Круг Земной

Сага о Магнусе Голоногом

I

Магнус, сын Олава конунга, был сразу же после кончины Олава конунга провозглашен в Вике конунгом всей Норвегии. Но когда жители Упплёнда узнали про кончину Олава конунга, они провозгласили конунгом Хакона Воспитанника Торира, двоюродного брата Магнуса.

Затем Хакон и Торир отправились на север, в Трандхейм, и, прибыв в Нидарос, созвали Эйратинг. На этом тинге Хакон потребовал, чтобы его признали конунгом, и бонды признали его конунгом половины страны, как в свое время был Магнус, его отец.

Хакон отменил в Трандхейме налог на выезд из страны и ввел многие другие улучшения законов. Он отменил также рождественскую подать. Всем этим он завоевал расположение трандхеймцев. Хакон конунг набрал себе дружину и вернулся в Упплёнд. Он ввел в Упплёнде такие же улучшения законов, какие он ввел в Трандхейме, и этим завоевал полное расположение жителей Упплёнда. В Трандхейме сочинили тогда такую вису:

Млад достиг он, Хакон
Сей земли, — с ним Стейгар-
Торир
, — достохвальный
Муж, средь смертных первый.

И, войдя в державу,
Дерзостный урезал
У Магнуса власть он
И выть вполовину.

II

Осенью Магнус конунг отправился на север в Каупанг. Прибыв туда, он расположился в конунговой усадьбе и пробыл там первую половину зимы. Он держал наготове семь боевых кораблей в незамерзшем месте реки Нид напротив конунговой усадьбы. Когда Хакон конунг узнал, что Магнус конунг в Трандхейме, он отправился с востока через Доврафьялль и затем в Трандхейм и в Каупанг. Он расположился в усадьбе Скули, что у Церкви Клеменса. Там раньше была конунгова усадьба.

Магнусу конунгу очень не нравилось, что своими щедротами Хакон конунг завоевал расположение бондов. Он считал, что так тратится его добро, и он был очень возмущен. Он считал, что его родич ущемил его права, поскольку он должен был теперь получать гораздо меньше доходов, чем получал его отец или его предки, и он винил во всем Торира.

Узнав об этом, Хакон конунг и Торир стали опасаться, что Магнус предпримет что-либо. Им казалось очень подозрительным, что Магнус держит наготове боевые корабли. И вот весной, близко к сретенью, Магнус конунг отплыл ночью на кораблях с шатрами и огнем в них и направился в Хевринг. Там они расположились ночевать и развели на берегу большие костры. А Хакон конунг решил, как и люди в городе, что замышлена измена, и велел трубить сбор, и все люди в Каупанге собрались и держались вместе всю ночь. А утром, когда рассвело и Магнус конунг увидел народ, собравшийся на берегу у устья реки Нид, он вышел из фьорда в море и поплыл на юг, в Гулатингслёг.

Хакон конунг собрался тогда в путь. Он намеревался отправиться на восток в Вик. Но раньше он собрал сход в городе и говорил народу, прося у него поддержки и обещая ему свою дружбу. Он сказал, что его родич Магнус конунг, наверно, замыслил недоброе.

Хакон конунг сел на коня и был готов к отъезду. Все обещали ему свою дружбу и поддержку, если она понадобится, и весь народ провожал его до Стейнбьёрга. Хакон конунг направился к горам Доврафьялль. Однажды, когда он ехал через горы, он погнался за куропаткой, которая улетала от него. Тут он заболел, и от этой болезни там в горах умер. Его тело привезли в Каупанг через полмесяца после того, как он оттуда уехал. Весь городской люд, большинство — плача, вышел встречать тело конунга, потому что все его от души любили.

Тело Хакона конунга было погребено в Церкви Христа. Хакону конунгу было не меньше двадцати пяти лет. Он был у норвежского народа одним из самых любимых конунгов.

Он ходил походом на север в Страну Бьярмов и одержал там победу в битве.

III

Магнус конунг отправился зимой на восток в Вик, а весной он направился на юг в Халланд и разорял там страну. Он пожег тогда Вискардаль и другие селения. Он взял там большую добычу, а потом вернулся в свою страну. Бьёрн Безрукий1 так говорит в драпе о Магнусе:

Шёл сквозь Халланд вёрсов
Столп2, настигнув толпы
Беглецов, жёг сёла
Окрест конунг трёндов3.

Выжег вождь округу
Хёрдский4жар наделал
Зол, — вискдальским девам
Не до сна
— достойный.

Здесь говорится о том, что Магнус конунг прошел с огнем и мечом по Халланду.

