Круг Земной

Сага о сыновьях Харальда Гилли

I

Ингирид, конунгова вдова, лендрманны и дружина Харальда конунга решили послать быстроходный корабль на север в Трандхейм, чтобы сообщить трёндам о смерти Харальда конунга, а также о том, что трёнды должны провозгласить конунгом Сигурда, сына Харальда конунга, который был тогда на севере и который воспитывался у Гюрда Сеятеля сына Барда.

А Ингирид, конунгова вдова, сразу же отправилась на восток в Вик. Другого ее сына от Харальда конунга звали Инги. Он воспитывался в Вике у Амунди, сына Гюрда, сына Берси Законодателя. Когда они приехали в Вик, был созван Боргартинг1. На нем Инги, которому тогда шел второй год, был провозглашен конунгом. Его провозглашение поддержали Амунди, Тьостольв сын Али и многие другие могущественные мужи.

Когда на север в Трандхейм пришло известие о том, что Харальд конунг убит, Сигурд, сын Харальда конунга, был провозглашен конунгом. Его провозглашение поддержали Оттар Кумжа, Пэтр сын Овечьего Ульва, и братья, Гутхорм из Рейна, сын Асольва, и Оттар Балли, и многие другие могущественные мужи.

Так братьям подчинился почти весь народ, и больше всего потому что их отец прослыл святым, и вся страна признала их власть с условием, что страна не попадает под власть никого другого, пока жив один из сыновей Харальда конунга.

II

Сигурд Слембидьякон поплыл на север к Стаду, и, когда он достиг Северного Мёра, там уже были получены письма и знаки тех могущественных мужей, которые подчинились сыновьям Харальда конунга, и Сигурд не встретил там никакой поддержки. И так как людей у него было мало, он решил направиться в Трандхейм, куда он уже раньше послал гонцов к своим друзьям и приверженцам Магнуса конунга, который был ослеплен.

Когда он приплыл в Каупанг, он направился вверх по реке Нид и бросил якорь у двора конунга. Но им пришлось оттуда уйти, потому что весь народ был против них. Они поплыли тогда на Хольм и взяли из монастыря Магнуса сына Сигурда против воли монахов, так как он уже принял монашество. Но большинство людей говорит, что Магнус ушел из монастыря по своей воле и что слух, будто он был взят оттуда, был распространен, чтобы помочь его делу. Он надеялся добиться таким образом поддержки народа, и он ее добился. Все это произошло сразу после йоля.

Битва под Мюнни.

Сигурд со своими людьми поплыл вдоль фьорда. За ним последовали Бьёрн сын Эгиля, Гуннар из Гимсара, Халльдор сын Сигурда, Аслак сын Хакона, братья Бенедикт и Эйрик, а также дружина, которая раньше следовала за Магнусом конунгом, и много других людей. Они все поплыли на юг вдоль побережья Северного Мёра в низовья Раумсдаля. Там они разделились. Сигурд Слембидьякон сразу же еще зимой отправился на запад за море, а Магнус направился в Упплёнд, где он рассчитывал найти большую поддержку и в самом деле ее нашел. Он пробыл зиму и все лето в Упплёнде, и у него собралось большое войско.

Подошел Инги конунг со своим войском, и они встретились в месте, которое называется Мюнни. Завязалась ожесточенная битва. У Магнуса конунга было больше войска. Говорят, что во время битвы Тьостольв сын Али держал Инги конунга у себя за пазухой и шел под знаменем и что его очень теснили со всех сторон. Рассказывают, что именно тогда Инги получил увечья, которые у него остались на всю жизнь: спина у него была скрючена, и одна нога короче другой и так слаба, что он всю жизнь плохо ходил.

Но вот Магнус конунг стал терпеть большие потери. В первых рядах его войска пали Халльдор сын Сигурда, Бьёрн сын Эгиля и Гуннар из Гимсара. Погибла большая часть войска Магнуса, прежде чем он бежал с поля битвы. Колли2 говорит так:

Бились вы в метели
Гунн3 под Мюнни. Снова
С меча сычу крови4
Корм давали вскоре.

И еще так:

Он ушел не раньше,
Кольцеруб, чем в поле
Гридь оставил, щедрый.
Слыл героем в войнах.

Магнус бежал на восток в Гаутланд, а оттуда в Данию. В то время Карл сын Сони был ярлом в Гаутланде. Он был могуществен и жаден. Магнус Слепой и его люди говорили всем правителям, которых они встречали, что Норвегию может захватить любой могущественный правитель, если он захочет в нее вторгнуться, так как конунга в стране нет, а правят страной лендрманны, но те лендрманны, которые поставлены править страной, все враждуют друг с другом на почве зависти. И вот, поскольку Карл ярл был жаден до власти и прислушался к уговорам Магнуса, он собрал войско и поскакал на восток в Вик, и много народу подчинилось ему из страха.

Когда об этом узнали Тьостольв сын Али и Амунди, они двинулись навстречу ему с тем войском, которое им удалось собрать, и взяли с собой Инги конунга. Они сошлись с Карлом ярлом и гаутским войском на востоке в лесу Крокаског, и это была вторая битва, в которой Инги конунг одержал победу. В битве пал Мунан сын Эгмунда, брат матери Карла ярла. Эгмунд, отец Мунана, был сыном Орма ярла, сына Эйлива и Сигрид, дочери ярла Финна сына Арни. Астрид дочь Эгмунда была матерью Карла ярла. Много народу погибло в Крокаскоге, и ярл бежал из леса на восток. Инги конунг прогнал их далеко на восток из своей державы, так что их поход кончился позором. Колли говорит так:

Возвестим, как витязь —
Вран припал к горячим
Ранам гаутов
— светлый
Меч кровавил в сече.

Плату взял с пней битвы5
Тех, кто спор затеял,
Свою в Крокаскоге
Утвердил ты силу.

III

Магнус Слепой направился в Данию к Эйрику Незабвенному, и его там хорошо приняли. Он предложил сопровождать Эйрика в Норвегию, если бы тот захотел подчинить себе страну и, пришел бы в Норвегию с датским войском. Он уверял, что, если бы тот нагрянул с ратной силой, ни один человек в Норвегии не решился бы метнуть в него копьем.

Конунг поддался на уговоры и созвал ополчение. Он двинулся с шестью сотнями кораблей на север в Норвегию, и Магнус Слепой и его люди сопровождали конунга датчан в этом походе. Приплыв в Вик, они направились вдоль западного побережья фьорда, не нарушая особо мира. Но когда их войско подошло к Тунсбергу, там было большое множество лендрманнов Инги конунга. Ватн-Орм сын Дага, брат Грегориуса, предводительствовал ими.

Так что датчане не могли сойти на берег и запастись водой. Многие из них были там перебиты. Тогда они направились внутрь фьорда к Осло, но там был Тьостольв сын Али.

Рассказывают, что ковчег с мощами святого Халльварда хотели вынести вечером из города, и несло его столько людей, сколько могло поместиться под ним, но его не сумели даже вынести из церкви. А утром, когда увидели, что войско на кораблях подходит к острову Хёвудей, четыре человека вынесли ковчег из города, и Тьостольв и весь городской люд шли за ковчегом.

IV

Эйрик конунг и его люди вторглись в город, а некоторые стали преследовать Тьостольва с его людьми. Тьостольв пустил стрелу в человека, которого звали Аскель, — он защищал нос на корабле Эйрика конунга, — и она попала ему в горло и вышла на затылке. Тьостольв считал, что ему никогда не случалось более удачно выстрелить, потому что на том не было другого обнаженного места, кроме горла. Ковчег с мощами святого Халльварда был отнесен в Раумарики и оставался там три месяца. Тьостольв объехал Раумарики и ночью собрал там войско. Утром он вернулся в город.

Эйрик конунг велел поджечь Церковь Халльварда и дома повсюду в городе, и все сгорело дотла. Тут подоспел Тьостольв с большим войском, и Эйрик конунг уплыл со своими кораблями. Они нигде не могли высадиться на севере фьорда из-за лендрманнов. Всюду, где они пытались высадиться, было пять или шесть лендрманнов или еще больше.

Инги конунг стоял в Хорнборусунде с большим войском. Когда Эйрик конунг узнал об этом, он повернулся назад в Данию. Инги конунг преследовал их, нанося им столько ущерба, сколько мог. Говорят, что никогда не бывало более неудачного похода, предпринятого с большой ратью, во владения другого конунга, и Эйрик конунг был очень сердит на Магнуса и его людей и считал, что он сделал из себя посмешище, поддавшись на их уговоры, и говорил, что больше не будет таким их другом, каким был раньше.

