Вороново заклинание Одина
(Предваряющая песнь)

Hrafnagaldur Óðins eða Forspjallsljóð

О поэме

Hrafnagaldur Óðins eða Forspjallsljóð («Вороново заклинание Одина или Предваряющая песнь») является сравнительно небольшой поэмой, в ней 26 восьмистрочных строф, написанных так называемым древним размером форнюрдислагом (fornyrðislag), характерным для поэм Старшей Эдды. Hrafnagaldur в первую очередь известен из рукописей, куда записывались сборники эддических поэм и стихов в эддических размерах, а также из немногочисленных рукописей с более разнообразным содержанием. Hrafnagaldur дошёл до нас по крайней мере в тридцати семи таких манускриптах, самые ранние из которых относятся ко второй половине XVII века, а последний — к 1870 году. Большинство этих рукописей не имеют критической ценности для текста, но, тем не менее, они дают представление о постсредневековой истории эддической поэзии, прежде всего в Исландии, но также в Дании и Швеции. Коллекционированием и изготовлением рукописей в Исландии в основном занимались священники и другие учёные люди.

Несмотря на большое число поздних списков, поэма дошла до нас в единственной версии с незначительными расхождениями, какие могли бы возникнуть при переписывании, что косвенно указывает на единый источник. Исследователь Аннетте Лассен (Annette Lassen) в своей работе Hrafnagaldur Óðins (Forspjallsljóð). Edited with introduction, notes and translation (издано в Viking Society for northern research. Volume XX. University College London, 2011), нормализация и примечания которой использованы в данном переводе, приходит к выводу, что Hrafnagaldur — это постсредневековая поэма, созданная, вероятно, в связи с огромным интересом к прошлому, возникшим сразу после открытия Codex Regius с поэмами Старшей Эдды в 1643 году и продолжавшимся около двух столетий. То, что Hrafnagaldur не может быть создан намного раньше этого срока, подтверждается, по её мнению, среди прочего, использованием в поэме греческой пословицы, переведённой на исландский: nótt skal nema nýræða til («ночь будем иметь для новых решений», что-то вроде «утро вечера мудренее»), распространение которой в Западной Европе тесно связано с эпохой Возрождения.

Тем не менее, и у сторонников более ранней версии записи есть некоторые аргументы. Эддические поэмы в Codex Regius не были разбиты на строфы, как текст Hrafnagaldur в большинстве манускриптов, однако есть рукопись Thott 1491 4to (версия, обозначаемая как D), в которой строфы поэмы тоже записаны в строчку сплошным текстом подобно прозе. В рукописях Stockholm papp. 8vo nr 15 (A) и Lbs 1562 4to (B) строфы записаны отдельными абзацами сплошного текста (причём в обеих присутствует одинаковая ошибка в разбиении на строфы в строфах 20-21, что может указывать на переписывание с общего источника). Самыми ранними доступными рукописями при этом являются именно A и B, обе они были записаны во второй половине XVII века.

Кроме того, известно письмо исследователя и собирателя исландских древностей Ауртни Магнуссона (Árni Magnússon) к Йоуну Халльдоурссону (Jón Halldórsson) от 18/06 1729 г., в котором автор просит прислать ему копии эддических поэм Hrafnagaldur, Gróugaldur («Заклинание Гроа») и Heiðreks gátur («Загадки Хейдрека») после пожара в Копенгагенской королевской библиотеке (1728 г.), уничтожившего много манускриптов. Согласно Ауртни, эти поэмы существовали в виде копий с копии, сделанной Торстейном Эйоульвссоном (Þorsteinn Eyjólfsson), и две эти копии у Ауртни сгорели. Ауртни упоминает с чужих слов в письме про существование также записи Hrafnagaldur на неком старом и грязном листе, однако сам он этого листа не видел и признаётся, что в этом вопросе «всё как в тумане» (sem allt i þoku), потому что документов больше нет. Поэтому более серьёзной аргументацией за или против поздней датировки поэмы считается всё же непосредственный анализ текста. Сегодня большинство учёных датирует поэму второй половиной XVII века, хотя по-прежнему есть исследователи, придерживающиеся другого мнения и относящие запись поэмы к Средним векам.

Hrafnagaldur начинается со строфы-перечня (тулы, исл. þula) действий различных существ, затем рассказывает о знаках грядущей беды, после ― как Идунн покинула свой дом по Мировому Древу, далее переходит к поручению Одина. Тот отправляет Хеймдалля, Браги и Локи к некой мудрой женщине (прорицательнице, которой, видимо, и стала Идунн, ранее обратившаяся в волчицу), чтобы узнать о судьбе миров. Пророчица не даёт ответа, и Хеймдалль с Локи возвращаются к богам, а Браги остаётся за ней присматривать. Поскольку из Старшей Эдды Браги известен как супруг Идунн, это может подтверждать тождество последней с пророчицей поэмы. Далее Один с богами пирует в Асгарде, а решение, что же делать, переносится на утро. С рассветом создания ночи удаляются прочь в свои обиталища, а Хеймдалль трубит в рог (созывая богов на Последнюю Битву?).

Текст поэмы достаточно тёмен, и при желании его можно рассматривать либо как некое «предисловие» ко «Снам Бальдра» и «Прорицанию вёльвы», когда Один, после неудачи посланцев, отправляется вопрошать вёльву сам. Либо, наоборот, как песню о конце времён, описывающую события, непосредственно предшествующие Рагнарёку. В последнем случае в начальных двух строфах поэмы можно усмотреть и намёк на борьбу асов с христианским богом, тогда Рагнарёк для автора поэмы был тождественен смене веры. Возможно, такое разное понимание присутствовало с самого начала: в некоторых рукописях поэму помещали после сильно христианизированной «Песни о Солнце» (Sólarljóð) и перед «Прорицанием вёльвы» (Vǫluspá) и всеми поэмами из Codex Regius, в других ― после всех эддических поэм, в третьих ― вперемешку с сагами или стихотворными отрывками из них.

Примечания к приводимому оригиналу (согласно записи А. Лассен)

Транскрипция текста сохраняет написание рукописи, но заглавные буквы используются только (и всегда) в именах собственных и в начале предложений. Знаки препинания проставлены согласно редакции А. Лассен, чтобы облегчить понимание стихов. Сокращения рукописей расширены до полной записи и выделены курсивом. Расширения пишутся в соответствии с большинством написаний одних и тех же звуков там, где они были записаны полностью. Надстрочный знак транскрибируется как -ur, поскольку гласный сварабхакти (т. е. гласный, который развивается путем добавления в группу согласных) записывается так в 90% случаев, когда окончание приводится полностью, а надстрочный знак ͛ передан как -ir, так как это написание использовано в 92% случаев, в которых это окончание дано полностью. Надстрочные буквы рассматриваются как сокращения.