IV

Одного человека звали Свейн. Он был сыном Харальда Живодера и датчанин родом. Он был удалой викинг и воитель. Он слыл знатным в своей стране. Он был приверженец Хакона конунга. После смерти Хакона Торир из Стейга не рассчитывал на расположение или дружбу Магнуса конунга, если бы власть того распространилась на всю страну, по причине вражды, которую Торир проявил раньше к Магнусу конунгу. И вот Торир и Свейн приняли решение, которое они и выполнили, — собрать войско на средства и из людей Торира. Но так как Торир был тогда стар и тяжел на подъем, Свейн стал предводителем этого войска. К этому заговору примкнули и некоторые другие знатные мужи. Самым могущественным из них был Эгиль, сын Аслака из Форланда. Эгиль был лендрманном. Он был женат на Ингибьёрг, дочери Эгмунда сына Торберга и сестре Скофти из Гицки. Скьяльгом звали могущественного и богатого человека, который тоже примкнул к заговору. Торкель Хамарскальд5 так говорит в драпе о Магнусе:

Рать для брани с выти
Набрал гордый Торир —
Пагубен для многих
Был сей шаг
— и Эгиль.

Не дождались слуги
Скьяльга блага в споре
С достославным — только
Жилы надорвали.

Торир и те, кто был с ним заодно, набрали войско в Упплёнде, отправились оттуда в Раумсдаль и Южный Мёр и там раздобыли себе корабли. Оттуда они поплыли на север в Трандхейм.

V

Сигурдом Шерстяная Веревка звали одного лендрманна, сына Лодина Виггьярскалли. Он собрал войско, послав ратную стрелу, когда он узнал о войске Торира, и направился с войском, которое ему удалось собрать, к Виггу. А Свейн и Торир тоже направились туда со своим войском и сразились с Сигурдом. Они одержали победу и перебили много народу, а Сигурд бежал и добрался к Магнусу конунгу. Торир и его войско направились в Каупанг и оставались там некоторое время во фьорде. К ним присоединилось там много народу.

Жители Упплёнда идут на тинг.

Узнав об этих событиях, Магнус конунг сразу же собрал войско и затем направился на север в Трандхейм. Но когда он вошел во фьорд и Торир и его люди узнали об этом — они были тогда у Хевринга и собирались выйти из фьорда в море, — они подошли к Вагнвикастрёнду, сошли с кораблей и перебрались на север в Тексдаль и Сельюхверви, а Торира несли через горы на носилках. Затем они сели на корабли и поплыли на север, в Халогаланд.

А Магнус конунг отправился вдогонку за ними, как только он приготовился к походу. Торир и его люди поплыли на север и доплыли до Бьяркей, а Йон и его сын Видкунн бежали оттуда Торир и его люди разграбили там все добро, сожгли усадьбу и хороший боевой корабль, который был у Видкунна. И когда горящий корабль накренился, Торир сказал:

— Право руля, Видкунн!

Тогда была сочинена такая виса:

Грабит крепкосрубный
Двор средь Бьяркей яркий
Тать ветвей6. Содеял
Все злотворец Торир.

Хватит бед — усадьбу
Дотла вор дубравы
7
Нынче Йону — выжег.
Дым застил полнеба.

VI

Йон и Видкунн плыли день и ночь, пока не добрались к Магнусу конунгу. А Свейн и Торир, возвращаясь со своим войском с севера, грабили по всему Халогаланду. Но когда они стояли во фьорде, который называется Харм, они увидели, что приближается Магнус конунг, и, решив, что у них недостаточно войска, чтобы сражаться, пустились наутек.

Торир и Эгиль поплыли в Хесьютун, а Свейн вышел в открытое море, некоторые же из их войска поплыли вглубь фьорда. Магнус конунг стал преследовать Торира и Эгиля. Когда корабли, причаливая к берегу, столкнулись, Торир стоял на корме своего корабля, и Сигурд Шерстяная Веревка крикнул ему:

— Здоров ли ты, Торир?

Торир отвечает:

— Руки-то здоровы, но дряхлы ноги.

Тут все люди Торира и Эгиля бежали на берег, а Торир был схвачен. Эгиль был тоже схвачен, так как он не хотел оставить свою жену. Магнус конунг велел отвезти их обоих на Вамбархольм. Когда Торира вели на берег, он пошатнулся. Тогда Видкунн сказал:

— Лево руля, Торир!

Затем Торира повели к виселице. Тогда он сказал:

— Четверо нас счетом
Было, кормчий — первый.

А когда он подошел к виселице, он сказал:

— На лихо жди лиха!

Затем его повесили. Торир был так тяжел, что, когда поднялась поперечина виселицы, его шея перервалась и туловище упало на землю. Торир был огромен: и высок ростом, и тучен.

Эгиля тоже повели на виселицу, и когда рабы конунга стали его вешать, он сказал:

— Не потому вы меня вешаете, что каждый из вас меньше заслужил того, чтобы быть повешенным. — Как сказано в висе:

Казнь Эгиля.