V

Сигурд Слембидьякон приплыл в то лето с запада из-за моря в Норвегию. Когда он услышал о неудаче Магнуса, своего родича, он понял, что найдет мало поддержки в Норвегии, и поплыл на юг вдоль побережья, держась открытого моря, и приплыл в Данию. Он вошел в Эйрарсунд и к югу от Эрри встретил несколько вендских кораблей. Он вступил с ними в бой и одержал победу. Он очистил восемь кораблей, перебил много людей и некоторых повесил. Он сразился с вендами также у Мена и одержал победу. Затем он поплыл на север и зашел в восточный рукав Эльва. Так он захватил три корабля Торира Навозника и Олава, сына Харальда Копье, своего племянника. Матерью Олава была Рагнхильд, дочь конунга Магнуса Голоногого. Он согнал Олава на берег.

Торир был в Конунгахелле и собрал там войско. Сигурд направился туда, и между ними завязалась перестрелка. У обеих сторон были убитые, и многие были ранены. Сигурду и его людям не удалось высадиться на берег. В перестрелке погиб Ульвхедин сын Сёксольва, он был родом с севера Исландии и сражался на носу корабля Сигурда. Сигурд уплыл оттуда и направился на север в Вик, и разорял там страну. Он стоял в Портюрье на Лунгардссиде, подстерегая корабли, которые шли в Вик или из Вика, и грабил их. Жители Тунсберга собрали войско и нагрянули на него, когда он и его люди были на берегу и делили добычу. Одни напали на них с суши, а другие поставили свои корабли поперек, загораживая выход в море. Сигурд побежал на свой корабль и поплыл им навстречу. Ближайшим к нему оказался корабль Ватн-Орма, и тот отвел свой корабль. Сигурд проплыл мимо него и ускользнул на одном корабле, но многие из его войска погибли. Тогда сочинили такие стихи:

Ватн-Орм у Портюрьи
Сплоховал в пре стали6.

VI

Сигурд Слембидьякон поплыл затем на юг в Данию, и тут погиб один человек с его корабля — Кольбейн сын Торльота из Батальда. Он был в лодке, привязанной к кораблю, а они плыли быстро. Корабль Сигурда разбился, когда они приплыли на юг, и он остался на зиму в Алаборге. А на следующее лето они с Магнусом отправились на семи кораблях на север и подошли ночью, когда их никто не ждал, к Листи и причалили к берегу.

Там был в то время Бентейн сын Кольбейна, дружинник Инги конунга, смельчак, каких мало. На рассвете Сигурд и его люди сошли на берег, напали врасплох и хотели поджечь усадьбу. Но Бентейн укрылся в какой-то клети. Он был во всеоружии. Он стоял у двери с обнаженным мечом. Перед собой он держал щит, а на голове у него был шлем, и он приготовился защищаться. Дверь была довольно низкая. Сигурд спросил, почему никто не входит внутрь. Ему ответили, что никто не решается. Но в то время, когда шел этот разговор, Сигурд проскочил внутрь мимо Бентейна. Тот нанес по нему удар, но промахнулся. Тогда Сигурд повернулся к нему, и они успели обменяться только немногими ударами, прежде чем Сигурд сразил его и вышел, держа его голову в руке. Они взяли все добро, какое было в усадьбе, и ушли на свои корабли.

Когда Инги конунг и его друзья узнали об убийстве Бентейна и двух других сыновей Кольбейна — Сигурда и Гюрда, братьев Бентейна, конунг собрал войско и сам отправился в поход против Сигурда и его людей. Он захватил корабль Хакона Пунгельты сына Паля, внука Аслака сына Эрлинга из Соли, двоюродного брата Хакона Брюхо. Инги согнал Хакона на берег и захватил у них все пожитки. Сигурд Аист, сын Эйндриди из Гаутдаля, Эйрик Хелль, его брат, и Андреас Кельдускит, сын Грима из Виста бежали во фьорды, а Сигурд и Магнус и Торлейв Четверик поплыли с тремя кораблями на север в Халогаланд, держась открытого моря.

Магнус провел зиму на Бьяркей у Видкунна сына Йона. А Сигурд отрубил штевни у своего корабля, пробил в нем дыру и потопил его в глубине Эгисфьорда. Он пробыл зиму в Тьяльдасунде на Хинне в месте которое называется Глюврафьорд. В глубине фьорда есть пещера в скале. Сигурд и его люди, их было больше двадцати человек, пробыли там зиму. Они заделали вход в пещеру, так что его не было видно с берега. В продолжение зимы Сигурду доставляли пропитание Торлейв Четверик и Эйнар, сын Эгмунда из Санда и Гудрун дочери Эйнара, сына Ари из Дымных Холмов. Говорят, что в ту зиму финны сделали Сигурду две лодки в глубине фьорда. Они были сшиты жилами, и в них не было гвоздей. Куски прутьев служили в них скрепами. В каждой из этих лодок умещалось двенадцать гребцов. Сигурд был у финнов, когда они мастерили лодки. У них было пиво, и они пригласили Сигурда на пир. Он потом сочинил такое:

Сигурд со спутниками в пещере в Глюврафьорде.

Славно в землянке
Мы пировали,
И княжий сын весел
Шагал меж скамей.

За брашнами нашими
Не сякла радость,
И муж веселье
Вселял в мужа.

Лодки эти были такие быстроходные, что никакой корабль не мог их обогнать, как сказано здесь:

Всех обойдет
Ладья халейгов,
Бежит под ветром,
Жилами сшита.

Весной Сигурд и Магнус поплыли на юг на двух лодках, сделанных финнами. Приплыв в Вагар, они убили там Свейна священника и двух его сыновей.

VII

Сигурд поплыл на юг в Викар и захватил там Вильяльма Скорняка — он был лендрманном Сигурда конунга — и Торальда Челюсть. Обоих они убили. Затем Сигурд поплыл на юг вдоль берега и на юге у Бюрды встретил Стюркара Блестящий Хвост. Он плыл на север из Каупанга. Они убили его. Приплыв на юг на Вальснес, Сигурд встретил Свинячего Грима и велел отрубить ему правую руку. Потом он поплыл на юг в Мёр мимо Трандхеймсмюнни и захватил там Хедина Твердобрюхого и Кальва Круглоглазого. Хедина он отпустил, а Кальва они убили.

Сигурд конунг и Гюрд Сеятель, его воспитатель, услышали о поездках Сигурда и его делах. Они послали людей на поиски его. Предводителями их назначили Йона Курицу, сына Кальва Кривого, брата Ивара епископа, и Йона Дербника, священника. Они взошли на Оленя. На нем было двадцать две скамьи для гребцов. Это был самый быстроходный из кораблей.

Они отправились на поиски Сигурда, но не нашли его и вернулись, не покрыв себя славой, потому что, как говорят, они видели Сигурда и его людей, но не решились напасть на них.

Сигурд направился на юг в Хёрдаланд и приплыл на Хердлу. Там жил Эйнар сын Лососьего Паля. Он уехал в Хамарсфьорд на празднование вознесенья. Они забрали все добро, которое нашли у него, боевой корабль с двадцатью пятью скамьями для гребцов, принадлежавший Эйнару, и его четырехлетнего сына, который находился у одного из его работников. Некоторые хотели убить мальчика, другие хотели увезти его с собой. Работник Эйнара сказал им:

— Вам не будет никакой пользы от того, что вы убьете этого мальчика, и никакой выгоды от того, что вы его увезете с собой. Он мой сын, а не Эйнара.

Поверив его словам, они оставили мальчика и уехали. Когда Эйнар вернулся домой, он дал этому работнику денег до двух эйриров золота7, поблагодарил его за вмешательство и обещал всегда быть его другом.

Так говорит Эйрик сын Одда, который первым записал этот рассказ8. По его словам, он слышал в Бьёргюне, как Эйнар сын Паля рассказывал об этих событиях.

Сигурд поехал затем на юг вдоль берега и дальше на восток в Вик и на востоке в Квильдире настиг Финна сына Овечьего Ульва, который ехал собирать подати для Инги конунга, и они повесили его. Они поехали потом на юг в Данию.

