Прядь об Альбане и Сунниве

Albani þáttr ok Sunnifu

О смерти Альбана и Суннивы

Рассказывается, что во времена Хакона ярла1 на западе в Ирландии умер один конунг. У него была дочь по имени Суннива. Уже с ранних лет она отличалась умом и была доброй христианкой, так как Ирландия была обращена в христианство. Суннива была прекраснейшей из девиц и уже взрослой, когда приключилась эта история. Она стала править страной после своего отца с помощью знатных родичей и друзей, и поскольку у нее была большая держава и сама она была пригожа собой, к ней решил посвататься один из викингов-язычников. Сунниве тем меньше хотелось выходить замуж за язычника, чем тверже было ее решение, живя в чистоте, служить одному лишь Богу и вообще не иметь никакого мужа в царствии земном. Тогда викинги принялись нападать на владения Суннивы и всячески досаждать ей. Их предводитель рассчитывал таким способом принудить ее к браку.

Суннива назначила тинг, и когда на него явились ее родичи и друзья, обратилась к ним с такими словами:

— Я созвала вас, мои возлюбленные друзья, дабы решить, как поступить с этой державой, которой я некоторое время управляла с вашей помощью. Ныне же меня, как и всех тех, кто ищет переменчивых радостей этой быстротечной жизни, принялись донимать своим властолюбием и набегами злые люди. А потому я решила, что не стану дольше, подобно рабе, сносить испытания и тяготы ради этой злосчастной державы, в которой, в сравнении с вечным блаженством, все равно нет никакого проку. Уж лучше я, как высокородная жена, верну себе свободу и отдам себя во власть и под защиту Господа моего Иисуса Христа, и так же могут поступить все те, кто пожелают последовать за мной. Всякий же, кто предпочтет остаться в родной земле, пусть поступит так по своей доброй воле и невзирая на меня, хотя я и собираюсь ее покинуть.

Однако Суннива была столь любима всеми, что множество народу, как мужчин, так и женщин, захотело уехать вместе с ней и оставить свои владения. Затем Суннива раздобыла для них корабли и все они снарядились в путь. А когда со сборами было покончено, они отчалили от берега, причем ни на одном из их кораблей не было ни паруса, ни весел, ни руля, ни снастей2, ни оружия, ни доспехов. Этим Суннива показала, что в плавании она больше полагалась на всемогущество небесного правителя, чем на мирскую помощь и направление. Она вручила себя и всех своих спутников Богу живому и просила его указать ей путь и направить их, куда он только пожелает. Так их и носило по морю до тех пор, пока с Божьей помощью не прибило к тем островам, что лежат у берегов Норвегии к югу от мыса Стад3. Один из этих островов зовется Селья, а другой Кин4. Острова эти не были заселены, однако на них, как и на других отдаленных островах, содержался скот, поскольку на материке насупротив них находились большие селения.

Суннива вместе с прибывшими с нею людьми сошла на берег на Селье. В западной части острова стояла высокая гора, и в ней в скалах были большие пещеры. В этих пещерах они и поселились. Они пробыли там долгое время, служа с большим рвением Богу, соблюдая умеренность во всем и кормясь рыбой, которую вылавливали из воды люди Суннивы. Когда же жители страны проведали о том, что на островах кто-то живет, они решили, что, скорее всего, это разбойники, которые позарились на их скот. Тогда бонды отправились к Хакону ярлу и сказали ему, что на островах Селья и Кин завелись разбойники и грабители и что они наносят большой урон скотине жителей страны. Они просили его отправиться туда, захватив с собой побольше народу, и убить викингов, которые находились на островах. Ярл поступил так, как они просили. Он поплыл на острова с большим войском в полном вооружении, как если бы намеревался вступить в бой. А когда бывшие там добрые друзья Божьи заметили их приближение, они поняли, что на них готовится нападение. Тогда они вошли в свою пещеру и принялись молиться всемогущему Господу, чтобы он даровал их душам вечный покой райского блаженства, какою бы смертью им ни пришлось умереть. А еще они молили, чтобы Бог проявил к ним милосердие и сострадание и уготовил им такое погребение, чтобы тела их не оказались во власти язычников. И Господь вседержитель даровал им то, о чем они просили, ибо эти Божьи праведники закончили свою достойную жизнь таким образом, что, когда они пребывали в пещере, прямо перед нею обрушились огромные скалы. Так они приняли в награду за свое земное служение вечное блаженство. Язычники же прибыли на острова и искали там людей, и весьма подивились тому, что так никого и не нашли, хотя они видали их незадолго до того, как подошли к островам. Так они и уехали ни с чем5.