Уста не солгали
Эгилевы, дева,
Слово к чуждым правды
Рабам обращая,

Всем бы им, — так ратник
Рек,
— скорей веревка
Подошла. Жестокой
Не избег он казни.

Магнус конунг сидел около, когда их вешали, и он был в таком гневе, что никто из его людей не посмел просить о пощаде для тех. Но когда Эгиль уже висел на виселице, Магнус сказал:

— Твои добрые друзья теперь тебе не помогут.

Откуда следует, по-видимому, что он хотел, чтобы его попросили о пощаде для Эгиля. Бьёрн Безрукий говорит так:

Меч кровавил в сече
Князь, казня смутьянов,
Всюду в Харме ведьмин
Конь8 вгрызался в кости.

Вождь пресек — повешен
Торир, спор победой
Увенчал зачинщик
Пенья Хильд
9 — измену.

VII

После этого Магнус конунг отправился на юг в Трандхейм и зашел вo фьорд. Он наложил суровые наказания на тех, кто был изобличен в измене ему. Одних он велел убить, у других — сжечь их усадьбы. Бьёрн Безрукий говорит так:

Нагнал страх на трёндов
Ратоборец, татя
Веток выть в оградах
Их дворов заставив.

Отнял жизнь он сразу
У двоих, воитель,
Херсиров и, врана
Теша, многих вешал.

Свейн сын Харальда бежал сначала в открытое море, а потом в Данию и оставался там, пока не помирился с сыном Магнуса, Эйстейном конунгом. Тот принял его с миром, сделал своим стольником, и Свейн пользовался его любовью и уважением.

Магнус конунг правил теперь страной один. Он установил мир в стране и очистил ее от викингов и разбойников. Он был мужем решительным, воинственным и деятельным и во всем походил скорее на Харальда, своего деда, чем на своего отца.

VIII

Магнус конунг отправился в поход за море. У него было большое и хорошее войско и отличные корабли. Он направился со своим войском на запад за море и сперва на Оркнейские острова. Он взял в плен ярлов Паля и Эрленда и отослал их обоих на восток в Норвегию. Он посадил своего сына Сигурда править островами и дал ему хороших советников. Затем Магнус конунг направился со своим войском на Южные Острова и, прибыв туда, сразу же стал разорять и жечь селения. Они убивали людей и грабили всюду, куда ни приходили. Местные жители бежали кто куда, кто в шотландские фьорды, кто на Сальтири или в Ирландию. Некоторые сдались и подчинились. Бьёрн Безрукий говорит так:

Южные острова западнее Шотландии.

Рвался из-под кровель
Ввысь с шипеньем изверг
Леса10 в Льодхусе.
Люд бежал повсюду.

Выжег Ивист чуждый
Страха князь, ни скарба,
Ни голов, гневливый,
Врагам не оставив.

Пролил кровь поилец
Трупной птицы11 в Скиди.
Спешил, чуя брашна,
Конь Хюррокин12 в Тюрвист.

До слез князь гренландский
Вдов довёл на Южных
Островах. От страху
Зашёлся дух у мюльцев.

IX

Магнус конунг приплыл со своим войском на Святой Остров и обещал мир и безопасность всем людям и сохранность всему добру. Люди говорят, что он хотел отпереть часовню Колумкилли13, но не вошел в нее, а закрыл дверь на замок и сказал, чтобы никто не смел больше заходить в эту часовню, и этот запрет был соблюден.

После этого Магнус конунг отправился на Иль и прошел там с огнем и мечом. Завоевав эту страну, он поплыл на юг мимо Сальтири и разорял берега Ирландии и Шотландии. Так он доплыл до острова Мен и разорял там селения, как и в других местах. Бьёрн Безрукий говорит так:

Сталь вздымая, Сандей
Он топтал и лихо
Прутьев14 рать владыки
Подпустила в Иле.

У Саннтири косы
Брани15 — пригибали
Род людской, и предал
Воин смерти менцев.

Сына Гудрёда конунга Южных Островов16 звали Лёгманн. Он должен был защищать Северные Острова. Когда Магнус конунг приплыл на Южные Острова со своим войском, Лёгманн бежал от него, но оставался на островах, и в конце концов люди Магнуса конунга захватили его на его корабле, на котором он хотел уплыть в Ирландию. Конунг велел заковать его в кандалы и стеречь. Бьёрн Безрукий говорит так:

Рад найти укрытье
Был Гудрёдов отрок,
Да Лёгманну не дал
Нигде герой покоя.

Захватил средь шляха
Моржей17 лиходея
Света вод18 вожатый
Эгдов19 в зове лезвий20.

