Круг Земной

Сага о Магнусе Добром

I

Магнус сын Олава отправился в путь с востока из Хольмгарда в Альдейгьюборг после йоля. Как только сошел лед, они снаряжают вместе со своими людьми корабли. Об этом говорит Арнор Скальд Ярлов1 в драпе о Магнусе:

Днесь — внемлите люди —
Я рассказ о князе —
Ведомы мне подвиги
Славного
— слагаю.
Одиннадцать татю
Мира2 не сравнялось
Зим, как струг из Гардов
Друг хёрдов3 направил.

Магнус конунг поплыл весною с востока в Швецию. Арнор так говорит:

Клич губитель тарчей4
Кликнул — вмиг в одеждах
Рать к вождю под стяги
Ратных собиралась.
Киль заиндевелый
Резал гладь и резво
Нес конь зыбей князя
Юного в Сигтуны.

Здесь сказано, что Магнус конунг, отправившись с востока из Гардарики, сперва приплыл в Швецию, в Сигтуны. Конунгом в Швеции был тогда Эмунд сын Олава. Женой конунга была Астрид, которая прежде была замужем за конунгом Олавом Святым. Она очень сердечно приняла своего пасынка Магнуса и тотчас велела созвать многолюдный тинг в месте, называемом Ханграр. На этом тинге Астрид держала речь и сказала так:

— Прибыл к нам сын святого конунга Олава, по имени Магнус; он намерен ныне отправиться в Норвегию и потребовать отцовское наследство. Мой долг — поддержать его в этой поездке, потому что, как известно и шведам, и норвежцам, он — мой пасынок. Я ничего не пожалею из того, чем располагаю, для того чтобы сила его возросла, и дам ему множество людей и денег. Поэтому всякий, кто вознамерится примкнуть к нему, может рассчитывать на мою полнейшую дружественную поддержку. Я объявляю, кроме того, что и сама приму участие в его походе. Из этого все могут видеть, что я окажу ему всяческую помощь.

И так говорила она долго и красноречиво. Но когда она закончила свою речь, то многие возражали ей. Они говорили, что шведам, которые сопровождали Олава конунга, его отца, немного славы прибавил их поход в Норвегию.

— И вряд ли с этим конунгом следует рассчитывать на большую удачу, — говорят они, — и по этой причине люди не очень-то хотят участвовать в его походе.

Астрид отвечает:

— Тех, кто хотят считаться храбрецами, это не должно страшить. Но если кто-либо потерял своего сородича в походе конунга Олава Святого или сам получил рану, то ему должно хватить мужества для того, чтобы отправиться теперь в Норвегию и отомстить за это.

Словами своими и помощью Астрид добилась того, что множество народа примкнуло к ней и последовало за Магнусом в Норвегию. Скальд Сигват5 говорит так:

Королева Астрид говорит на тинге.

За дары намерен
Воздать щедро дщери
Олава — ей Толстый
Мужем был — хвалою.
В Ханграре средь многих
Полчищ свеев дело
Мужня сына славно
Отстояла Астрид.

О Магнусе, словно
О родном, радела,
Словом горделивых
Усовестив свеев.
Замысл — на земли
Твердо встал Харальда
6
Магнус, ей подмогой
Был Христос,
— исполнен.

Отчиной могучий
Князь кому ж обязан,
Магнус — многих взял он
Под власть,
— как не Астрид?
Помочь кто из мачех
Лучше сей сумеет —
Честь глубокомыслой —
Пасынку? — и слава.

А скальд Тьодольв7 говорит во флокке о Магнусе:

О шести десятках
Вёсел — весел реи
Скрип
— на тропы моря
Вышла княжья шнека.
Буйный под тобою
Ветр ревел, и парус
Рвался, вы ветрило
Спустили в Сигтунах.

II

Магнус сын Олава отправился из Сигтун, и у него было большое войско, которое предоставили ему шведы. Пешими двигались они по Швеции и прибыли таким образом в Хельсингьяланд. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Красные по свейским селам
Пронесли, Игг брани8, тарчи,
К вам стекались толпы, слали
Люди помощь отовсюду.
Храбрецы на запад, ради
Хруста стрел9, в доспехах ратных
Со щитами, к пущей славе
Вашей, вы умчались, княже.

Затем Магнус сын Олава прошел с востока Ямталанд и пересек Кьёль, а оттуда двинулся в Трандхейм, и все население хорошо его принимало. А люди Свейна конунга, как только узнали, что в ту часть страны пришел Магнус сын Олава конунга, все разбежались кто куда и попрятались. Магнусу не было оказано никакого сопротивления. Свейн конунг был на юге страны. Как говорит Арнор Скальд Ярлов:

Ты в селеньях трёндов, ужас
Сея, шёл, поилец сойки
Игга10, был напуган, молвят
Люди, недруг твой заклятый.
Знать, смекнул твой враг, что много
Бед ему ты прочишь, щедрый
Сотоварищ щура моря
Сечи11, — жизнь спасти не чаял.

Той же осенью Магнус конунг созвал ополчение со всего Трандхейма.

III

Магнус сын Олава прибыл вместе с войском своим в Каупанг. Его хорошо там приняли. Затем он приказал созвать Эйратинг12. И когда бонды собрались на тинг, Магнус конунг был провозглашен конунгом над всею страной, какою владел прежде Олав конунг, его отец. После этого Магнус конунг набрал себе дружину и назначил лендрманнов. По всем местностям он поставил людей на службы и должности. Той же осенью Магнус конунг созвал ополчение со всего Трандхейма, и собралось к нему много народу, и он отплыл вместе с войском вдоль берега на юг.

IV

Конунг Свейн сын Альвивы был в южном Хёрдаланде, когда получил вести о войне. Он приказал вырезать ратную стрелу и послать ее на четыре стороны, созывая к себе всех бондов. Он объявил, что собирает общее ополчение для защиты страны. Все, кто были неподалеку, собрались к конунгу. Конунг созвал тинг и обратился к бондам с речью. Он изложил им свое дело, сказав, что намерен выступить против конунга Магнуса сына Олава и сразиться с ним, если бонды согласятся следовать за ним. Речь конунга была очень короткой. Бонды не очень-то одобрили его слова. Тогда датские вожди, что были вместе с конунгом, произнесли длинные и красивые речи, но бонды возражали им. Многие говорили, что готовы последовать за Свейном конунгом и сражаться на его стороне, но другие отказывались. Иные же вообще хранили молчание, но были и такие, кто сказал, что перейдут на сторону конунга Магнуса, как только представится возможность. Тогда Свейн конунг говорит:

— Сдается мне, немного бондов явилось сюда из приглашенных нами. А те бонды, которые здесь, сами нам говорят, что желают примкнуть к Магнусу конунгу, и думается мне, что от них всех один будет толк нам, и от тех, что заверяют, будто хотят остаться в покое, и от тех, что помалкивают. Из тех же, которые утверждают, что желают следовать за нами, пожалуй, на каждого второго, если не больше, нельзя будет положиться, коль дело дойдет до битвы против Магнуса конунга. Мое мнение таково: не будем рассчитывать на верность этих бондов, но лучше отправимся туда, где весь народ предан нам и верен. Там у нас достанет сил для того, чтобы подчинить себе эту страну.

Магнус Добрый встречается с Хёрдакнутом.

Стоило конунгу принять это решение, как все его люди поддержали его. Они поворачивают свои корабли и поднимают паруса. Конунг Свейн отплыл на восток вдоль берега и не останавливался до тех пор, пока не прибыл в Данию. Там его хорошо приняли. А когда он встретился со своим братом Хёрдакнутом, тот предложил Свейну конунгу править вместе с ним Данией, и Свейн согласился.