VIII

Жители Вика и Бьёргюна говорили, что не подобает Сигурду конунгу и его друзьям сидеть спокойно на севере в Каупанге, в то время как убийцы его отца проплывают по большой дороге мимо Трандхеймсмюнни, а Инги конунг со своим войском на востоке в Вике подвергается опасности и защищает страну, и уже много раз сражался. И вот Инги конунг шлет послание на север в Каупанг. Это послание гласило:

— Инги конунг, сын Харальда конунга, шлет божье и свое приветствие Сигурду конунгу, своему брату, Гюрду Сеятелю, Эгмунду Свифтиру, Оттару Кумже, всем лендрманнам, дружинникам и слугам и всему народу, богатым и бедным, молодым и старым. Всем людям известна опасность, в которой мы находимся, а также наша молодость, то, что тебе всего пять лет от роду, а мне всего три. Мы ничего не можем предпринять, не пользуясь помощью наших друзей и добрых людей. Но я думаю, что мне и моим друзьям больше угрожают беда и опасность, которые нас обоих постигли, чем тебе и твоим друзьям. Поэтому соизволь поскорее прибыть ко мне с возможно большим войском, дабы мы были вместе, что бы ни случилось. Тот наш лучший друг, кто хочет, чтобы мы всегда были в возможно большем согласии и во всем заодно. Но если ты, как ты и раньше делал, не откликнешься на призыв, с которым я вынужден к тебе обратиться, и не прибудешь ко мне, то будь готов к тому, что я пойду против тебя с войском. И пусть тогда бог рассудит нас, потому что мы не можем больше нести такие большие расходы и содержать такое большое войско, которое здесь необходимо из-за немирья, в то время как ты получаешь половину всех податей и других доходов в Норвегии. Божий мир с вами!

Тогда Оттар Кумжа ответил и встал на тинге и сказал:

IX

— Вот что Сигурд конунг должен сказать своему брату Инги конунгу: да возблагодарит тебя бог за твое дружественное приветствие, а также за труды и тяготы, которые ты и твои друзья несут в этой державе вследствие беды, которая постигла нас обоих. И хотя кое-что в словах Инги конунга своему брату Сигурду конунгу кажется довольно суровым, он по многим причинам имеет право говорить так. Я хочу высказать свое мнение и услышать, согласны ли с ним Сигурд конунг или другие могущественные люди. По-моему, ты, Сигурд конунг, должен собраться в поход с войском, которое за тобой последует, чтобы защищать свою страну, и отправиться к Инги конунгу, твоему брату, с возможно большим числом людей, как только ты сможешь, и помогать друг другу во всех опасностях, а всемогущий бог да поможет вам обоим. Мы хотим услышать твое решение, конунг.

Пэтр, сын Овечьего Ульва, принес Сигурда конунга на тинг. Его с тех пор стали называть Пэтр Носильщик. Конунг сказал:

— Знайте все, если я должен вынести решение, что я хочу отправиться к Инги конунгу, моему брату, как можно скорее.

После этого говорили один за другим, и хотя каждый начинал по-своему, их речи кончались тем же, что сказал Оттар Кумжа, и было решено собрать войско и отправиться на восток страны. И Сигурд конунг направился на восток в Вик и встретился там с Инги конунгом, своим братом.

X

В ту же самую осень приплыли Сигурд Слембидьякон и Магнус Слепой с юга из Дании с тридцатью кораблями и войском датчан и норвежцев. Это было в начале зимы. Когда конунги и их войско узнали об этом, они двинулись на восток им навстречу.

Они сошлись у островов Хвалир у Острова Серого на следующий день после дня Мартейна9. Это было воскресенье.

Хрейдар сын Грьотгарда подхватил Магнуса конунга.

У конунгов Инги и Сигурда было двадцать кораблей, и все они были большие. Завязалась ожесточенная битва, но после первого натиска датчане бежали с восемнадцатью кораблями к себе домой на юг. Тогда стали очищать от людей корабли Сигурда и Магнуса. И когда корабль Магнуса был почти очищен, а он лежал на своем ложе, Хрейдар сын Грьотгарда, который давно примкнул к нему и был его дружинником, подхватил Магнуса конунга и хотел перепрыгнуть с ним на другой корабль. Тут копье попало Хрейдару между лопаток и пронзило его насквозь. Люди рассказывают, что Магнус погиб от этого же копья и что Хрейдар упал навзничь на палубу, а Магнус — на него. И все говорят, что Хрейдар хорошо и доблестно постоял за своего господина. Хорошо тому, кто снискал такую славу!

На корабле Магнуса конунга погибли также Лодин Хлебала из Линустадира, Бруси сын Тормода, защищавший нос на корабле Сигурда Слембидьякона, Ивар сын Кольбейна и Халльвард Лощильник, защищавший корму на корабле Сигурда Слембидьякона. Ивар был тем, кто, ворвавшись к Харальду конунгу, первым нанес ему удар.

Погибла большая часть войска Магнуса и Сигурда, так как люди Инги никому не давали ускользнуть, кого они могли настичь, хотя я называю только немногих. На одном островке они убили больше шестидесяти человек. Там были убиты также два исландца: Сигурд священник, сын Бергтора сына Мара, и Клемент, сын Ари сына Эйнара. Там был также Ивар Кольцо, сын Кальва Кривого. Он был потом епископом на севере в Трандхейме. Он был отцом Эйрика архиепископа. Ивар всегда следовал за Магнусом. Он спасся, бежав на корабле своего брата Йона Курицы. Йон был женат на Цецилии, дочери Гюрда сына Барда. Трое спаслось на корабль Йона: вторым был Арнбьёрн Амби, который потом женился на дочери Торстейна из Аудсхольта, а третьим — Ивар Хлыщ сын Стари. Он был братом Хельги сына Стари, и трандхеймец со стороны матери. Это был очень красивый муж.

Когда люди узнали, что эти трое на корабле Йона, они взялись за оружие и хотели напасть на Йона и его людей. А те приготовились к сопротивлению, и было похоже на то, что снова начнется битва. Однако помирились на том, что Йон взялся выкупить своего брата Ивара и Арнбьёрна, и тут же выплатил деньги, и эти деньги ему потом вернули. А Ивара Хлыща свели на берег и обезглавили: сыновья Кольбейна Сигурд и Гюрд не захотели брать за него выкуп, так как не могли простить ему того, что он присутствовал при убийстве их брата Бентейна.

Ивар епископ говорил, что его ничто никогда не затрагивало сильнее, чём то, как Ивара свели на берег, чтобы обезглавить, а он обернулся к ним и пожелал им счастливо оставаться. Это рассказала Гудрид дочь Бергира, сестра Йона архиепископа, Эйрику сыну Одда10. По ее словам, она слышала это от Ивара епископа.

XI

Трандом Мытарем звали человека, который правил одним из кораблей в войске Инги. А дошло до того, что люди Инги подплывали на лодках к тем, кто был в воде, и убивали всех, кого настигали.

Сигурд Слембидьякон прыгнул в море со своего корабля, когда тот был очищен от людей, и скинул с себя кольчугу в воде. Затем он поплыл, прикрываясь щитом. А какие-то люди с корабля Транда настигли одного человека, который плыл, и хотели его убить. Тот стал просить пощады и сказал, что откроет, где Сигурд Слембидьякон. Они согласились. А щиты, копья, трупы убитых и одежда плавали повсюду между кораблями.

— Видите, — говорит он, — как плывет красный щит. Он под ним.

Они подплыли туда, схватили человека под щитом и отвезли на корабль Транда. Тот известил Тьостольва, Оттара и Амунди. Сигурд Слембидьякон имел при себе огниво и трут, спрятанный в ореховой скорлупе, облепленной снаружи воском. Об этом упоминается потому, что это казалось очень хитрым способом сохранять трут сухим. Он плыл под щитом, чтобы никто не узнал, он это или кто другой, потому что многие плыли так в море. Они сами говорят, что никогда бы его не нашли, если бы им не сказали. Когда Транд сошел с ним на берег и людям было сказано, что он схвачен, в войске раздался крик радости. Услышав его, Сигурд сказал:

— Многие злые люди порадуются сегодня моей смерти.

Тут Тьостольв сын Али подошел туда, где тот сидел, и сорвал у него с головы шелковую шапку, отделанную лентами. Тьостольв сказал:

— Как ты посмел, рабий сын, назваться сыном Магнуса конунга?

Тот ответил:

— Не смей равнять моего отца с рабом, потому что мало чего стоил твой отец рядом с моим.

Халль, сын Торгейра Лекаря сына Стейна, был дружинником Инги конунга и присутствовал при всех этих событиях. Он рассказал о них Эйрику сыну Одда, и тот записал этот рассказ. Эйрик написал книгу, которая называется Хрюггьярстюкки. В этой книге рассказывается о Харальде Гилли и двух его сыновьях, о Магнусе Слепом и о Сигурде Слембире, всё до самой их смерти. Эйрик был человек умный и подолгу бывал в Норвегии в те времена. Некоторые рассказы он записал со слов Хакона Брюхо, лендрманна сыновей Харальда. Хакон и его сыновья участвовали во всех этих распрях и делах. Эйрик называет также других людей, умных и заслуживающих доверия, которые рассказали ему об этих событиях и которые присутствовали при них, так что видели или слышали, что происходило, а кое-что он написал, согласно тому, что сам слышал или видел11.