X

Затем Магнус конунг направился со своим войском в Бретланд. Когда он вошел в пролив Энгульсейярсунд, навстречу ему вышло войско из Бретланда. Во главе его были два ярла — Хуги Гордый и Хуги Толстый21. Они сразу же вступили в бой. Битва была жестокой. Магнус конунг стрелял из лука, но Хуги Гордый был с ног до головы в броне, так что незащищены у него были только глаза. Магнус конунг пустил в него стрелу, и одновременно один человек из Халогаланда, стоявший рядом с конунгом, тоже выстрелил в него из лука. Одна из этих стрел попала в щиток, закрывавший нос ярла, и погнула этот щиток, а вторая попала прямо в глаз ярлу и пронзила его голову. Второй выстрел приписывают конунгу. Тут Хуги ярл пал, и все войско бриттов бежало, потерпев большие потери. Бьёрн Безрукий, говорит так:

Смерть — гудели дроты
Уготовил Хуги
Гордому клён бури
Тунда22 в Энгульссунде.

Была сочинена еще такая виса23:

Били дроты в латы.
Пытчик лука24 руку
Тешил, по шеломам
Реки ран25 стекали.
В пре за землю Князев
Был удар для ярла —
Многих гнули долу —
Смертоносен — стрелы16.

Магнус конунг одержал победу в этой битве. Он тогда завладел островом Энгульсей. Это было самое южное из владений, которое когда-либо было у конунгов Норвегии. Энгульсей — это треть Бретланда.

Конунг сам сидел на корме у руля.

После этой битвы Магнус конунг повернул со своим войском назад и направился сперва в Шотландию. Между ним и конунгом скоттов Мелькольмом26 ходили гонцы, и конунги заключили между собой мир. Магнусу конунгу должны были принадлежать все острова, которые лежат к западу от Шотландии, если между ними и материком можно пройти на корабле с подвешенным рулем. И когда Магнус конунг приплыл с юга на Сальтири, он велел протащить ладью с подвешенным рулем через перешеек Сальтири. Конунг сам сидел на корме у руля и так присвоил себе страну, которая лежала по левому борту. Сальтири — большая страна и лучше, чем лучший из Южных Островов, за исключением острова Мен. От остального шотландского материка ее отделяет узкий перешеек. Через него нередко переволакивают боевые корабли.

XI

Магнус конунг пробыл зиму на Южных Островах. Его люди прошли по всем шотландским фьордам и проливам между островами, населенными и ненаселенными, и сделали все острова владениями конунга Норвегии. Магнус конунг сосватал Сигурду, своему сыну, Бьядмюнью, дочь конунга ирландцев Мюрьяртака сына Тьяльби27. Мюрьяртак правил в Куннактире.

Следующим летом Магнус конунг направился со своим войском на восток в Норвегию. Эрленд ярл умер от болезни в Нидаросе и погребен там, а Паль — в Бьёргюне.

Скофти, сын Эгмунда, сына Торберга, был знатным лендрманном. Он жил в Гицки в Южном Мёре. Он был женат на Гудрун, дочери Торда, сына Фоли. Их детьми были Эгмунд, Финн, Торд и Тора, жена Асольва сына Скули. Сыновья Скофти подавали большие надежды в молодости.

XII

Конунг Швеции Стейнкель умер примерно тогда же, когда умерли оба Харальда28. После Стейнкеля в Швеции правил конунг, которого звали Хакон. Потом конунгом там был Инги сын Стейнкеля, хороший и могущественный конунг, статный и могучий, как никто. Он был конунгом в Швеции, когда Магнус правил в Норвегии.

Магнус конунг считал, что владения конунга шведов и конунга норвежцев издревле делит Гаут-Эльв, а затем Венир, до самого Вермаланда. Магнус конунг притязал поэтому на все земли к западу от Венира — Сунндаль и Норддаль, Веар и Вардюньяр и все прилегающие леса. Но все это уже давно было во власти конунга шведов и обязано податью Западному Гаутланду, и жители пограничных лесов хотели оставаться под властью конунга шведов.

Магнус конунг выехал из Вика с большим и хорошим войском и направился в Гаутланд. Добравшись до лесных селений, он прошел по ним всем с огнем и мечом. Народ подчинялся ему и присягал в верности.

Когда он подошел к озеру Венир, уже была поздняя осень. Они перебрались на остров Квальдинсей и сделали там крепость из дерна и бревен, и вырыли вал вокруг нее. Когда крепость была готова, туда были доставлены съестные и другие необходимые припасы. Конунг оставил там триста шестьдесят человек, и начальствовали над ними Финн сын Скофти и Сигурд Шерстяная Веревка. У них было отборное войско. А конунг вернулся в Вик.

XIII

Когда конунг шведов узнал об этих событиях, он собрал войско, и ходили слухи, что он собирается в поход. Однако поход откладывался. Тогда норвежцы сочинили такое:

Засиделся дома
Толстозадый Инги.

