Сага о Кнютлингах

Knýtlinga saga

1.

Харальда сына Горма1 избрали конунгом Данмёрка после его отца; он был могучим конунгом и великим воином. Он завладел Хольтсеталандом в Саксланде, и было у него большое ярлство в Виндланде. Он велел построить там Йомсборг и посадил там большое войско; он установил им жалование и закон, а они завоевали для него эту страну; летом они отправлялись в поход, и зимой сидели дома; их называли йомсвикингами.

Конунг Харальд сын Горма устроил предательство и гибель конунга Харальда сына Гуннхильд2, конунга Норвегии, когда тот пал у Хальса в Лимафьорде, как написано в житиях конунгов Норвегии. Затем конунг Харальд со своей армией отправился в Норвегию, подчинил себе всю страну и поставил там правителем ярла Хакона сына Сигурда3, а датский конунг брал дань со всей страны.

В дни конунга Харальда сына Горма кесарем в Саксланде был Отто Рыжий4; он воевал с датским конунгом и предлагал данам христианство, но датский конунг выставил против армию и никоим образом не захотел принимать христианство5.

У конунга Харальда сына Горма была великая битва с кесарем Отто на юге у Данавирки6; там ярл Хакон из Норвегии был вместе с датским конунгом. Там кесарь потерпел поражение, но несколько позднее он всё же завоевал страну и обратил конунга Харальда и ярла Хакона в бегство к Лимафьорду, до самого острова Марсей7. Затем конунг Харальд принял христианство, и кесарь стал крёстным отцом Свейну8, его сыну, и дал ему своё имя, и с ним он был крещён, его назвали Отто-Свейном. Тогда была крещена весь Данмёрк, и кесарь расстался с ними не раньше этого.

2. Гибель Стюрбьёрна Сильного

Во времена конунга Харальда сына Горма Стюрбьёрн Сильный воевал в Аустрвеге. Стюрбьёрн был сыном шведского конунга Олава сына Бьёрна. Стюрбьёрн пришёл со своим войском в Данмёрк и взял в плен конунга Харальда; тогда Харальд выдал за него замуж Тюри, свою дочь, и сам отправился в Свитьод вместе со Стюрбьёрном. Стюрбьёрн сжёг все свои корабли, прежде чем сойти на берег. Когда же конунг Харальд узнал, что у Стюрбьёрна нет кораблей, то направил свои корабли в море в Лёгинн и затем прочь, обратно в Данмёрк. Стюрбьёрн бился на Фюрисвеллире со шведским конунгом Эйриком Победоносным, братом своего отца; там Стюрбьёрн погиб и большая часть его войска, но некоторые спаслись бегством; свеи называют это Погоней Фюри.

3. О походе конунга Харальда

Когда конунг Харальд сын Горма крестился, как уже было сказано, он вынудил ярла Хакона сына Сигурда принять веру, и он был крещён, и все люди из Норвегии, которые тогда были с ним. Конунг Харальд дал ему священников и других учёных людей и приказал ему крестить весь народ в Норвегии, и ярл Хакон клятвенно обещал это. Когда конунг и ярл расстались, Хакон отправился в Норвегию, но высадил посвящённых в сан людей на берег у Хальса в Лимафьорде. Он отрёкся от христианства и затем чрезвычайно укрепил язычество в Норвегии. А когда конунг Харальд узнал, что Хакон отрёкся от христианства, и о том, что он разорял землю датского конунга, тогда конунг Харальд отправился со своей армией в Норвегию и так опустошил всю землю вдоль моря, что всё между Лидандиснесом и Стадом было сожжено, кроме пяти хуторов в Лэрадале в Согне; а весь народ, что смог уйти, бежал в горы и в леса со всем имуществом.

Некоторое время конунг Харальд находился со своей армией в Солундире, собираясь разорить Исландию с тем войском, что у него там было, он хотел отомстить за хулительные стихи, которые сочинили о нём исландцы, опорочив его. Конунг Харальд приказал знающему человеку отправиться в образе животного в Исландию и узнать, что он сможет рассказать оттуда конунгу; он в облике кита оплыл вокруг страны и затем рассказал конунгу, что многие могучие злые духи населяют эту страну, а море между странами столь велико, что там невозможно переплыть на длинных кораблях. Узнав об этом, конунг Харальд понял, что дело это совсем невыполнимое, и путём этим идти нельзя. После похода в Норвегию Харальд сын Горма вернулся со своим войском домой в Данмёрк, а ярл Хакон велел заселить всю землю в Норвегии и с тех пор дани датскому конунгу не платил.

