«Посланец»

Sendingin

В Стаде в Адальвике на западе жил когда-то молодой священник [по имени Вигфус], и он поссорился с двумя братьями там в приходе, которые нарушали все порядки и слыли людьми, которым многое ведомо. Священник всегда терпел поражение от братьев, и в конце концов он не смог дольше оставаться в том приходе и подал прошение перевести его в Эйнхольт в Мираре в Эйстюр-Скафтафетльссисле. Но прежде чем отправиться на восток, он сыграл с братьями какую-то шутку, за которую они захотели отплатить ему и потому пробудили драуга, послав его к священнику Вигфусу, чтобы убить его. Драуг этот якобы был среднего роста и в кожаной одежде, которая волочилась за ним по земле. Он пришёл к Твискеру в Эрайви в сумерках вечером перед Великим Постом, и все спали, кроме хозяина, которого звали Эйнар и который считался человеком правдивым и способным1. В полумраке он услышал, что дверь дома сама собой отворилась, вышел наружу, но никого не увидел, поэтому запер дверь и улёгся. Но когда он немного полежал, то услышал, как дверь снова открылась, и всё повторилось, как прежде. Но на третий раз внутрь вошёл человек в кожаной одежде, который и был тем «посланцем». Пришелец не поздоровался. Бонд спросил, откуда он. Тот ответил, что он с Западных Фьордов. Бонд спросил, какие новости. А тот сказал, что у Эйнара на пастбище мёртвая овца. Бонд, услышав это, засомневался, что человек с Западных Фьордов знаком с его клеймом, и спросил, откуда тот мог узнать, что эта овца принадлежит ему. Тот промолчал. Затем бонд спросил его о ключе, который потерял двадцать лет назад, и пришелец рассказал, где он находится, и о некоторых других вещах, о которых спрашивал его бонд. Тут бонд почувствовал, что получил полную власть над драугом, и тогда он воспрянул духом и сказал:

— Выйди вон!

Тогда драуг неохотно вышел, но снёс плечами дверные косяки, и на следующий день их нашли по частям на пастбище.

Драуг продолжал свой путь, пока не явился в Эйнхольт, а у священника была воспитательница, которая ведала многое. И как-то вечером старуха велела священнику спать в её кровати, а сама улеглась в его. Утром во время подъёма люди увидели, что постельное бельё в кровати старухи всё изорвано в лохмотья, а сама она лежала рядом с кроватью такая обессиленная, что едва могла рассказать о своей схватке с драугом. Но всё же она сказала, что братья вряд ли отправят священнику «посланца» снова. Затем она умерла.

Насколько я2 могу судить, это должно было происходить примерно в 1750–1800 годах.


Примечания

1 Эйнар Эртлендссон (ок. 1752 — 22.07.1836).

2 В оригинальной рукописи с текстом стоит пометка: «Скули Нордаль, школьник, 1859». Речь идёт о Скули Нордале Магнуссоне (05.01.1842–01.06.1881), который тогда учился в рейкьявикской школе, затем получил юридическое образование в Копенгагене, занимал должность сислюманна.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

Редакция перевода и примечания: Speculatorius.

© Tim Stridmann