XII

Халль рассказывает, что предводители войска хотели сразу же предать Сигурда Слембира смерти, но самые жестокие и те, у которых было за что мстить ему, настояли на том, чтобы пытать его, и это было поручено братьям Бентейна Сигурду и Гюрду, сыновьям Кольбейна. Также Пэтр Носильщик хотел отомстить за Финна, своего брата. Но предводители войска и большинство других устранились.

Сигурда Слембира секут кнутом.

Ему поломали ноги и руки обухом секиры. Затем сорвали с него одежду и хотели содрать с него живого кожу. У него стали сдирать кожу с черепа, но потоки крови помешали им. Тогда они сделали ременный бич и долго стегали его, так что вся кожа сошла с него, как будто ее содрали с него. Тут они стали бить его поленом по хребту, пока не переломили. Затем они подтащили его к дереву и повесили. Затем они отрубили у него голову и оттащили его труп и закопали в куче камней.

Все, как друзья, так и враги его, говорят, что не было человека в Норвегии, который в чем-либо превосходил Сигурда, насколько помнят люди, которые тогда жили. Но не было ему кое в чем удачи. Халль рассказывает, что он мало говорил и почти не отвечал, когда к нему обращались, и вел себя так, как если бы они били по бревну или камню. Халль утверждает, что он, наверно, был человеком большой силы духа, раз он переносил пытки, не моргнув глазом. Халль рассказывает также, что он ни разу не изменил голоса и говорил так же спокойно, как будто он сидел за пивом, не повышал и не понижал голоса, и голос его не дрожал. Он говорил до самой своей смерти и в промежутки пел что-то из псалтыря. Халль сказал, что, как ему кажется, все это намного превосходит мужество и силу духа других людей.

Священник, церковь которого была неподалеку, позаботился о том, чтобы тело Сигурда перенесли в церковь. Этот священник был другом сыновей Харальда. Но когда те узнали об этом, они разгневались на него и велели отнести тело туда, где оно лежало раньше, и кроме того священник должен был раскошелиться. Но друзья Сигурда приехали потом за его телом на корабле с юга из Дании, отвезли его в Алаборг и погребли там в городе в Церкви Марии. Кетиль пробст, который был хранителем Церкви Марии, сказал Эйрику, что Сигурд похоронен там.

Тьостольв сын Али велел отвезти тело Магнуса конунга в Осло и похоронить его в Церкви Халльварда рядом с Сигурдом конунгом, его отцом. Тело Лодина Хлебалы они отвезли в Тунсберг, и всех остальных дружинников они погребли там.

XIII

Сигурд и Инги правили Норвегией шесть лет. В ту весну с запада из Шотландии приехал Эйстейн. Он был сыном Харальда Гилли. Арни Стурла, Торлейв сын Брюньольва и Кольбейн Куча поехали на запад за море за Эйстейном и привезли его в страну и сразу же направились на север в Трандхейм. Трёнды хорошо его приняли, и он был провозглашен конунгом на Эйрартинге12 на неделе перед вознесеньем. Он должен был владеть третью Норвегии, как его братья.

Сигурд и Инги были тогда на востоке страны. Конунги вступили в переговоры через гонцов и договорились, что Эйстейн будет править третью державы. [. . .]13 так как верили тому, что некогда сказал Харальд конунг. Мать Эйстейна звали Бьядок. Она приехала в Норвегию вместе с ним.

XIV

Магнусом звали четвертого сына Харальда конунга. Его воспитывал Кюрпинга-Орм. Магнус тоже был провозглашен конунгом и получил свою часть страны. У Магнуса были больные ноги. Он прожил недолго и умер в постели. О нем упоминает Эйнар сын Скули:

Альв Драчун мстит за смерть отца.

Кольца Эйстейн делит.
Разит Сигурд в битве.
Звонок меч у Инги.
Мир приносит Магнус.

Четверо, меж смертных
Всех превыше — крыши
Братья — Игга14 в рети
Княжий род пятнает.

После смерти конунга Харальда Гилли Ингирид, конунгова вдова, вышла замуж за Оттара Кумжу. Он был лендрманном и могущественным человеком. Он был трёнд родом. Он был могучей опорой Инги конунга, когда тот был ребенком. Сигурд конунг недолюбливал его. Он считал, что тот всегда держит сторону Инги конунга, своего пасынка. Оттар Кумжа был убит однажды вечером в Каупанге, когда он пошел к вечерне. Он услышал свист меча в воздухе и поднял руку, чтобы защититься плащом, думая, что в него бросили снежком, как это в обычае у мальчишек. Удар меча сразил его. Альв Драчун, его сын, как раз в это время входил на церковный двор. Он увидел, что его отец упал, а также, что человек, который его сразил, побежал на восток за церковь. Альв побежал за ним и убил его у церковного угла. Люди говорили, что месть ему хорошо удалась, и стали думать о нем гораздо лучше, чем раньше.

XV

Конунг Эйстейн сын Харальда был в Трандхейме, когда услышал о смерти Оттара. Он сразу же собрал войско бондов. Он направился в город, и у него было много народу. Родичи и друзья Оттара винили в его убийстве Сигурда конунга, который был тогда в Каупанге. Бонды были очень злы на него. А он сказал, что готов подвергнуться божьему суду и пронести раскаленное железо, чтобы снять с себя обвинение, и на этом помирились. Сигурд конунг уехал после этого на юг страны, и божий суд так и не состоялся.

XVI

У Ингирид, конунговой матери, был сын от Ивара Прута. Его имя было Орм, а потом его звали Конунговым Братом. Он был очень красив с виду и стал могущественным человеком, о чем еще будет речь позднее. Ингирид, конунгова мать, вышла замуж за Арни из Стодрейма. Его потом звали Конунговым Отчимом. Их детьми были Инги, Николас, Филиппус с Хердлы и Маргрет, на которой был женат Бьёрн Козел, а потом Симун сын Кари.

XVII

Эрлингом звали сына Кюрпинга-Орма и Рагнхильд, дочери Свейнки сына Стейнара. Кюрпинга-Орм был сыном Свейна сына Свейна, сына Эрленда из Герди. Матерью Орма была Рагна, дочь ярла Орма, сына Эйлива и Ингибьёрг, дочери ярла Финна сына Арни. Матерью Орма ярла была Рагнхильд, дочь ярла Хакона Могучего.

Эрлинг был человеком умным и большим другом Инги конунга. По его совету Эрлинг женился на Кристин, дочери Сигурда конунга и Мальмфрид, конунговой жены. У Эрлинга было поместье в Студле в южном Хёрдаланде.

Эрлинг уехал из страны и с ним Эйндриди Юный и еще другие лендрманны. У них была хорошая дружина. Они собрались в Йорсалир и поплыли на запад за море на Оркнейские острова. Там к ним присоединился Рёгнвальд ярл, которого прозывали Кали, и Вильяльм епископ. Они отплыли с Оркнейских островов с пятнадцатью боевыми кораблями и направились к Южным Островам, а оттуда на запад в Валланд и дальше путем, по которому плавал Сигурд Крестоносец, в Нёрвасунд и воевали повсюду в языческой Испании. Вскоре после того, как они прошли Нёрвасунд, от них отделился Эйндриди Юный со своей дружиной и шестью кораблями, и обе части поплыли своим путем.

Рёгнвальд ярл и Эрлинг Кривой встретили в море дромунд15 и с девятью кораблями напали на него и вступили с ним в бой. В конце концов они поставили свои корабли борт о борт с дромундом. Язычники16 бросали сверху копья, камни и котлы, полные кипящих смолы и масла. Эрлинг поставил свой корабль всего ближе к дромунду, так что всё это язычники обрушили на его корабль; Но тут Эрлинг и его люди прорубили отверстия в борту дромунда, некоторые под водой, а некоторые над водой, и вошли в них. Торбьёрн Скальд Кривого17 говорит в Драпе об Эрлинге так:

Под водой — поддался
Борт
— норвежцы бреши
Пробили, неведом
Им страх, топорами.

И сверху сквозь железо,
У кормильцев орлих18
На виду, врубились
В бок оленю пены19.

Аудун Рыжий — он защищал нос на корабле Эрлинга — первым взошел на дромунд. Они овладели дромундом и перебили на нем уйму народу. Они захватили огромную добычу и одержали славную победу.