V

Магнус конунг отправился осенью к восточным пределам страны. Повсюду он был провозглашен конунгом, и весь народ был рад тому, что Магнус стал конунгом. Тою же осенью в ноябрьские иды13 умер в Англии Кнут Могучий. Он был погребен в Винсестре. Он был конунгом Дании в течение двадцати семи лет, и из них в Англии двадцать четыре года14, а в Норвегии семь лет. После него в Англии конунгом провозгласили Харальда сына Кнута. Тем же самым летом умер в Дании Свейн сын Альвивы. Тьодольв так говорит о конунге Магнусе:

Путь держа к закату,
Князь, вы грязь топтали
С войском, землю свойскую
За спиной оставив.
Свейн — Альвивы сыну
Поделом,
— удела,
Бежав восвояси,
Жалкого дождался.

Бьярни Скальд Золотых Ресниц15 говорит в песне о Кальве сыне Арни:

Твой совет владыке,
Кальв, престол доставил,
Юному, а Свейну
И Дании довольно.
Верный путь из Гардов
Указуя князю,
Магнуса подвигнул
Овладеть наследством.

Магнус конунг управлял ту зиму Норвегией, а Хёрдакнут — Данией.

VI

Следующей весной оба конунга созвали ополчения, и распространилась весть, что между ними состоится битва на реке Эльв. И когда оба войска готовились к бою, лендрманны посылали гонцов из одного ополчения в другое к своим сородичам и друзьям и вели между собой переговоры с тем, чтобы достигнуть примирения между конунгами. И поскольку оба конунга были незрелыми и юными, то управление находилось в руках могущественных людей, которые были выбраны в той и в другой стране. Кончилось дело тем, что назначили встречу конунгов для заключения мира. Тогда встретились и они сами и обсуждали условия примирения. Они договорились, что принесут клятву побратимов и будут соблюдать мир между собою, пока оба живы, а если один из них умрет, не оставив сыновей, то другому, кто его переживет, достанутся его земли и подданные. Двенадцать человек, самых знатных в обеих державах, принесли клятву вместе с конунгами, что мир этот будет соблюдаться, пока кто-либо из них останется в живых. Затем конунги расстались и отправились по домам в свои державы. Этот договор соблюдался, пока они были живы.

VII

Астрид, которая прежде была замужем за конунгом Олавом Святым, поехала в Норвегию вместе с Магнусом конунгом, своим пасынком, и жила у него в большом почете, как и подобало. Затем прибыла ко двору и Альвхильд, мать Магнуса конунга. Конунг принял ее с большой любовью и оказывал ей всяческие почести. Но, как бывает со многими, достигшими могущества, Альвхильд не довольствовалась этими почестями. Ей не нравилось, что Астрид занимала лучшее место на пиру и получала другие почести. Альвхильд хотелось сидеть рядом с конунгом, а Астрид называла ее своею служанкой, как и было прежде, когда Астрид была женой конунга Норвегии, и Олав конунг правил страною. Астрид ни под каким видом не желала допустить, чтобы Альвхильд сидела вместе с нею. Невозможно им было жить под одной крышей.

Скальд Сигват отправился в Рум в то время, как произошла битва при Стикластадире. И когда он находился в пути с юга, он узнал о гибели Олава конунга, и это было для него большим горем. Он сказал такую вису:

Долго вспоминал я
У стены средь горных
Круч, как резал тарчи
Меч, броня гремела.
Вспомянул, как Олав
Встарь — был с ним и Торрёд,
Мой отец
— исполнен
Сил, державой правил.

Однажды Сигват проходил через деревню и услышал, как некий муж громко оплакивал свою умершую жену, бил себя в грудь и рвал на себе одежду, рыдал, говоря, что охотно умер бы сам. Сигват сказал вису:

За любовь немало
Платит тот, кто, плача,
Смерть жены не в силах
Снесть, сам смерти ищет.
Но вождя утратив,
Слезы гнева твердый —
Много горше наша
Скорбь
— уронит воин.

VIII

Сигват возвратился в Норвегию. В Трандхейме у него были дом и дети. Он плыл с юга вдоль побережья на торговом корабле, и когда они находились в Хилларсунде, они увидели множество летящих воронов. Сигват сказал вису:

Вижу, кружит стая
Там, где Олав волны —
Помнит коршун брашно —
Рассекал бывало.
Всякий день орлиный
Слышен клик у Хилля,
Здесь не раз им мясо
Швырял северянин.

Когда же Сигват прибыл на север в Каупанг, там находился конунг Свейн, и он предложил Сигвату быть с ним, потому что прежде тот был с Кнутом Могучим, отцом Свейна конунга. Сигват же отвечает, что хочет отправиться домой в свою усадьбу. Однажды Сигват шел по улице и увидел людей конунга, занятых игрой. Он сказал вису:

Ушел, лишь бы игрищ
Княжьей гриди — тяжко
Давит скорбь
— не видеть,
Бересты белее.
Памятны мне наши
Прежние — в пределах
Отчих средь дружины
Князь играл
— забавы.

Затем он ушел домой. Он слышал, как многие хулят его, говоря, что он бежал от Олава конунга. Сигват сказал вису:

Пусть меня, коль мнил я
Бросить господина,
Свят-Христос на пекло
Тут я чист! — осудит.
Смело молвлю — скальду
Весь свет будь свидетель, —
Трудна к граду Руму

Шла моя дорога.

Дома Сигвату не нравилось. Как-то вышел он и сказал вису:

Жив был Олав, мнилось,
Все скалы смеялись,
Манил морехода
Прежде брег норвежский.
Ныне даже склоны
Смотрят хмуро. Скорби
Не избыть. Утратил
Я поддержку княжью.

В начале зимы Сигват уехал на восток, через Кьёль и Ямталанд, а оттуда в Хельсингьяланд и прибыл в Швецию. Он явился к Астрид, конунговой вдове, и долго был при ней, пользуясь большим почетом. Был он и с Энундом конунгом, ее братом, и получил от него десять марок чистого серебра. Так сказано в Драпе о Кнуте16. Сигват часто расспрашивал купцов, которые ездили в Хольмгард, что могут они поведать ему о Магнусе сыне Олава. Он сказал вису:

Жду с востока вести
О княжиче каждой
Я из Гардов, верить
Рад словам похвальным.
Малым сыт — ведь сами
Птицы сих приветов
Тощи. Тщетно князя
Сюда поджидаю.

IX

Когда же Магнус сын Олава прибыл в Швецию из Гардарики, Сигват встретил его с Астрид, конунговой вдовой, и все они были очень рады. Сигват сказал вису:

Вижу, сколь отважно,
Вождь, идешь к родному
Дому, дабы земли
Взять. Так знай: я с вами.
В Гарды, верный узам,
Сам везти сбирался
Писанные Астрид
Я крестнику вести.

Затем Сигват поехал вместе с Астрид, конунговой вдовой, сопровождать Магнуса в Норвегию. Сигват сказал вису:

Магнус, се от бога
Власть твоя. Пусть знают
Окрест: торжествую
Твой приход к престолу.
Стоящий взращён был
Князем сын, коль станет
Вровень — к вящей славе
С Олавом — державы.

А когда Магнус сделался конунгом в Норвегии, Сигват примкнул к нему. Во время пререканий между Астрид, мачехой конунга, и Альвхильд, матерью конунга, он сказал такую вису:

Нрав смиряй, но Астрид —
Ведь была на это
Божья воля,
— Альвхильд,
Поставь над собою.

X

Магнус конунг велел изготовить раку, отделанную золотом и серебром и выложенную драгоценными камнями. Эта рака была сделана наподобие гроба, такого же размера и вида. Под нею были ножки, а сверху крышка, украшенная головами драконов. На задней части крышки были петли, а спереди запоры, замыкаемые на ключ. Потом Магнус конунг приказал уложить в раку святые останки Олава конунга. Много чудес произвели святые мощи Олава конунга. Скальд Сигват говорит:

Вот, лежит в злаченой
Раке вождь, вошедший
К богу, ибо благ он,
Державец, был сердцем.
Идут толпы — спала
С глаз их темень
— вязов
Колец17, что к гробнице
Сей стекались слепы.

