то, что у Хильдибранда был этот знак на всём его оружии, и его стяг и накидка были точно такого же цвета, как и у конунга Тидрека, означало то, что он никогда не хотел скрывать того, что является человеком конунга Тидрека, куда бы ни приехал, и он не хотел избавиться ни от какой нужды или затруднения, скрыв их дружбу.

174. Снаряжение Хеймира

Всё оружие Хеймира Гордого было обозначено таким образом: у него был синий щит с изображением коня светлой масти, и так же были расписаны все его доспехи. Синий цвет означал холодный нрав и жестокое сердце, а конь означал ремесло его родичей и то, что он был лучшим наездником.

175. Снаряжение Видги Сильного

Видга сын Велента имел такую внешность: у него были белые, как трава, что называется лилией, и густые волосы, завивающиеся большими локонами, у него были длинные волосы и светлое лицо, и всё его тело было белым, словно снег. У него был такой острый взгляд, что едва ли можно было посмотреть ему в глаза, если он был разгневан. Но его нельзя было назвать ни длиннолицым, ни широколицым, поскольку его лицо было соразмерно, хоть и крупное, весьма красивое и суровое, а когда он гневался, его лицо становилось багровым, словно кровь, и свирепым. Он был выше всех, кто не считался исполином, широкоплечий, крепкий и плотный, с тонкой талией и с очень красивыми конечностями, стройный и во всём так сложен, что все говорили, что не видали человека учтивее или с более благородной внешностью. Он был такого нрава: спокойный и обаятельный, а когда он сидел со своими товарищами и мало людей было рядом, тогда он был весел и разговорчив, но чаще всего немногословный при скоплении людей, умеющий красиво и разумно говорить, когда выступал на собраниях, мягкий и приветливый со своими друзьями. Когда же он воевал и брал в руки своё оружие, то тут же становился столь свиреп, что ни в каком походе никогда не случалось такого, что ему показалось бы удручающим. Он был довольно силён и великий храбрец, и во всех способностях превосходил большинство людей, которые рождались. У Видги Сильного были белого цвета все доспехи, щит, седло, накидка, стяг и намёт5. На его щите были изображены красной краской молот и клещи, и на том же щите были три карбункула. Этот знак был в честь происхождения его отца. Тот был кузнецом и самым искусным человеком в мире, а три драгоценных камня означали его мать. На его намёте был нарисован червонным золотом змей, который называется «сланги»6, полный яда. Потому он нёс этот знак на своей голове, чтобы всякий, кто его видел, не сомневался, сколь велики его норов и гнев, с которыми им предстоит столкнуться. На его седле и на его накидке был тот же змей, и такой же знак на его стяге и на его щите. Яркость его доспехов означала то, что он будет узнан, как бы далеко он ни заехал.

176. Вооружение ярла Хорнбоги

Ярл Хорнбоги был светел лицом, и из всех людей он был самым прекрасным и благородным по облику и всей стати, быстр и ловок при любых обстоятельствах, кудрявый, росту среднего, поскольку чаще всего он жил рядом с теми, кто были почти исполинами по сравнению с обычными людьми. Однако он был очень силён, и ещё более превосходно было то, насколько он был доблестен со щитом, мечом и копьём. Но по сравнению со всем, что сейчас перечислялось, он не был таким же хорошим лучником и не так хорошо метал копьё. Также он был таким хорошим рыцарем, что ни разу в сражении или поединке не расставался бесславно со своим конём. Чаще всего он был сдержан и молчалив, но на тингах и собраниях он говорил легко, красноречиво, откровенно и разумно, громким и красивым голосом, он был мудр, с живым и благородным лицом, и каждый раз давал советы тем мудрее, чем дольше думал над ними, он был великодушен, смел во всём и весьма храбр. У ярла Хорнбоги щит и все доспехи были коричневого цвета. На его вооружении был изображён золотом ястреб, впереди него летели две птицы, и такой же герб был у его сына, Эмлунга. Цвет его оружия и этот знак означали его рыцарство, подобно тому, как часто две птицы летят перед ястребами, так и ярл Хорнбоги часто скакал за своими недругами на своём добром коне с таким отважным сердцем и с такой резвостью, что мог сравниться с ястребом. А коричневый цвет его оружия означал его знатность и учтивость. Ярл Хорнбоги был очень могуществен и дружелюбен, так что рассказы о нём ходили по многим странам. Обширными землями и большими городами владел он, многими рыцарями и достаточными богатствами. Обо всём этом узнал конунг Тидрек из Берна, и потому он послал ему просьбу прийти к нему, и с этим поручением он отправил своего лучшего воина, Хильдибранда, и своего лучшего слугу, Хеймира.

