Skaufhalabálkur

Много нор длинных
Прохвост1 старый вырыл
Вместе с подругой
Своей длиннохвостой
Всё сосчитали —
Они породили
Сынов восемнадцать
И лишь одну дочь.

Всего девятнадцать
Потомков прохвоста —
Наследников лиса
Противников пса2,
Собой доказавших
Пословицу древних:
«Из трусов десятка
Ни души не сыскать».

Ушли кистехвостые3
Старшие дети
Из отчего дома,
Оставив родных.
Пустует нора —
В ней младшая дочка,
Да три её брата
И два старика.

Жена клинозубая
Мужа проныру
Однажды спросила
«Что делать теперь?»
Остались одни мы
Со слабыми лапами
Хрупкой спиною,
Облезлым хвостом».

Старый проныра
Так ей ответил:
«Старшие дети
Покинули нас
Но те, кто юны —
Пока ещё с нами.
Они не готовы
Исчезнуть вослед.

Словно вчера —
Наши юные годы.
В промысле не было
Нам недостатка.
Много добычи
Было до этого
Вдоволь запасов
Было у нас.

Видимо, вправду
Ты постарела
Лапы неловки,
Одеревенелые.
Сложно тебе
Выйти из дома,
Меня покормить,
Да наше потомство.

Но должно выйти
Из нашего дома,
К трапезе общей
Что-то поймать.
Лучше бы было
Хитрость придумать,
Что непременно
Двуногого ранит».

Ему говорила
Мать Хвост-волокуша4:
«Что из еды есть,
То всё перед взором —
Овечий хребет,
Да кость от бедра
Три жалкие жилы,
Один позвонок».

«Пушистая спинка,
Уже конец года, —
Она продолжала, —
И время пришло,
Мы предсказать можем
Жестокую пору
И осени ветер
Уже нас настиг.

И лучше сейчас
Нам сильней помолиться,
О жирных барашках
На склонах холмов,
Да чтобы мужи
Увели стада в стойла,
И чтобы ягнята
Лежали повсюду».

«Вот пришло время, —
Сказал лисий хвост5, —
И люди начнут
Собирать своё стадо
И от низин
Вплоть до холмов
Будет кишеть
Всё людьми, несомненно».

«Не ведала я, —
Отвечала лисица, —
Того, что трусливое
Сердце ты носишь!
Желаешь, треклятый,
Ты смерти голодной
И нам с тобою,
И собственным детям?»

«Должна дать совет ты, —
Ей лис отвечал, —
Как поступить,
Чтоб была нам добыча?
Хоть и предсказали
Мне норны грядущее —
В старости глупость
Погубит меня».

И хвост-волокуша
Так вышел из дома
Думая, как бы
Добычу найти.
И вскоре нашел он
Пятнадцать овечек,
Одна из которых —
Сочна и жирна.

А то был довольно
Упитанный валух6
Серый, безрогий,
Да седоголовый.
И к нему лис
Тут же лапы направил,
В него он вцепился
Зубами своими.

Валуха с лисом
Закончилась схватка
Гибелью серого,
Жизнь потерявшего.
И лис надумал
Домой возвращаться
С валухом, что был
Добычей его.

Ещё кое — что
Рассказать я вам должен
О путешествии
Рыжего лиса:
В норы родные
Поздно вернулся
Голодный и сонный
Грызущий овец.

Позвал грязнолицый
Собачий противник
Поближе супругу
Свою остроглазую:
«О путешествии
Этом ужасном
Дай же поведать!
Вот что скажу тебе:

Тем ранним утром,
Как дом я покинул
И отхватил себе
Жирный трофей,
Забросил его я
На спину себе,
Чтоб донести
До обители нашей.

Но вдруг в низине
Я увидал
Мужа высокого,
Стадо зовущего.
А перед ним же
Монстр был жуткий
Угольно-чёрный —
В нём пса я признал.

Он поднял морду,
Да взор устремил
И точно ведал,
Где же я прячусь.
Тут же смекнул я,
Что мог он удумать —
Быстро удрал
Со своею добычей.

Он поспешил —
И за мною погнался,
Большими прыжками
Меня настигая.
Я от него
Устремился подальше
В поисках, где бы мне
Шкуру спасти.

Вверх-вниз по округе
Носились мы долго
Тропами разными
Между холмов.
Расщелину я
Обнаружил и скрылся,
Страшно мне было
Туда пролезать.

Щель же камнями
Плотно объята,
И пёс проникнуть
В неё не сумел.
Тот большеротый
Так громко лаял,
Но пастью меня
Ухватить он не смог.

