Локи

Материал из Северная Слава
Перейти к: навигация, поиск
Локи неосмотрительно убил Отра в виде выдры. Чтобы умилостивить отца Отра, Локи пришлось украсть сокровища злобного карлика Андвари. Здесь Локи помогает Одину утихомирить разъяренного волшебника. Вверху братьям Отра явилась плачущая норна, предвестница несчастий. (Иллюстрация Ф. фон Штассена, 1914 г.
Рисунок Isca Lox
Рисунок Isca Lox
Рисунок Isca Lox

Локи (Loki) — в скандинавской мифологии бог из асов, который иногда вступает с другими богами во враждебные отношения, насмехается над ними, проявляя причудливо-злокозненный характер, хитрость и коварство. По-видимому, Лофт (Loptr), Лодур (Lóðurr), Хведрунг (Hveðrungr) — также его имена.

Отец Локи — великан Фарбаути, мать — Лаувей (или Наль); жена Локи — Сигюн. Снорри Стурлусон в «Младшей Эдде» в качестве брата Локи называет Бюлейста или Хельблинди (эпитеты Одина). В «Перебранке Локи» («Старшая Эдда») говорится о кровном братстве Локи и Одина. Сигюн родила Локи двух сыновей Вали (или Али) и Нари (или Нарви), но, кроме того, Локи и великанша Ангрбода породили хтонических чудовищ — хозяйку царства мёртвых Хель, волка Фенрира и мирового змея Ёрмунганда. Изменив пол и превратившись в кобылу, Локи породил также Слейпнира — восьминогого коня Одина от жеребца Свадильфари, принадлежавшего строителю Асгарда. В «Младшей Эдде» рассказывается, что великан взялся с помощью своего коня построить богам-асам город в полтора года, с тем чтобы ему в виде платы отдали солнце, луну и богиню Фрейю. Локи, приняв обличье кобылы, отвлекал Свадильфари от строительных работ, чтобы великан не мог завершить в срок постройку Асгарда и лишился обещанной «платы».

В качестве члена троицы асов, то есть вместе с Одином и Хёниром, Локи (под именем Лодура) участвует в оживлении древесных прообразов людей (см. Аск и Эмбла). В сопровождении Одина и Хёнира он участвует также в приключениях с великаном Тьяци, описанных в «Младшей Эдде». Последний в обличье орла не дает изжариться бычьему мясу, которое готовят для своей трапезы странствующие асы, и требует себе дичи. Когда орел хватает лучшие куски, Локи ударяет его палкой, но руки и палка пристают к телу орла. Тьяци уносит Локи и соглашается его отпустить только в том случае, если Локи доставит ему богиню Идунн и ее золотые яблоки, дарующие молодость. Локи заманивает Идунн в лес, обещая показать ей якобы найденные им другие золотые яблоки, и отдает ее во власть Тьяци. Но боги, оставшись без «молодильных яблок», стали стареть и седеть; схватив Локи, они стали угрожать ему смертью. Тогда Локи в одолженном им у Фрейи соколином оперении полетел к Тьяци, похитил Идунн и, превратив ее в орех, доставил в Асгард, а прилетевшего вслед Тьяци-орла асы подпалили и убили. За это осиротевшей дочери великана — Скади, пошедшей с оружием в руках мстить за отца, они должны были предоставить мужа из числа асов, причем Скади поставила также условием мира, чтобы ее рассмешили (в сказках этот мотив обычно представляет «трудную задачу» жениха). «Несмеяну» рассмешил Локи, привязав бороду козла к своим половым органам.

В сопровождении Одина и Хёнира Локи добывает сокровище (роковое золото) карлика Андвари, о чем рассказывается в прозаическом вступлении к «Речам Регина» в «Старшей Эдде», а также в «Младшей Эдде» — при объяснении, почему золото называют «выкупом за выдру». Локи убил камнем выдру, которая у водопада ела лосося, но выдра (Отр) оказалась сыном Хрейдмара, у которого асы заночевали, и им пришлось согласиться на большой выкуп золотом хозяину. Тогда Локи поймал сетью карлика Андвари, плававшего в воде в облике щуки, и отобрал его золотые сокровища, хранившиеся в скале, в том числе и кольцо, на которое Андвари наложил проклятие. Как рассказывается дальше, это проклятие впоследствии переходит на сыновей Хрейдмара — Фавнира и Регина, затем на Сигурда и нивлунгов. Так рассказ о Локи и Андвари включается в скандинавскую версию цикла нибелунгов.