Рёгнвальд ярл и Эрлинг Кривой добрались до Йорсалаланда и до реки Иордан. Затем они повернули назад и сначала направились в Миклагард. Там они оставили свои корабли, отправились дальше по суше и в конце концов благополучно вернулись в Норвегию. Эта поездка очень прославила их. Эрлинг стал теперь большим человеком, как благодаря этой поездке, так и благодаря своей женитьбе. К тому же он был человеком умным, богатым, знатным и красноречивым. Он был привержен Инги больше, чем его братьям.

Сигурд конунг прислушивается к женскому пению перед домом.

XVIII

Сигурд конунг ездил со своей дружиной по пирам на востоке в Вике и проезжал мимо усадьбы, принадлежавшей богатому бонду по имени Симун. Проезжая через эту усадьбу, конунг услышал в доме такое красивое пение, что был им пленен. Он подъехал к дому и, заглянув в него, увидел женщину, которая молола на мельнице и необычайно красиво пела. Конунг сошел с коня, подошел к женщине и возлег с ней. Когда он уехал, Симун узнал, что произошло. Женщину звали Тора. Она была работница Симуна. С тех пор Симун стал заботиться о ней. В свое время эта женщина родила сына. Ему дали имя Хакон и называли сыном Сигурда конунга.

Хакон воспитывался у Симуна сына Торберга и Гуннхильд, его жены. Там росли также сыновья Симуна и Гуннхильд — Энунд и Андреас. Они и Хакон очень любили друг друга, так что ничто не могло разлучить их, кроме смерти.

XIX

Эйстейн конунг был на востоке в Вике близко к границе страны. У него была распря с бондами Ранрики и Хисинга. Они выступили против него, и он сразился с ними и одержал победу. Место, где они сражались, называется Лейкберг. Он пожег многих в Хисинге. После этого бонды покорились ему, заплатили большую дань, и конунг взял у них заложников. Эйнар сын Скули говорит так:

В Лёйкберге всяк,
Кто встал под стяг,
Был духом твёрд,
Вождю оплот.
Был княжий суд
В Ранрики крут.
Люд отдать спешил
Всё, что князь просил.

На Вик ополчась,
Платил им князь
Гневен войной,
Доблий герой.
Дрожал народ
За свой живот
И нёс он дань,
Лишь бы кончить брань.

XX

Вскоре после этого Эйстейн конунг предпринял поход на запад за море и поплыл в Катанес. Узнав, что ярл Харальд сын Маддада в Торсе, он направился туда с тремя большими кораблями и застал ярла и его людей врасплох. У ярла был корабль с тридцатью скамьями для гребцов и на нем восемьдесят человек. Но так как они были застигнуты врасплох, Эйстейну конунгу и его людям удалось сразу же взойти на корабль. Они захватили ярла в плен и отвели на свой корабль. Он откупился тремя марками золота. На этом они расстались. Эйнар сын Скули говорит так:

Восемьдесят вывел
Харальд воев ярый
В бой. Радетель чайки
Павших20 рвался к славе.

Князь с тремя санями
Строп разбил — на милость
Вождя кряж кольчужный21
Скоро сдался
— ярла.

Оттуда Эйстейн конунг поплыл на юг вдоль восточного побережья Шотландии и пристал у торгового города, который назывался Апардьон. Он перебил там много народу и разорял город. Эйнар сын Скули говорит так:

Сгубил князь полк —
Грыз трупы волк —
И в Апардьон
Нёс тарчей звон.

Вторая битва у него была на юге у Хьяртаполля против войска рыцарей, которых он обратил в бегство. Они очистили там несколько кораблей. Эйнар говорит так:

Булат сёк рьян,
И рдел дождь ран22,
Шла воевать
Хьяртаполль рать.

Ладей в тот раз,
Слышь, англ не спас,
Лился бранный ток,
Витнира глоток23.

Затем он направился на юг в Англию, и его третья битва была у Хвитабю. Он одержал победу и сжег город. Эйнар говорит так:

Гром палиц Хлёкк24
Героя влёк,
Сёк меч в бою
При Хвитабю.

Князь рушил мир,
Ждал волка пир.
Яр, жёг людей
Древес злодей25.

После этого он воевал в разных местах в Англии. Стевнир26 был тогда конунгом Англии. Затем Эйстейн сразился у Скарпаскера с несколькими рыцарями. Эйнар говорит так:

В Скёрпускере вождь —
Стальной шёл дождь —
Сломить сумел
Властителей стрел.

Затем он сражался у Пилавика и одержал победу. Эйнар говорит так:

Князь в Пилавик
Мечом проник,
И парта27 труп
Рвал волчий зуб.

Он Лангатун рад —
За морем булат
Кромсал тела —

Спалить дотла.

Они сожгли Лангатун, большое селение, и люди говорят, что с тех пор оно не было отстроено заново. Затем Эйстейн конунг уплыл из Англии и осенью вернулся в Норвегию. Люди говорили о его походе по-разному.

XXI

Мир царил в Норвегии в первые дни правления сыновей Харальда, и согласие между ними было более или менее устойчивым, пока жили их старые советники и пока Инги и Сигурд был младенцами. У них была общая дружина, а у Эйстейна была своя. Он был уже взрослым. Но когда умерли воспитатели Инги и Сигурда, а именно Гюрд Сеятель сын Барда, Амунди сын Гюрда, Тьостольв сын Али, Оттар Кумжа, Эгмунд Свифтир и Эгмунд Денгир, брат Эрлинга Кривого — Эрлинг не был в почете, пока был жив Эгмунд, — Инги и Сигурд разделили свою дружину, и советником Инги конунга стал Грегориус сын Дага, сына Эйлива и Рагнхильд, дочери Скофти сына Эгмунда. У Грегориуса было много добра, и сам он был очень дельный человек. Грегориус стал управлять страной при Инги конунге, и конунг позволял ему распоряжаться своими владениями, как тот хотел.

Сигурд конунг сделался очень необузданным и немилостивым, когда вырос. Таким же был Эйстейн. Правда, Эйстейн был несколько сдержанней, но зато он был крайне жаден и скуп. Сигурд конунг был мужем рослым, сильным и статным. Волосы у него были русые. У него был некрасивый рот, хотя другие черты лица были у него хорошие. Он был необычайно красноречив и находчив. Об этом упоминает Эйнар сык Скули:

Затмил вождь отважный
Всех речами, в сече
Сигурду от бога
Успех, столбу победы.

Остальных, коль молвит
Слово тот, кто в битвах
Кровь, велеречивый,
Пролил, и не слышно.

XXII

Эйстейн конунг был черноволос и смугл. Он был среднего роста. Человек он был умный и понятливый, но ему вредило в глазах людей то, что он был скуп и жаден. Он был женат на Рагне, дочери Николаса Чайки.

Инги конунг был очень красив лицом. У него были светло-русые несколько жидкие, но кудрявые волосы. Он был мал ростом и с трудом мог ходить один. Одна нога у него была сухая, а плечи и грудь скрючены. Он был приветлив и обходителен с друзьями, щедр на деньги и в управлении страной охотно слушался своих советников. Народ его любил. Благодаря всему этому большинство людей было на его стороне.

Дочь конунга Харальда Гилли звали Бригида. Она была замужем сначала за конунгом шведов Инги сыном Халльстейна, затем за ярлом Карлом сыном Сони и затем за Магнусом конунгом шведов. Она и конунг Инги сын Харальда были единоутробными братом и сестрой. Ее последним мужем был ярл Биргир Улыбка. У них было четверо сыновей. Одним был Филиппус ярл, вторым — Кнут ярл, третьим — Фольки, четвертым — Магнус. Их дочерьми были Ингигерд, на которой был женат Сёрквир конунг — их сыном был Йон конунг, — второй была Кристин, третьей — Маргрет. Вторую дочь Харальда Гилли звали Мария. На ней был женат Симун Ножны, сын Халлькеля Сутулого. Их сына звали Николас. Третью дочь Харальда Гилли звали Маргрет. На ней был женат Йон сын Халлькеля, брат Симуна.

Между братьями происходило много такого, что вело к раздору. Но я упомяну только о том, что имело важные последствия.

XXIII

Николас кардинал из Румаборга приехал в Норвегию во времена сыновей Харальда. Его послал в Норвегию папа. Кардинал гневался на Сигурда и Эйстейна, и они должны были искать примирения с ним. А к Инги он благоволил и называл своим сыном.