Внесённые изменения-поправки отмечены звёздочкой. Неразборчивые буквы или слова заключаются в угловые скобки <>. Варианты прочтения взяты из рукописей B (Lbs 1562 4to), C (Stockholm papp. fol. nr 57), D (Thott 1491 4to) и E (Lbs 1441 4to). В одном случае чтение взято из рукописи 11 (Stockholm papp. 4to nr 11), хотя она является производной от A (Stockholm papp. 8vo nr 15), потому что место имеет прочтение, которое кажется преднамеренным исправлением писца.

 

Каждой оригинальной строфе соответствует нормализированный (современный) текст той же строфы, текст в виде прозаческой записи с нормализованным (современным) правописанием и порядком слов, прозаический перевод-подстрочник, стихотворный перевод и текстовые примечания к стихотворному переводу там, где они есть.

 

Выверено по изданию Hrafnagaldur Óðins (Forspjallsljóð). Edited with introduction, notes and translation by Annette Lassen (Viking Society for northern research. Volume XX. University College London, 2011).


Вороново заклинание Одина
(Предваряющая песнь)

Hrafnagaldur Óðins
(Forspjallsljóð)

 

1 Alfoþr orrkar,
alfar skilia,
Vanir vitu,
visa nornir,
elur Iviþia,
aldir bera,
þreya þussar,
þia valkyriur.
Alföður orkar,
álfar skilja,
Vanir vitu,
vísa nornir,
elur Íviðja,
aldir bera,
þreyja þursar,
þjá valkyrjur.
Вершит Всеотец,
альвы вникают,
ведают ваны,
норны велят,
тролльша растит,
люди рождают,
турсы томятся,
терзают валькирии1.
2 Ætlun Æsir
alla ga̋tu,
verpir viltu
vęttar rúnum.
Oðhrærer skylde
Urdar gejma,
mattkat veria
mest-um þorra.
Ætlun æsir
alla gátu,
verpir villtu
vættar rúnum.
Óðhrærir skyldi
Urðar geyma,
máttkat verja
mestum þorra.
Замысел асы
весь разгадали,
противники спутали
недругу руны.
Был Одрёрир должен
Урд-долю хранить,
сберечь не сумел
большею частью2.
3 Hverfur þvi hugur,
hinna leytar,
grunar guma
grand, ef dvelur;
þotti er *Þrains
þunga drꜹmur,
Daens dulu
drꜹmur þotti.
Hverfur því hugur,
hinna leitar,
grunar guma
grand, ef dvelur;
þótti er Þráins
þungadraumur,
Dáins dulu
draumur þótti.
Духом упал тут,
ищет других,
предвидят мужи
беду, коль промедлит.
Траина разум
в тяжёлых снах,
Даина разум
во снах потаённых3.
4 Dugir meþ dvergum.
Dvina heimar,
niþur at Ginnungs
niþi sꜹkva;
opt Alsviþur
ofann fellir,
opt of follnum
aptur safnar.
Dugir með dvergum.
Dvína heimar,
niður að Ginnungs
niði sökkva;
oft Alsviður
ofan fellir,
oft of föllnum
aftur safnar.
Довольно о двергах.
Дряхлеют миры,
в Гиннунга бездне
тонут безлунной.
Часто Альсвинн
туда опускается,
часто павших
потом собирает4.
5 Stendur ęva
strind ne rꜹþull,
lopte meþ lęvi
linnir ei strꜹmi;
męrum dylst i
Mimis brunne
vissa vera;
vitiþ enn eþa hvaþ?
Stendur æva
strind né röðull,
lofti með lævi
linnir ei straumi;
mærum dylst í
Mímis brunni
vissa vera;
vitið enn eða hvað?
Светилу и тверди,
не вечно стоять,
воздух с отравой
льётся потоком.
В славном укрыта
источнике Мимира
мудрость была.
Довольно ль вам этого?5
6 Dvelur i dolum
dys forvitinn,
Yggdrasils fra
aski hniginn,
alfa ęttar.
Iþune hetu
Ivaldz ellri
yngsta barna.
Dvelur í dölum
dís forvitin,
Yggdrasils frá
aski hnigin,
álfa ættar.
Iðunni hétu
Ívalds eldri
yngsta barna.
В доле живёт
любопытная диса:
с ясеня Иггдрасиль
раз соскользнула.
Родом из альвов,
Идунн назвали
младшую Ивальди
отпрыски старшие6.
7 Eyrde illa
ofann komu,
hardbaþms undir
haldin meiþi;
kunne sist at
kundar Nǫrva,
vǫn at vęri
vistum heima.
Eirði illa
ofankomu,
harðbaðms undir
haldin meiði;
kunni síst að
kundar Nörva,
vön að værri
vistum heima.
Милость плохая
сверху спустившейся,
под грубою ветвью
Древа сидящей.
Понравилось мало
у родичей Нёрви
привыкшей к уютному
в доме пристанищу7.
8 Sia sigtivar
syrgia nꜹnnu
viggiar at veom;
vargsbelg seldu,
let ifęraz,
lyndi breytti,
lek at lęvisi,
litum skipte.
Sjá sigtívar
syrgja nönnu
Viggjar að véum;
vargsbelg seldu,
lét í færast,
lyndi breytti,
lék að lævísi,
litum skipti.
Зрят Тюры Побед,
что Нанна горюет
у капища Конского.
Волка шкуру послали,
решила надеть,
нрав поменяла,
хитро сыграла,
внешность сменив8.
9 Valde Viþrir
vꜹrd Bifrastar
Giallar sunnu
ga̋tt at fretta,
heims hvivetna
hvǫrt er vissi;
Bragi ok Loptur
ba̋ru kviþu.
Valdi Viðrir
vörð Bifrastar
Gjallar sunnu
gátt að frétta,
heims hvívetna
hvort er vissi;
Bragi og Loftur
báru kvíðu.
Видрир велел
Биврёста стражу
дверь солнца Гьёлль
о мирах расспросить,
что бы о них
ни стало ей ведомо.
Встревожены были
Браги и Лофт9.
10 Galdur golu,
gꜹndum riþu
Rognir ok reiginn
at rann heimis;
hlustar Oþinn
Hlidskialfi i,
let brꜹt vera
langa vegu.
Galdur gólu,
göndum riðu
Rögnir og regin
að rann heimis;
hlustar Óðinn
Hliðskjálfi í,
lét braut vera
langa vegu.
Заклятья запели,
Властители с Рёгниром
помчались на жезлах
к мира жилищу.
Слушает Один,
на Хлидскьяльве сидя,
велел, чтобы вдаль
дорога вела10.
11 Frá enn vitri
veiga selio
banda burþa
ok brꜹta sinna,
Hlyrnis, Heliar,
heimz, ef vissi
artid, ęfi,
aldurtila.
Frá hinn vitri
veiga selju
banda burða
og brauta sinna,
Hlýrnis, Heljar,
heims, ef vissi,
ártíð, ævi,
aldurtila.
Мудрый спросил
у мёд подающей
про рожденье Оков
и про пути их,
Хели, небес,
миров, если ведает,
исток, жизни век,
а также кончину11.
12 Ne mun męlti,
ne ma̋l knatti
givom greiþa,
ne glꜹm hialde;
tar af tindust
tꜹrgum hiarnar,
eliun feldin
endur rioþa.
Né mun mælti,
né mál knátti
gífum greiða,
né glaum hjaldi;
tár af tíndust
törgum hjarnar,
eljunfeldinn
endurrjóða.
Не выдала дум,
не одарила
жаждущих словом,
бесед не звучало.
Слёзы текли