177. Об Эмлунге и его оружии

Эмлунг, сын ярла Хорнбоги, был подобен своему отцу обликом, цветом волос и телосложением, и он был муж не мельче и не слабее, очень хороший рыцарь, смелый и неосмотрительный, участвовавший в сражениях с желанием покрыть себя славой или погибнуть, он был человеком очень упорным и честолюбивым, ему нравилось, когда его хвалили, и для этого он использовал всё: смертельные опасности и скромность, щедрость и свои собственные страдания, подвергая себя различным испытаниям ради своего имени.

178. О боевом снаряжении Систрама

У Систрама из Фениди было красивое, но не крупное сложение и светлая кожа, его лицо было красиво, с правильными чертами. У него были прекрасные глаза, светлые и слегка вьющиеся волосы, длинные и густые, несколько длинная шея, и всё тело у него было белое, высокое и не толстое. Его руки и ноги были такими красивыми, что никто не видал человека с лучшими конечностями, он был ловким, довольно сильным, очень одарённым и по природе своей учтивейшим из всех людей во всех отношениях. Он был большим игроком, весельчаком и выпивохой, красноречивым, великодушным, сообразительным и чрезвычайно храбрым в бою, щедрым, скромным и усердным. У Систрама на его оружии был такой знак: его щит и все доспехи были зелёными как трава, с изображением дракона, сверху коричневого и снизу красного. Эти знаки свидетельствовали, как он устоял перед драконом и с каким великим почётом он должен относиться к конунгу Тидреку, покуда жив, в награду за то, что тот освободил его из пасти дракона. Зелёный цвет его оружия воздавал этому должное, и прекраснейший меч, которым он владел, был зелёного цвета.

179. Об оружии Экки и Фасольда

Фасольд и Экка были так похожи, что их трудно было отличить друг от друга по лицу или сложению, оба со светло-русыми и курчавыми волосами, светлыми и широкими лицами, рыжеватыми и слегка вьющимися бородами. У них были красивые глаза, толстые и недлинные шеи, широкие и крепкие плечи, и они были не столь высоки, сколь чрезвычайно сильны, с крепкими руками и ногами, сильные и добрые рыцари, они умело обращались со щитом и мечом. Они были высокомерные и заносчивые, нелюдимые, немногословные, с хорошими манерами, любящие красивое оружие и одежду, добрые к своим друзьям, непреклонные, усердные, упрямые, честолюбивые и во всех испытаниях очень храбрые. У Фасольда Гордого был щит и все доспехи словно из золота, и там был изображён красный лев, как у конунга Тидрека за исключением того, что этот лев смотрел поперёк щита и не имел короны. Этот знак имел и Экка, его брат. Лев на оружии у братьев означал то, о чём рассказывалось выше, и они скорее бы погибли, чем побежали бы от какой-либо беды. А красный цвет их оружия означал рвение и воинственность.