О том, как были найдены мощи Суннивы

Некоторое время спустя, когда Хакон ярл умер и к власти в Норвегии пришел Олав конунг6, случилось однажды двум могущественным бондам — кое-кто рассказывает, что и тот и другой носили имя Торд, а прозваны они были по своим матерям и одного звали Торд сын Эгилейв, а другого Торд сын Йорунн, и оба они были люди очень уважаемые, — отправиться на корабле в сопровождении нескольких человек с юга из Фьордов, а направлялись они на север в Трандхейм на встречу с Хаконом ярлом, поскольку до них еще не дошло известие о смене правителей. Они зашли в Ульвасунд7 и подошли к острову Селья, так как он лежит на обычном морском пути. Там они увидали, что с неба нисходит яркий свет, и это сияние достигает острова, делая все его окрестности очень красивыми. Они немало подивились этому и пристали к берегу, с тем чтобы разузнать, что же там такое находится внизу, на что сверху светит этот луч. А когда они высадились на остров, то вскоре обнаружили в том самом месте, где они увидали свет, человеческую голову. Она была светла и прекрасна. Они почувствовали, что от нее исходит такой сладостный дух, какого им никогда прежде не доводилось обонять, но поскольку они были язычниками, они не поняли, что означает это благоухание, однако им это все же показалось весьма знаменательным. Они бережно подняли эту голову, обернули ее в чистый платок и забрали с собой, намереваясь отвезти ее Хакону ярлу, поскольку решили, что у того достанет мудрости догадаться, что бы это могло означать.

Затем они поплыли своим путем, но когда они прибыли на север за мыс Стад, то узнали, что Хакон ярл мертв и что заместо него страной правит предводитель, который пользуется всеобщим уважением, Олав сын Трюггви. Эти люди тем не менее продолжили свой путь: теперь они решили встретиться с этим новым конунгом, так как они были наслышаны о его великодушии и щедрости. Они нигде не останавливались, пока не прибыли на север в Хладир8 к Олаву конунгу. Тот, как только узнал, кто они такие, принял их со всем радушием. Вскоре он начал проповедовать им святую веру и склонять их принять крещение.

— Если вы сделаете то, о чем я вас прошу, — говорит конунг, — то взамен вы получите мою дружбу.

Они вовсе не противились этому и сказали, что желали бы служить ему. Они беседовали некоторое время, и конунг расспрашивал их о новостях с юга страны, а они рассказывали конунгу о том, что он хотел узнать. После этого они поведали конунгу о своей поездке и показали ему голову, которую нашли на Селье. Придворный епископ Олава конунга, которого он привез с собой из Англии, его имя было Сигурд, а прозвали его Сигурд Могучий9, — он был человек и мудрый, и великодушный, и к тому же весьма ученый — так вот, когда конунг и епископ увидали голову, оба они сказали, что воистину это голова святого человека. Тогда конунг вновь принялся рассказывать людям, которые нашли эту голову, о вере и сказал им:

— Великая радость и ликование будет всем добрым и правоверным людям от созерцания всемогущего Бога, даже если они не способны ни видеть, ни слышать, а человеческий ум не в силах помыслить, какую прекрасную награду Господь наш дарует своим служителям за их мирские страдания. Это он для того явил вам свою великую милость и это знамение, чтобы вы как можно скорее и по своей доброй воле отвернулись от ложной веры в идолов и обратились в истинную веру и приняли святое крещение. И как бы все устрашились, когда бы только смогли помыслить, насколько высоко великий конунг небесный может вознести своих возлюбленных друзей в блаженстве царствия небесного, раз он устроил так, чтобы от мертвецов и их иссохших членов исходил столь чудный дух, какого никогда не бывало ни от каких благоухающих трав.

Речь конунга так подействовала на этих добрых людей, что они тотчас же согласились поверить в истинного Бога. После этого их крестили, и с ними их спутников. Затем конунг пригласил их погостить у него, и все время, пока они оставались в белых одеждах10, они жили у него в большом почете и он учил их святой вере. Затем они отправились по домам, получив в награду дружбу конунга и богатые дары.