Но когда озеро Венир замерзло, Инги конунг все же приехал туда. У него было тридцать сотен человек. Он послал гонцов норвежцам, которые сидели в крепости, и предложил им уйти оттуда, захватив с собой свои припасы, и вернуться в Норвегию. Когда посланцы передали слова конунга, Сигурд Шерстяная Веревка сказал, им, что лучше Инги предпринял бы что-нибудь другое, чем выгонять их, как скот на пастбище, но для этого ему пришлось бы подойти к ним поближе. Посланцы передали эти слова конунгу. Тогда конунг направился на остров со всем своим войском. Он снова послал людей к норвежцам, предлагая им уйти, взяв с собой оружие, одежду и коней, но оставив награбленное добро. Те отвергли предложение. Тогда шведы стали наступать, и началась перестрелка. Конунг велел подвезти камней и бревен и засыпать ров. Затем он велел взять якорь, привязать его к длинному бревну и забросить на деревянную стену. Множество людей взялись за бревно и разломали стену. Затем развели большие костры и стали метать горящие головни в норвежцев. Тут норвежцы попросили пощады, и конунг велел им выходить без оружия и плащей, и когда они выходили, каждого из них секли прутьями.

Так они ушли оттуда и вернулись в Норвегию. А жители пограничных лесов вернулись под власть Инги конунга. Сигурд и его товарищи явились к Магнусу конунгу и рассказали ему о своей неудаче.

XIV

Ранней весной, как только тронулся лед, Магнус конунг направился с большим войском на восток к Эльву. Он поплыл по восточному рукаву реки и разорял все владения конунга шведов. Поднявшись до Фоксерни, они сошли с кораблей. Но когда они перешли через речку, которая там есть, навстречу им вышло войско гаутов, и завязалась битва. Норвежцы были разбиты и обратились в бегство, и многие из них были убиты у одного водопада. Магнус конунг бежал, а гауты преследовали его, и перебили столько норвежцев, сколько смогли.

Магнуса конунга было легко узнать: он был большого роста, на нем был красный плащ поверх брони, и светлорусые волосы падали ему на плечи. Эгмунд сын Скофти скакал рядом с конунгом. Он был тоже высок ростом и красив. Он сказал:

— Дай мне плащ, конунг!

Конунг ответил:

— Зачем тебе плащ?

— Я хочу его, — сказал тот, — ты мне уже делал большие подарки.

Местность там была ровная и открытая, так что гауты и норвежцы все время видели друг друга, но попадались пригорки и кустарник, которые заслоняли вид. И вот конунг отдал плащ Эгмунду, и тот надел его. После этого они выехали на открытое место, и тогда Эгмунд круто повернул со своими людьми в сторону. Когда гауты увидели это, они решили, что перед ними конунг, и все поскакали вслед. Так конунг смог спокойно вернуться на свой корабль, а Эгмунд еле-еле ускользнул от преследователей, но все же вернулся на корабль цел и невредим. Магнус конунг после этого поплыл вниз по реке и потом на север в Вик.

XV

На следующее лето была назначена встреча конунгов в Конунгахелле на Эльве. Туда прибыли конунг норвежцев Магнус, конунг шведов Инги и конунг датчан Эйрик сын Свейна. На этой встрече был заключен мир. Когда начался тинг, конунги вышли вперед на поле и некоторое время беседовали друг с другом, а затем они вернулись к своим людям, и тогда было заключено такое соглашение: каждый из конунгов должен владеть теми землями, которыми раньше владели их отцы, возмещать своим подданным грабеж и убийства и потом рассчитываться между собой. Магнус конунг получал в жены Маргрету, дочь Инги конунга, которую потом прозвали Девой Мира.

Люди говорили, что никогда не бывало более царственных мужей, чем эти. Инги конунг был самый статный и могучий и казался самым величавым. Магнус конунг казался самым доблестным и мужественным, а Эйрик конунг был самым красивым. Но все они были пригожи, статны, величественны и красноречивы.

Затем они расстались.

XVI

Магнус конунг женился на Маргрете, дочери конунга шведов. Ее привезли из Швеции в Норвегию, и ее сопровождала почетная свита. У Магнуса конунга уже до этого были дети, о которых известно. Одного его сына звали Эйстейн. Мать его была низкого рода. Другого его сына звали Сигурд, он был на год младше. Мать его звали Тора. Третьего звали Олав. Он был намного моложе всех. Матерью его была Сигрид, дочь Сакси из Вика, знатного мужа в Трандхейме. Она была наложницей конунга.

Люди говорят, что, когда Магнус конунг вернулся из викингского похода на запад, он одевался, как было принято в Западных Странах, и также одевались многие из его людей. Они ходили с голыми ногами по улице и в коротких куртках и плащах. Его поэтому стали звать Магнус Голоногий. Некоторые звали его также Магнус Долговязый, а некоторые — Магнус Война. Он был очень высок ростом. Была сделана отметка его роста в Церкви Марии в Каупанге, в той, которую Харальд конунг велел построить. Там у северных дверей на каменной стене было прибито три креста, один отмечал рост Харальда, второй — Олава, третий — Магнуса. Они показывали, на какой высоте им было всего удобнее прикладываться. Выше всего был крест Харальда, ниже всего — крест Магнуса, а крест Олава был посредине.