Был принят закон для всей Норвегии праздновать день Олава конунга. И с тех пор этот день почитали как величайший праздник. Об этом говорит скальд Сигват:

Олавов — он силой
Божьей полн
— нам должно
Праздновать отныне
День, отринув злобу.
Свято чтить я стану
Праздник князя — скорби
Не смирить
— он руки
Унизал мне златом.

XI

Торир Собака уехал из страны вскоре после гибели Олава конунга. Торир отправился в Йорсалир и, по словам многих, так и не вернулся домой. Сигурдом звали сына Торира Собаки. Он был отцом Раннвейг, которая была женой Йоана сына Арни, сына Арни. Их детьми были Видкунн с Бьяркей, Сигурд Собака, Эрлинг и Ярдтруд.

XII

Харек с Тьотты сидел дома в своих владениях до тех пор, пока Магнус сын Олава не прибыл в страну и не стал конунгом. Тогда Харек отправился на юг в Трандхейм на встречу с Магнусом конунгом. В то время Асмунд сын Гранкеля был с Магнусом конунгом. Когда Харек, прибыв в Нидарос, сходил с корабля, Асмунд стоял на галерее рядом с конунгом. Они увидели Харека и узнали его. Асмунд сказал конунгу:

«Лучше возьми мою секиру».

— Теперь я отплачу Хареку за убийство моего отца.

В руке у него была короткая боевая секира с широким, остро отточенным лезвием. Конунг взглянул на него и ответил:

— Лучше возьми мою секиру.

Она была клинообразная и увесистая, и конунг сказал:

— Думается мне, Асмунд, кости у этого мужика крепкие.

Асмунд взял секиру и спустился из усадьбы, и когда он дошел до перекрестка, навстречу ему поднимались Харек и его люди. Асмунд ударил Харека в голову, так что секира рассекла ему мозг. Тут и был конец Хареку. Асмунд же возвратился в усадьбу к конунгу. У секиры обломился весь край лезвия. Тогда конунг сказал:

— Какой был бы толк в тонкой секире. Сдается мне, и эта больше ни на что не годна.

После этого Магнус конунг пожаловал Асмунду лен и управление в Халогаланде. Сохранилось немало подробных рассказов о распре между людьми Асмунда и сыновьями Харека.

XIII

Кальв сын Арни первое время был главным правителем страны при Магнусе конунге. Но затем люди напомнили конунгу, на чьей стороне был Кальв в Стикластадире. После этого Кальву стало нелегко угодить конунгу. Однажды, когда у конунга было много народа с жалобами, к нему пришел по своему делу человек, который раньше уже упоминался, Торгейр из Суля в Верадале. Конунг не обратил внимания на его слова и слушал тех, кто был ближе к нему. Тогда Торгейр сказал конунгу громко, так что все слышали, кто стоял поблизости:

Внемли ты мне,
Магнус конунг,
В рати отца
Твоего я дрался.
Весь иссечен
Был мой череп,
Когда мы от тела
Вождя отходили,
Тебе же люб
Люд презренный,
Кто предал вождя
На радость дьяволу.

Тут люди подняли крик, а некоторые велели Торгейру выйти вон. Но конунг подозвал его к себе и выслушал его дело, так что Торгейр был очень доволен, и конунг обещал ему свою дружбу.

XIV

Немного погодя Магнус конунг был на пиру в Хауге в Верадале. И когда конунг сидел за столом, по одну руку от него сидел Кальв сын Арни, а по другую Эйнар Брюхотряс. Конунг был холоден с Кальвом и больше отличал Эйнара. Конунг обратился к Эйнару:

— Сегодня мы поедем с тобою в Стикластадир. Я хочу увидеть следы того, что произошло.

Эйнар отвечает:

— Я не тот, кто мог бы тебе их показать. Вели поехать Кальву, твоему приемному отцу. Он-то сможет рассказать, как там было дело.

И когда столы убрали, конунг собрался ехать. Он сказал Кальву:

— Ты поедешь со мною в Стикластадир.

Кальв отвечает, что не его это дело. Тогда конунг вскочил и в гневе сказал:

— Ты поедешь, Кальв!

И с этим конунг вышел. Кальв торопливо оделся и приказал своему слуге:

— Поезжай в Эгг и вели моим дружинникам до заката снести все нужное на корабль.

Магнус конунг и Кальв сын Арни в Стикластадире.

Конунг поскакал в Стикластадир, и Кальв вместе с ним. Они сошли с коней и пошли к тому месту, где произошла битва. Тут конунг сказал Кальву:

— Где то место, на котором пал конунг?

Кальв ответил и указал место древком копья.

— Здесь он лежал, когда упал, — говорит он.

— А ты где был, Кальв?

Тот отвечал:

— Здесь, где я стою теперь.

Конунг сказал, сделавшись красным, как кровь:

— В таком случае твоя секира могла его достать.

Кальв отвечает:

— Моя секира не достала его.

Он пошел прочь к своему коню, вскочил на него и ускакал вместе со всеми своими людьми, а конунг возвратился в Хауг.

Вечером Кальв прибыл в Эгг. Корабль ждал его близ берега со всем его имуществом и дружинниками на борту. Тою же ночью они отплыли и пошли вдоль фьорда. Кальв плыл днем и ночью, насколько позволял ветер. Он уплыл за море на запад и долго там оставался, воевал в Шотландии и в Ирландии, и на Южных Островах. Бьярки Скальд Золотых Ресниц говорит во флокке о Кальве:

Брат Торберга, знаю:
Князь с тобою ласков
Был, да люди в злобе
Клин меж вами вбили.
Завистники вашу
Вражду разжигали —
Се урон для сына
Олавова
— рьяно.

XV

Магнус конунг наложил руку на Вигг, который прежде принадлежал Хруту, и на Квистстадир, владение Торгейра, а также на Эгг и все имущество, оставленное Кальвом. Перешли к конунгу и многие другие крупные владения, которые были собственностью тех, кто пал при Стикластадире в войске бондов. Он подверг суровым наказаниям многих людей, которые, выступали в той битве против Олава конунга. Кое-кого он изгнал из страны, у других отобрал большие богатства, а у некоторых велел перебить скот. Тогда бонды начали роптать и говорить между собой:

— Что замыслил этот конунг, нарушая наши законы, которые установил конунг Хакон Добрый? Разве не помнит он, что мы никогда не сносили притеснений? Как бы не случилось с ним того же, что произошло с его отцом и с другими правителями, которых мы лишили жизни, когда нам надоели их несправедливости и беззакония.

Это брожение распространилось по всей стране. Жители Согна собрали ополчение, и стало известно, что они выступят на борьбу против Магнуса конунга, если он появится в их краю. А Магнус конунг был тогда в Хёрдаланде и задержался там надолго. У него было большое войско, и он говорил, что собирается отправиться на север, в Согн. Об этом узнали друзья конунга, и двенадцать человек сговорились бросить жребий, кому идти и рассказать конунгу об этом недовольстве. И вышло так, что жребий выпал скальду Сигвату.

XVI

Сигват сочинил флокк, который называется Откровенные Висы. Он начал с того, что, как им думалось, конунг замышлял выступить против бондов, когда они грозили поднять мятеж против него. Он говорил:

Рад, твердят, Вас Сигват
Отвратить от битвы
В Согне, Магнус. Но с Вами
Скальд, коль нет отступы.
Взяв доспех, без страха
В лязг мечей, за князя
Хоть сейчас мы в отчих
Землях сталь сломаем.