Конунг же и епископ хранили у себя эту святую голову вплоть до того времени, когда Олав конунг созвал тинг на Драгсейде на Стаде11, о чем будет рассказано позднее. После того тинга конунг принялся расспрашивать людей, которые жили по соседству с островом Селья, не замечали ли они там чего-нибудь необычного. Ему было сказано, что оттуда часто виден яркий свет. Тут вперед выступил один бонд и сказал конунгу:

— У меня на острове Селья была кобыла. Она потерялась, и я отправился ее искать. Я нашел ее на краю острова стоящей у большущих валунов, а рядом с этими огромными валунами я заметил яркий свет, и то, что я увидал, сильно меня удивило.

Выслушав все это, Олав конунг и Сигурд епископ отправились на остров Селья в сопровождении многих людей. Там в западной части острова они увидали, что за огромными валунами находились большие пещеры, и похоже было, что с тех пор, как они были завалены, прошло не так много лет. Затем они заметили, что повсюду между камнями лежат человеческие кости и от них исходит благоухание. Спустя некоторое время они подошли к месту недавнего обрыва, где часть скалы откололась у самого входа в пещеру. Там они обнаружили останки досточтимой девицы Суннивы, которые лежали там целыми и нетронутыми, сохраняя и волосы и плоть, как если бы она только что преставилась. Они подняли святые мощи и благоговейно обернули их в великой радости и воздав хвалу Господу. После этого остров был заселен, и Олав конунг повелел воздвигнуть церковь перед пещерой, в которой были найдены останки блаженной девицы, и там поклонялись ее святым мощам на протяжении жизни многих конунгов. Во времена же Магнуса конунга сына Эрлинга Кривого12, на тринадцатый год его правления, сия досточтимая невеста Господня Суннива с ликованием и чудесными знамениями была перенесена в Бьёргюн, и ныне она покоится там в великолепии в большой раке в церкви над алтарем. И в тот же самый год, когда святые мощи блаженной Суннивы были перенесены с острова Селья, как записано в анналах, принял славную мученическую смерть и отправился к Господу блаженный архиепископ Томас13.

Об Олаве и Сунниве

Олав конунг непрестанно благодарил вседержащего Бога перво-наперво за то, что тот в своем величайшем милосердии возвысил его, открыв в дни его людям славу своей служительницы Суннивы и ее блаженной свиты. Ибо с той поры, как они воочию увидали этакое чудо, все мудрейшие люди воспылали любовью ко всемогущему Господу и были готовы прислушиваться к конунгу и убеждались в истинности веры, которую проповедовал Олав, и в том, что нет ничего надежнее, чем служить Богу живому.

Написано, что брат Суннивы по имени Альбан находился среди святых людей, которые отправились вместе с Суннивой14 с запада за море, однако здесь о нем не рассказывается из-за того, что это кажется сомнительным, поскольку некоторые побывавшие на острове Селья и известные там люди, говорят, что там имеется большая церковь, воздвигнутая в честь Божьего страстотерпца Альбана, первым принявшего муки во имя Господне, и эти люди говорят, что там хранится и пользуется большим почитанием голова этого Альбана, убитого в Англии15. У церкви, посвященной этому Альбану, находится монастырь черных братьев16. В церкви той множество усыпальниц, больших и малых, которые были сделаны для хранения мощей тех добрых людей Божьих, которые сопровождали в поездке Сунниву, а ее церковь стоит наверху на горе, над монастырем. Рассказывают, что в пещерах, где были найдены останки святой девицы Суннивы, из горы бьет источник и оттуда вытекает небольшой ручей и что множество хворых людей исцелились, испив из него. Перед церковью же, что стоит у пещеры, Олав конунг повелел соорудить большую каменную насыпь, такую высокую и крепкую, что она была под стать самым мощным укреплениям. Некоторые люди говорят, что это было самое отменное сооружение такого рода из всех созданных человеком. Под этой насыпью, или валом, стоит монастырь, дорога же к верхней церкви проходит между ручьем и валом17. Праздник святой девицы Суннивы и ее святых спутников норвежцы отмечают в восьмой день месяца июля18, который мы называем Днем Людей с Сельи. На Селье Господь наш Иисус Христос явил множество великих чудес, воздав по заслугам своим святым, которые в награду за свои земные страдания должны были обрести вечную жизнь.