из щитов головы,
опять покраснели
силы повязки12.
13 Eins kiemur ꜹstann
ur Elivagum
þorn af *acri
þurs hrimkalda
hveim drepur drött-e<r>
Daen allar
męran of Miþgard
meþ natt hvǫria.
Eins kemur austan
úr Élivogum
þorn af akri
þurs hrímkalda,
hveim drepur dróttir
Dáinn allar
mæran of Miðgarð
með nótt hverja.
С востока грядёт так
от Эливагара
шип луга турса
льдисто-холодного,
которым людей
поражает Даин
славного Мидгарда
каждую ночь13.
14 Dofna þa da̋þir,
detta hendur,
svifur of svimi
sverþ Ass hvita,
rennir ǫrvit
rygar *glygvi,
sefa sveiflum
sokn giǫrvallri.
Dofna þá dáðir,
detta hendur,
svífur of svimi
sverð Áss hvíta;
rennir örvit
rýgjar glyggvi,
sefa sveiflum
sókn gjörvallri.
Дела встают тут,
из рук всё валится,
клонит бессилье
меч Белого Аса.
Вялость струится
на ветер тролльш,
суету успокоив
по всей округе14.
15 Jamt þotti *Iorun
jolnum kominn
sollinn sutum,
svars er ei ga̋tu;
*soktu þvi meir
ad *syn *var fyrir,
mun þo miþur
męlgi dygþi.
Jafnt þótti Jórunn
jólnum komin,
sollin sútum,
svars er ei gátu;
sóttu því meir
að syn var fyrir,
mun þó miður
mælgi dyggði.
Вот так и Йорунн,
казалась Йольским,
печали полной,
ответа ж не было.
Вновь посещали
им отказавшую:
слов было много,
да мало толку15.
16 For frumqvꜹdull
fregnar brꜹta,
hirdir at Herians
horni Giallar,
Nalar *nefa
nam til fylgiss;
greppur *Grimnis
grund vardveitti.
Fór frumkvöðull
fregnar brauta,
hirðir að Herjans
horni Gjallar;
Nálar nefa
nam til fylgis;
greppur Grímnis
grund varðveitti.
Исток вопросов
в дорогу двинулся,
хранитель рога
Херьяна Гьяллар.
Потомка Нали
имел он в спутниках,
Гримнира скальд
землю стал охранять16.
17 Vingolf toko
Viþars þegnar,
Forniotz sefum
fluttir ba̋þir;
jþar ganga
Æsi kveþia
Yggiar þegar
viþ aulteite.
Vingólf tóku
Viðars þegnar,
Fornjóts sefum
fluttir báðir;
í þar ganga,
Æsi kveðja,
Yggjar þegar
við ölteiti.
Видара воины
достигли Вингольва,
сынами Форньота
перенесённые.
Вовнутрь вступили,
асов приветствовали
тотчас на Игга
пиру весёлом17.
18 Heilan Hangaty
hepnastann Ása
virt ǫndveigis,
vallda baþu,
sęla at sumbli
sitia dia,
ę meþ Yggiongi
yndi halda.
Heilan Hangatý,
heppnastan Ása,
virt öndvegis
valda báðu,
sæla að sumbli
sitja día,
æ með Yggjungi
yndi halda.
Хангатюру здоровья,
из асов счастливейшему,
властителю сусла
на сиденьи почётном,
они пожелали,
и хранить на пиру
радость всем диям
с Иггьюнгом вечно18.
19 Beckjar sett
*at Bꜹlverks raþi,
siot Sęhrimni
saddist rakna;
Skꜹgul at skutlum
skapt ker Hnikars
mat af miþi
minnis hornum.
Bekkjarsett
að Bölverks ráði
sjót Sæhrímni
saddist ragna;
Skögul að skutlum
skaftker Hnikars
mat af miði
minnishornum.
На ска́мьях сидящий
по Бёльверка слову
Сэхримниром сомн
асов насытился.
На подносах Скёгуль
из Хникара чана
мёд разливала
в рога заздравные19
20 Margs of fragu
maltid yfir
Heimdall ha goþ,
hꜹrgar Loka,
spar eþa spakmal
sprund ef kiende,
undorn oframm
unz nam *huma.
Margs of frágu
máltíð yfir
Heimdall hágoð,
hörgar Loka,
spár eða spakmál
sprund ef kendi,
undorn ofram,
uns nam húma.
Много вопросов
за трапезой задали
Хеймдаллю боги,
Святыни — Локи:
предсказаньем и мудростью
поделилась ли гордая? —
после полудня
и вплоть до сумерек20.
21 Illa letu
ordid hafa
erindis leysu
oflitil fręga;
vant at vęla
verþa mynde,
svo af svanna
svars ofgęti.
Illa létu
orðið hafa
erindisleysu
oflítilfræga;
vant að væla
verða myndi,
svo af svanna
svars of gæti.
Исполнили плохо
то, что поручено,
дело бесплодное
вышло бесславным.
Трудно бы было
так исхитриться,
чтоб от надменной
ответ получить21.
22 Ansar Omi,
allir hlyddu:
«Nott skal nema
nyręþa til,
hugsi til myrgins
hver sem orkar
raþ til leggia
rꜹsnar Asum».
Ansar Ómi,
allir hlýddu:
«Nótt skal nema
nýræða til,
hugsi til morguns
hver sem orkar
ráð til leggja
rausnar Ásum».
Речь ведёт Оми,
и слушали все:
«Ночь у нас будет
для новых решений.
До утра размышляйте,
каждый, кто сможет
совет предложить
к величию асов»22.
23 Rann meþ rꜹstum
Rindar moþir,
fꜹþur lardur
Fenris valla
gengo fra gilde;
goþinn kvoddu
Hropt ok Frygg,
sem Hrimfaxa for.
Rann með röstum
Rindar móðir,
föður larður
Fenris varla
gengu frá gildi;
goðin kvöddu
Hroft og Frigg,
sem Hrímfaxa fór.
Помчалась вёрстами
матерь Ринд,
едва с усталым
родичем Фенрира
с пира ушли.
Боги простились
с Хрофтом и Фригг,
при Хримфакси выезде23.
24 Dyrum settann
Dellings mꜹgur
jo frammkeyrþi
*jarkna steinum;
mars of manheim
mǫn af gloar
dro leik Dvalins
drꜹsull i reiþ.
Dýrum settan
Dellings mögur
jó framkeyrði
jarknasteinum;
mars of mannheim
mön af glóar,
dró leik Dvalins
drösull í reið.
Деллинга сын
дорогими украшенного
каменьями яркими
вдаль погнал жеребца.
Над миром людским
коня грива сияет,
забаву вёз Двалина
скакун в повозке24.
25 Jormungrundar
i *jodyr nyrdra
und rőt ytstu
adalþollar
gengo til reckio
gygiur ok þursar,
nair, dvergar
ok dockalfar.
Jörmungrundar
í jöður nyrðra
und rót yztu
aðalþollar
gengu til rekkju
gýgjur og þursar,
náir, dvergar
og dökkálfar.
На великой земле
в краю, что на севере,
под дальним корнем
Главного Древа
к ложу пошли
тролльши и турсы,
мёртвые, дверги,
и тёмные альвы25.
26 Risu racknar,
rann Alfrꜹþull,
nordur ad *Niflheim
Niola sokte;
upp nam ar Giǫll
Ulfrunar niþur
hornþyt valldur
Himin biarga.
Risu ragnar,
rann Álfröðull,
norður að Niflheim
Njóla sótti;
upp nam ár Gjöll
Úlfrúnar niður
hornþyt, valdur
Himinbjarga.
Встали Властители,
Альврёдуль поехала,
к северу в Нивльхейм
Ночь устремилась.
Рано рог Гьёлль
поднял звучащий
Ульврун потомок,
Химинбьёрга владыка26.