В этой же песни есть такие висы:

Круто правил, к вору
Лют, но люб народу,
Добрым слыл, кто принял
В Фитьяре смерть, воитель.
Крепко помнят бонды
Тот закон, что Хакон
В те поры, Воспитанник
Адальстейна, дал им.
В князьях, видно, бонды
Не ошиблись, выбрав
Олавов, коль оба
Их добро щадили.
На закон, что бондам
Дали, сын Харальдов
Никогда — и Трюггви
Сын
— не посягали.
Нельзя Вам на слово
Правды — ведь радеем,
Вождь, о чести Вашей

Гневаться — державной.
Коль не лгут, ты хуже
Днесь законы бондам
Даешь, чем те, что прежде
Сулил в Ульвасунде.
По чьему же, княже,
Наущенью — в ножны
Спрячь свой меч
— не держишь
Злопамятный, слова?
Доблестный да будет
Ствол побед18 в обетах
Тверд, а слыть неверным,
Вождь, тебе негоже.
По чьему же, княже,
Наущенью режешь
Скот и — стыд великий! —
Своих разоряешь?
Княжичу негоже
Слух склонять к советам
Злым. Все пуще ропщет
Твой народ, воитель.
Молвы, витязь смелый,
Берегись, — пусть меру
Знает длань!
— что люди
Разносить горазды.
Друг тебя, радетель,
Остерег, сороки
Влаги мертвых19. Внемли
Воле бондов, воин!
Вождь, не доводи же
До беды. Недобрый
Знак, когда на князя
Седые сердиты.
Беда, коль примолкли
Те, кто прежде предан
Был, уткнули в шубу
Нос и смотрят косо.
Ропщет знать: властитель
Отчину, мол, отнял —
Поднялись повсюду
У подданных — бонды.
Всяк, кто согнан с выти —
Строг ко многим скорый
Ваш суд
— нас, мол, грабят,
Скажет, люди княжьи.

После этого увещевания конунг изменился к лучшему. Да и многие другие говорили ему подобное же. Кончилось дело тем, что конунг посоветовался с мудрейшими мужами, и законы были приведены в порядок. После этого Магнус конунг велел составить сборник законов, который еще хранится в Трандхейме и называется Серый Гусь20. Магнус конунг приобрел в народе любовь. С тех пор стали его звать Магнусом Добрым.

XVII

Конунг англов Харальд умер пять лет спустя после смерти отца своего Кнута Могучего21. Он был погребен подле своего отца в Винсестре. После его смерти власть над Англией перешла к брату Харальда Хёрдакнуту, другому сыну Кнута Старого. Он был конунгом сразу и в Англии и в Дании. Он правил этими державами два года. Он умер в Англии от болезни и был погребен в Винсестре подле своего отца22. После его смерти конунгом был провозглашен в Англии Эадвард Добрый, сын конунга англов Адальрада и Эммы, дочери Рикарда ярла в Руде. Эадвард конунг был по матери братом Харальда и Хёрдакнута23. Дочь Кнута Старого и Эммы звали Гуннхильд. Она была выдана замуж за Хейнрека, кейсара Страны Саксов. Его прозвали Хейнрек Щедрый. Гуннхильд едва провела три года в Стране Саксов, как заболела. Она умерла через два года после смерти Кнута конунга, своего отца.

XVIII

Когда конунг Магнус сын Олава узнал о смерти Хёрдакнута, он тотчас же отправил своих людей на юг, в Данию, с посланием к людям, которые были связаны с ним присягою с того времени, когда были заключены мир и договор между Магнусом и Хёрдакнутом, и напомнил им об их обещаниях. Он прибавил, что сам придет летом в Данию с войском. В заключение он заявил, что подчинит себе всю Датскую Державу, как это значилось в договоре и клятвах, либо погибнет в бою вместе со своею ратью. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Был князь достохвальный
Непреклонен в слове.
Все свершил стяжатель
Побед по обету:
Мол взойдет на датский
Он престол иль в стоне
Дротов24, конунг, мертвый,
Достанется врану.

XIX

Затем Магнус конунг собрал ополчение, призвал к себе лендрманнов и могущественных бондов и приготовил боевые корабли. И когда войско собралось, оно оказалось могучим и хорошо снаряженным. У него было семьдесят кораблей, когда он отплыл из Норвегии. Так говорит Тьодольв:

Смело вел ты к землям
Датским семь десятков
Стругов, вождь, что кряжи
Битв25 в поход собрали.
Зубр нырял на гребнях
Волн. Взрывала хляби
Грудь ладьи. На реях
Паруса плескали.

Тут сказано, что у Магнуса конунга был Великий Зубр, который был построен по приказу конунга Олава Святого. На нем находилось более тридцати скамей для гребцов. На носу была голова зубра, а на корме хвост. Голова и хвост и их опоры были позолочены. Арнор Скальд Ярлов говорит:

Океан во злобе пеной
Брызгал. Грыз корабль буйный
Гарм сосны26. Срывали с борта
Злато красное ненастья.
Всё на юг ты правил, конунг,
Мимо Ставанга, к Державе
Датской. Вздыбил море ветер,
Как лучи, сверкали мачты.

Магнус конунг отплыл из Агдира в Йотланд. Арнор говорит:

Зубр великий борта27,
Накренясь, нес князя
Сопва к югу, иней
Грудь челна окутал.
И вождь у прибрежья
Ютского, ас прута
Хильд28, пристал на радость,
Духом бодр, народу.

XX

Когда Магнус конунг прибыл в Данию, его хорошо там приняли. Он спешно созвал тинг и встретился с жителями страны. Он просил у них признания его конунгом, согласно договору. И по той причине, что самые влиятельные мужи Дании были связаны присягою с Магнусом конунгом и желали соблюсти свои обещания и клятвы, они поддержали его просьбу перед народом. Во-вторых, помогло ему и то, что скончался Кнут Могучий и умерло все его потомство. В-третьих, в то время по всем странам распространилась весть о святости Олава конунга и творимых им чудесах.

XXI

Затем Магнус конунг велел созвать тинг в Вебьёрге. На нем датчане провозглашали своих конунгов и в прежние и в новые времена. На этом тинге датчане провозгласили Магнуса сына Олава конунгом над всею Датскою Державою. Магнус конунг долго оставался в Дании в течение лета, и весь народ хорошо его принимал повсюду, куда он прибывал, и выражал ему покорность. Он назначил служилых людей по всей стране по должностям и округам и пожаловал лены могущественным людям. К концу осени он возвратился вместе со своим войском в Норвегию и провел некоторое время на Эльве.

Дания во времена Снорри.

XXII

Свейном звали одного человека, сына ярла Ульва, сына Торгильса Спракалегга. Матерью Свейна была Астрид, дочь конунга Свейна Вилобородого. Она была сестрою Кнута Могучего по отцу и единоутробной сестрою конунга шведов Олава сына Эйрика. Их матерью была конунгова жена Сигрид Гордая, дочь Скёглар-Тости. Свейн сын Ульва долгое время жил у своих родичей, шведских конунгов, с тех пор как пал Ульв ярл, его отец, как написано в Саге о Кнуте Старом. Кнут велел убить в Хроискельде Ульва ярла, своего свойственника. По этой причине Свейн с тех пор не бывал в Дании. Свейн сын Ульва был красивейшим мужем. Он превосходил всех ростом и силою, ловкостью и красноречием. По мнению всех людей, его знавших, он обладал всеми качествами, украшающими хорошего правителя.

Свейн сын Ульва отправился на встречу с Магнусом конунгом, когда тот был на Эльве, как прежде было написано. Конунг хорошо его принял. Было там и немало людей, которые замолвили за него слово, потому что Свейна очень любили. Он и сам красиво и умело говорил с конунгом, и кончилось дело тем, что Свейн признал власть Магнуса конунга и стал его человеком. После этого конунг со Свейном о многом беседовали с глазу на глаз.

XXIII

Однажды, когда Магнус конунг сидел на престоле и вокруг него было много народа, Свейн сын Ульва сидел у подножья его престола. Конунг сказал:

— Я хочу объявить знатным людям и всему народу о своем решении. Ко мне сюда пришел муж, славный и родом, и собственной доблестью, Свейн сын Ульва. Он сделался моим человеком и обещал мне свою верность. А как вам ведомо, все датчане летом стали моими людьми. Теперь же страна не имеет правителя, ибо я уехал оттуда, и на нее, как вы знаете, совершают многочисленные нападения венды, куры и другие народы с Восточного Пути, а также и саксы. Я обещал дать им правителя для защиты и управления страною. Думаю я, что никто не подходит для этого лучше, чем Свейн сын Ульва. По происхождению своему он должен быть правителем. И ныне я делаю его своим ярлом и передаю ему в руки для управления Датскую Державу на то время, пока я нахожусь в Норвегии, подобно тому, как Кнут Могучий поставил Ульва ярла, отца его, править Данией, когда Кнут был в Англии. Эйнар Брюхотряс говорит:

— Слишком могущественный ярл, сынок!

