Сигурд Паульссон

Туман

Мы шли, вроде бы, по плоским камням, но порой под ногами было мягко. Там был мох?

Туман был таким густым, что под ногами ничего не было видно. Только белое и серое в бесконечной круговерти блуждающих причудливых видений.

Тогда я закрыл глаза и наклонил голову на бок, прислонив к её голове.

Постепенно я стал видеть зелёные картины и был уверен, что она тоже видит их. Зелёные картины, похожие на просторные луга с волнующейся травой, двухмерные и трёхмерные изображения прихотливо чередовались. Картины сопровождались шумом прибоя.

Я был в полной уверенности, что она видит то же, что и я. Чтобы удостовериться в этом, я открыл глаза и взглянул на неё. Она улыбнулась. Не было никаких звуков кроме шума моря. Белые и серые туманные картины пропали. Перед глазами у нас была бесконечная картина в неисчислимом количестве оттенков зелёного. Какая-то смесь морского простора и луга.

А мы неслись вперёд, будто на скоростном катере.

Постепенно в наши настроенные в унисон сознания проникла уверенность в том, что лишь дивный вид у горизонта способен остановить наши взгляды.

Поутру Исландия поднялась из океана, словно гигантский корабль из морозных узоров.

Перевод Ольги Маркеловой

© Tim Stridmann