Примечания

1 Прозаическое изложение:

Alföður orkar, álfar skilja, Vanir vitu, vísa nornir, elur Íviðja, aldir bera, þreyja þursar, þjá valkyrjur.

Перевод:

Всеотец властвует (варианты: вершит, правит, проявляет силу), альвы понимают, ваны знают, указывают норны, рожает (взращивает, вскармливает) Ивидья (=тролльша), люди (народы) несут (в т. ч. и о беременности с родами), жаждут (томятся, желают, страстно ждут, терпят, стремятся) турсы, мучают (терзают, угнетают) валькирии.

Примечания к стихотворному переводу:

Всеотец (Alföður) — Один, такое его обозначение появляется в «Речах Гримнира» (Grímnismál 48) и в Младшей Эдде. Либо, по другой версии, здесь, наоборот, подразумевается христианский бог (см. примечание ко второй строфе).

Ивидья (Íviðja) ― имя тролльши, которое появляется в туле (þula, перечень) обозначений тролльш (Nafnaþulur. Tröllkonur 14) в «Искусстве поэзии» (Skáldskaparmál) и в «Песне о Хюндле» (Hyndluljóð 32). Имя может означать «Живущая в лесу». В «Прорицании вёльвы» (Völuspá 2) упоминается íviðir (или варинт íviðjur в версии «Книги Хаука» (Hauksbók)), с возможным значением «внутри древесины», применённым к корням Иггдрасиля, Мирового Древа.

Из всех возможных значений действий турсов выбрано «томятся», в оригинале имеющее оттенок любовной страсти, поскольку в рунических поэмах часто встречается описание руны с именем «Турс» как «мученья женщин».

Также в англоязычных переводах обычно выбирается смысл «страдают валькирии», что не соответствует тексту. Да и логичнее, что выбирающие, кому погибнуть в бою, сами причиняют страдания.

2 Прозаическое изложение:

Æsir gátu alla ætlun, verpir villtu vættar rúnum. Óðhrærir skyldi Urðar geyma, máttkat verja mestum þorra.

Перевод:

Асы разгадали весь замысел, противящиеся (? изменчивые?) спутали руны (тайны) духа (бога, сверхъестественного существа). Одрёрир должен был Урд (судьбу) хранить (присматривать, прятать), не смог защитить большую часть.

Примечания к стихотворному переводу:

В оригинале строфы присутствует неизвестное слово verpir/verper, это единственная форма, которую предлагают рукописи. Cогласно А. Лассен, это прилагательное может означать «противостоящие», «нежелающие» или, возможно, «изменчивые», ср. verpa «бросать», litverpur «изменяемый по цвету». Слово должно относиться к богам. В переводе оно заменено на «противники», а тот, чьи руны спутаны, обозначен как их «недруг» ― из-за неясности общей картины: говорится ли тут о ком-то из богов, о дверге или каком-то неизвестном существе.

Здесь и далее Одрёрир (Óðhrærir, Приводящий дух в движение), название Мёда Поэзии и сосуда, где он хранится, представлен как одушевлённое существо. Возможно, речь о дверге, одном из тех, кто создал Мёд из крови Квасира и не смог сохранить. Тогда разгаданный асами замысел — убийство двергами Квасира, асы же спутали руны (предсказания или планы) существа-дверга, вернув Мёд.

