Тормоуд с Гвендарэйяр

Þormóður í Gvendareyjum

Гвендарэйяр — так называются одни из островов Сюдюрэйяр [Южные Острова] в Брейдафьёрде [Широкий Фьорд]. Там долгое время жил человек, которого звали Тормоуд, сын Эйрика; по рассказам, он был в не меньшей степени могучий скальд, чем колдун, хотя здесь будет мало говориться как о первом, так и о втором. Первой женой Тормоуда была Гвюдрун Хельгадоуттир, а вторую жену его звали Бринхильд. С Гвюдрун у них родилось несколько детей, и некоторые из них будут упомянуты ниже.

Тормоуд на Вадстакксэй

Þormóður í Vaðstakksey

Тормоуд достоверно жил три года на острове Вадстакксэй рядом со Стиккисхоульмом, прежде чем он переехал на Гвендарэйяр, и дела у него там в некоторых отношениях шли хорошо, как он сам сказал:

Три зимы на Вадстакксэй
жил я в радости и довольстве,
лишённый тоски по деве Свидрира;
с тех пор её можно называть собакой.1

Говорят, что с тех пор на Вадстакксэй никто не поселялся.

Однажды, пока Тормоуд жил на Вадстакксэй, его жена слегла зимой в постель; тогда Тормоуд не мог разжечь огонь из-за отсутствия топлива, но ему наскучила темнота, и он сказал:

Мои, Иисус, смягчи страдания,
уповаю я на твою поддержку желанную;
свою пошли мне толику помощи2,
внемли мольбе, жизни дуб зелёный.

После этого Тормоуд вышел наружу, спустился к морю и нашёл там только что выброшенного на берег мёртвого тюленя, им он и воспользовался для освещения.

Точно неизвестно, что заставило Тормоуда покинуть Вадстакксэй, но люди предполагают, что скорее всего это было появление драугов и нападения, которым он подвергался как в море, так и на острове.

Как-то раз он отправился на лодке на соседний остров, и когда он пересекал пролив, лодка под ним не двигалась, хотя он, казалось бы, грёб бодро. Тогда он осмотрелся и увидел, что за каждый штевень держится по бесу. Он не стал церемониться и втащил на борт обоих, затем поплыл, куда собирался, и отпустил их там.

В другой раз, говорят, к нему на Вадстакксэй прислали семерых драугов кряду; сперва он велел им сесть в хижине на кровать, а позднее, когда он немного позабавился с ними, он отвёз их с острова на большую землю, велев им грести вместо себя, и затем заставил их заклинаниями уйти под землю. Однако Тормоуд отвёз в страну не всех драугов, которых послали ему на Вадстакксэй, а заставил некоторых уйти под землю прямо на том острове; вот почему это место позднее назвали Дрёйгабайли [Логово Драугов].


Примечания

1 Последние две строки этого стиха трудно понять. «Дева Свидрира» (Sviðris mey) — это поэтический кеннинг, означающий землю (Свидрир = Один, а «дева Одина» = «невеста Одина» = земля, как следует из главы о кеннингах земли в «Языке поэзии» в «Младшей Эдде»). Йоун Ауртнасон отмечает, что в других версиях стиха последняя строчка выглядит так: «с тех пор меня можно называть собакой». Также в оригинале здесь использовано слово grey, которое двояко можно перевести как «сука» или как «бедняга, несчастный, жалкий человек». Если рассматривать основной вариант стиха («её можно назвать собакой»), то в нём усматривается возможная отсылка к знаменитому хулительному двустишию Хьяльти сына Скегги: Vil ek eigi goð geyja; grey þykki mér Freyja «Не хочу я насмехаться над богами; думаю, что Фрейя — сука» (стишок с разночтениями сохранился в нескольких текстах: «Книга об исландцах» гл. 7, «Сага о христианстве» гл. 9, «Сага о Ньяле» гл. 102, «Сага об Олаве Трюггвасоне» в авторстве монаха Одда Сноррасона и различные редакции «Большой саги об Олаве Трюггвасоне»). Нужно также отметить, что по древнескандинавским законам женщину ни в коем случае нельзя было называть словом grey без весьма серьёзных последствий. Если рассматривать альтернативный вариант («меня можно назвать собакой»), то в таком случае под словом grey нужно понимать скорее значение «бедняга».

2 bjargarbaun — букв. «боб помощи, спасения, пропитания». Слово это больше нигде найти не удалось.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

Редакция перевода и примечания: Speculatorius.

© Tim Stridmann