Примечания

Рассказ об Альбане и Сунниве («Albani þáttr ok Sunnifu») известен из жизнеописания Олава Трюггвасона монаха Одда Сноррасона (конец XII в.), где приводится только его первая часть, а также созданной в 1350–1375 гг. «Большой саги об Олаве Трюггвасоне», AM 61 fol. (ÓT — Óláfs saga Tryggvasonar en mesta / Ed. Ólafur Halldórsson. Copenhagen, 1958. Vol. I. P. 244–253: гл. 106), и более поздней версии «Большой саги» в «Книге с Плоского Острова» (так называемая редакция F). В этой позднейшей редакции, относящейся к последней трети XIV в., рассказу предпослано заглавие «О смерти Альбана и Суннивы» (в других рукописях: «О Сунниве», «О людях с Сельи»). Ни в одной из этих версий саги об Олаве Трюггвасоне рассказ не назван прядью, т. е. не заявлен как интерполяция в текст королевской биографии, что вовсе не исключает его независимого происхождения.

Прядь включает в себя как собственно житие святой, так и повествование о зарождении ее культа в Норвегии.

Перевод выполнен по изд.: Fornar smásögur úr noregskonunga sögum / E. Gardiner gaf út. Reykjavík, 1949. Bls. 42–49 (в этом издании воспроизведена редакция F) и сверен с текстом пряди в «Книге с Плоского Острова» (Flat. I, 242–246). На русском языке прядь публикуется впервые.


1 …во времена Хакона ярла… — См. примеч. 1 к «Пряди о Торлейве Ярловом Скальде».

2 …ни на одном из их кораблей не было ни паруса, ни весел, ни руля, ни снастей… — Мотив странствия «без руля и без ветрил» распространен в средневековой литературе. Так, в житии св. Марты в «Золотой легенде» Иакова Ворагинского (ок. 1260) рассказывается о ее плавании на корабле, не имевшем руля: «После вознесения Господа нашего… она вместе со своим братом Лазарем и своей сестрой Марией, и также св. Максимином, который их крестил и которому они были вверены Святым Духом, и со многими другими были посажены язычниками на корабль без паруса, весел и руля и, ведомые Господом нашим, прибыли все в Марсель…» (The Golden Legend or Lives of the Saints Compiled by Jacobus de Voragine, Archbishop of Genoa, 1275 Englished by William Caxton, First Edition 1483 / Ed. by F.S. Ellis. L., 1900). Ср. также в «Англосаксонской хронике» (Паркерская рукопись), где под 891 годом приведен рассказ о трех ирландцах, которые прибыли к королю Альфреду на лодочке, обтянутой шкурами, у которой не было рулевого весла, «ибо они желали отправиться в изгнание из любви к Богу, все равно куда» (Two of the Saxon Chronicles parallel with supplementary extracts from the others / Ed. Ch. Plummer. Oxford, 1965. P. 82; Chadwick N.K. The Age of the Saints in the Early Celtic Church. L., 1963. P. 80).

3 …к югу от мыса Стад. — Полуостров Стад (совр. Стад, или Стадланд) в средней Норвегии, наиболее выдающийся мыс на западном побережье, отделяющий Южный Мёр от Фьордов. Мыс Стад часто упоминается в сагах в качестве границы между северными и южными норвежскими землями.

4 Один из этих островов зовется Селья, а другой Кин. — Небольшие острова в Нурфьорде, в северной части Согна и Фьордов, областей на западе Норвегии. Помимо легенды о св. Сунниве, с островом Селья (или Сэла) связана и другая история, которую рассказывает Снорри Стурлусон в «Саге об Олаве Святом» (гл. 29): «…когда Олав вернулся в свою страну, он подошел к берегу в средней Норвегии. Тот остров, где они сошли на берег, называется Сэла, и расположен он недалеко от мыса Стад. Конунг сказал тогда, что в счастливый день они приплыли в Норвегию, потому что они пристали именно к Сэле, и в этом он видит хорошее предзнаменование (sæla по-исландски “счастье”. — Е.Г.). Когда они сходили на берег, конунг ступил ногой на глину, поскользнулся и упал на колено. Конунг сказал: “Я упал”. Храни тогда говорит: “Ты не упал, конунг, ты прочно встал на землю этой страны”. Конунг усмехнулся и сказал: “Пусть будет так, если это угодно господу”» (КЗ, 179).

5 Приведенный здесь рассказ об отъезде Суннивы из Ирландии, ее прибытии на остров Селья и гибели содержится также в жизнеописании Олава Трюггвасона монаха Одда Сноррасона, где он, однако, излагается в значительно более сжатой форме (ÓTOdd, kap. 30, 21: bls. 100–102); последующие части рассказа впервые появляются в «Большой саге об Олаве Трюггвасоне» (ÓT).