Однако А. Лассен предполагает, что асы, наоборот, противостоят замыслу бога христиан (Всеотца из первой строфы), запутывая именно его руны.

Наконец, возможна и третья трактовка, согласно которой под именем «Приводящего дух в движение» выступает сам Один, в чьём ведении находятся состояния вдохновения, экстаза и ярости. Тогда неведомые противники лишили способности предсказывать самого бога рун.

Под Урд имеется в виду скорее Судьба как таковая (воплощённая в утерянном Мёде?), чем одноимённая норна.

Архаичное сокращение máttkat от mátta-ek-at, «я не могу» употреблено в оригинале неуместно, поскольку фраза выстроена от третьего лица (должно быть máttit), а не от первого. Видимо, автор пытался имитировать древнюю речь, но к XVII веку оборот вышел из употребления и его смысл уже не угадывался.

3 Прозаическое изложение:

Hverfur því hugur, leitar hinna, guma grunar grand, ef [hann] dvelur; Þráins þótti er þunga draumur, þótti Dáins dulu draumur.

Перевод:

Потому падает дух, ищет других, мужи предвидят вред, если [он] промедлит; Траина мысль (разум) это сны тяжёлые, мысль (разум) Даина это сны сокрытые (тайные).

Примечания к стихотворному переводу:

Все манускрипты, кроме B, содержат в этой строфе запись Þranis, вместо Þrains, однако это лишено смысла, поскольку такое имя неизвестно, рядом же упоминается другой дверг.

4 Прозаическое изложение:

Dugir með dvergum. Heimar dvína, sökkva niður að Ginnungs niði; oft Alsviður fellir ofan, [og hann] oft aftur föllnum of safnar.

Перевод:

Достаточно (довольно) о двергах. Миры ветшают (истощаются, уменьшаются), погружаются (тонут) вниз новолуния (тьмы) Гиннунга; часто Альсвинн падает [туда] сверху, часто после собирает павших.

Примечания к стихотворному переводу:

Альсвинн (Alsviður или Alsvinn, Всемудрый) здесь, как следует из контекста, имя Одина, который и вдохновляет на битвы в Мидгарде, и собирает павших в них. Безлунье Гиннунга (в оригинале — новолуние Гиннунга) — тьма Гиннунгагап, Мировой Бездны.

Выражение «довольно о двергах» (dugir með dvergum) может быть отсылкой к фразе в «Прорицании вёльвы», 12 после перечня имён двергов «Вот верно двергов я перечислила» (Nú hefi ek dverga . . . rétt um talða).

5 Прозаическое изложение:

Strind né röðull æva stendur, lofti með lævi linnir ei straumi; vissa vera dylst í mærum brunni Mímis; vitið enn eða hvað?

Перевод:

Твердь и слава (светило, солнце) не вечно стоят, воздух с ядом течёт потоком, мудрое существо (определённое/уверенное бытие?) было скрыто в славном источнике Мимира; знаете ещё или что?

Примечания к стихотворному переводу:

Светило — солнце.

Во второй полустрофе возможен перевод: «мудрое существо скрыто в источнике Мимира», и некоторые исследователи считают, что речь про Идунн из следующего стиха, что кажется натяжкой. С другой стороны Хельги Оулавссон (Helgi Ólafsson) предложил в качестве альтернативного перевода vissa vera «текущее/безопасное бытие/существование», т. к. в XVI–XVII веках прилагательные vís (совр. мудрый/бесспорный/надёжный) и viss (совр. определённый/уверенный) были взаимозаменяемы. Поэтому речь может идти не о существе, но о самих судьбах (верном бытии), сокрытых в источнике Мимира.

Строфа содержит две отсылки к «Прорицанию вёльвы»: про воздух с ядом говорится в строфе 25 эддической поэмы (где в оригинале сказано loft allt lævi blandið ― «воздух весь с ядом смешал»), последняя же строчка повторяет рефрен вёльвы (по этой причине перевод дан не по тексту, например, в форме «знаете ль более?», а воспроизводит фразу в более известном переводе А. Корсуна).

6 Прозаическое изложение:

Forvitin dís, álfa ættar, hnigin frá aski Yggdrasils, dvelur í dölum; eldri barna Ívalds hétu yngsta Iðunni.

Перевод:

Любопытная диса, рода альвов, упала (спустилась) с ясеня Иггдрасиль в долину: старшие дети Ивальди самую младшую звали (называли) Идунн.

Примечания к стихотворному переводу:

Ивальди (Ívaldi) в «Видении Гюльви», 43 упомянут как дверг (вернее, как отец сыновей-двергов). Автор, в отличии от Снорри (см. «Видении Гюльви», 17), не отождествлял двергов с тёмными альвами (dökkálfar, мн. ч.), поскольку в строфе 25 упомянул обе группы существ рядом. Но в Скандинавии дверги известны ещё и как чёрные альвы (svartálfar, мн. ч.), возможно, именно их автор и имел в виду, описывая род Идунн.

7 Прозаическое изложение:

Haldin undir meiði harðbaðms, eirði [hún] illa ofankomu; vön að værri vistum heima, kunni [hún] síst að kundar Nörva (= Nótt?).

Перевод:

Сидя под стволом с грубой (жёсткой) веткой, имела покой (милость, пощаду) плохой (плохую), сверху явившаяся; привыкшей к уютному (спокойному) пристанищу дома, [ей] понравилось меньше у Нёрви сына (родича, потомка).

Примечания к стихотворному переводу:

Древо — Иггдрасиль.

Внуком ётуна Нёрви (Nǫrvi или Nǫrfi/Narfi) от его дочери Нотт (Nótt, Ночь) был Даг (Dagr, День), а внучкой — Ёрд (Jǫrð, Земля). Возможно, в оригинале ошибка автора и имелось в виду не kundur (мужск. род, ед. ч.: сын, родич, потомок), а kind (женск. род, ед. ч. одно из значений — девочка). Тогда фраза означает, что Идунн не понравилось в Мидгарде. Однако А. Лассен полагает, что речь идёт о самой Нотт, вернее, о ночном мраке, она оценивает выражение «потомок Нёрви» как кеннинг ночи, и тогда Идунн огорчила тьма. Впрочем, если поэма появилась после публикации Codex Regius, но до подробных исследований текста, автор вполне мог перепутать кеннинги или родословные.