Конунг сказал тогда гневно:

— Вы мне мало доверяете, но мне кажется, что вы одних считаете слишком могущественными, а других вообще за людей не считаете.

Тут конунг встал, взял меч и повесил его Свейну на пояс. Затем он взял щит и повесил его Свейну на плечо. Затем он надел ему на голову шлем и присвоил ему звание ярла. Он пожаловал ему поместья в Дании, которые раньше принадлежали Ульву ярлу, отцу Свейна. Затем была принесена рака со святыми мощами. Свейн возложил на нее руки и поклялся в верности Магнусу конунгу. Затем конунг возвел ярла к себе на престол. Тьодольв говорит так:

Не скупился отпрыск
Ульва на посулы,
Там за Эльвом клялся
На святой он раке,
Вторя в каждом слове
Клятвы сей — но краток
Век
— владыке сконцев —
Был обетов этих.

Свейн ярл уехал после этого в Данию, и весь народ его там хорошо принял. Он набрал себе дружину и вскоре сделался могучим правителем. Зимой он ездил по всей стране и заводил дружбу с могущественными людьми. Весь народ его любил.

XXIV

Магнус конунг направился со своим войском на север Норвегии и оставался там всю зиму. С приходом весны Магнус конунг собрал большое войско и двинулся на юг в Данию. Когда он прибыл туда, из Страны Вендов до него дошло известие, что венды в Йомсборге вышли у него из повиновения. Там у датских конунгов — они-то и основали Йомсборг — было большое владение, подчиненное ярлу, и Йомсборг стал сильной крепостью. Когда же Магнус конунг узнал эти новости, он собрал в Дании много боевых кораблей и летом отплыл в Страну Вендов вместе со всем своим войском, и была то огромная рать. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Слушай песнь о том, наследник
Княжий, как носил ты красный
Щит на вендов. Индевелый
Киль вы на воду спустили.
Дождались тогда несчастий
Венды. Мне другой не ведом
Вождь, чтоб к пажитям их, волны
Бороздя, вел больше стругов.

Когда Магнус конунг прибыл в Страну Вендов, он направился к Йомсборгу и захватил его, перебил множество народа, пожег крепость и все вокруг, подвергая все разграблению. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Ты огнем прошел по землям,
Князь. Не ждал спасенья жалкий
Люд. За Йомом взвились клубы
Дыма к небу, войнолюбец.
Нехристи тряслись от страха,
Не хранили их и стены
Крепостные. Ты им жару
Задал всем, гроза народов.

Множество народу в Стране Вендов признало власть Магпуса конунга, но намного больше было таких, которые бежали. Тогда Магнус конунг возвратился в Данию и подготовился к зимовке, распустив по домам войско датчан и большое ополчение, которое пришло с ним из Норвегии.

XXV

Свейн сын Ульва едет в Свитьод.

Тою же зимой, когда Свейн сын Ульва получил всю Данию в управление и заручился дружбой могущественных людей и поддержкой всего народа, он присвоил себе титул конунга. Многие знатные люди поддержали его. Но весною, узнав, что Магнус конунг отплыл с севера из Норвегии вместе с большим войском, Свейн уехал в Сканей, а оттуда на север в Гаутланд и дальше в Швецию к конунгу шведов Эмунду, своему родичу, и провел там лето. А соглядатаи в Дании извещали его о передвижениях Магнуса конунга и о численности его войска. Когда же Свейн узнал, что Магнус конунг отпустил большую часть своего ополчения и находится на юге, в Йотланде, Свейн отправился из Швеции на юг с большим войском, которым снабдил его конунг шведов. Когда Свейн прибыл в Сканей, то местные жители хорошо его приняли и посчитали за конунга. К нему стеклось множество народа. Затем он отправился в Сьяланд, и там его тоже хорошо приняли. Там он все подчинил себе. Тогда он приплыл на Фьон, подчинил себе все острова, и народ признал его. У Свейна было большое войско и много кораблей.

XXVI

Магнусу конунгу стали известны эти новости, а также и то, что венды выступили в поход. Магнус конунг созвал ополчение, и к нему собралось войск со всего Йотланда. Явился к нему герцог Страны Саксов Отта из Брунсвика. Он был женат на Ульвхильд, дочери конунга Олава Святого, сестре Магнуса конунга. Герцога сопровождал большой отряд.

Датские вожди подбивали Магнуса конунга выступить против войска вендов, чтобы не допустить вторжения язычников в страну и ее опустошения, и было решено, что конунг направит свою рать на юг, к Хейдабю. Но в то время как Магнус конунг находился близ реки Скотборгары на Хлюрскогсхейде, он получил известие о войске вендов: оно настолько огромно, что никому не сосчитать его, и конунгу Магнусу нет никакой возможности тягаться с такою силой и ничего не остается, как только бежать. Конунг Магнус тем не менее намеревался дать бой, если имеется хоть какая-то надежда победить, но большинство отговаривало его, и все как один твердили, что у вендов превосходящие силы. Герцог же Отта скорее склонялся к тому, чтоб сразиться.

Тут конунг приказал протрубить сбор и велел всем надеть доспехи. Они пролежали ночь под открытым небом, укрывшись щитами, потому что им было сказано, что войско вендов близко. Конунг был очень подавлен. Бежать ему было вовсе не по душе, потому что он никогда еще этого не делал. Он мало спал в ту ночь и все читал молитвы.

XXVII

Следующий день был кануном мессы Микьяля29. К утру конунг уснул, и ему приснился сон. Он увидел святого Олава конунга, отца своего, и тот сказал ему:

— Ты подавлен и боишься из-за того, что венды идут против тебя с большим войском? Ты не должен страшиться язычников, хотя бы и было их множество. Я буду с тобою в этой битве. Как только ты заслышишь мою трубу, иди в бой против вендов.

Когда конунг пробудился, он рассказал свой сон. Начинало светать. Тут все услыхали в небесах колокольный звон, и люди Магнуса конунга, которые бывали в Нидаросе, узнали его, и подумалось им, что это звонит Колокол Радости. Этот колокол Олав конунг подарил церкви Клеменса в Каупанге.

XXVIII

Тогда Магнус конунг поднялся и приказал трубить сбор. Войско вендов двигалось на них с юга через реку. Все войско конунга вскочило и направилось навстречу язычникам. Магнус конунг сбросил с себя кольчугу. На нем была только красная шелковая рубаха, в руках — секира Хель30, принадлежавшая прежде Олаву конунгу. Магнус конунг бросился навстречу вражескому войску впереди всех и тотчас же стал рубить обеими руками встречных одного за другим. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Битва на Хлюрскогсхейде.

Шел князь с остролезой
В сваре стрел31 секирой,
Сбросил с плеч, могучий,
Хёрдов друг, кольчугу.
Оберучь — урочищ
Сих господь устроил
Судьбы — Хель вздымал он,
Черепа калеча.

Битва эта была непродолжительна. Люди конунга сражались яростно. И повсюду, где они сходились, венды падали густо, как волны в прилив, а те, кто стоял позади, пустились в бегство, и тут их били, как скотину. Сам конунг преследовал бегущих на восток по пустоши, и вся пустошь была усеяна трупами. Так говорит Тьодольв:

В тысячной сородич
Рати — рад насытить
Брюхо волк
— Харальдов32
Шел, как молвят, первым.
Груды павших пустошь
Скрыли вкруг на милю.
К бегству Магнус вендов,
Удал, тьму принудил.