Я там скрывался,
Себя обнаружив
Лицом к лицу со псом
И напуганным до смерти.
Тут длинноногий
К дыре подскочил,
Держа в руках палку
И внутрь её тыча.

В бок мне вонзился
Конец большой палки
Из этой ловушки
Не мог убежать я
Злодея оружие
Метко в цель било,
Ломая жестоко
Моих три ребра.

Тело повсюду
Было избито
Тяжёлой рукою
Мужчины — oхотника
Закончив мучения,
Он ушёл прочь,
Забрав с собой
Мою всю добычу.

До этой охоты
Моей не бывало
Похода, что стал бы
Подобным кошмаром.
И чувствую я,
Что смерть уже близко,
Недолго уже мне
Осталось дышать.

Я много, бывало
Откормленных, жирных
Овечек умело
Жизни лишал.
Хватал я козлят,
Да овец заплутавших,
Валухов крал
И ярочек юных.

Вдоль берегов я
Песчаных носился,
Прочесывал всё,
Но домой возвращался.
Ремни разгрызал
И узлы я развязывал,
Да с каждой птицы
Драл её перья.

Фермеров и
Их домашних
Не трогал, но
Слюни пускал я
Над вяленой рыбой,
В хибарах подвешенной,
Да над полосками
Жирного палтуса.

Бывало, круги
Нарезал, как акула —
Хватал я куски
И утаскивал прочь.
Я не скрываю —
И всё это честно.
От рода людского
Встречал лишь жестокость.

Всё я предвидел —
Ловушки хитрющие,
Что для меня
Приготовлены были.
Мне не приходилось
Выискивать их,
Ведь ведал я все
Уловки их хитрые.

И ни один пёс
Длиннолапый и быстрый,
Ни одна лошадь,
Лучшая стойле —
Те не смогли бы
Меня перегнать.
Я был самым быстрым
Из созданных богом.

Старость теперь же
Настигла меня,
Нельзя стало боле
На себя полагаться.
Подушки лап стоптаны,
Зубы же сточены,
Пропало проворство,
Как шерсть с головы.

И до постели
Хочу доплестись я.
Острая боль
В боку нарастает.
Как я и думал,
Конец моих дней
Навис над несчастной
Моей головою.

Одно меня радует —
Скоро придёт
Продолжение рода,
Что хуже меня.
Он людям устроит
Овечек пропажу,
Работ не уменьшится
Озорнику.

Бедствием станет
Он человечеству —
Фермерам, жителям
Всех поселений.
Утащит, отнимет
Он скот у людей
Станет он хуже
Волка-убийцы.

Прилягу-ка я
И себе дам уйти,
Так или иначе,
Но всех смерть настигнет.
Как и с большинством-
То случилось со мною
И зверя, и конунга
Смерть заберёт.»

Так чёрт7 ждал, лежа
В обители лисьей
Смерти удара
В сердце разящего
Так жизнь закончилась
Старого вора
Печально и быстро
Как и этот стих.

Этот рассказ
И детский стишок
Вам записал
Svartur Hofstaðir.
Для развлечения,
Но не для глупых.
Ну а теперь —
Замолкаю!


Skaufhalabálkur

1. Hefir í grenjum
gamall skaufhali
lengi búið
hjá langhölu.
Átt hafa þau sér
alls upp talda
átján sonu
og eina dóttur.

2. Því voru nítján
niðjar skaufhala,
hunds jafningja,
heldr en tuttugu.
Þar sannaðist fyrða
fornmæli
að oft verður örgum
eins vant í tög.

3. Þá voru burtu
börn skaufhala
flest öll farin
út föðurgarði,
þó voru eftir
þeim til fylgdar
þrír yrmlingar
og þeirra dóttir.

4. Mælti gortanni
við grenlægju:
Hvað skulum vinna
vær til þarfa?
Við erum orðin
veiklenduð mjög,
hryggsnauð harla
og halar rotnaðir.

5. Svarar grenlægja
gömul á móti:
Nú eru á burtu
börn okkar roskin
en þau ung
sem eftir sitja
og enn ekki
á legg komin.

6. Lítill er missir
í mínum ungum,
atvinnu brestr
okkur bæði.
Hafðir þú áður
hætti útvegur,
nægtir voru þá
og nógar vistir.

7. Sannast má það
að sýnist þú gamall
og stirðfættr
að strjúka heiman
og matvæla
mér að afla,
niðjum okkar
til nauðþurftar.

8. Þú munt heiman
halda verða
og afla bráða
til bús okkars.
Væri það skárra
í venju að leggja
sem virðum má
verstu gegna.