4. Гибель конунга Харальда

Свейн, сын конунга Харальда сына Горма, просил какую-нибудь власть у конунга Харальда, своего отца, но конунг Харальд мало его любил, потому что тот был сыном наложницы, и он не хотел давать ему государство в управление. А когда Свейн вырос, то добыл корабль и войско и воевал повсюду, как внутри страны, так и все её. Тогда конунг Харальд очень рассердился на него и собрал против него войско. Тогда на помощь Свейну пришёл Пальнатоки, его воспитатель, как рассказывается в саге о Йомсвикингах, и они направились в Сьоланд9 и в Исафьёрд; там уже был конунг Харальд со своими кораблями. Свейн сразу начал с ним битву; случилось там великое сражение. У конунга Харальда собралось такое войско, что Свейн оказался повержен, и он бежал. В этой битве конунг Харальд получил смертельную рану, он был насмерть поражён стрелой; он первым из датских конунгов был похоронен в освящённой земле. Он был конунгом 80 зим, 30 зим при живом конунге Горме, своём отце, и позднее 50 зим.

5. О конунге Свейне

Свейн стал конунгом в Данмёрке после конунга Харальда, своего отца; его прозвали Свейн Вилобородый; это был могущественный конунг. В его дни ярл Сигвальди и другие Йомсвикинги отправились в Норвегию и сразились с ярлом Хаконом в Мёри в Хьёрунгаваге10; там пал Буи Толстый, а ярл Сигвальди бежал. После этого государство в Норвегии ушло из-под датских конунгов; а вскоре после этого в Норвегию пришёл Олав сын Трюггви и стал править.

Конунг Свейн был женат на Гуннхильд, дочери Бурицлейва, конунга виндов11, и их сыновьями были Кнут и Харальд. Позднее конунг Свейн женился на Сигрид Гордой, дочери Скёглар-Тости, матери шведского конунга Олава; ранее на ней был женат шведский конунг Эйрик Победоносный. Дочерью конунга Свейна и Сигрид была Астрид, на которой женился ярл Ульв, сын Торгильса Спракалегга; Свейн и Бьёрн звали их сыновей. Гюдой звали ещё одну дочь конунга Свейна Вилобородого; на ней был женат ярл Эйрик сын Хакона из Норвегии; их сыном был ярл Хакон, которого Олав Святой пленил в Саудунгссунде.

Конунг Свейн Вилобородый был при гибели конунга Олава сына Трюггви вместе с Олавом Шведским, своим пасынком, и ярлом Эйриком, своим зятем, когда они бились при Свёльдре; и после гибели конунга Олава сына Трюггви они втроём завладели Норвегией, датский конунг Свейн — одной третью, второй — шведский конунг Олав, а третьей — ярл Эйрик.

6. Ятмунд Святой убивает конунга Свейна

Конунг Свейн был великий воин и очень могущественный конунг; он воевал повсюду, как в Аустрвеге, так и в Саксланде на юге; в конце концов он отправился со своей армией на запад в Англию, воевал там повсюду и провёл там много битв; там был тогда конунгом Адальрад сын Ятгейра. Они с конунгом Свейном провели много битв, и победу одерживал то один, то другой. Конунг Свейн завоевал большую часть Англии; тогда он был в Англии много зим и разорял и жёг по всей стране; его называли врагом англов. В этой войне конунг Адальрад бежал из страны от конунга Свейна, но конунг Свейн внезапно умер ночью в своей постели, и англичане говорят, что конунг Ятмунд Святой убил его тем способом, которым святой Меркурий убил Юлиана Отступника.

7. О дружине тингаманнов

После смерти конунга Свейна датские вожди сохранили власть в Англии там, где они отвоевали часть этой страны; снова начались сражения, потому что как только конунг Свейн умер, конунг Адальрад вернулся домой в страну и получил своё государство при поддержке Олава Святого, как рассказывается в саге о нём со слов скальда Оттара Чёрного; он говорит так:

1. Пришёл в страну и высадил,
страж земли, Адальрада —
тебе обязан людей правитель —
могучий поддержал такое.
Тяжёлым был бой, когда добыли
пристанище мы потомку —
правил столп рода прежде —
Ятмунда — там землёю12.