180. О Теттлейве Датском

У Теттлейва сына Битурульва волосы были каштановые, прямые и очень густые. У него было выдающееся лицо. У него был высокий и тонкий нос, и лицо всё соразмерное, не узкое, однако удлинённое, прекрасные глаза и красивая внешность, кожа не светлая, но когда он гневался, то становился бледен, как пепел. Ростом и толщиной он был крупнее всех и во всех отношениях очень мужественный. Нрав его был таков: из всех людей он был самым весёлым и скромным с каждым, и самый ничтожный человек мог играть и развлекаться с ним, куда бы он ни пришёл. Он смело говорил как с благородными людьми, даже ему незнакомыми, так и при множестве людей, и во всём он был таким смел, что едва ли нашёлся бы равный ему, сильный и ловкий во всех играх, суровый и жестокий со всеми своими недругами, а также в сражениях и поединках, упорный и очень деятельный человек, так что трудно было найти ему равного. Теттлейв Датский имел на своём вооружении знак тёмно-синего цвета. На его оружии был изображён золотом тот, кого немецкие люди называют «альпандюр»7, а вэринги — слоном. Потому он обозначил им своё оружие, что старый Сигурд Грек ездил верхом на слоне, и против них Теттлейв Датский провёл великое сражение, одержал победу и покрыл себя почестями. Его тёмно-синий щит видел мало ударов, чтобы изменить свой внешний вид, и к тому же он велел сделать себе в первый раз такой щит, что был бы очень удобен и не подвёл бы его в какой-либо трудности. А золото на его щите было потому, что мать его была благородных кровей.

181. О Вильдивере Отважном

Вильдивер Надменный и Неистовый был темноволос, у него было светлое и вытянутое лицо с правильными чертами, несколько крючковатый нос, глаза как у ястреба, он был высок, широкоплеч и хорошо сложен. У него были красивые и белые кисти и толстые и сильные руки. Он был чрезвычайно ловок и проворен и во всех играх достиг совершенства. Он был мудрый и очень влиятельный человек, уравновешенный, великодушный и смелый, если должен был руководить другими людьми, но любезный и учтивый, если он должен был служить, несколько коварный, очень суровый в сражениях и победоносный. Вильдивер Отважный обозначил свой щит таким образом: на его щите были нарисованы вепрь и медведь тёмно-красного цвета. А щит у него был жёлтого цвета с тёмно-красной каймой, и такого же цвета были все его доспехи. Его облачение имело знак вепря. Это по-немецки Вильдивер8. Его так называли, поскольку он никогда не жил со своими родичами или на своей родине, а постоянно среди иноземных правителей. Вепрь из всех зверей самый отважный, и очень трудно с ним справиться тому, кто на него охотится. А медведь на его оружии был потому, что так он хвалился тем, что назывался медведем, когда высвободил своего товарища Видгу. Доспехи у Вильдивера были выделяющиеся и не такие, как у других витязей, потому что он хотел, чтобы каждый мог узнать его, как бы далеко он ни приехал.

182. О Хербранде Путешественнике

У Хербранда Путешественника были курчавые каштановые волосы, лицо смуглое, хоть и бледное, с резкими чертами, нос с горбинкой, борода коричневая, вьющаяся и раздвоенная, лицо длинное, не очень широкое и веснушчатое, блестящие глаза, он не был прекрасен собой, и лицо у него было не красивое, а суровое и жестокое; он был человек крупный статью, высокий, хорошо сложенный и сильный, он умел скакать верхом лучше всех людей, большой мудрец, красноречивый, говорящий обходительно и сурово, смелый, доблестный, любознательный, проницательный, памятливый и не щадящий себя в испытаниях. У Хербранда щит и все доспехи были таковы: щит был весь красный, и на нём был изображён золотом греческий огонь, словно из пламени, и на его оружии был греческий огонь, что летит быстрее и гаснет хуже, чем любой другой, применяемый на войне. Подобно тому, как летит греческий огонь, так Хербранд скакал в сражении и никогда не утихал, если должен был взяться за оружие. Также Хербранд, никогда не знавший покоя, объехал почти весь мир.

183. О конунге Гуннаре и его оружии

У конунга Гуннара были светлые волосы, широкое лицо, светлая короткая борода, широкие плечи, светлая кожа и высокая стать. Он был очень хороший рыцарь, учтивый обликом, сильный и подобный ястребу, когда он сидел на своём коне, и он умело управлялся верхом со щитом, мечом и копьём. Он был очень самоуверенный человек, храбрый и неосторожный, жестокий, весёлый и щедрый, доверчивый и легковерный со своими друзьями, благородный воин, суровый со своими недругами. У конунга Гуннара все доспехи были белыми, как серебро, и на его щите был изображён орёл с короной на голове. Этот знак он нёс на всём своём оружии, а поскольку он был конунгом, у орла на голове была корона. А потому он отметил себя так, что орла называют конунгом всех птиц, и его блестящее оружие легко было узнать. Также в какой бы толпе он ни появлялся, его сразу можно было узнать среди всех, столь он был учтив и любезен.