Все в один голос говорили, что такого количества убитых не было в северных странах в христианское время, как у вендов на Хлюрскогсхейде. Из войска же Магнуса конунга пало немного народа, хотя многие получили раны. После окончания битвы Магнус конунг приказал перевязывать раны своим людям, но лекарей в войске оказалось меньше, чем требовалось. Тогда конунг пошел к тем, которые показались ему пригодными, и ощупал им руки. Он брал их ладони и гладил их, и так он выбрал двенадцать человек с самыми мягкими руками и сказал им, чтоб они перевязывали раны. И хотя никто из них прежде не делал перевязок, все они стали превосходными лекарями. Среди них были два исландца: Торкель, сын Гейра из Вересков, и Атли, отец Барда Черного из Долины Тюленьей Реки. От них вели свой род многие лекари.

После этой битвы широко по всем странам распространилась весть о чуде, которое сотворил конунг Олав Святой. Все говорили, что никто не в состоянии сразиться против конунга Магнуса сына Олава и что отец его Олав конунг так ему близок, что враги не способны оказать ему из-за этого никакого сопротивления.

XXIX

Магнус конунг повернул затем свое войско против Свейна, которого он называл своим ярлом, а даны звали конунгом. Магнус конунг велел снарядить корабли и собрать войско. С обеих сторон было множество народу. В войске Свейна было немало могущественных мужей из Сканей, Халланда и Фьона. А у Магнуса конунга были главным образом норвежцы. И вот он двинул свое войско на Свейна. Столкновение произошло близ Вестланда у острова Рэ. Там была большая битва, и закончилась она тем, что победа досталась Магнусу конунгу, а Свейн обратился в бегство, оставив много убитых. Он бежал назад, на Сканей, потому что в Гаутланде у него было убежище, в котором он мог укрываться в случае нужды. А Магнус конунг возвратился в Йотланд и провел там зиму вместе с большим войском, поставив стражу к своим кораблям. Так говорит Арнор Скальд Ярлов:

Раж, оружье в сече
Князь в Рэ окрасил.
Близ Вестланда властный
Вальской бился сталью.

XXX

Узнав, что Магнус конунг высадился с кораблей на берег, Свейн сын Ульва немедленно поспешил к своим кораблям. Он собрал войско, какое смог, и зимою плавал около Сьяланда, Фьона и островов. К йолю он двинулся на юг в Йотланд и сперва в Лимафьорд. Там примкнуло к нему много народу, и он собрал с некоторых подати. А кое-кто присоединился к Магнусу конунгу.

Когда Магнус конунг узнал о том, что затевает Свейн, он направился к своим кораблям с ополчением норвежцев, которое в то время находилось в Дании, и с отрядом датчан, и поплыл на север, держась берега. Свейн тогда находился в Аросе с большим войском. Узнав о приближении войска Магнуса конунга, он вывел свое войско из города и приготовился к сражению. Когда же Магнус конунг проведал, где находится Свейн, и узнал, что он неподалеку, он созвал своих людей на сходку и обратился к ним с такою речью:

— Нам стало ведомо, что ярл со своим войском должен быть поблизости. И мне сказали, что войско его велико. Я хочу сообщить вам о своих намерениях. Я желаю двинуться против него и сразиться с ним, хотя наше войско и меньше. Мы, как и прежде, должны уповать на бога и на святого Олава конунга, моего отца. Не раз он уже даровал нам победу в бою, а ведь часто у нас было меньшее войско, нежели у наших врагов. Теперь я хочу, чтобы люди приготовились к выступлению, и как только мы с ними сойдемся, поплывем им навстречу и вступим с ними в бой. Поэтому пусть все мои люди будут готовы к сражению.

После этого они надели доспехи, и каждый приготовился и привел в порядок свое место на корабле. Корабли Магнуса конунга шли на веслах до тех пор, пока не показалось войско ярла, и тотчас вступили в бой. Люди Свейна вооружились и связали свои корабли один с другим. Завязался жестокий бой. Так говорит скальд Тьодольв:

Померился с ярлом
Князь — вступили вязы
Блеска вод
33 в нещадный
Спор секирный
— силой.
И впрямь не припомнить
Яростнее свары
Платов — люто бились
Хильд34орлов кормильцы.

Бой шел на носах кораблей, и только те, кто стоял там, могли рубиться мечами, те же, кто находился за ними в средней части корабля, бились копьями. Стоявшие еще дальше метали дротики и остроги. Другие бросали камни и гарпуны, а кто стоял за мачтой, стрелял из лука. Так говорит Тьодольв:

Тучи копий в тарчи —
Сыт остался петел
Ран35 — впивались, все мы
Шлемов шум36 вершили.
Клены Гунн37 пускали
Стрелы в ход и дроты,
Путь меж павших в ратном
Поле пролагая.

Был изряден трёндов
Ратный труд. Там с гнутых
Луков стаи колких
Линей ран38 срывались.
Несть числа тем дротам,
Что стеной застили
Свет, и буйный вихорь
Стрел летел над полем.

Здесь говорится о том, сколь жестокой была перестрелка. В начале битвы Магнус конунг стоял за стеной из щитов, но когда ему показалось, что дело идет слишком медленно, он выбежал вперед из-за щитов и громко вскричал, воодушевляя своих людей, и пошел прямо на нос корабля, вмешавшись в рукопашную схватку. А когда это увидели его люди, они стали подбадривать друг друга. Громкие крики раздавались по всему войску. Так говорит Тьодольв:

В друга рад отвагу
Был всяк вселить в ярой
Сече. От бранных кличей
Метель Хильд39 гремела.

Разгорелась яростная битва. Во время нее была очищена от бойцов носовая часть корабля Свейна вплоть до мачты. Тут взошли на корабль Свейна сам Магнус конунг вместе со своею дружиной, а вслед за ними его люди, один за другим, и они нападали с такой силой, что люди Свейна отступили. Магнус конунг очистил весь корабль, а потом и другие по очереди. Свейн и большая часть его войска обратились в бегство, много его людей погибло, но не мало получило пощаду. Тьодольв говорит:

Взнуздал князь для битвы
Новой Хравна сходней40,
Вошел, к вящей славе
Князевой, на штевень.
Сила их у ярла
Пало слуг на струге,
Мы ж в бою умели,
Вождь, добычу множить.
Искр морских растратчик41
Недругам он щедро
Жизнь дарил, а ярла
Рати вспять бежали.

Эта битва произошла в последнее воскресенье перед йолем42. Так говорит Тьодольв:

Красна в воскресенье
Стала сталь у княжьих
Слуг. Не дрогнув дрались
Древа игрищ Игга43.
Не счесть, сколько стыло
Мертвых в море. Сотни
Тел — настал для воев
Смертный срок
— тонули.

Магнус конунг захватил там у людей Свейна семь кораблей. Тьодольв говорит:

Семь ладей — ликуйте
Девы в Согне!
— сыну —
Идет он с победой —
Олава достались.

И еще говорит он:

Дубам сеч44 ухабист
Выпал путь, до дому
Мало кто из полчищ
Ярла жив добрался.
Бьет их трупы ветер,
Черепа на черных
Гребнях пляшут. Топкий
Брег тела глотает.

Тою же ночью Свейн бежал в Сьяланд с теми людьми, которым удалось спастись и которые пожелали следовать за ним. А Магнус конунг бросил якорь близ берега и приказал своему ополчению этой же ночью сойти на сушу. Рано поутру они возвратились, забив много скота. Так говорит Тьодольв:

В лбы летели градом —
Был отпор не спор их —
Камни, черепа мы
Вчера поразбивали.
На убой нагнали
Мы скота, пристал наш
Челн. Видать, у Свейна
Лишь слова в запасе.

XXXI

Магнус конунг тотчас отплыл со своим войском на север в Сьяланд вдогонку за Свейном. Но как только войско Магнуса конунга приплыло туда, Свейн и все его войско бежали на сушу. Магнус конунг преследовал беглецов, убивая тех, кто был им настигнут. Тьодольв говорит:

Магнус конунг ездит с войском по Сьяланду.