В это время даны создали в Англии дружину тингаманнов; это были наёмники, очень отважное войско, и тингаманны много воевали против англичан на стороне данов.

8. Конунг Кнут покоряет Англию

Кнуту, сыну конунга Свейна Вилобородого, было десять лет, когда скончался его отец; его избрали в Данмёрке конунгом над всем Данавельди, потому что Харальд, его брат, умер. Датские вожди, которые тогда оставались в Англии и охраняли там землю, которую завоевал конунг Свейн — они отправили в Данмёк послание, чтобы конунг Кнут пришёл на запад в Англию с датской армией им на подмогу. Но поскольку конунг Кнут был тогда возрастом ребёнок и не привык руководить войском, его друзья решили за него, что он должен послать войско в Англию и поставить во главе его хёвдинга, но сам не поедет, пока не станет твёрже на ноги. Так и было сделано: три зимы конунг оставался в Данмёрке, с тех пор как стал государить; а по прошествии этого времени он собрал в Данмёрке войско; также он послал предложение ярлу Эйрику в Норвегию, своему зятю, чтобы тот собрал войско и отправился в Англию вместе с ним, потому что ярл Эйрик очень прославился смелостью и походом, когда он одержал победу в двух сражениях, что самые знаменитые в Северных Землях: одна — когда конунг Свейн Вилобородый, шведский конунг Олав Шведский и ярл Эйрик бились с Олавом сыном Трюггви у Свёльдра; а вторая — когда ярл Хакон и ярл Эйрик бились с Йомсвикингами в Хьёрунгаваге. Конунг Кнут направил свою армию на запад в Англию, и было у него огромное войско. Оттар Чёрный в драпе о Кнуте сказал так:

2. Hrazt lítt gamall, lýtir
lögreiðar, framm skeiðum;
fórat fylkir œri,
folksveimuðr, þér heiman.
Hilmir, bjótt ok hættir
harðbrynjuð skip kynjum;
reiðr hafðir þú rauðar
randir, Knútr, fyr landi.

И ещё он говорит так:

3. Út fylgðu þér Jótar,
auðmildr, flugar trauðir,
skauthreina, bjótt, skreytir,
Skönunga lið, Vánar.
Vöð blés of þér, visi,
vestr settir þú flesta,
kunnt gerðir þú þarna
þitt nafn, í haf stafna.

Конунга Кнута сопровождали в Англию многие хёвдинги; первым там был ярл Ульв сын Спракалегга, его зять, он тогда был женат на Астрид дочери Свейна, сестре конунга Кнута; там были и братья, сыновья ярла Харальда Колпака, Хеминг и Торкель Высокий, и многие другие хёвдинги. Конунг Кнут поплыл в Англию и пристал к берегу в месте, что называется Фльот13. Халльвард Харексблеси в драпе о Кнуте говорит так:

4. Knútr, lézt framm til Fljóta,
frægr leið vörðr of ægi,
heiptsnarr, hildar leiptra,
harðbrynjuð skip dynja.
Ullar, lézt við Ellu
ættleifð ok mö reifðir
sverðmanns, snyrtiherðir
sundviggs, flota bundit.

Как только конунг Кнут пришёл в Англию, он высадился на берег и начал грабить страну, людей убивал, а все жилища сжигал. Оттар Чёрный говорит так:

5. Herskjöld bart
ok helduð,
hilmir, ríkr af slíku;
hykkat, þengill, þekðusk
þik kyrrsetu mikla.
Ætt drapt, Jóta dróttinn,
Játgeirs í för þeiri;
þveit rakt, þrár est heitinn,
þeim, stillis konr, illan.

И ещё он сказал так:

6. Brunnu bygðir manna,
buðlungr, fyr þér ungum,
opt lézt, hús ok, heiptar
herkall búendr gerva.

Жители страны собрали армию, выступили против данов и провели несколько битв. Торд сын Кольбейна сказал так:

7. Gingu upp, þeirs Englum,
ár hrafn gefendr, vöru
langa stund á landi
leiðir, grund af skeiðum;
en í gögn, þeirs göðu,
glaum skers, bœi verja,
galt hilmis lið hjalta,
herferð búendr gerðu.