184. О снаряжении Хёгни

У Хёгни, его брата, были чёрные, длинные и немного курчавые волосы, длинное лицо, большой нос, нависшие брови, тёмная борода, и весь вид его был мрачен и суров. У него было свирепое лицо, единственный глаз9, что был пронизывающ и отважен, огромный рост, всё сложение высокое и плотное, а когда он надевал свои доспехи, то выглядел достойно, хоть и устрашающе, и он был сильнейшим из людей, очень хорошим рыцарем и в не меньшей мере поединщиком и героем. Он был человек мудрый, очень предусмотрительный, мягкий, молчаливый, жестокий и упорный. Он имел доброе и благородное сердце, быстро брался за всё, что хотел сделать, был упрямый, простодушный, упорный и немилосердный. У Хёгни был такой же знак на оружии, как и у конунга Гуннара, его брата. Его щит и все доспехи были посеребрены, и орёл, изображённый на его оружии, был нарисован красной краской. Этот знак, украшенный серебром щит, если его выносили на солнечный свет, он сиял и сверкал так, что никто не мог смотреть прямо на него долгое время. Это была мудрая уловка, как и следовало ожидать от него. Сейчас у немецких мужей отменён закон, по которому нельзя брать на поединок посеребрённый щит. Его орёл был без короны, поскольку он не был конунгом.

Обложка английского перевода «Саги о Тидреке» с 13 эмблемами его рыцарей.

185. О Сигурде Юнце10

У Сигурда Юнца были коричневые и красивые волосы, вьющиеся большими прядями, короткая и густая борода того же цвета, высокий нос, широкое лицо и крупные кости, а его взгляд был такой пронизывающий, что мало имелось столь дерзких людей, что посмели бы взглянуть под его брови. Вся его кожа была столь твёрдой, будто мозоль кабана или рог, что ни одно оружие не разило её. Его плечи были на вид такими широкими, словно трое людей в толщину. Его тело было сложено в высоту и ширину самым наилучшим образом, и приметой его роста служит то, что когда он опоясывался своим мечом, Грамом, который был семь пядей длиной, и шёл через вызревшее ржаное поле, наконечник ножен касался выпрямившихся колосьев, и всё же его сила была больше чем размеры, он умел хорошо рубить мечом, метать и колоть копьём, держать щит, натягивать лук и скакать на коне и был знаком с различными учтивыми манерами, которые усвоил в юном возрасте. Он был так мудр, что знал наперёд некоторое, чего ещё не произошло, также он понимал птичий щебет, и благодаря этому немногие вещи заставали его врасплох. Он был смел в речах, охотно давал советы своим друзьям, говорил красиво и пространно, и какую бы речь он ни держал, прежде чем расстаться с теми, кто его слушал, им начинало казаться, что не может быть никак иначе, кроме того, что он говорит. Также для него было утехой оказывать помощь и поддержку своим друзьям или испытывать себя каким-нибудь образом великими деяниями, отбирать богатства и драгоценности у своих недругов и отдавать своим друзьям, и никогда у него не было недостатка в мужестве, и за всю свою жизнь он никогда не испытывал страха. Сигурд Юнец украсил свой щит таким образом: тот был покрыт червонным золотом и на нём нарисован дракон, тёмно-коричневый сверху и ярко-красный снизу, и таким образом был обозначен его намёт, его стяг, его седло и накидка, и такой знак он выбрал для того, чтобы любой, кто увидел его, сразу узнал, кто там скачет. И он так знаменит тем, что убил великого дракона, которого вэринги называют Фадмиром11, и потому всё его оружие было украшено золотом, что он превосходил всех людей великолепием, учтивостью и манерами почти во всех древних сказаниях, где упоминаются все самые сильные и самые знаменитые витязи и правители, и его имя называют на всех языках к северу от Греческого моря, и так будет, покуда стоит мир.