XVII

Скофти сын Эгмунда был в ссоре с Магнусом конунгом из-за одного наследства. Скофти удерживал это наследство, а конунг требовал его выдачи с такой настойчивостью, что недалеко было до беды. Они много раз встречались тогда, и Скофти принял такое решение: он и его сыновья никогда не должны оставаться одновременно во власти конунга. Он считал, что так будет всего лучше. Говоря с конунгом, Скофти напоминал ему, что они с ним близкая родня, что он всегда был верным другом конунга и что их дружбу никогда ничто не нарушало.

— Люди могли бы понять, — говорил он, — что я достаточно разумен, чтобы не начинать этого спора с тобой, не имея правды на своей стороне. Но я в том пошел в моих предков, что я отстаиваю свои права, с кем бы я ни имел дело и невзирая на лица.

Но конунг оставался непреклонным, и такие речи не смягчали его. Так Скофти отправился домой.

XVIII

Затем Финн сын Скофти отправился к конунгу, говорил с ним и добивался от конунга, чтобы тот поступил с ними справедливо в этом деле. Но конунг отвечал сердито и резко. Тогда Финн сказал:

— Когда я остался в Квальдинсей, на что пошел бы мало кто из Ваших друзей, я ожидал от Вас, конунг, не того, что Вы будете ущемлять мои права. Правы были люди, когда говорили, что те, кто остался в Квальдинсей, были преданы. Мы были бы осуждены на смерть, если бы только Инги конунг не поступил с нами лучше, чем ты поступаешь с нами. Хотя, может быть, многим покажется, что мы подверглись там унижению, если бы это имело какое-нибудь значение.

На конунга не подействовали эти речи, и Финн поехал домой.

XIX

Затем Эгмунд сын Скофти отправился к конунгу и, придя к нему, просил конунга не отнимать у них с отцом то, на что они имеют право. Но конунг возразил, что право — это то, что он сказал, и что больно они дерзки. Тогда Эгмунд сказал:

— Что ж, ты добьешься своего и сделаешь нам зло в силу твоего могущества. Оправдается поговорка, что большинство платит злом или ничем за спасение их жизни. Добавлю к этому только вот что: я никогда больше не пойду к тебе на службу, а также мой отец и мои братья, если это будет зависеть от меня.

Эгмунд поехал домой, и больше они никогда не виделись с Магнусом конунгом.

XX

Следующей весной Скофти сын Эгмунда снарядился в путь прочь из страны. У него было пять боевых кораблей, хорошо оснащенных. Его сыновья, Эгмунд, Финн и Торд, тоже отправились с ним в поход. Они вышли в море довольно поздно, а осенью направились в Страну Флемингов и остались там на зиму. Ранней весной они поплыли на запад в Валланд, а летом они прошли через пролив Нёрвасунд и к осени были в Румаборге. Там Скофти умер. Они все, отец и сыновья, умерли во время этого похода. Торд жил всего дольше из них. Он умер в Сикилей. Люди говорят, что Скофти был первым из норвежцев, проплывшим через пролив Нёрвасунд, и об этом их походе разнеслась слава.

XXI

Случилось в Каупанге, где покоится Олав конунг, что загорелся один дом в городе, и огонь распространился. Тогда вынесли из церкви раку Олава конунга и поставили против огня. Тут подбежал какой-то человек, полоумный и неугомонный, и стал бить раку и грозить святому, говоря, что все сгорит, если он не спасет их своими молитвами, и церковь, и другие дома. Тогда всемогущий бог остановил пожар церкви, и в ту же ночь наслал на полоумного человека болезнь глаз, и тот лежал до самых тех пор, пока святой Олав конунг не попросил всемогущего бога смилостивиться, и тогда тот прозрел в той же церкви.

XXII

Еще случилось в Каупанге, что к тому месту, где покоится Олав конунг, привели одну женщину калеку. Она была вся так скрючена, что обе ноги ее были подогнуты к бедрам. Но так как она ревностно молилась и, плача, обращалась к нему, он излечил ее великое увечье, так что ноги и другие ее члены выпрямились, и все ее члены с тех пор служили ей согласно своей природе. Раньше она не могла даже доползти туда, а теперь пошла, здоровая и радостная, к себе домой.