По инициативе Одина Локи похищает украшение Фрейи — Брисингамен, для чего ему приходится превратиться в блоху. За эту же драгоценность (как упоминает скальд Ульв Уггасон) Локи и Хеймдалль в обличье тюленей боролись у камня Сингастейн. В качестве спутника Тора Локи участвует в его походах против великанов Трюма, Гейррёда и Скрюмира. Локи помогает Тору хитростью вернуть похищенный Трюмом молот Тора («Песнь о Трюме» в «Старшей Эдде»). По его совету Тор переодевается в одежду Фрейи, которая якобы едет к Трюму невестой, а сам Локи — в одежду ее служанки; благодаря находчивым ответам Локи, Трюма удается обмануть. Локи, правда, проигрывает соревнование с Логи (огнем) в пожирании пищи при посещении с Тором великана Утгарда-Локи, а в истории с великаном Гейррёдом Локи, преобразившийся в птицу и пойманный Гейррёдом, вынужден по его требованию доставить в страну великанов безоружного Тора. Наконец, Локи сам срезает у Сив — жены Тора ее золотые волосы и затем из страха перед Тором добывает такие же волосы, заставив карликов-двергов — искусных кузнецов их выковать. Локи бьется об заклад, что цверги не выкуют лучших сокровищ для асов, а когда они выковывают сокровища, убегает от них при помощи башмаков, которые дают возможность быстро мчаться по воде и по воздуху (в других случаях Локи берет соколиное оперение у богини Фригг или Фрейи или сам превращается в птицу). Когда Тор его хватает, Локи соглашается, чтобы ему отрезали голову, не касаясь щек, и Тор ограничивается тем, что зашивает ему рот («Младшая Эдда»).

В указанных сюжетах, имевших, возможно, первоначально характер этиологических мифов, Локи выступает прежде всего как добытчик-похититель, прибегающий к хитрости и обману, но действует он при этом добровольно или вынужденно то в интересах богов, то в ущерб богам — в интересах великанов (он как бы способствует циркуляции ценностей между различными мирами). Как явствует из «Перебранки Локи», Локи на пиру богов у морского великана Эгира нарушает ритуальный мир, убивает слугу и поносит всех богов, обвиняя их в трусости, распутстве и т. д. В кратком прозаическом заключении говорится о страшном наказании Локи богами: хотя он спрятался (превратившись в лосося) в водопаде Франангр, асы его поймали и связали кишками собственного сына Нари, тогда как его другой сын Вали превратился в волка. Скади, дочь великана Тьяци, повесила над лицом Локи ядовитую змею, яд которой приносил ему мучения (хотя Сигюн, жена Локи, и подставляла чашу под капающий яд); когда капли яда попадали на Локи, он содрогался, вызывая землетрясение.

В «Младшей Эдде» рассказу о ловле богами Локи предшествует мотив изобретения Локи первой рыболовной сети. Боги ловят его сетью. История страшной мести богов Локи отнесена в «Прорицании вёльвы» и в «Младшей Эдде» ко времени после убийства Бальдра. В «Младшей Эдде» (в «Прорицании вёльвы» только смутные намеки) Локи рисуется «убийцей советом» (ráðbani) Бальдра: Локи подсунул убийственный прут из омелы слепому богу Хёду, а затем в обличье великанши Тёкк отказался оплакивать убитого и тем самым не дал ему возможности вернуться из царства смерти Хель. За этим и следует рассказ о том, как боги изловили Локи, а затем привязали накрепко к трем камням (аналогично тому, как были прикованы хтонические чудовища, в частности Фенрир). Локи остается прикованным до конца мира; во время последней битвы богов и чудовищ (см. Рагнарёк) он приводит корабль мертвецов из Хель для борьбы с богами, сам сражается с богом Хеймдаллем, причем Локи и его противник убивают друг друга.