Вопрошали в Сьяланде
Жены, — с обагренной —
Чей же строй под стягом —

Сталью мы шагали.
Ели брашен45 еле
До дубрав добрались.
В Хрингстадире прытко
Удирали рати.

Странно ли, что сконский
Властелин — князь грязью
Шел облеплен
— землю
Отстоял прославлен.
До брега стяг ярлов —
Чрез болота дроты —
Волочился — целый
День вчера летали
.

Тогда Свейн бежал на Фьон, а Магнус конунг прошел с огнем и мечом по Сьяланду и повсюду сжигал поселения тех людей, которые осенью присоединились к Свейну. Тьодольв говорит так:

Свергнут ярл с престола
По зиме. Дознался
Днесь всяк, что у князя
Добра оборона.
Жив, что мертв, отпора
Враг тебе — ты, Магнус,
Тверд стоял под тарчем

Не дал, Кнутов нетий.

Пса древес46 пустил ты
В домы, конунг трёндов,
Яр. Пожарам отдал
На поживу жила.
Приспешникам был страшен
Свейновым во гневе
Князь. Спешили мести
Убежать ужасной.

XXXII

Как только Магнус конунг узнал о местопребывании Свейна, он направился со своими кораблями на Фьон. Услышав об этом, Свейн погрузился на корабль и отплыл в Сканей, оттуда поехал в Гаутланд, а затем к конунгу шведов. А Магнус конунг прибыл на Фьон и приказал там грабить и жечь. Все люди Свейна, находившиеся там, разбежались кто куда. Тьодольв говорит так:

Буря вздула в долах
Китов47 на дубовых
Стенах огнь. На юге
Буйный пламень пляшет.
Выжечь все на Фьоне
Мнят норвежцы. Лижет
Кровли жар. Деревни
Там горят кострами.

Нам пора на Фьоне
Познать асинь злата48
Свейновых — в сраженьях
Мужей
— мы трижды были,
Должно — но послужат
Здесь пригожи девы —
Нам мечи, мы в сечу
Снова строй направим.

После этого весь народ в Дании подчинился Магнусу конунгу. В конце зимы там установился добрый мир. Магнус конунг назначил своих людей управлять всею Данией. В конце весны он повел свое ополчение на север в Норвегию и оставался там большую часть лета.

XXXIII

Как только об этом узнал Свейн, он тут же поспешил из Швеции в Сканей с большим войском. Жители Сканей хорошо его приняли. Силы его увеличились, после чего он двинулся в Сьяланд и подчинил ее себе, а также Фьон и все острова. Магнусу конунгу стало об этом известно, и тогда он собрал ополчение и корабли и направился на юг в Данию. Разведав, где расположился Свейн со своим войском, Магнус конунг пошел против него. Столкновение их произошло у мыса, называемого Хельганес, и было то вечером. Когда началась битва, у Магнуса конунга было меньше войска, но его корабли были длиннее и лучше снаряжены. Арнор говорит так:

Князь у Хельганеса
Нескольких — неслыхан
Ратный труд — очистил
Кляч дороги крачек49.
Видур ведьмы тарчей50,
Ввечеру он сечу
Начал, в ночь не схлынул
Дождь ужей кольчужных51.

Бой был ожесточенным, и к концу ночи много народа пало. Магнус конунг всю ночь продолжал обстреливать врага метательными снарядами. Тьодольв говорит:

Свейновых, достойных
Смерти, слуг согнула
Сталь у Хельганеса,
Шли на дно дружины.
Длань вдевал владыка
Трёндов в петли дротов.
Полководец жала
Ясеней52 окрасил.

Коротко говоря, в этой битве Магнусу конунгу выпала победа, а Свейн обратился в бегство. Его корабль был очищен от бойцов от носа до кормы, и все другие корабли Свейна тоже были очищены. Тьодольв говорит так:

Бросил опустелый
Свой челн непреклонный
Свейн, тесним во брани,
Враг Магнусов ярый.
Острый меч окрасил
Ратобитец. К власти
Шёл князь, весь обрызган
Потом ран53 багряным.

Арнор же говорит:

Куда сконцам против
Князя! Сани сходней54
Свейновы в счастливый
Час очистил витязь.
Множество людей
Свейна погибло.

Магнусу конунгу и его людям досталась богатая добыча. Тьодольв так говорит:

Щит блестящий с боя
Я добыл — рубились
Мы в суровой брани
На юге
— и кольчугу.
Пусть попомнит — шлемом
Завладел я
— дева
Слово скальда. Давеча
От нас досталось данам.

Свейн после этого бежал в Сканей вместе со всем своим войском, какому удалось спастись, а Магнус конунг и его ополчение долго преследовали беглецов в глубине страны, почти не встречая сопротивления со стороны Свейна или бондов. Так говорит Тьодольв:

Магнусовы с брега
Шли вперед великой
Силой вой, вел их,
Страшен в гневе, княжич.
Всюду крик. По кличу
Князя разоряем
Днесь страну. По долам
Сконским мчатся кони.

Затем Магнус конунг велел пройти с огнем и мечом по всем селениям. Тьодольв говорит:

В сторону отставлю
Тарч, коль все сметая,
Топчет веси войско
С Магнусовым стягом.
Не споткнутся сконцы,
Так спешат — нам вышла
Хоть куда дорога,
Не в труд поход
— к Лунду.

Они стали жечь поселения. Народ весь разбегался кто куда. Тьодольв так говорит:

Свейн бежит в Сканей.

Остреной для сконцев
Нам достанет стали,
Враз рать позабудет
Тешиться надеждой.
Красный огнь на веси
Мы пускаем в Сканей.
Раздувом добавим
Мощи вору рощи55.

Пламя домы данов
Жжет дотла. Пощады
Жителям от рати
Вождя не дождаться.
У всех поиссякли
Силы в пре великой
За престол. Мы взяли
Верх, а Свейн низвержен.

Год назад по гатям
Вытоптанным — видно
Мне окрест
— по фьонским
Мы шли вперед походом.
Признаёт за князем
Силу — взмыли стяги
Враг, кто днесь на ноги
Уповает — утром.

Свейн бежал на восток в Сканей. А Магнус конунг отправился к своим кораблям и, снарядившись с большой поспешностью, двинулся вдоль побережья Сканей. Тогда Тьодольв сочинил такую вису:

Утоляем солью
Жажду, люди княжьи,
Эгирову влагу56
Весь поход глотаем.
Сконский край — а свеев
Не страшимся
— вижу
Впереди. Был ратный
Труд бойцам отраден.

Свейн бежал на север в Гаутланд и направился потом к конунгу шведов. Он был хорошо им принят и перезимовал у него.

XXXIV

Подчинив себе Сканей, Магнус конунг повернул в другую сторону. Сперва он приплыл к Фальстру, высадился там и подверг его разорению, многих убил из тех, кто прежде признал власть Свейна. Арнор говорит об этом так:

С изменников-данов
Князь взыскал жестоко.
Уложил из Фальстра
Рать батог богатства57.
Орлов не оставил
Он без корма, кормчий
Готи волн58, и билась
Гридь за господина.

Потом Магнус конунг поплыл со своими кораблями на Фьон, разграбил его и разорил. Как говорит Арнор:

Вновь на Фьоне данов
Наголову, стяги
Крася, вождь кольчужный
Разбил за измену.
Из чад княжьих кто же
На зиме двадцатой59
Пекся так о черном,
Рьяный в сердце, вране?

XXXV

Магнус конунг просидел ту зиму в Дании, и был там тогда добрый мир. Много сражений дал он в Дании и во всех победил. Так говорит Одд Кикинаскальд60:

Неистов пред мессой
Микьяля пронесся
Клич мечей61, и тучи
Вендов сталь косила.
Вдругорядь на юге
От Ароса грозный
Затеяли к йолю
Топот копий62 вои.