9. Mælir þanninn
móðir dratthala:
Matr er eigi meiri
mér í höndum:
halrófu bein
og hryggr úr lambi,
bógleggir þrír
og banakringla.

10. Svo er nú liðið,
segir lágfóta,
loðbakr minn,
langt á tíma,
von er upp héðan
veðra harðra
en að höndum kominn
haustþústr mikill.

11. Betra er nú
bráða að leita
en þá fyrðar
fé sitt geyma,
liggja með brúnum
lömb hvervetna
en á fjalli
feitir sauðir.

12. Sá er nú tími,
segir rebbali,
sem seggir munu
að sauðum ganga:
víst er alls staðar
von upp héðan,
mun á fjöllum nú
mannferð mikil.

13. Vissa eg eigi
víst, segir tófa,
að þú huglaust
hjarta bærir.
Þú vilt, bölvaðr,
til bana svelta
afkvæmi þitt
og okkur bæði.

14. Þú skalt ráða,
segir rebbali:
Við mun eg leita
vista að afla;
þó hafa nornir
þess um mig spáð
að mér gömlum
glæpast mundi.

15. Fór heiman þá
fljótt dratthali
og ætlar sér þá
afla að fanga;
fann skjótlega
fimmtán sauði
og einn af þeim
allvel feitan.

16. Það var geldingr
gambrlega stór,
grákollóttr,
gamall að aldri.
Vendir skolli
víst að honum
og með tönnum
tók í lagða.

17. Svo lauk skiptum
skolla og sauðar,
að grákollur
gekk frá lífi.
Bjóst dratthali
burtu heim þaðan,
hafði sauð fengið
sér til vista.

18. Nú skal segja
nokkuð fleira
frá ferðum hans
fyrst að sinni.
Heim kom síðla
sauðbítr gamall,
svangr og sofinn
svo til grenja.

19. Kallar kámleitr
á konu sína,
heldur hvasseygr
hunds jafningi:
Má eg segja þér
frá mínum ferðum
heldr hraklega
sem mér hugr sagði.

20. Það var morgin
þá eg heiman fór,
hafða eg fengið mér
feitar bráðir,
bundið bagga
og á bak mér lagðan,
hugðumst heim flytja
hann til byggða.

21. Þá var mér litið
í lág eina
hvar háfættr maðr
hljóp kallandi,
fór með honum
ferlíki mikið,
kolsvart á lit,
kennda eg hunza.

22. Rétti hann trýni
en rekr upp sjónir
og kenndi þegar
hvar eg keifaða.
Mér kom heldr í hug
hvað hann mundi vilja,
vatt eg af mér
vænni byrði.

23. Hann tók á skeiði
skjótt eftir mér,
skundar hvatlega
og skrefaði stórum;
hljóð eg frálega
heldr undan,
leitaða eg við
lífi að forða.

24. Fóru við lengi
um fjallshlíð eina
upp og ofan
svo undrum gegndi.
Hitta eg hamraskarð
og holu eina,
hlaut eg í hana
hræddr að smjúga.

25. Var gren þetta
grjóti um hvorfið,
mátti hundr þar
hvergi inn komast.
Gó hann grimmlega,
þó gat henn ekki,
garpr ginmikill
gripið mig tönnum.

26. Þar húkta eg
þó mér illt þætti,
heldr hundeygðr
og hræddumst dauða.
Hljóp inn háfætti
fyrir holumunna,
hafði staf stóran
og stakk inn til mín.

27. Mér kom á síðu
mikill stafsendi,
mátta eg hvergi
hlaupa undan.
Þá brotnuðu
þrjóts fyrir skafti
um þvert þunglega
þrjú rifin í mér.

28. Víða er eg þó
vorðinn mjög sárr
stráks af stingjum
og stafs enda.
Hér kom þó að lyktum
að hann heim leitaði
og hafði bagga minn
burt gjörvallan.

29. Svo hafa aldri,
síz eg leitaða við,
mér svo tekist
mínar ferðir.
Það er hugboð mitt
að héðan mun eg eiga
skjótt skaplega
skammt ólifað.

30. Hef eg margan
heldr harðfeitan
sauð snarlega
sviptan lífi,
tínt kiðlinga
en týnt lambgimbrum,
gripið geldinga
og gamalrollur.

31. Hef eg með ströndu
strokið jafnlega
og heima jafnan
um hauga snuðrað.
Bitið hef eg álar,
bellt klippingum,
rifið af þönum
rétt húð hverja.