Интерпретация образа Локи до сих пор является предметом дискуссии. В «Младшей Эдде» имя Локи связывается в порядке народной этимологии с Логи (Logi, «огонь»), что в свое время породило ошибочную концепцию о том, что Локи — бог или демон огня, наподобие ведийского Агни. Этой точки зрения придерживались Я. Гримм, Н. М. Петерсен, Т. Визен, В. Рюдберг, П. Харман, Г. Вильке, Э. Майер. Ф. фон дер Лайен и Э. Могк считали Локи не только демоном огня, но его добытчиком, культурным героем, вроде Прометея. О. Шонинг, X. Шюк и Ф. Шредер противопоставляли «огневой» теории интерпретацию Локи как хтонического демона или как специального «эсхатологического» бога — виновника конца мира (отчасти исходя из сближения слова Loki с глаголом lukan, «запирать», и с учетом определенной роли Локи в скандинавской эсхатологии). Ф. Иоунссон связывал Локи с титанами, а С. Бугге в соответствии со своей теорией христианских корней скандинавской эсхатологии — с Люцифером. Э. И. Грае сблизил Локи с континентально-германскими демонами, не столько огневыми, сколько водяными, а X. Веландер — с цвергами. Впоследствии А. Ольрик обратил внимание на сходство имени Локи с шведско-норвежским Локки — духом очага, с датским Lokki, означающим воздушное, блестящее существо, и с шведским народным обозначением сетей паука — Loka nat. Ольрик считал, что в образе Локи эти представления слились с образом культурного героя и хозяина воды. Ян де Фрис, а затем и А. Б. Рут интерпретируют Локи как мифологического плута-трикстера. Рут считает, что Локи как антропоморфный трикстер развился из териоморфного трикстера-паука (паук во многих местах Скандинавии обозначается словом locke, а паук-трикстер — популярная фигура в фольклоре народов Америки, Африки, Океании, Индии). Связь Локи с эсхатологией Рут относит за счет влияния средневековой ученой традиции. Ж. Дюмезиль и Ф. Стрем пытались опровергнуть концепцию Локи-трикстера, исходя из первичности демонизма Локи и его особой роли в смерти Бальдра. В качестве объясняющей параллели Дюмезиль привлек ирландского Брикрена (один из персонажей уладского цикла ирландских саг) и в особенности осетинского Сырдона как подстрекателя к убийству героя Сослана. Стрем, сближая Локи с Одином, доводит его почти до полного отождествления.

Краткий обзор сюжетов, связанных с Локи, подтверждает, что Локи не демон огня, а комически-демоническая фигура (и комизм, и демонизм Локи исконные), отрицательный вариант культурного героя (положительный — Один) и мифологический плут-трикстер с отчетливой хтонически-шаманской окраской (присущей также и Одину). Участие в оживлении первых людей, изобретение рыболовной сети, добывание сокровищ для богов у цвергов — все это типичные деяния культурного героя, а «похищение» — типичная форма добывания культурных благ в архаической мифологии. Правда, речь здесь идет не о первоначальном добывании, а о перераспределении каких-то ценностей, похищении их у великанов для богов и обратно, циркуляции этих ценностей между различными мирами. В этой посреднической роли Локи, так же как в его способности превращаться в рыб, птиц, насекомых, ластоногих, изменять свой пол, сказываются шаманские черты. Трюки, с помощью которых Локи достигает цели, и его шутовские проделки и переодевания специфичны для трикстера. Локи — отец хтонических чудовищ, в том числе хозяйки подземного царства мертвых, виновник и одновременно «козел отпущения» в ритуальном убийстве Бальдра (таким же трикстером является и Сырдон — виновник смерти Сослана, с которым Локи сравнивает Дюмезиль), участник борьбы с богами в Рагнарёк. Локи — двойник Одина в космологических и этиологических мифах и его антипод в эсхатологических. Если же учесть хтонические и шаманские черты Одина, а также вероятность гипотезы о том, что именно он тайный виновник жертвоприношения Бальдра, то можно допустить тесную генетическую близость Локи к Одину. Роль Локи как спутника Тора, по-видимому, вторична.

За исключением упоминания Logabore рядом с Воданом (Одином) и Донаром (Тором) в древнегерманской рунической надписи VI–VII вв. нет никаких следов культа Локи или какой-либо его роли в мифологии континентальных германцев. Нет культа Локи и в Скандинавии. Связь Локи с рыболовством и охотой на водяных животных, возможно, отражает некоторые контакты с финской мифологией, хотя предположения о прямой связи Локи с Лоухи или косвенной — с Вяйнямёйненом (сюжет рыбной ловли) весьма условны.

Литература

  • Мифы народов мира. 1–2 т. — Под ред. С. А. Токарева. — М., 1982.