8 Прозаическое изложение:

Sigtívar sjá nönnu syrgja að véum viggjar (= Yggdrasill); [þeir] seldu [henni] vargsbelg, [hún] lét í færast, breytti lyndi, lék að lævísi, skipti litum.

Перевод:

Тюры Победы видят что Нанна (=женщина) горюет у святилища конского (=Иггдрасиля); [они] послали [ей] волчью шкуру, [она] решила измениться, поменять нрав (характер), сыграть с хитростью, изменить внешность (цвет).

Примечания к стихотворному переводу:

Тюры Побед (Sigtívar) — боги.

Идунн обозначена именем супруги Бальдра Нанны, однако в скальдических кеннингах и римах слово nanna служит просто поэтическим обозначением женщины, также в «Прорицании вёльвы» валькирии названы «наннами Херьяна (Одина)» (nǫnnur Herjans).

Оборотничество в скандинавских странах понималось как переодевание в шкуру соответствующего зверя (ср., например, аналогичный эпизод в «Саге о Вёльсунгах»).

Конское капище — Иггдрасиль (Yggdrasill, Конь Игга (Одина)).

9 Прозаическое изложение:

Viðrir valdi vörð Bifrastar að frétta gátt sunnu Gjallar hvort er vissi hvívetna heims; Bragi og Loftur báru kvíðu.

Перевод:

Видрир велел стражу Биврёста расспросить дверь (дверной проём) солнца Гьёлль, ведомо ли что ей о мирах; Браги и Лофт опасенья несли (=были встревожены).

Примечания к стихотворному переводу:

Видрир (Viðrir) — одно из имён Одина.

Страж Биврёста (моста-радуги) ― Хеймдалль.

Дверь солнца Гьёлль (где Гьёлль ― река, солнце реки — золото, т. е. дверь золота) — женщина.

Лофт (Loftur) — Локи.

10 Прозаическое изложение:

Rögnir og regin gólu galdur, riðu göndum að rann heimis; Óðinn hlustar í Hliðskjálfi, lét braut vera langa vegu.

Перевод:

Рогнир и властители (=боги) пели заклятие (=гальдр), ехали на жезлах (посохах) к мира обители (крыше мира?); Один слушает на Хлидскьяльве, велел, чтобы дорога была долгим путём (=послал в дальний путь).

Примечания к стихотворному переводу:

Езда на (магических) жезлах (gandur) — атрибут колдунов в Исландии. Также у слова gandur есть значения ― конь и волк, которые обычно употребляются по отношению к колдующим (ср. gandreið в «Саге о Ньяле», 125). Перевод gandur как «жезл», а не как «посох», выбран потому, что найденные археологами предметы, интерпретируемые как орудия колдовства, обычно слишком коротки для посохов.

Властители или Владыки (regin) — боги. Поскольку regin — устойчивое именование богов, А. Лассен допускает, что сперва поэма могла называться Ragnagaldur (Заклинание богов), а не Hrafnagaldur (Вороново заклинание).

Жилище мира (rann heimis) — земля/Мидгард, но в оригинале могло подразумеваться и rann himins — жилище небес, и тогда речь идёт просто о поездке/полёте по небу.

Рёгнир (Rögnir) — имя Одина в тулах (поэтических перечнях), что было бы логично, если бы путь лежал в обитель богов, где стоит престол Хлидскьяльв (от места, где видели Идунн-Нанну, например). Иначе имя должно служить хейти (заменой имени) Хеймдалля, одно из имён которого Риг (Rígr) могло показаться автору созвучным.

11 Прозаическое изложение:

Hinn vitri frá selju veiga burða banda og brauta sinna, ef [hún] vissi ártíð, ævi, aldurtila Hlýrnis, Heljar, heims.

Перевод:

Мудрый спросил у подательницы напитка про рождение (порождений) Оков и дорогах их, если [она] знает исток, век (время жизни), кончину небес, Хели, миров.

Примечания к стихотворному переводу:

Мудрый — Хеймдалль.

Подающая мёд — женщина.

Оковы (Bönd, мн. ч.) — боги. Из-за многозначности употреблённого слова burður, фразу можно понять и как «про рождение богов» и «про порождение», т. е. про потомков богов или тех, кого они создали.

Для небес употреблён их поэтический синоним Hlýrnir, в «Речах Альвиса», 11 сказано, что это название неба у богов.

12 Прозаическое изложение:

Né mælti [hún] mun, né knátti greiða gífum mál, né hjaldi glaum; tár tíndust af törgum hjarnar, endurrjóða eljunfeldinn.

Перевод:

Не рассказала [она] мысль, не помогла жадным (? богам?) речью, не звучала болтовня (беседа, разговор); слёзы капали из щитов головы (=глаз), снова покраснели фалдюры (=исландские головные уборы в форме колпака) силы (энергии) (=веки).

Примечания к стихотворному переводу:

Щиты головы — глаза.

Жаждущие ― боги, ждущие ответов. В оригинале слово gífr (жадный (до ответов)) записано с орфографической ошибкой для мн. ч. и дательного падежа: givom (=gífum) вместо gífrum. Поэтому некоторые исследователи допускают, что в этом месте могло быть tívom (дательный падеж, мн. ч. от týr ― бог).

Силы повязки — веки. То, что они покраснели от слёз «опять», намекает, что автор считает пророчицей опечаленную Идунн из предыдущих строф.

13 Прозаическое изложение:

Eins kemur austan úr Élivogum þorn af akri þurs hrímkalda, með hveim Dáinn drepur dróttir allar nótt hverja of mæran Miðgarð.

Перевод:

Так (таким же образом) приходит с востока от Эливагара шип поля турса инеисто-холодного, с которым Даин (=дверг) поражает людей всех каждой ночью славного Мидгарда.

Примечания к стихотворному переводу:

Шип поля льдисто-холодного турса — здесь, видимо, не метафора великана, а так называемый «шип сна» (svefnþorn), усыпляющий людей. Последний известен из фольклора, книг заклинаний, упоминается в прозаической вставке в «Речах Сигрдривы» и в сагах.

Таким образом, данная и следующая строфы описывают наступление ночи и отход людей ко сну. С этим приходом сна и ночного оцепенения автор поэмы сравнивает состояние и упадок сил пророчицы, начиная описание с Eins… со значением «так же, таким же образом». Поэтический приём с подобными расширенными сравнениями для древней поэзии не характерен.

В оригинале вместо acri (поле) записано atri, замена была предложена Скевингом (Scheving), поскольку «c» и «t» в готическом шрифте почти идентичны.