Когда они все помирились с ним, он соизволил посвятить Йона сына Биргира в архиепископы в Трандхейме, пожаловал ему одеяние, которое называется паллиум, и постановил, что престол архиепископа должен быть в Нидаросе в Церкви Христа, где покоится конунг Олав Святой. А раньше в Норвегии были только епископы. Кардинал распорядился, что никто не должен безнаказанно входить в торговый город с оружием, кроме двенадцати дружинников, сопровождающих конунга. Он во многом улучшил нравы людей в Норвегии, пока был в стране. Никогда в Норвегию не приезжал чужестранец, который был бы всеми так уважаем и оказал такое влияние на народ, как он. Он потом уехал на юг, получив богатые дружеские подарки, и обещал, что всегда останется лучшим другом норвежцев. Вскоре после того как он вернулся на юг в Румаборг, умер тогдашний папа, и весь народ Румаборга пожелал, чтобы Николас стал папой. И он был посвящен в папы под именем Адриануса28. Люди, которые в его времена бывали в Румаборге, говорят, что, как бы он ни был занят делами с другими людьми, он всегда раньше говорил с норвежцами, которые хотели, чтобы он их выслушал. Он был папой недолго и считается святым.

XXIV

В дни сыновей Харальда Гилли случилось, что человек по имени Халльдор попал в руки вендов, и они взяли и покалечили его. Они взрезали у него глотку, вытащили язык и отрезали его у корня. Он тогда обратился к святому Олаву конунгу, направил весь свой дух к этому святому человеку и в слезах просил Олава конунга вернуть ему дар речи и здоровье. И вот он получил от этого доброго конунга дар речи и милостивое исцеление и сразу же сделался его слугой на всю жизнь, и стал благочестивым и твердо верующим человеком. Это чудо произошло за полмесяца до второй мессы Олава29, в день, когда Николас кардинал ступил на норвежскую землю.

XXV

В Упплёнде жили два брата, знатного рода и богатые, сыновья Гутхорма Седая Борода, Эйнар и Андреас, дядья конунга Сигурда сына Харальда. Там была их отчина и все их владения. У них была сестра, красивая видом, но, как потом оказалось, она не остерегалась того, что о ней могли сказать злые люди. Она была дружественно расположена к одному английскому священнику по имени Рикард, который жил у ее братьев, и оказывала ему многие услуги и делала ему разные одолжения из доброжелательности. Это не привело к добру: о ней пошли нехорошие слухи. И когда это сделалось предметом общих разговоров, все стали винить священника, и ее братья тоже. Ибо когда слухи дошли до них, они решили, что он виноват в той большой дружбе, которая была между ним и их сестрой. Так те попали в большую беду, как и следовало ожидать, потому что братья скрывали свои замыслы и не выдавали своих намерений.

Однажды они позвали священника к себе — а он не ожидал от них ничего, кроме добра, — и увезли с собой под тем предлогом, что у них было какое-то дело в другой местности, и попросили его сопровождать их. Они взяли с собой одного своего челядинца, который был посвящен в их замыслы.

Они поплыли на корабле по озеру, которое называется Рёнд, и, направляясь вдоль берега, приплыли на мыс, который называется Скифтисанд. Там они сошли на берег и некоторое время играли. Потом они пошли в укромное место и велели челядинцу ударить священника обухом топора. Челядинец ударил священника так, что тот упал в обморок. Очнувшись он сказал:

— Почему вы так жестоко со мной поступаете?

Они ответили:

— Хотя тебе этого никто не говорил, но сейчас ты узнаешь, что ты натворил.

И они сказали ему, в чем его винят. Он отрицал свою вину и сказал, что пусть бог и святой Олав конунг рассудят их. Затем они переломали ему ноги и вместе потащили его в лес и связали ему руки на спине. Тут они закинули ему под голову веревку, положили доску ему под плечи и голову, сделали петлю в веревке и натянули веревку заверткой. Затем Эйнар взял колышек и приставил его к глазу священника, а челядинец стоял рядом и ударил обухом топора по колышку, так что глаз выскочил и скатился на бороду. Затем Эйнар приставил колышек к другому глазу и сказал челядинцу:

— Ну-ка, ударь немного слабее.

Тот так и сделал. Колышек соскользнул с глазного яблока и срезал веко. Эйнар взял веко в руку, поднял его и увидел, что глазное яблоко осталось на месте. Тогда он приставил колышек к щеке, а челядинец ударил по колышку, и глазное яблоко выскочило на скулу. Затем они открыли ему рот, схватили его язык, вытащили его и отрезали. Затем они развязали ему руки и голову.

Когда он очнулся, он прежде всего приставил глазные яблоки к глазницам и держал их там обеими руками, как только мог. Затем они отнесли его на корабль и поплыли к хутору, который называется Сэхеймруд, и сошли там на берег. Они послали человека на хутор сказать, что у корабля на берегу лежит священник. Пока посланный ходил, они спросили священника, может ли он говорить, и он стал шевелить языком и пытался заговорить. Тогда Эйнар сказал брату:

— Когда он поправится и обрубок языка заживет, я боюсь, он заговорит.

Тут: они защемили обрубок языка щипцами, вытащили его, дважды обрезали его и, наконец, вырезали корень языка. Так они оставили священника полумертвым.

Хозяйка на хуторе была бедная женщина. Однако она сразу же пошла со своей дочерью, и они принесли его на своих плащах. Затем они пошли за священником, и когда тот пришел туда, он перевязал все его раны, и они старались облегчить его мучения, как могли.

Так он лежал, израненный священник, в жалком состоянии, надеялся все время на божью милость и никогда не отчаивался в ней, молил бога безмолвно в мыслях и в скорбном сердце, и тем ревностнее, чем больше страдал, и обращался душой к милосердному конунгу, Олаву Святому, божьему любимцу, ибо он много слышал ранее о его славных деяниях и полагался поэтому тем тверже и всем сердцем на его помощь в своей беде. И, лежа так, покалеченный и совсем бессильный, он горько плакал и стенал и молил израненным сердцем святого Олава конунга, чтобы тот помог ему.

И вот после полуночи израненный священник уснул. И привиделось ему, что к нему подошел величавый муж и сказал:

— Плохо с тобой обошлись, друг Рикард. Я вижу, что силы твои невелики.

Священник подтвердил, что это так. Тогда тот сказал:

— Ты нуждаешься в милости.

Священник говорит:

— Я нуждаюсь в милости всемогущего бога и святого Олава конунга.

Тот говорит:

— Ты ее получишь.

Тут он схватил обрубок языка и дернул так сильно, что священнику стало больно. Затем он провел рукой по его глазам и ногам и другим членам, которые были покалечены. Тогда священник спросил, кто он. Тот взглянул на него и сказал:

— Я Олав с севера из Трандхейма.

Затем он исчез, а священник проснулся совершенно здоровый и сразу же заговорил.

— Благословен я, — сказал он. — Хвала богу и святому Олаву конунгу! Он исцелил меня.

И насколько плохо ему пришлось раньше, настолько же быстро исцелился он от всех немощей, и ему казалось, что он никогда и не был изранен или немощен. Язык у него был цел, глаза на месте, переломанные кости срослись, все другие раны зажили и не болели, он был совершенно здоров.

Но в знак того, что глаза его были выколоты, на обоих веках осталось по белому рубцу, так что зрима была слава великого конунга, которую тот явил человеку, так жестоко покалеченному.

XXVI

Эйстейн и Сигурд были в ссоре, потому что Сигурд конунг убил одного дружинника Эйстейна конунга — Харальда из Вика, у которого был дом в Бьёргюне, и еще другого — священника Йона сына Бьярни Тапарда, сына Сигурда. По этой причине они должны были встретиться зимой в Упплёнде для примирения. Они долго разговаривали вдвоем, и во время этого разговора было решено, что все братья должны встретиться в Бьёргюне следующим летом и что Инги конунг должен иметь два или три поместья и достаточно средств, чтобы содержать при себе тридцать человек, но в силу своего плохого здоровья не может быть конунгом.

Инги и Грегориус узнали об этих замыслах и отправились в Бьёргюн с большим числом людей. Сигурд прибыл немного позднее, и у него была значительно меньшая дружина. Инги и Сигурд к этому времени пробыли девятнадцать лет конунгами Норвегии. Эйстейн приехал с востока из Вика позднее, чем они — с запада.

Инги конунг велел трубить, чтобы собирался тинг на Хольме, и Сигурд и Инги прибыли с множеством людей. У Грегориуса было два боевых корабля и не меньше девяноста человек, содержание которых он обеспечивал. Он содержал своих людей лучше, чем другие лендрманны. Так, он никогда не пировал без того, чтобы все его люди пировали вместе с ним. Он пришел на тинг в позолоченном шлеме, и вся его дружина была в шлемах.

Инги конунг встал и рассказал людям о том, что, как ему стало известно, его братья замыслили против него, и просил поддержать его. Люди встретили его речь одобрительно и выразили готовность поддержать его.

