Сигурд Паульссон

Февральское

>Febrúarljóð

Снегопад:
крошечные белые птички
в предсмертных судорогах
бездыханные покрыли весь ковёр

И везде эти зелёные растения
в громадных белоснежных гробах
из двойного стекла

Знакомые лица с кладбища
Ковыляют, одеты по-домашнему
В залах для аэробики
царит изменённое
состояние сознания
беспрестанный круговорот
в склепах 8магазинов

В городе везде улыбаются
то есть, нет,
скалят зубы

Все оделись в одежду
с одного и того же плеча

несутся во весь дух
на роликовых досках
двенадцатиэтажные горы
мышц

Бездыханные покрыли весь ковёр

Ошалевшие лучи метут танцпол
Старые дискоблохи
скачут по сыромятной овчине

Тело-лук натянулось,
стрела вот-вот полетит
с тетивы одиночества

Грустные птицы
в предсмертных судорогах
бездыханные ложатся на ковёр
на ковёр

Одиночество,
злое одиночество,
не один встречает другого,
а тот же — того же

всё то же,
то же,
то же

На ковре круговерть
спортзалов, экстазодромов,
велодромов, танцполов,
склепов,
стиснутых зубов

И повсюду этот белый ковёр

И повсюду зелёные растения

Перевод Ольги Маркеловой

© Tim Stridmann