14 Прозаическое изложение:

Þá dofna dáðir, hendur detta, svimi svífur of sverð Áss hvíta; örvit rennir glyggvi rýgjar, [þau] sefa sveiflum sókn gjörvallri.

Перевод:

Тогда дела́ (энергия, смелость) замирают (слабеют, немеют), руки падают, головокружение (обморок) парит над мечом Белого Аса (=головой); бесчувствие (безумие) струится на ветер великанш (тролльш) (=душу), [они] успокаивают волнения (букв. кружения, колебания) целого прихода (имеется в виду — церковный приход)

Примечания к стихотворному переводу:

Меч Белого Аса (Хеймдалля) — голова, оба кеннинга приводится в «Языке поэзии», 15.

Ветер тролльш (glygg rýgjar) — душа, кеннинг в форме vind trollkvenna с тем же значением приводится в «Языке поэзии», 86.

В оригинале вместо «округи» упомянут церковный приход (sókn), скандинавское территориальное деление.

15 Прозаическое изложение:

Jafnt þótti jólnum Jórunn komin, sútum sollin, er ei gátu svars; sóttu því meir að syn var fyrir; mælgi dyggði þó mun miður.

Перевод:

Именно такой показалась Йольским (=богам) Йорунн, горем (печалью) наполненной (распухшей от горя), когда не получили ответа; приходили (посещали) ту больше, что отказала до этого; болтовня (многословие) приносит всё же меньше пользы.

Примечания к стихотворному переводу:

Йольские (мн. ч. Jólnar) — боги, от наименования зимнего праздника Йоля.

Йорунн (нормализовано из разных рукописных вариантов до Jórunn, Конь+руна/тайна) — хейти (замена имени) пророчицы, т. е., очевидно, Идунн.

Здесь продолжена тема сравнения состояния прорицательницы со впадающей в сонное оцепенение округой: начинается строфа с Jamt =Jafnt, означающего «именно так».

16 Прозаическое изложение:

Frumkvöðull fregnar, hirðir að Gjallarhorni Herjans, fór brauta; nam Nálar nefa til fylgis; greppur Grímnis varðveitti grund.

Перевод:

Источник (первый в, творец) расспросов, хранитель Гьяллахорна Херьяна (=Одина), отправился в дорогу; имел Нали родича (=Локи) в спутниках; скальд Гримнира (=Браги) присматривал (следил) за землёю (=женщиной).

Примечания к стихотворному переводу:

Херьян (Herjan), Гримнир (Grímnir) — имена Одина.

Хранитель его рога с названием Гьяллар (Gjallarhorn, Гьяллархорн), исток вопросов, т. е. тот, кто спрашивал — Хеймдалль.

Потомок Нали (Nál) — Локи.

Скальд Гримнира — Браги.

Земля — здесь полу-кеннинг женщины (обычно употребляется в форме «земля ожерелий» и т. д.). Согласно эддической мифологии Браги является мужем Идунн, это ещё один довод в пользу того, что пророчица именно Идунн.

17 Прозаическое изложение:

Þegnar Viðars, fluttir báðir sefum Fornjóts, tóku Vingólf; ganga þar í, kveðja Æsi þegar við ölteiti Yggjar.

Перевод:

Воины (тегны, благородные люди) Видара, перенесённые оба сыновьями Форньота (=ветрами), достигли Вингольва; вошли там внутрь, приветствовали асов тотчас на пиру (букв. веселье эля) Игга.

Примечания к стихотворному переводу:

Игг (Yggr) — Один.

Видар (Viðarr или Víðarr) — сын Одина, здесь, возможно, сам Один.

Сыны Форньота — ветра́, Форньот (Fornjótr) ― ётун.

Вингольв (Vingólf) — обитель в Асгарде.

18 Прозаическое изложение:

[Þeir] báðu heilan Hangatý, heppnastan Ása, valda virt öndvegis, día sitja sæla að sumbli, æ yndi halda með Yggjungi.

Перевод:

[Они] пожелали здоровья Хангатюру (=Одину), счастливейшему асу, распоряжающемуся суслом (молодым пивом) почётного сидения, диям (=богам) сидеть счастливыми на пиру, вечно радость хранить с Иггьюнгом (=Одином).

Примечания к стихотворному переводу:

Дии (díar, мн. ч.) — наименование богов (или жрецов).

Хангатюр (Hangatýr), Иггьюнг (Yggjungr) — Один.

Высокое или почётное сидение (ǫndvegi) — почётное место в палате, где скамьи стояли вдоль стен. Почётных мест, расположенных друг напротив друга, в палате было два. Северная скамья (ǫndvegi it æðra, высшее/лучшее почётное сидение), обращённая к солнцу, предназначалась для хозяев, а южная (ǫndvegi it úæðra), обращённая лицом к хозяевам ― для самых уважаемых гостей.

19 Прозаическое изложение:

Sjót ragna, bekkjarsett að Bölverks ráði, saddist Sæhrímni; Skögul mat skaftker Hnikars af miði að skutlum minnishornum.

Перевод:

Сомн богов, сидящий на скамьях по Бёльверка решению (совету), насытился Сэхримниром; Скёгуль наполняла (букв. насыщала) из Хникара чана мёдом на подносах рога для здравиц.

Примечания к стихотворному переводу:

Бёльверк (Bǫlverkr), Хникар (Hnikarr) — Один.

Скёгуль (Skǫgul) — валькирия.

Сэхримнир (Sæhrímnir) — возрождающийся каждое утро вепрь, еда эйнхериев. В оригинале рога описаны как minnishorn, рога здравиц в (чью-то) память.

В оригинале слово ragna (к regin — боги властители) записано неверно ― как rakna.

20 Прозаическое изложение:

Hágoð of frágu Heimdall, hörgar [of frágu] Loka margs yfir máltíð undorn ofram [= umfram] uns nam húma, ef sprund kendi spár eða spakmál.

Перевод:

Высокие боги расспрашивали Хеймдалля, Алтари (=боги) [расспрашивали] Локи много за трапезой после полудня и до сумерек, преподала (знала) ли женщина (гордячка, зазнайка) предсказания и мудрость.

Примечания к стихотворному переводу:

Святыни (в оригинале Алтари ― hörgar , мн. ч.) — боги.

В «Языке поэзии» Снорри пишет: «“Спрунд” (sprund) и “сванни” (svanni) зовут тех женщин, что очень важничают и много наряжаются», именно эти слова использованы в данной и следующей строфе в оригинале.