186. О Сивке

У Сивки волосы были красные, словно кровь или роза, и вьющиеся. У него было светлое и веснушчатое лицо, как и всё тело. У него была рыжая и весьма длинная борода, красивое лицо, он был человек среднего роста, но всё же он был силён и очень доблестно скакал верхом, и велико было его достоинство во многом. Он был человек умный и терпеливый, злопамятный и очень коварный, приветливый, обходительный, жестокий, злобный, вероломный, суровый был он, и его имя вечно будет помниться.

187. О мастере Хильдибранде

Мастер Хильдибранд превосходил всех витязей Берна тем, что куда бы он ни пришёл на бой, то мог так поразить мечом, что никто не смог бы защититься щитом, чаще всего он одерживал победу с одного удара, и об этом упоминается, где бы ни писалось его имя или ни рассказывали о нём.

188. О Хеймире Гордом

Хеймир Гордый, будучи храбрым и великим берсерком, добыл величайший почёт тем, что сказал Тидреку после их поединка, будто конунг Тидрек превосходит всех людей в мире силой и мужеством, и что его меч лучшего качества, чем большинство оружия, шлем крепче любой стали, что он прежде видел, его доспехам не найти равных, а его щит весьма прочен.

— Такой добрый воин и великий правитель, почему ты бьёшься на таком плохом коне, что не может нести тебя и не выстоит против единого удара? Я знаю одного коня, государь, ему сейчас три зимы, и если ты сядешь на него верхом, то сможешь бесстрашно разить своим копьём, где пожелаешь, я поставлю свою голову на то, что твоя сильная и толстая рука ослабеет прежде, чем поддастся его хребет.

Тут отвечает Тидрек таким образом:

— Если сможешь привести мне этого коня, который не испугается в сражении или турнире больше меня самого, то из всех моих людей я сделаю тебя самым главным и следующим после меня, когда мы лишимся мастера Хильдибранда.

После этих слов Хеймир поехал домой к своему отцу, Студасу, и взял из его табуна одного жеребца. Он был светлой масти, ему было три года, и никто прежде не видывал коня крупнее. Он был вынослив в беге. Его звали Фалька. Вот так Хеймир прискакал домой в Берн и подарил коня конунгу Тидреку, и за это конунг Тидрек многажды хорошо его вознаградил.

189. Конунг Тидрек говорит об отваге своих людей

Вот сидели на одном возвышении вместе с конунгом Тидреком на этом пиру все те, кто был сейчас назван и о ком было рассказано.

Теперь конунг Тидрек, взглянув по обе стороны от себя, молвил:

— Здесь, в одной палате, в лице этих достойных воинов собралась великая неодолимая сила. Есть ли муж, который был бы столь дерзок, чтобы состязаться здесь? Тут сидят на одном возвышении тринадцать человек, и если они возьмут своё оружие и своих коней, тогда, я полагаю, они смогут без опаски объехать весь мир так, что нигде не найдётся равных им или же таких, что посмеют направить в их сторону хоть единое остриё копья. Если же будут какие-нибудь люди, которые будут столь дерзки, горячи и неразумны, что не сумеют испугаться нашей милостивой силы и отваги, наших острых мечей, тяжких шлемов, прочных щитов, крепких кольчуг и резвых коней, которые убивают людей подобно лютому зверю12, то они скоро обрекут себя на смерть.

190. Хербранд рассказывает о конунге Исунге

Хербранд Мудрый, знаменосец конунга, взял слово и отвечал конунгу:

— Прекратите, государь, и не говорите больше этого, поскольку вы плохо знаете, о чём говорите. Ты всего лишь дитя и, конечно, говоришь по горячности и неразумию, думая, что нет ровни ни тебе, ни твоим людям.