XXIII

Магнус конунг отправился в поход прочь из страны с большим войском. Он тогда уже был конунгом Норвегии девять лет. Он направился на запад за море. У него было лучшее из войск, какое бывало в Норвегии. За ним последовали все могущественные люди страны: Сигурд сын Храни, Видкунн сын Йоана, Даг сын Эйлива, Серк из Согна, Эйвинд Локоть, окольничий конунга, Ульв сын Храни, брат Сигурда, и многие другие могущественные мужи. Конунг отправился со всем этим войском на запад на Оркнейские острова и захватил с собой оттуда сыновей Эрленда ярла — Магнуса и Эрлинга. Затем он поплыл на Южные Острова, и когда он стоял у берегов Шотландии, Магнус сын Эрленда бежал ночью с корабля конунга на берег, скрылся в лесу и в конце концов оказался в дружине конунга скоттов.

Магнус конунг направился со своим войском в Ирландию и разорял там страну. Мюрьяртак конунг присоединился к нему, и они завоевали большую часть страны, Дюплинн и Дюплиннарскири. Магнус конунг остался на зиму в Куннактйре у Мюрьяртака конунга и поставил своих людей охранять земли, которые он завоевал. Весной конунги отправились со своим войском на запад в Улацтир, дали там множество битв и завоевывали земли. Они завоевали тогда большую часть Улацтира. После этого Мюрьяртак вернулся домой в Куннактир.

XXIV

Когда взошло солнце, Магнус со своими людьми сошёл на берег.

Магнус конунг снарядил свои корабли и думал вернуться на восток в Норвегию. Он оставил в Дюплинне своих людей для охраны страны. Он стоял со всем своим войском в Улацтире и был готов к отплытию. Им нужен был скот для забоя на берегу, и Магнус конунг послал своих людей к Мюрьяртаку конунгу, чтобы тот прислал ему скота. Посланные должны были вернуться, если бы они были невредимы, накануне дня Бартоломеуса29. В канун мессы они не вернулись. В день мессы, когда взошло солнце, Магнус конунг сошел на берег с большей частью своего войска и отправился на поиски своих людей и скота, который должен был быть пригнан. Погода была безветренная и солнечная. Путь лежал через болота и топи по кладям, а по обе стороны был кустарник. Но когда они продвинулись дальше, они вышли на высокую возвышенность. С нее было далеко видно. Они увидели вдалеке столбы пыли и стали обсуждать, не войско ли это ирландцев, но некоторые говорили, что это, наверно, их люди со скотом.

Они там остановились. Эйвинд Локоть сказал:

— Конунг, куда ты нас ведешь? Людям кажется, что ты действуешь опрометчиво. Разве ты не знаешь, что ирландцы вероломны? Распорядись как-нибудь нашим войском.

Тогда конунг сказал:

— Построим наше войско и приготовимся на случай, если против нас замышляют недоброе.

Они построились. Конунг и Эйвинд шли впереди боевого порядка. У Магнуса конунга был шлем на голове и красный щит со львом, выложенным золотом. Опоясан он был мечом, который звался Ногорез. Перекрестие и навершие на мече были из моржовой кости, а рукоять обвита золотом. Это было отличное оружие. В руке у конунга было копье. Сверху рубашки на нем был красный шелковый плащ, и на нем спереди и сзади желтым шелком был выткан лев. Люди говорили, что никогда не бывало более доблестного или отважного мужа. Эйвинд был тоже в красном шелковом плаще, таком же, что был на конунге. Он тоже был муж статный, красивый и самого воинственного вида.

XXV

Когда столбы пыли приблизились, они узнали своих людей, которые гнали много скота. Его посылал конунг ирландцев, который сдержал все свои обещания Магнусу конунгу.

Они повернули назад к кораблям. Было около полудня. Но когда они вышли на болото, их продвижение стало медленнее. Тут вдруг из каждого выступа леса выскочили ирландцы и бросились в бой. А норвежцы шли, рассеявшись, и сразу же многие из них пали. Тогда Эйвинд сказал:

— Конунг, плохо приходится нашему войску. Надо быстро что-то предпринять.

Конунг сказал:

— Пусть трубят сбор и все войско собирается под знамя. А те, кто здесь, пусть сомкнут щиты и, пятясь, отступают через болото. Мы будем в безопасности, если выберемся на равнину.

Ирландцы стреляли ожесточенно, и хотя много их гибло, на место погибшего сразу же становился другой. Конунг подошел к следующему рву. Переход через него был очень труден, и только в немногих местах можно было перебраться через него. Тут погибло много норвежцев. И вот конунг крикнул Торгриму Кожаная Шапка — он был его лендрманном и родом из Упплёнда — и велел ему переправиться через ров со своими людьми:

— А мы будем вас прикрывать, — говорит он, — так что вы будете в безопасности. Идите затем на вон тот островок и стреляйте в ирландцев, пока мы будем переправляться. Ведь вы хорошие стрелки.

Но когда Торгрим и его люди переправились через ров, они забросили щиты за спины и побежали к кораблям. Увидев это, конунг сказал:

— Подло ты бросаешь твоего конунга! Неразумен был я, когда сделал тебя лендрманном, а Сигурда Собаку объявил вне закона. Тот бы так никогда не поступил.