21 Прозаическое изложение:

[Þeir] létu erindisleysu orðið hafa illa, oflítilfræga; vant myndi verða að væla svo svars of gæti af svanna.

Перевод:

[Они] плохо разрешили бесплодное дело, с малой славой; трудно было бы сделать так, чтобы ответ получить от женщины (гордячки, надменной).

22 Прозаическое изложение:

Ómi ansar, allir hlýddu: «Nótt skal nema til nýræða, hugsi til morguns hver sem orkar leggja ráð Ásum til rausnar».

Перевод:

Оми отвечает, все слушали: «Ночь будем иметь для новых решений (советов), поразмыслите до утра каждый, кто может предложить совет асам к [их] величию».

Примечания к стихотворному переводу:

Оми (Ómi) — Один.

Самое раннее использование аналога пословицы Nótt skal nema til nýræða (ночь будем иметь для новых решений/советов) засвидетельствовано у жившего в Италии Михаила Апостолия (Michaelis Apostolius, 1422–1480 гг.) в его сборнике греческих пословиц Παροιμίαι (Paroemiæ). Разные варианты этого выражения встречаются и в других книгах, начиная с XV века, но широко известной поговорка стала после работы Эразма Роттердамского Adagia («Пословицы», издано в 1500 г.), где фраза записана на латыни как noctu urgenda consilium. Все известные скандинавские аналоги относятся к более позднему времени, чем издание Эразма.

23 Прозаическое изложение:

Móðir Rindar rann með röstum, föður Fenris varla larður, [þau] gengu frá gildi; goðin kvöddu Hroft og Frigg, sem fór Hrímfaxa.

Перевод:

Мать Ринд побежала вёрстами (в оригинале рёст (röst) — мера длины), едва отец Фенрира (Локи) усталый (А. Лассен считает, что вместо larður здесь должно быть laraður), [они] с пира ушли; боги простились с Хрофтом (=Одином) и Фригг, когда Хримфакси поехал.

Примечания к стихотворному переводу:

Мать Ринд (Rind) — неизвестная великанша.

Выражение renna með röstum (помчаться рёстами, где röst ― мера расстояние, когда-то в дневной переход, сейчас ― около лиги) означает, предположительно, «бежать большими шагами».

Хрофт (Hroftur) — Один.

Родич (отец) Фенрира — Локи.

Хримфакси (Hrímfaxi, Инеегривый) — конь Нотт (Ночи).

Судя по всему, данная строфа была повреждена и в процессе переписывания ошибку не исправили. Предлагаемая выше трактовка строится на том, что вместо larður (сало, жир) должно стоять laraður (усталый, измученный). Известно также выражение e-m sígur larður ― «кто-то делается усталым». Одновременно fꜹþur трактуется как föður (редкая форма для faðir ― отец), поскольку ꜹ везде означало ö/ǫ.

Однако, это место можно прочесть и как Fenris fóðurlarður, «пожива Фенрира», и в этом случае речь идёт про солнце, которое Волк или его потомок проглотит в Рагнарёк. Это не избавляет от сложностей прочтения строфы (не хватает глагола, сообщающего, что именно с солнцем произошло, хотя выезд Ночи указывает на закат). Но, всё же, такое прочтение выглядит возможным:

Rann með röstum
Rindar móðir
fóðurlarður
Fenris varla;
gengu frá gildi
goðin, kvöddu
Hroft og Frigg
sem Hrímfaxa fór

Тогда перевод:

Помчалась вёрстами
матерь Ринд,
как только Фенрира
[ушла] пожива.
Покинули пир
боги, простившись
с Хрофтом и Фригг,
при Хримфакси выезде.

24 Прозаическое изложение:

Mögur Dellings framkeyrði jó, settan dýrum jarknasteinum; mön mars glóar af of mannheim, drösull dró leik Dvalins í reið.

Перевод:

Сын Деллинга (=Даг, день) гнал вперёд коня, украшенного драгоценными камнями, грива лошади сияет в мире людей, скакун тянул забаву Двалина (=солнечный свет или солнце) в повозке.

Примечания к стихотворному переводу:

Сын Деллинга — Даг (День).

Забава Двалина (который, как все дверги, в свете солнца превратился бы в камень) — кеннинг солнца, но в эддической мифологии диск светила везёт Соль, а не Даг. Поэтому, видимо, речь о дневном свете, свете от сияющей гривы коня Дага.

25 Прозаическое изложение:

Gýgjur og þursar, náir, dvergar og dökkálfar gengu til rekkju nyrðra í jöður jörmungrundar und yztu rót aðalþollar.

Перевод:

Тролльши (великанши) и турсы, трупы, дверги и тёмные альвы пошли в постели на севере на краю великой земли под дальним корнем Главного Древа (=Иггдрасиля).

Примечания к стихотворному переводу:

Главное Древо — Иггдрасиль, Мировое Древо.

26 Прозаическое изложение:

Ragnar risu, Álfröðull rann, Njóla sótti norður að Niflheim; ár nam upp niður Úlfrúnar, valdur Himinbjarga, hornþyt Gjöll.

Перевод:

Властители (=боги) встали, Альврёдуль (=Солнце) поехала, к северу в Нивльхейм Тьма (Ночь) устремилась. Рано поднял потомок (сын, родич) Ульврун, владыка Химинбьёрга, звучащий рог (hornþyt ― рог+шуметь) Гьёлль.

Примечания к стихотворному переводу:

Альврёдуль (Álfrǫðull, Колесо альвов или Сияние альвов) — Соль (Солнце).

Ночь здесь описана словом Njóla (Тьма, Мрак), которое в «Речах Альвиса», 30 является именем или названием Ночи в мире богов.

Потомок Ульврун, владыка Химинбьёрга — Хеймдалль.

Рог Гьёлль (Gjöll, «Звук, Шум, Сигнал тревоги», также разновидность трубы в Ásgeir Blöndal Magnússon. 1989. Íslensk Orðsifjabók. Reykjavík: Orðabók Háskólans) — Гьяллархорн (Gjallarhorn =horn Gjǫll, Звучный рог).

Властители — боги. Как и в строфе 19, слово ragna (к regin — боги властители) записано неверно (здесь в форме racknar, в строфе 19 ― rakna).

© Надежда Топчий, перевод и примечания

© Tim Stridmann