А Арнор говорит:

Суть вложил ты в драпу, мститель
Олава, я ж строки словом
Оснащу. Кормил ты галок
Мист63. Пусть крепнет эта виса!
За зиму четыре бури
Стрел64 ты учинил, всесильный
Щиторуб, вотще железо
Заносил на князя ворог.

Три битвы дал Магнус конунг Свейну сыну Ульва. Так говорит Тьодольв:

В сече — новый случай
Петь победу скальду
Князь доставил — счастье
Шло к оплоту трёндов65.
В трёх, доспехи кровью
Крася, бранных плясках66.
Был опять добычей
Богат ратобитец.

XXXVI

Магнус конунг правил отныне и Данией и Норвегией. Подчинив себе Датскую Державу, он отправил послов на запад в Англию. Они отправились к Ятварду конунгу и отвезли ему послание с печатью Магнуса конунга. После приветов Магнуса конунга в послании значилось:

— Тебе должно быть ведомо о соглашении, которое мы учинили с Хёрдакнутом о том, что тот из нас двоих, кто переживет другого, не оставив сына, получит его страну и подданных. И так ныне вышло, что, как я знаю, тебе ведомо, я получил в наследство после Хёрдакнута всю Датскую Державу. Когда он умер, ему принадлежала Англия не в меньшей мере, нежели Дания. Поэтому я теперь, согласно законному договору, заявляю о своих правах на Англию. Я желаю, чтобы ты отказался от своей державы в мою пользу, а в противном случае я буду добиваться её с помощью военных сил, как из Датской Державы, так и из Норвегии. Тогда тот пусть управляет страною, кому выпадет военное счастье.

XXXVII

Когда Ятвард конунг прочитал это послание, он ответил так:

— Всем людям здесь в стране ведомо, что Адальрад конунг, мой отец, от рождения обладал наследственным правом на эту державу и в прежние и в новые времена. Нас было четверо сыновей. И когда он пал вне пределов страны, то державу и власть принял брат мой Эадмунд, поскольку он был старшим из нас братьев. Я был вполне этим доволен, пока он был жив. После него власть перешла к Кнуту конунгу, моему отчиму. Нелегко было заявлять притязания, пока он жил. А после него конунгом был Харальд, брат мой, пока дарована была ему судьбою жизнь. Когда же и он скончался, Хёрдакнут, мой брат, стал править Датской Державой, и я думаю, было справедливым уговором между нами, братьями, чтобы он был конунгом как Англии, так и Дании. У меня же не было державы в управлении. Теперь он скончался. Все люди в этой стране советовали провозгласить меня конунгом здесь в Англии. Пока я не носил почетного звания, я служил своим правителям нисколько не более гордо, чем те, кто по рождению не обладали никакими правами на власть здесь в стране. Ныне же я получил помазание в конунги и такую же полную власть конунга, какою обладал мой отец до меня. И я не откажусь от этого звания, пока жив. Но если Магнус конунг явится сюда в страну со своим войском, я против него не стану собирать рати. Пусть он завладеет Англией, прежде лишив меня жизни. Передайте ему эти мои слова.

Послы возвратились и явились к Магнусу конунгу и передали ему, что услышали. Конунг ответил не сразу и сказал так:

— Я полагаю, что разумнее и лучше всего будет предоставить Эадварду конунгу мирно владеть своей державой, поскольку это от меня зависит, а мне владеть той державой, какую бог мне пожаловал.


Примечания

1 Арнор Скальд Ярлов — см. прим. 71 к «Саге об Олаве Святом».

2 …татю мира — воину.

3 Друг хёрдов — конунг Норвегии (хёрды — жители Хёрдаланда).

4 …губитель тарчей — воин (тарч — разновидность щита).

5 Скальд Сигват — см. прим. 7 к «Саге об Олаве Святом».

6 …земли Харальда Прекрасноволосого — Норвегия.

7 …скальд Тьодольв — Тьодольв Арнорсон, исландский скальд XI в. Был сначала скальдом Магнуса Доброго, а потом Харальда Сурового. Сохранилось много вис из его хвалебных песней, а также отдельных вис.

8 Игг брани — воин (Игг — Один).

9 Хруста стрел — битвы.

10 …поилец сойки Игга — воин (сойка Игга — ворон).

11 Сотоварищ щура моря сечи — воин (море сечи — кровь, щур крови — ворон).

12 Эйратинг — тинг в устье роки Нид.

13 ноябрьские иды — 13 ноября (1035 г.).

14 Это не точно. Кнут правил Англией 19 лет (с 1016 г.), а Данией — 16 лет (с 1019 г.).

15 Бьярни Скальд Золотых Ресниц — см. прим. 124 к «Саге об Олаве Святом».

16 …в Драпе о Кнуте. — Она не сохранилась.

17 …вязов колец — людей.

18 Ствол побед — конунг.

19 …радетель … сороки влаги мертвых — воин (сорока влаги мертвых — ворон).

20 Серый Гусь. — Впоследствии это название (его происхождение неизвестно) было перенесено на свод законов Исландии, сохранившийся в рукописях середины XIII в.

21 Харальд умер 17 марта 1040 г.

22 Хёрдакнут умер 8 июня 1042 г.

23 Харальд не был единоутробным братом Эдуарда и Хёрдакнута.

24 …стоне дротов — битве.

25 …кряжи битв — воины.

26 Гарм сосны — буря (Гарм — мифический пес).

27 Зубр… борта — корабль.

28 …ас прута Хильд — воин (прут Хильд — меч).

29 …мессы Микьяля — 28 сентября.

30 Хель — преисподняя; также великанша, владычица преисподней.

31 …сваре стрел — битве.

32 Харальдов сородич — Магнус.

33 …вязы блеска вод — воины (блеск вод — золото).

34 …свары платов… Хильд — битвы (плат Хильд — щит).

35 …петел (петух) ран — ворон.

36 Шлемов шум — битва.

37 Клены Гунн — воины (Гунн — валькирия).

38 Линей ран — стрел.

39 Метель Хильд — битва.

40 …Хравна сходней — корабль (Хравн — имя коня, букв. «ворон»).

41 Искр морских растратчик — конунг (морские искры — золото).

42 …последнее воскресенье перед йолем — 18 декабря (1043 г.).

43 Древа игрищ Игга — воины (игрища Игга — битва, Игг — Один).

44 Дубам сеч — воинам.

45 Ели брашен — женщины.

46 Пса древес — огня.

47 …долах китов — в Зеландии (игра слов: Sjáland букв. — «земля моря»).

48 Асинь злата — женщин.

49 Кляч дороги крачек — кораблей (дорога крачек — море).

50 Видур ведьмы тарчей — воин (ведьма тарчей — секира, Видур — Один).

51 Дождь ужей кольчужных — битва (кольчужные ужи — стрелы).

52 …жала ясеней — копья.

53 Потом ран — кровью.

54 Сани сходней — корабли.

55 …вору рощи — огню.

56 Эгирову влагу — морскую воду (Эгир — морской великан).

57 …батог богатства — конунг.

58 Готи волн — корабль (Готи — конь Гуннара).

59 На зиме двадцатой — Магнусу было тогда (в 1044 г.) 20 лет.

60 Одд Кикинаскальд — исландский скальд XI в. (Кикин — название ряда хуторов в Норвегии).

61 Клич мечей — битва.

62 Топот копий — битва.

63 …галок Мист — воронов (Мист — валькирия).

64 …бури стрел — битвы.

65 …оплоту трёндов — конунгу Норвегии.

66 …бранных плясках — битвах.

Перевод: А. Я. Гуревич

Источник: Снорри Стурлусон. Круг Земной. — М.: Наука, 1980. Издание подготовили: А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. [КЗ]

OCR: Halgar Fenrirsson

Иллюстрации из издания: Snorre Sturlasson. Kongesagaer. Oversatt av Anne Holtsmark og Didrik Arup Seip. 1959.

Подготовка иллюстраций для сайта: Солнце Зимы

© Tim Stridmann