32. Hef eg oftlega
óþarfr verið
bændafólki
og byggð þessi,
skoðað jafnlega
skreið í hjöllum,
riklinga rár
og rafabelti.

33. Hefi eg hent mér
hákalls lykkjur
og höggvið mér
hvinna snepla.
Eiga mér allr,
ef eg einskis dyl,
ýtar oftlega
illt að launa.

34. Forðast vissa eg
vélar gjörvallar
þótt fyrðar þær
fyrir mig setti;
þurfti engi
þess að leita
því að eg vissa
vélar gjörvallar.

35. Fannst sá engi
fyrr né síðar
hundr háfættr
né hestr í byggðum
að mig á hlaupi
hefði uppi.
Var eg frárra dýr
en flestöll önnur.

36. Nú tekr elli
at mér sækja,
má eg alls ekki
á mig treysta:
farinn fráleikr,
fitskór troðnir,
tenn sljófgaðar
og toppr úr enni.

37. Mun eg til rekkju
reika verða,
mér tekr verkr
að vaxa í síðu.
Svo hef eg ætlað
sá mun dagr koma
mér yfir höfuð
minn enn síðasti.

38. Það hlægir mig:
þó mun hér koma
úr ætt minni
annar verri.
Hann mun mann gera
margan sauðlausan
og aldri upp gefa
illt að vinna.

39. Hann mun óþarfr
ýtum verða,
bændum og búum
um byggðir allar,
stela og ræna
stórum fé manna,
morðvargr meiri
en man eg í sveitum.

40. Mun eg nú linna
og láta af þessu,
vil Hel sækja
hvern um síðir.
Fer mér svo
sem flestum öðrum
að dauði drepr
drótt og kindur.

41. Bjóst þá skolli
í ból sitt fara,
beit hann helstingi
hart til bana.
Þar mun hann verða
þjófr afgamall
líf að láta.
Lokið er kvæði.

42. Hefr bálk þennan
og barnagælur
sett og samið
Svartr á Hofstöðum
mér til gamans
en meinþurrðar
mengi ófróðu.
Mun eg nú þagna.


Примечания

Арктическая лиса (песец) — единственное млекопитающее Исландии, являющееся его коренным обитателем, тем не менее, упоминания об этом звере почти не встречаются в первые несколько столетий существования исландской литературы.

Вероятно, это обусловлено тем, что отношение к лисам в период заселения Исландии и в последующие годы, на которые пришлась христианизация острова, было негативным. Лисы зачастую ассоциировались с дьяволом, люди, которым давали лисьи прозвища были зачастую по-злобному хитрыми, изворотливыми или же трусливыми.

Поэма, перевод которой приведён выше, носит название Skaufhalabálkur [Poem of a Sheaf-Tail].

Слово Skaufhali в адаптированном переводе обозначает — «лис». Однако, если углубиться в этимологию слова, то можно обнаружить, что значение слова skauf — сноп пшеницы, связка колосьев, а hali — хвост. Таким образом Skaufhali — это не название зверя, но один из его кеннингов.

Данная поэма есть лишь в двух рукописях и в более позднем из них существует под названием Refsbálkur [Poem of a Fox]. (Где refr — лиса).

Хотя в исландском языке для лисы существует много синонимов, в Old Norse встречаются два основных термина: refr — лиса (общее для всех видов) и melrakki — обозначающее конкретно арктическую лису, состоящее из melr — тростник и rakki — собака.

Конкретно в этой саге упоминание об арктической лисе отсутствует, но имеется несколько исландских кеннингов лис безотносительно их вида.

В журнале представлен лишь перевод самой поэмы с исландского языка. При спорных вопросах я обращалась к английскому переводу. Я старалась сохранить изначальный смысл лисьих кеннингов и добиться ритмичного рисунка, схожего с оригинальной поэмой.


1 Skaufali — буквально — лисий хвост, от skauf — сноп пшеницы и hali — хвост. Прохвост — как вариант смыслового перевода с сохранением ритмического рисунка.

2 Hunds jafningja — равные псу, способные сразиться с псом, противники пса.

3 То же, что и в сноске № 1. Другой вариант перевода с сохранением первоначального смысла.

4 Drattala — волочащий свой хвост.

5 Rebbali — лисий хвост, лис.

6 Кастрированный баран, козёл.

7 Skolli — в современном переводе — лис, иные значения — человек, который ищет других при игре в прятки, а так же, как ни странно — дьявол и чёрт. Учитывая негативное отношение к лисам в христианскую эпоху, для обозначения скрытого значения слова был выбран вариант «чёрта».

© Chimera (C/S) Ragnfriða, локианский журнал «Пересмешник»

© Tim Stridmann