Я могу рассказать тебе об одной стране, которая называется Бертангаланд. Там правит конунг по имени Исунг. Он сильнейший из мужей, и очень плохо иметь с ним дело, насколько мы знаем. У него есть одиннадцать сыновей, и они такие же, как и их отец. У него есть знаменосец, которого зовут Сигурд Юнец. Он столь выдающийся человек во всех отношениях, что не найти более подходящего человека, который должен быть героем. Вся его кожа тверда, словно рог, и только одно оружие может поразить его13, и он так силён, что быстро свяжет любого из нас, кто выйдет с ним на поединок и будет бороться с ним. Меч у него не хуже вашего, конунг. Этот меч называется Грам, а его коня зовут Грани. Он — брат Фальки, Скемминга и Риспы и гораздо лучше их всех. Грам также лучший из всех мечей. Тот умеет хорошо пронзать шлемы или щиты или рассекать человеческие кости, а всё его остальное оружие пока оставим. И я полагаю, что если ты выйдешь на бой с этими людьми, о которых я сейчас поведал тебе, то скажешь, прежде чем вернёшься домой, если это вообще случится, что никогда раньше не подвергался такому испытанию, как там, и ты согласишься со мной, если придёшь, как и каждый из твоих людей.

191. Конунг Тидрек решает отправиться в Бертангаланд

Конунг Тидрек молвил в великом гневе:

— Если всё так, как ты рассказываешь об этом отважном конунге, его сыновьях и доблестном знаменосце, которого ты так расхваливаешь, то сейчас же выйди из-за стола, вооружись как можно лучше, сядь на своего коня и возьми моё знамя, и ни я, ни мои одиннадцать товарищей не задержатся, чтобы последовать за тобой. Ступай и скачи вперёд в Бертангаланд. И прежде чем я лягу спать на свою кровать здесь, в Берне, я должен узнать, у них или же у нас больше силы и отваги, и одни из нас одержат победу, а другие будут повержены, прежде чем мы расстанемся.


Примечания

1 Нивлунгаланд (Niflungaland) — «земля Нивлунгов», королевство Гуннара. Нивлунги (ср. нем. Нибелунги) — здесь собирательное обозначение Гуннара с его братьями и их людей.

2 Мотив о зачатии от сверхъестественного существа, принимающего облик мужа, встречается в сказаниях о Геракле, Монгане мак Фиахне, Артуре, быличках об огненном змее.

3 Здесь приводится немного другой вариант сказания, нежели в предыдущей главе, где отца Гуннара зовут Альдрианом.

4 Накидка (vápnrokkr) — здесь и далее имеется ввиду накидка поверх доспехов (часто с гербом), для которой во французском языке имеется специальный термин — «сюрко». Также в тексте саги упоминаются капюшоны из ткани поверх шлемов (hjálmhöttr), гербовые попоны и кольчужные наголенники (brynhosur), всё это детали снаряжения классического рыцарства, оформившиеся в XII–XIII веках, которые в этой саге (или в её источниках) были перенесены на снаряжение героев сказаний о временах «Великого переселения народов».

5 Намёт — этим словом здесь и далее переводится термин hjálmhöttr, обозначающий отрез ткани поверх шлема (иногда с гербовым изображением) для защиты от солнца.

6 Нем. Schlange — змея, с.-в.-н. slange, с.-н.-н. slang.

7 С.-н.-н. elpendēr, с.-в.-н. elfentier (Elefant + Tier), встречается в «Песни об Александре» Лампрехта Попа (1150–1170) и немецком «Луцидариусе» (1190–1195). См.: Gerhard Köbler: Mittelhochdeutsches Wörterbuch, 3. A. 2014 www.koeblergerhard.de/mhd/mhd_e.html

8 Вильдивер (Vildifer) — очевидно, передача немецкого wild («дикий») + Eber («вепрь»).

9 Другого глаза Хёгни лишился в столкновении с Вальтари, когда служил Аттиле (см. ниже «Прядь о Вальтари и Хильдигунн», глава 244).

10 Описание Сигурда в этой главе по большей части текстуально почти дословно совпадает с его же описанием в «Саге о Вёльсунгах» (глава 22, в переводе Б. Ярхо — глава XXIII).

11 Фадмир (Faðmir) — видимо, изначальная форма имени Фавнир (Fáfnir) — от faðma «обнимать».

12 Лютый зверь (it óarga dýr) — лев.

13 Как становится ясно из последующего повествования, речь идет о мече Мимунге.

© Тимофей Ермолаев, перевод с древнеисландского

Мои благодарности Павлу Григорьеву, Александру Рогожину и Надежде Топчий.

© Tim Stridmann