Бьёргюн во времена Снорри.

(Пунктиром обозначается нынешний Берген, штриховкой - старый Бьёргюн.)

Условные обозначения: 1. Церковь св. Олава на Холмах (Olavskirke pa Bakkene). 2. Корабельные сараи конунга. 3. Монастырь братьев-проповедников. 4. Усадьба епископа. 5. Малая Церковь Христа. 6. Большая Церковь Христа. 7. Палаты конунга. 8. Церковь апостолов. 9. Травяной двор конунга (Kongens «gressgard»). 10. Вейсан (болото?). 11. Сандбру. 12. Церковь Марии. 13. Церковь св. Лаврентия. 14. Церковь св. Петра. 15. Общинная церковь Марии (Maria-kirke-almenning). 16. Общинная избушка (Bue-almenning). 17. Breide-almenning. 18. Верхняя Длинная улица. 19. Церковь св. Николая. 20. Общинная церковь св. Николая. 21. Каменная церковь. 22. Церковь св. Мартина. 23. Церковь Халльварда. 24. Aute-almenning. 25. Хоровая церковь. 26. Церковь св. Олава (ныне соборная церковь). 27. Церковь Всех Святых. 28. Женский монастырь. 29. Церковь св. Иоанна (монастырь). 30. Мункелив (монастырь).

XXVII

Тогда встал Сигурд конунг и стал держать речь. Он сказал, что неверно то, в чем Инги конунг их упрекает. Он утверждал, что все это придумал Грегориус, и пригрозил, что уж он позаботится о скорой встрече с ним, когда он сшибет с него этот позолоченный шлем. В заключение своей речи он заявил, что им не придется долго жить вместе. Грегориус сказал в своем ответе, что Сигурду едва ли стоит стремиться к встрече с ним и что он приготовился к ней.

Несколько дней спустя один дружинник Грегориуса был убит на улице, а тот, кто убил его, был дружинником Сигурда конунга. Тогда Грегориус хотел напасть на Сигурда конунга и его людей, но Инги конунг и многие другие удержали его. Но когда Ингирид, мать Инги конунга, шла с вечерней службы, она увидела, что Сигурд Красивая Секира лежит убитый. Сигурд был дружинником Инги конунга. Он был старым человеком и служил многим конунгам. Его убили люди Сигурда конунга — Халльвард сын Гуннара и Сигурд сын Эйстейна Травали — и сказали, что Сигурд конунг велел убить его. Ингирид пошла сразу же к Инги конунгу и сказала ему, что он надолго останется мелким конунгом, если будет позволять, чтобы его дружинников убивали одного за другим, как свиней. Конунг рассердился на ее упреки. Но когда они так пререкались, вошел Грегориус в шлеме и кольчуге и просил конунга не гневаться. Он сказал, что его мать права.

Гости входят в погреб.

— Я пришел сюда, чтобы поддержать тебя, если ты хочешь напасть на Сигурда конунга. Здесь во дворе больше сотни людей, моих дружинников, в шлемах и кольчугах. Мы нападем там, где напасть будет всего труднее.

Большинство, однако, отговаривали и говорили, что Сигурд, наверно, предложит виру за убитых. Но когда Грегориус увидел, что его хотят удержать, он сказал Инги конунгу:

— Так они лишают тебя твоих защитников. Недавно они убили моего дружинника, а теперь твоего. Скоро они начнут охотиться на меня или других лендрманнов, без которых, по их расчету, тебе всего хуже придется. Они видят, что ты ничего не предпринимаешь, и они отнимут у тебя власть конунга, когда все твои друзья будут перебиты. Какой бы путь ни выбрали другие лендрманны, я не хочу быть зарезанным, как скотина. Я намерен сегодня ночью рассчитаться с Сигурдом, что бы ни получилось из этой сделки. Тебе же и здоровье не позволяет сражаться, да и мало у тебя желания защитить своих друзей. Но я готов выступить против Сигурда, и мое знамя уже поднято.

Инги конунг встал и велел подать свою одежду. Он приказал вооружиться всем, кто хочет идти за ним, и сказал, что теперь уже бесполезно удерживать его, довольно он отступал, пусть теперь мечи решают спор между ними.

XXVIII

Сигурд конунг пировал в усадьбе Сигрид Соломенной Вдовы. Он был готов к бою, но думал, что вряд ли на него нападут. Но вот они подошли к усадьбе, Инги — со стороны кузницы, Арни, отчим конунга, — со стороны Сандбру, Аслак сын Эрленда — из своей усадьбы, а Грегориус — с улицы, где напасть было всего труднее. Сигурд конунг и его люди отстреливались из чердачных окон и, сломав печи, сбрасывали камни на нападающих. Грегориус и его люди взломали ворота, и там в воротах пал Эйнар сын Лососьего Паля. Из людей Сигурда конунга был сражен также Халльвард сын Гуннара. Он был застрелен на чердаке. Но никто не жалел, что он погиб. Нападавшие стали подрубать дом, и люди Сигурда вышли у него из повиновения и просили пощады.

Тут Сигурд вышел на галерею и хотел, чтобы его выслушали. Но его узнали по его позолоченному щиту и не захотели слушать: стрелы посыпались на него градом, и он не смог там оставаться.

Но так как его люди оставили его и нападавшие сильно подрубили дом, он вышел из него вместе с Тордом Хозяйкой, своим дружинником родом из Вика, и хотел пройти туда, где стоял Инги конунг, и Сигурд крикнул Инги, своему брату, прося пощады. Но их сразу же обоих зарубили, причем Торд Хозяйка пал, покрыв себя славой. Многие погибли из войска Сигурда, а также из войска Инги, хотя я называю немногих, и четверо из войска Грегориуса, а также несколько человек, которые не принадлежали ни к той, ни к другой стороне, но попали под стрелы, будучи на пристани или на кораблях.

Сражение произошло в пятницу за четырнадцать дней до дня Йона Крестителя. Сигурд конунг был погребен в старой Церкви Христа на Хольме. Инги конунг отдал Грегориусу корабль, который раньше принадлежал Сигурду конунгу.

На два или три дпя позднее приплыл с востока Эйстейн конунг с тридцатью кораблями, и с ним приехал Хакон, его племянник. Эйстейв не доплыл до Бьёргюна и остановился в Флорувагаре. Между ними ходили гонцы, и делались попытки примирить их. Грегориус настаивал на том, чтобы напасть на Эйстейна, и говорил, что потом не будет более удобного случая, и брался быть предводителем.

— А ты, конунг, не езди. У нас нет недостатка в людях. Но многие отговаривали от нападения, и оно не состоялось. Эйстейн конунг отправился на восток в Вик, а Инги конунг — на север в Трандхейм, и они вроде как помирились, хотя сами не встретились.

Королева Ингирид и Грегориус подстрекают Инги конунга.

XXIX

Грегориус сын Дага отправился на восток немного позднее, чем Эйстейн конунг, и расположился в Братсберге в Хёвунде в своем поместье. Эйстейн конунг приехал в Осло. Его корабль пришлось тащить по льду больше двух морских миль, так как в Вике лед был крепкий. Эйстейн направился в Хёвунд, чтобы захватить там Грегориуса, но тому стало известно о его замысле, и он бежал в Теламёрк с девятью десятками людей и оттуда на север через горы в Хардангр и дальше в Студлу в Эдни. Там у Эрлинга Кривого было поместье. Сам он тогда был в Бьёргюне, но Кристин, его жена, дочь Сигурда конунга, была дома и обеспечила Грегориуса всем, чего тот хотел.

Грегориуса хорошо приняли. Он получил там боевой корабль, который был у Эрлинга, и все, в чем нуждался. Грегориус поблагодарил Кристин и сказал, что она обошлась с ним так, как и следовало ожидать от жены могущественного человека. Затем они направились в Бьёргюн и встретили там Эрлинга, и тот сказал, что его жена хорошо поступила.

XXX

Затем Грегориус сын Дага направился на север в Каупанг и приплыл туда перед йолем. Инги конунг был очень рад ему и просил распоряжаться его имуществом. Эйстейн конунг сжег усадьбу Грегориуса и порезал его скот. А великолепные корабельные сараи, которые велел построить Эйстейн конунг старший30, были сожжены зимой вместе с отличными кораблями, принадлежавшими Инги конунгу. Это считалось очень злым делом и приписывалось Эйстейну конунгу и Филиппусу сыну Гюрда, сводному брату Сигурда конунга.