Первая битва у конунга Кнута была в Англии на острове Линдисей14, и случилось там большое кровопролитие; тогда же он завоевал Хемингаборг15 в Англии и убил там много людей. Оттар говорит так:

8. Gunni lézt í grœnni,
gramr, Lindisey framða;
beldu viðr því’s vildu:
víkingar þar ríki.
Bíða lézt í breiðri
borg Heminga sorgir
œstr fyr Úsu vestan
engst folk, Svía þrengvir.

После этого у него были большие битвы в Нордимбраланде у Тесы16; он убил там много людей, а некоторые бежали и утонули там, где были какие-то болота или рвы; затем повёл конунг Кнут свою армию дальше на юг по стране и покорил всё, куда бы ни пришёл.

9. Конунг Кнут женится на Эмме

Английский конунг Адальрад умер от болезни той самой осенью или летом, когда конунг Кнут пришёл со своим войском в Англию; он был конунгом в Англии 38 зим; а королева Эмма, его жена, сразу после его кончины собралась покинуть страну; она думала отправиться на запад в Валланд к своим братьям, Вильхьяльму и Родберту; они были ярлами в Валланде; их отцом был Рикард, ярл Руды, сын Рикарда, сына Вильхьяльма Длинное Копьё; он был сыном Хрольва Пешехода, который завоевал Нормандию; он был сыном Рёгнвальда, ярла Мёри. Люди конунга Кнута узнали о поездке королевы Эммы. Когда она и её люди были готовы выйти в море, туда пришли люди конунга Кнута и захватили корабль и всё, что на нём было. Они отвезли королеву к конунгу Кнуту, хёвдинги посоветовали конунгу жениться на королеве Эмме, так и было сделано.

10. О конунге Ятмунде

После кончины конунга Адальрада конунгами были избраны сыновья его и королевы Эммы. Ятмунд Сильный был старший; второй Ятгейр; третий был Ятвиг; четвёртый Ятвард Добрый. Конунг Ятмунд собрал теперь большую армию и затем отправился против конунга Кнута, и их встреча произошла в месте, которое называется Скорстейн17, и то была самая знаменитая битва, что случилась в то время; в обоих войсках случились там очень большие потери. Конунг Ятмунд поскакал вперёд в середину датского войска и настолько приблизился к конунгу Кнуту, своему свойственнику, что смог достать его ударом меча. Конунг Кнут выставил щит над шеей коня, на котором сидел, а удар пришёлся в щит чуть ниже рукоятки и оказался столь силён, что рассёк его, и он разрубил коня в плечах перед седлом; но даны тогда так сильно нападали на него, что конунг Ятмунд вернулся к своим людям, и всё же перед этим он убил много данов, а сам оказался мало ранен или не ранен. Когда же конунг далеко отъехал от своего войска, его люди, нигде его не видя, решили, что он погиб, и тогда их войско обратилось в бегство, а некоторые увидели, что он скачет от данов; тогда побежали все, кто увидел это, а конунг громко закричал, приказывая войску развернуться и биться, но никто словно не слышал; тогда всё войско бежало, и случилось тогда неудержимое смертоубийство, и даны преследовали бегущих до самой ночи. Оттар Чёрный говорит так:

9. Ungr fylkir, lézt Engla
allnær Tesu falla,
flóði djúpt of, dauða,
dík Norðimbra líkum.
Svefn brauzt svörtum hrafni,
sunnarr, hvötuðr gunnar,
ollir sókn, enn snjalli
Sveins mögr, at Skorsteini.

11. О ярле Ульве

Тогда ярл Ульв был, как обычно, в передних рядах конунга Кнута и преследовал бегущих дольше всех; он оказался в каком-то лесу, таком густом, что он целую ночь не мог выбраться из него, пока не рассвело. Тогда он увидел перед собой какое-то поле, на котором паслись овцы, и пас их вполне взрослый юноша. Ярл Ульв подошёл к юноше, поздоровался с ним и спросил его имя. Тот ответил:

— Меня зовут Гудини. А ты из людей Кнута?