6 …к власти в Норвегии пришел Олав конунг… — Олав приехал в Норвегию и был провозглашен конунгом в 995 г. Олав родился ок. 968 г. Как рассказывается в сагах, его отец, Трюггви сын Олава, правитель юго-восточной Норвегии, был убит до рождения сына, что заставило его мать Астрид, дочь Эйрика Бьодаскалли, скрываться и бежать из страны сперва в Швецию, а затем в Гардарики (на Русь), где Олав провел девять лет, до достижения им восемнадцатилетнего возраста, у «конунга Вальдимара» — князя Владимира Святославича. Затем Олав под именем Али (или Оли) успешно воевал в Балтийском море, в Северной Европе и на Британских островах и прослыл грозным викингом (см. К3: «Сага об Олаве сыне Трюггви», гл. 1-47). По сообщению «Англосаксонской хроники», Олав был крещен королем Этельредом в 994 г., после чего пообещал никогда больше не нападать на Англию.

7 Ульвасунд — пролив Ульвесунн в Нурфьорде.

8 …в Хладир… — См. примеч. 1 к «Пряди о Торлейве Ярловом Скальде».

9 …епископ Олава конунга, которого он привез с собой из Англии, его имя было Сигурд, а прозвали его Сигурд Могучий… — По сообщению Одда Сноррасона, прибывшего вместе с конунгом из Англии епископа звали Йон, а «другое его имя было Сигурд» (ÓTOdd, kap. 28, 81: bls. 98, 246). О епископе Сигурде Могучем (ум. ок. 1008) подробно рассказывается в «Книге с Плоского Острова» (Flat. I, 511–517).

10 …оставались в белых одеждах… — Крестильные белые одежды носили в течение недели после совершения таинства крещения.

11 …тинг на Драгсейде на Стаде… — О тинге четырех фюльков (Согна, Фьордов, Южного Мёра и Раумсдаля), на котором Олав Трюггвасон вынудил жителей этих областей принять христианство, рассказывается в «Круге Земном» (КЗ, 136).

12 Магнус конунг сын Эрлинга Кривого — норвежский конунг (1161–1184), сын ярла Эрлинга Кривого (ум. 1179), сына Кюрпинга-Орма, и Кристин, дочери конунга Сигурда Крестоносца.

13 …на тринадцатый год его правления (…) архиепископ Томас. — Тринадцатый год правления Магнуса Эрлингссона приходится на 1173 г., в этом же году был канонизирован архиепископ Кентерберийский Томас Бекет, убитый 29 декабря 1170 г.; в Исландии о нем была написана «Сага о Томасе архиепископе». В более ранней редакции пряди в «Большой саге об Олаве Трюггвасоне» (ÓT) эти хронологические вехи отсутствуют, сказано лишь, что мощи св. Суннивы были перенесены на юг в Бьёргюн (Берген) и что теперь они покоятся там в большой усыпальнице в церкви Христа (i Kristz kirkíu).

14 …брат Суннивы по имени Альбан, находился среди тех святых людей, которые отправились вместе с Суннивой… — Об этом пишет монах Одд Сноррасон (ÓTOdd, kap. 30: bls. 101 f.). Автор употребляет латинизированные формы имени — Albanus, Albano.

15 …первым принявшего муки во имя Господне (…) Альбана, убитого в Англии. — Брат Суннивы Альбан отождествляется, таким образом, с первомучеником Англии св. Албанием Веруламским, обратившимся в христианство бриттско-римским воином, как считается, обезглавленным в III в. во время преследования христиан при Диоклетиане. О почитании св. Альбана впервые упоминается в V в. (см. также примеч. 47 к «Пряди об Орме сыне Сторольва»). По другим сведениям, мощи св. Альбана хранились в соборе в Оденсе (Дания) вместе с мощами св. Кнута.

16 …черных братьев. — Т. е. доминиканцев.

17 Перед церковью же, что стоит у пещеры (…) между ручьем и валом. — Это описание присутствует лишь в редакции пряди в «Книге с Плоского Острова». Бенедиктинский монастырь был основан на острове Селья в конце XI в.

18 …в восьмой день месяца июля… — Праздник св. Суннивы и ее последователей (Seljumannamessa) до сих пор отмечается 8 июля.

Перевод и примечания Е. А. Гуревич

Источник: Исландские пряди. — М.: Наука, 2016.

© Tim Stridmann