Аульв из большого камня

Álfurinn í stóra steininum

Говорят, что в Хваннстоде в Боргарфьёрде жил бонд по имени Гвюдмюнд1. Однажды поздно вечером он ушёл от своих овец, недосчитавшись нескольких. Он вошёл в бадстову. Весь народ там спал в сумерках, а он уселся на лежанку напротив двери и не снял обувь, поскольку думал что снова выйдет наружу, когда пройдёт немного времени, и узнает, не вернулись ли домой те овцы. Погода была тихой, ярко светила луна.

Посидев некоторое время, бонд услышал шорох у входной двери, она открылась, и затем кто-то медленно вошёл внутрь и направился к двери бадстовы; тут он услышал, как этот кто-то постоял, прислушиваясь, потом робко открыл створку, подошёл к возвышению и там остановился; он увидел, что это существо обнажило сияющий как серебро нож и пытается подняться на возвышение. Но в тот же миг бонд вскочил на ноги, и тогда тот отскочил и ринулся к двери, но бонд последовал за ним и, пробегая через входную дверь, схватил косу для резки дёрна, которая с осени висела на стене, и выбежал с ней наружу; оказавшись снаружи, он увидел человека на юге на краю туна; тот был низкого роста и зловещего вида и мчался на юг через поле. Увидев это, бонд побежал за ним. На земле был наст, ноги скользили, человек из сокрытого народа несмотря на все свои усилия продвигался медленно, и бонду показалось, что он сможет поймать его, если пожелает; он думал посмотреть его жильё и потом достоверно рассказывать об этом.

Вот они оба бегут через луга, и аульв старался изо всех сил, но и бонд делал то же самое, размахивал косой и требовал подождать, а тот кричал:

— Возвращайся, бегун, и отпусти меня.

Но, хотя он кричал так, бонд гнался за ним до самого юга по Кроуармелю и через Ламбадальсау и Котлютунгюр, и когда они прошли южнее и приблизились к большому камню, который стоит там возле Кайкьюскардавега, бонд увидел, что в этом камне открыта дверь, обогнал жителя скалы и заслонил ему вход. Тогда тот сказал:

— Позволь мне, человече, войти в моё жилище. Ты уже пять лет живёшь в Хваннстоде, и твоя жена всегда была у меня на уме, но мне никогда не хватало смелости заполучить её доныне, когда я собрался убить тебя, а её похитить, но я при всех наших свидетелях клянусь больше не причинять тебе вреда.

Когда житель скалы молвил так, бонд отступил от камня, тот вошёл внутрь, и теперь бонд не видел там никакого дверного проёма. После этого он вернулся домой. Это было зимой перед Рождеством, а после Нового года он уговорил бонда из Брунавика поменяться с ним землями и переехать в Хваннстод, а сам переселился в Брунавик, поскольку не мог полагаться на слово человека из сокрытого народа.

У этого Гвюдмюнда был сын по имени Йоун2, и тот был отцом так называемого Гальдра-Вильхьяульма3.


Примечания

1 Гвюдмюнд Йоунссон, жил в Брунавике в 1735 г.

2 Йоун Гвюдмюндссон (р. ок. 1722), жил в Хваннстоде в 1762 г.

3 Гальдра-Вильхьяульм Йоунссон (ок. 1742 — 28.07.1785), бонд в Хваннстоде.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского и примечания

Редакция перевода: Speculatorius

© Tim Stridmann