Брюнхильд

Материал из Северная Слава
Перейти к: навигация, поиск

Брюнхильд (Brynhildr; имя этимологически связано с исл. hildr, «бой», точнее «поединок, происходящий на освященном огороженном месте»), Брюнхильда (средневерхненем. Brunhilt, Prunhilt, нем. Brunhild) — героиня германо-скандинавской мифологии и эпоса. В эддических песнях Брюнхильд фигурирует как богатырша; «Сага о Вёльсунгах» отождествляет с ней валькирию Сигрдриву, разбуженную Сигурдом ото сна, в который ее погрузил Один. Помолвка ее с Сигурдом расстроилась, т. к. он, выпив напиток забвения, утратил память об их встрече и взял в жены Гудрун. К Брюнхильд (по некоторым скандинавским версиям она — сестра гуннского короля Атли) сватается брат Гудрун бургундский король Гуннар, он становится ее мужем, но обманным путем, т. к. брачные испытания выдерживает за него Сигурд, принимающий обличье Гуннара. Убедившись в обмане и оскорбленная тем, что клятвы были нарушены и ей не достался сильнейший муж (т. е. Сигурд), Брюнхильд подстрекает Гуннара к убийству Сигурда и добивается своего. Сама Брюнхильд кончает с собой, приказав положить ее на погребальный костер рядом с костром, на котором лежит ее возлюбленный. Смерть объединяет Брюнхильд с Сигурдом, и в эддической песни «Поездка Брюнхильд в Хель» изображен путь Брюнхильд в загробный мир, пролегающий через владения некоей великанши.

В немецкой «Песни о нибелунгах» Брюнхильд — дева-воительница, правительница сказочной страны Исландии, где и проходят героические испытания, предшествующие браку Брюнхильд с Гунтером (сканд. Гуннар). После раскрытия обмана и убийства Зигфрида (Сигурда) Брюнхильд исчезает из повествования.

В сюжете сватовства к Брюнхильд нашел отражение древний свадебный ритуал, сопровождавшийся испытаниями жениха. В эддических песнях подчеркивается, что выдающий себя за Гуннара Сигурд не посягает на девственность невесты (на ложе их разделяет обнаженный меч), между тем в «Песни о нибелунгах» сохраняется намек на лишение девственности богатырской девы Зигфридом, т. к. сам жених — Гунтер терпит жалкое фиаско и проводит брачную ночь подвешенным невестою на крюк. В. М. Жирмунский видит исток этого сюжета в богатырской сказке и приводит, в частности, русскую сказку о сватовстве царевича к правящей далеким царством богатырской деве: помощник царевича, выдержав вместо него испытания, которым она подвергает женихов, укрощает богатыршу на брачном ложе побоями, но становится жертвой ее мести после того, как обман раскрывается, — она отрубает ему ноги; разоблаченного супруга богатырша превращает в свинопаса, впоследствии безногий помощник вызволяет его. Ф. Панцер находит в этой сказке источник сюжета, в более позднее время героизированного «Песнью о нибелунгах». А. Хойслер и его ученики считают, что эта сказка — не что иное, как вульгаризация («плебейская травестия») германского эпического предания. Жирмунский отвергает эту точку зрения и настаивает на сказочном характере повествования. Г. Хонти и К. фон Зе ставят это под сомнение, ибо оскорбленная честь героини скорее на месте в героической песни, чем в сказке.

В отличие от ряда героев германского эпоса, Брюнхильд — представительница мира мифа и сказки — не имеет исторического прототипа, хотя «ссора королев» (Брюнхильд и Кримхильды-Гудрун), возможно, и стоит в отдаленной связи с историей борьбы двух франкских королев VI в. — Брунихильд (Брунхильды, Брунгильды) и Фредегонды (но с перестановкой ролей: убитый в 575 меровингский король Сигиберт был мужем Брунихильд).

Литература

  • Мифы народов мира. 1–2 т. — Под ред. С. А. Токарева. — М., 1982.