Хатль из Хортна и священник Вигфус

Hallur á Horni og Vigfús prestur

Когда священнику Вигфусу Бенедиктссону дали приход в Стаде в заливе Адальвик в Хортнстрёнде, он отправился туда на запад, но переехал не в саму усадьбу при церкви, а на другую землю в том заливе; там был тогда такой скверный дом, что он не смог в нём жить. Поэтому ему пришлось отправиться в поездку и купить себе лес для хутора, и он начал своё путешествие по морю на двух кораблях в Баутсэнди, чтобы привезти древесину. Поначалу поездка задалась: он набрал всяческого дерева и самым последним купил балку, которая там лежала; нагрузив судно, они поплыли обратно. Но когда они отошли совсем немного от берега, разыгралась такая сильная буря, что всё море вздыбилось. Корабельщики заподозрили неладное и сказали, что это связано с чарами (которые тогда часто использовали в Западных Фьордах). Поэтому они поспешно попросили священника обследовать весь лес, нет ли на какой-нибудь деревяшке вырезанных чародейских рун. Тогда священник стал немедля осматривать самый верхний лес на своём судне и нашёл на той балке какие-то изображения, которые были ему незнакомы; однако он взял топор, который там лежал, и стесал их, и сразу после этого ветер стих, так что они добрались невредимыми. А впоследствии выяснилось, что некий бонд по имени Хатль, проживавший на хуторе, что назывался Хортнберг, зарился на этот лес, но не получил его, однако всем было известно, что он — один из самых злейших колдунов, и, должно быть, он собирался погубить тех, кто купит этот лес.

Одним из признаков того, насколько дурной славой пользовался этот Хатль, было то, что священник, который был там перед преподобным Вигфусом, написал ему письмо и сказал ему, что того ждёт печальная участь — жить там, где придётся иметь дело с Хатлем, и что он не может дать ему никакого совета, разве только он сумеет сделать тому отпущение грехов, однако достаточно будет не одного, а трёх раз. Тогда священник Вигфус решил поступить так: одним субботним вечером по дороге в церковь он заехал к Хатлю и попросил его прийти завтра в церковь. В воскресенье Хатль пришёл, уселся на пороге церкви спиной внутрь, с капюшоном на голове и с курительной трубкой в зубах и сильно дымил. Он сидел там, пока священник не начал благословлять, а тогда он встал и пошёл прочь. Но когда богослужение закончилось, священник послал трёх человек вдогонку за стариком, но тут поднялся такой густой туман, что они не смогли найти его хутор, а постоянно возвращались назад. Во второе воскресенье он позвал Хатля к себе и велел трём людям охранять от него двери церкви, но когда священник начал божье благословение, старик сумел так ускользнуть, что они его упустили, и отпущение грехов в тот день не случилось. В третий выходной священник позвал его к себе и заставил его перед богослужением волей-неволей принять отпущение грехов, и так повторилось на следующий выходной. Но в субботу вечером в канун пятого выходного, когда священник собрался ехать в церковную усадьбу, он и опомниться не успел, как налетела какая-то серая туча, сорвала его с коня и понесла его на скалу далеко в море. Там туча опустилась и исчезла, а священник остался на скале один-одинёшенек до наступления ночи, когда он вдруг почувствовал, что его что-то схватило, и в тот же миг он оказался в своей церкви. Там он провёл ночь и всё утро, подготовился к богослужению, надел сутану и стихарь и расхаживал там, никому не сообщив о себе. Но когда прихожане собрались, управляющий сказал, что толку от их прибытия мало, поскольку священник не приехал, а его лошадь со всем снаряжением пришла сюда вчера вечером, и не исключено, что Хатль как-то провёл его. Но в этот момент к церкви подошёл человек, заглянул внутрь и увидел там священника. Он известил остальных, и богослужение началось.

Теперь рассказ переносится к жене преподобного Вигфуса, которая сидела дома на своём хуторе, но благодаря своим познаниям всё проведала о положении своего мужа и с помощью колдовства перенесла его с той скалы. Теперь она сделала Хатлю такие чары, что он не мог оставаться дома, если только не ходил в церковь и не сидел в ней. Но когда дело дошло до проповеди, священник услышал, как две старухи разговаривали друг с другом в церкви, да так громко, что священник расслышал, как одна говорит:

— Он намерен надолго здесь остаться, этот священник?

Тогда другая ответила и сказала, что это уже будет не долго, поскольку к нему явится Гальдра-Йоун:

— И сегодня ночью он должен убить его.

В конце богослужения священник уже в третий раз отозвал Хатля и произнёс ему теперь такую увещевательную речь, что старик растрогался и пообещал отныне исправиться и стать лучше.

Теперь расскажем о том, что священник, по обыкновению, остался ночевать на хуторе, при котором была церковь. Вечером его отвели к кровати в спальне, вход в которую был через главную комнату. Когда священник улёгся и погасил свечу, что была рядом с ним, то услышал, как люди в главной комнате горячо беседуют с человеком, голос которого был ему незнаком. Тут ему пришли на ум слова старухи, сказанные днём, и он заподозрил, что это должно быть и есть Гальдра-Йоун, и его охватил страх; всё же он спокойно лежал в постели, пока всё не затихло. Тогда священник встал и пошёл в главную комнату, взял там маленькую свечу и стал внимательно рассматривать все кровати. Он увидел, что на одной из них спит незнакомец, полностью одетый; на нём были две светло-синие кофты, которые были расстёгнуты. Тут он увидел книжечку у него на груди, которую он и забрал, а затем вернулся в комнату и теперь уже спал всю ночь спокойно. А утром ему сказали, что Гальдра-Йоун, который был там ночным гостем, скоропостижно скончался в постели, но священник умолчал, что забрал его книжечку (без которой тот не мог обойтись и потому умер)1, а отнёс её своей жене, и она уразумела ту науку, которая в ней была заключена. Вигфус пробыл там священником один год после этого, и Хатль стал совсем другим человеком после третьего отпущения грехов.


Примечания

1 Очень похожим, хотя и более жестоким, образом события развиваются вокруг преподобного Эйрика из Вохсоуса в рассказе «Пасторство Эйрика в Западных Фьордах» (III 499–500). О Гальдра-Йоуне в сборнике есть отдельный рассказ в разделе о преподобном Снорри из Хусафетля: «Galdra-Jón» (III 563–565). Интересно, что в обеих указанных историях священники тоже в начале подслушивают диалог двух старух, а во второй действие даже разворачивается в том же приходе в Стаде, в Адальвике.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

Редакция перевода и примечания: Speculatorius.

© Tim Stridmann