Тут Магнус конунг был ранен. Копье пронзило ему оба бедра повыше колена. Он схватил древко у себя между ног, сломал его и сказал:

— Так ломаем мы все копья!

Тут Магнус конунг был ранен секирой в шею, и эта рана была смертельной. Тогда те, кто еще оставался в живых, обратились в бегство.

Видкунн сын Йоана донес на корабль меч Ногорез и стяг конунга. Он, Сигурд сын Храни и Даг сын Эйлива бежали последними. Вместе с Магнусом конунгом погибли Эйвинд Локоть, Ульв сын Храни и многие другие знатные мужи. Потери норвежцев были велики, но потери ирландцев были много большими.

Норвежцы, которые спаслись, в ту же осень уплыли. Эрлинг, сын Эрленда ярла, пал в Ирландии вместе с Магнусом конунгом. Когда войско, которое бежало из Ирландии, приплыло на Оркнейские острова и Сигурд узнал о гибели Магнуса конунга, своего отца, он сразу же решил ехать вместе с этим войском, и в ту же осень они отправились на восток в Норвегию.

XXVI

Магнус конунг правил Норвегией десять лет30, и во время его правления царил мир внутри страны, но его походы за море стоили людям много труда и средств. Люди Магнуса конунга очень любили его, но бондам он казался суровым. Рассказывают, что, когда его друзья упрекали его в том, что он во время своих заморских походов бывает неосторожен, он говорил так:

— Конунг нужен для славы, а не для долголетия.

Магнусу конунгу было тридцать лет, когда он пал. Видкунн убил в битве того, кто был убийцей Магнуса конунга. После этого Видкунн бежал, получив три раны. По этой причине сыновья Магнуса очень любили его.


Примечания

1 Бьёрн Безрукий — исландский скальд XII в. Сохранилось 9 строф его драпы о Магнусе Голоногом.

2 …вёрсов столп — конунг Магнус (вёрсы — жители Вёрса).

3 конунг трёндов — конунг Магнус (трёнды — жители Трандхейма).

4 …вождь хёрдский — конунг Магнус (хёрды — жители Хёрдаланда).

5 Торкель Хамарскальд — исландский скальд XII в. Сохранилось пять строф его драпы о Магнусе Голоногом.

6 Тать ветвей — огонь.

7 …вор дубравы — огонь.

8 …ведьмин конь — волк.

9 Пенья Хильд — битвы (Хильд — валькирия).

10 …изверг леса — огонь.

11 Трупной птицы — ворона.

12 Конь Хюррокин — волк (Хюррокин — великанша).

13 Колумкилли, или Колум, поселился с двенадцатью учениками на острове Айона (Iona, т. е. Святом Острове) в 563 г. и основал там монастырь, который стал центром миссионерской деятельности среди пиктов.

14 …лихо прутьев — огонь.

15 …косы брани — мечи.

16 Гудрёд конунг Южных Островов — принимал участие в походе Харальда Сурового в Англию и после поражения Харальда бежал на остров Мэн. Одно время в его владения входили не только Гебридские острова, но и остров Мэн, и часть Ирландии. Умер в 1095 г.

17 шляха моржей — моря.

18 …лиходея света вод — воина, т. е. Лёгманна (свет вод — золото).

19 …вожатый эгдов — конунг Магнус (эгды — жители Агдира).

20 …зове лезвий — битве.

21 Хуги Гордый и Хуги Толстый — норманские вожди Гуго Монтгомери и Гуго Авраншский. Об их битве с Магнусом говорится в ряде хроник того времени, но по-разному.

22 …бури Тунда — битвы (Тунд — Один).

23 …такая виса. — Эта виса из драпы Торкеля Хамарскальда о Магнусе.

24 Пытчик лука — воин, конунг Магнус.

25 Реки ран — кровь.

26 Конунг скоттов Мелькольм — умер в 1093 г. В то время, о котором идет речь, в Шотландии правил Ятгейр, его сын.

27 Король Мюрьяртак (ирл. Muircheartach) правил в Южной Ирландии с 1086 по 1119 г.

28 …примерно тогда же, когда умерли оба Харальда — т. е. около 1066 г. (оба Харальда — это Харальд Суровый и Харальд сын Гудини).

29 …дня Бартоломеуса (т. е. Варфоломея) — 24 августа.

30 Магнус конунг правил Норвегией десять лет — 1093–1103 гг.

Перевод М. И. Стеблин-Каменского.

Источник: Снорри Стурлусон. Круг Земной. — М.: Наука, 1980. Издание подготовили: А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. [КЗ]

OCR: Halgar Fenrirsson

Иллюстрации из издания: Snorre Sturlasson. Kongesagaer. Oversatt av Anne Holtsmark og Didrik Arup Seip. 1959.

Подготовка иллюстраций для сайта: Солнце Зимы

© Tim Stridmann