Дочь священника выходит замуж за мужчину из сокрытого народа

Prestsdóttir gift huldumanni

В некой усадьбе у одного священника была дочь на выданье. Однажды, когда речь зашла о сокрытом народе или аульвах, дочь священника сказала:

— Ничего не имею против, чтобы выйти замуж за аульва, будь это добрый человек.

Тогда священник отвесил дочери пощёчину и сказал, что она болтает лишнее.

Но спустя некоторое время один ребёнок на дворе усадьбы священника увидел, как к воротам подъехал мужчина, спешился, вошёл внутрь, взял дочь священника за руку, вывел наружу, посадил себе за спину и ускакал прочь. После этого её разыскивали везде, где только могли придумать, но никто её не видел.

Рассказывают, что три зимы спустя овчар, который долго жил у священника и любил его дочь, которая пропала, заблудился как-то раз со всеми овцами; тут началась такая метель, что он растерял всех овец; однако сам он в конце концов добрался до дверей какого-то хутора, который был ему незнаком. В дверях там стоял видный мужчина и пригласил овчара на ночлег. Тот сказал, что примет приглашение и пожаловался на потерю овец. Бонд сказал, что случится что-нибудь такое, что он снова найдёт их. Теперь он проводил гостя на чердак над бадстовой. Там тот увидел старика и старуху, а на чердаке играли двое детей. Также он узнал там дочь священника — она была женой бонда, который пригласил его на ночлег. Ему оказали там наилучший приём и в конце концов проводили в помещение под чердаком. Дочь священника пришла туда к нему и попросила его помочь ей: отнести её матери какие-то драгоценности от неё в кожаном мешочке и передать ей заодно, чтобы та читала свои молитвы каждый вечер. Овчар спросил её, ходила ли она когда-нибудь в церковь. Она сказала, что ходит туда столь же часто, как и он; она занимает самое переднее сидение перед кафедрой, а её муж — рядом с алтарём. Овчар спросил, как это может быть, ведь никто их не видел. Она ответила, что это потому, что они всегда уходят из церкви до благословения. Но она настоятельно умоляла его никому не сообщать о её положении, а только передать её матери мешочек; поскольку иначе его постигнет большое несчастье. Он пообещал это.

А утром бонд привёл ему всех овец: на ночь он загнал их на сеновал. Затем он отправился домой с овцами, и идти оказалось совсем недалеко. Он сдержал обещание не лучшим образом — рассказал обо всём, что случилось и что он узнал в этом путешествии. Тогда священник принял решение предостеречь своих прихожан, чтобы те не удивлялись, если он благословит собрание раньше, чем обычно, поскольку он таким образом попытается вернуть свою дочь, и, говорят, ему это удалось; но по её слёзной просьбе он отпустил её обратно, потому что она считала, что это приведёт к серьёзным неприятностям, ведь для её мужа будет величайшим горем потерять свою любовь. Но рассказывают, что овчар стал очень несчастным человеком.

Другие говорят, что когда дочь священника поймали в церкви, оба ребёнка сидели рядом с ней, но её муж схватил их и исчез; а дочь священника сказала овчару, когда её поймали:

— Пусть тебя не поразят ни язва, ни простуда, и пусть сопли никогда не попадут в нос, и я не прокляну тебя так, как ты того заслужил.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского и примечания

Редакция перевода: Speculatorius

© Tim Stridmann