Следующим, летом Инги конунг поплыл с севера, и с ним было очень много народу, а Эйстейн койунг поплыл с востока, и он тоже собрал себе войско. Они встретились у островов Селейяр к северу от мыса Лидандиснес. У Инги конунга было много большее войско. Между ними чуть не завязалась битва. Они помирились на том, что Эйстейн обязался уплатить сорок пять марок золота. Конунг Инги должен был получить тридцать марок в возмещение за корабли и корабельные сараи, сожженные Эйстейном, а Филиппус и все, кто участвовал в их сожжении, должны были быть объявлены вне закона. Люди, о которых было известно, что они участвовали в убийстве Сигурда конунга, тоже должны были быть объявлены вне закона, ибо Эйстейн конунг обвинял Инги конунга в том, что тот покрывает их. А Грегориус должен был получить пятнадцать марок в возмещение за то, что Эйстейн конунг пожег у него. Эйстейну конунгу этот расчет не понравился. Он считал, что ему его навязали силой. Инги конунг поплыл со встречи на восток в Вик, а Эйстейн — на север в Трандхейм.

После этого Инги конунг оставался в Вике, а Эйстейн конунг оставался на севере, и они не встречались. Сообщения, которыми они обменивались, не вели к миру. Каждый из них был виновен в убийстве друзей другого, и Эйстейн не уплатил того, что должен был уплатить. Каждый из них обвинял другого в том, что тот не сдержал слова. Инги конунг и Грегориус переманивали к себе людей Эйстейна конунга. Так, они переманили Барда Стандали сына Брюньольва, Симуна Ножны, сына Халлькеля Сутулого и много других лендрманнов, Халльдора сына Брюньольва и Йона сына Халлькеля.

XXXI

Но когда после смерти Сигурда конунга прошло два года, конунги двинули друг против друга войска, Инги с востока страны — у него было восемьдесят кораблей, — а Эйстейн с севера — у него было сорок пять кораблей. У Эйстейна был большой дракон, построенный для конунга Эйстейна сына Магнуса. У обоих было хорошее и большое войско. Инги конунг стоял со своими кораблями к югу от острова Мостр, а Эйстейн конунг — немного севернее, в Грёнингасунде. Эйстейн послал на юг к Инги молодого Аслака сына Йона и Арни Стурлу сына Сэбьёрна. У них был один корабль. Но когда люди Инги увидели их, они напали на них, перебили много их людей и захватили корабль со всем, что на нем было, и все их пожитки. Аслаку и Арни удалось бежать на берег, и они отправились к Эйстейну конунгу и рассказали, как Инги конунг встретил их.

Эйстейн конунг созвал тогда домашний тинг и рассказал людям, как люди Инги нарушили мир, и просил своих воинов следовать за ним:

— Ибо у нас такое большое и хорошее войско, что я ни в коем случае не обращусь в бегство, если только вы будете следовать за мной.

Но его речь не встретила одобрения. Халлькель Сутулый был там, но оба его сына, Симун и Йон, были у Инги. И Халлькель сказал тогда так громко, что многие слышали:

— Пусть твои сундуки с золотом следуют за тобой и защищают твою страну.

XXXII

Следующей ночью они уплыли потихоньку на многих кораблях, некоторые, чтобы присоединиться к Инги конунгу, другие — в Бьёргюн, еще другие — во фьорды. Утром, когда рассвело, конунг оставался один с десятью кораблями. Он тогда решил бросить большого дракона, ибо тот был слишком тяжел на плаву, и некоторые другие корабли, и они сильно порубили дракона, а также бочонки с пивом, и все, что они не могли с собой взять, они уничтожили. Эйстейн конунг перешел на корабль Эйндриди сына Йона Жирный Нос, и они поплыли на север, вошли в Согн и оттуда отправились сухим путем в Вик.

Инги конунг поплыл на восток в Вик по морю. А к востоку от Фольда расположился Эйстейн, и было у него почти двенадцать сотен людей. Но увидев корабли Инги конунга, они решили, что у них недостаточно войска, чтобы ему противостоять, и они бежали в лес. Они бежали кто куда, так что при конунге остался только один человек.

Симун Ножны и его люди находят Эйстейна конунга.

Люди конунга Инги узнали, где Эйстейн и что люди его разбежались. Они отправились искать его. Симун Ножны встретил его в то время, как тот выходил из кустарника. Симун приветствовал его:

— Привет тебе, господин! — говорит он. Конунг отвечает:

— Наверно, ты считаешь, что теперь ты мой господин.

— Похоже на то, — говорит Симун.

Конунг стал просить, чтобы тот помог ему бежать, и сказал:

— Тебе бы это подобало. Ведь мы долго были друзьями, хотя сейчас дело обстоит иначе.

Симун сказал, что ничего такого не будет. Конунг попросил, чтобы ему дали выслушать мессу. Эту просьбу его уважили. Затем он лег ничком, расставил руки и попросил, чтобы его зарубили ударом накрест между лопаток. Он сказал, что теперь будет видно, выдержит ли он испытание железом, которого требовали друзья Инги. Тут Симун велел тому, кто должен был нанести смертельный удар, делать свое дело. Довольно, как он сказал, конунгу пресмыкаться в вереске. И его зарубили, и все нашли, что он мужественно встретил смерть. Его тело перенесли в Форс и положили на ночь к югу от церкви на пригорке.

Эйстейн конунг был погребен в церкви в Форсе. Его могила находится в середине церковного пола, и на нее положена подстилка. Люди считают его святым. Там, где он был зарублен и где его кровь пролилась на землю, забил родник; а другой родник забил там, где его тело пролежало ночь. Многие люди считают, что вода из этих родников исцелила их.

Люди из Вика рассказывают, что на могиле Эйстейна произошло много чудес до того, как его враги вылили на нее варево из собаки.

Симуна Ножны очень не любили из-за его поступка, и все его осуждали. Но рассказывают, что, когда Эйстейн конунг был схвачен, Симун послал человека к Инги конунгу, а тот сказал, что не хочет, чтобы Эйстейн показывался ему на глаза. Так велел написать Сверрир конунг31. А Эйнар сын Скули говорит так:

Закоснел в злодействах
Симун — днесь и князя
Предал
, — нет пощады
Средь людей злодею.


Примечания

1 Боргартинг — тинг в Сарпсборге.

2 Колли исландский скальд XII в.

3 …метели Гунн — битве (Гунн — валькирия).

4 …сычу крови — ворону.

5 пней битвы — воинов.

6 пре стали — битвы.

7 эйриров золота — один эйрир — ⅛ марки золота.

8 Здесь, как и ниже, в гл. X, XI «Саги о сыновьях Харальда Гилли», автор «Круга Земного» ссылается на сагу Эйрика Оддсона «Хрюггьярстюкки» как свой источник (см. о ней также в приложении М. И. Стеблин-Каменский. «Круг Земной» как литературный памятник).

9 …дня Мартейна — 11 ноября.

10 См. прим. 8.

11 См. прим. 8.

12 …Эйрартинге — тинг на Эйраре, в устье реки Нид.

13 Здесь, по-видимому, выпали слова «От Эйстейна не стали требовать, чтобы он доказал свое происхождение посредством божьего суда».

14 …крыши Игга — щиты (Игг — Один).

15 …Дромунд — средиземноморский боевой корабль.

16 Язычники — сарацины.

17 Торбьёрн Скальд Кривого — исландский скальд XII в.

18 …кормильцев орлих — воинов, язычников.

19 …оленю пены — кораблю.

20 Радетель чайки павших — воин, т. е. конунг Эйстейн (чайка павших — ворон).

21 Сани строп — корабли. Кряж кольчужный — воин, ярл Харальд.

22 Дождь ран — кровь.

23 Витнира глоток — кровь (Витнир — волк).

24 Гром палиц Хлёкк — битва (палица Хлёкк — меч, Хлёкк — валькирия).

25 …древес злодей — огонь.

26 Стефнир — английский король Стефан Блуасский, 1135–1154.

27 …парта — кто такие парты, неясно.

28 …Адриануса — папа Адриан IV, 1154–1159.

29 …второй мессы Олава — 3 августа.

30 Эйстейн конунг старший — Эйстейн сын Магнуса, см. выше, гл. XXIII «Саги о сыновьях Магнуса Голоногого».

31 Так велел написать Сверрир конунг. — Неизвестно, какой источник имеется здесь в виду.

Перевод М. И. Стеблин-Каменского.

Источник: Снорри Стурлусон. Круг Земной. — М.: Наука, 1980. Издание подготовили: А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. [КЗ]

OCR: Halgar Fenrirsson

Иллюстрации из издания: Snorre Sturlasson. Kongesagaer. Oversatt av Anne Holtsmark og Didrik Arup Seip. 1959.

Подготовка иллюстраций для сайта: Солнце Зимы

© Tim Stridmann