Ярл Ульв ответил:

— Конечно, я один из его ополченцев. Далеко ли отсюда до наших кораблей?

— Я не знаю, — говорит юноша, — можете ли вы, даны, надеяться на помощь от нас. Вы, даны, заслуживаете совсем другого.

Ярл Ульв отвечает:

— Всё же я принял бы сейчас твою помощь, юноша, если бы ты захотел помочь мне вернуться к нашим кораблям.

Юноша отвечает:

— Ты шёл через дебри вглубь суши прямо в противоположную сторону от кораблей, а здесь вас, людей Кнута, местные жители очень не любят, и им это вполне простительно. В посёлке уже узнали о кровопролитии, что случилось вчера в Скорстейне, и не будет пощады ни тебе, ни кому-то другому из людей Кнута, если бонды найдут тебя, так и тому, кто поможет тебе. Но мне кажется, что ты человек ценный, и я полагаю, что ты не тот, кем себя называешь.

Ярл Ульв снял тогда с руки золотое кольцо и сказал:

— Я подарю тебе это кольцо, если ты проводишь меня к нашим людям.

Гудини некоторое время глядел на него и медленно ответил:

— Я не приму кольцо, но испытаю, смогу ли отвести тебя к твоим людям. Я предпочёл бы положиться на тебя в выборе вознаграждения, если смогу тебе чем-нибудь помочь, а если никакой помощи для тебя не получится, то никакого вознаграждения я не заслужу. Но сперва ты должен пойти со мной домой к моему отцу.

Они так и сделали; когда они пришли на хутор, то сели в маленькой комнате, Гудини велел накрыть стол, и принесли туда хорошие напитки. Ярл Ульв увидел, что там хорошее и весьма обустроенное хозяйство. Тогда к ним подошли хозяин и хозяйка, оба они были люди красивые и хорошо одетые; они радушно встретили гостя, и он просидел там весь день, ему оказали там наилучший приём, а к ночи приготовили двух хороших коней с наилучшей упряжью. Затем они сказали Ульву:

— В добрый путь! Я отдаю тебе в руки своего сына, который у меня единственный. Теперь я прошу, если ты доберёшься до конунга и твоё слово имеет какую-либо силу, сделай так, чтобы его взяли там на службу, ибо он больше не сможет жить у меня, если наши соотечественники узнают, что он сопроводил тебя прочь, как бы я ни старался избежать этого.

Ярл Ульв пообещал ввести Гудини в общество. Гудини был мужчина очень красивый и красноречивый. Хозяин назвался Ульвнадром.

Они с ярлом Ульвом скакали всю ночь; а утром, когда стало светло, они пришли к кораблям конунга Кнута, и на берегу были люди; а когда они увидели ярла и узнали его, тогда все сразу столпились вокруг него и радовались ему, словно он вернулся с того света, потому что все его любили от всего сердца. Тут Гудини впервые узнал, кого он сопровождал. Ярл посадил Гудини на трон рядом с собой и во всём заботился о нём как о самом себе или своём сыне. Коротко говоря, ярл выдал за него Гюду, свою сестру, и по желанию и при поддержке ярла Ульва, конунг Кнут сделал Гудини ярлом ради ярла Ульва, своего свойственника. Сыновьями Гудини и Гюды были: английский конунг Харальд, ярл Тости, которого прозвали Деревянное Копьё, ярл Мёрукари, ярл Вальтьов и ярл Свейн; от них произошли многие великие люди в Англии, Данмёрке, Свиарики и на востоке в Гардарики; это род конунгов в Данарики. Гюдой звали дочь конунга Харальда сына Гудини, на ней женился конунг Вальдамар из Хольмгарда; их сыном был конунг Харальд; у него было две дочери, о которых ещё будет рассказано позднее.

12. О конунге Кнуте

Второй бой у конунга Кнута был у города, который называется Брандфурда; там случилось большое сражение, и конунг Кнут одержал победу, а сыновья Адальрада бежали, потеряв много людей, а даны разрушили город. Оттар Чёрный говорит так:

10. Fjörlausa
hykk Frísi,
friðskerðir, þik gerðu,
brauzt með byggðu setri
Brandfurðu, þar, randa.
Játmundar hlaut undir
ættniðr göfugr hættar,
danskr herr skaut þá dörrum
drótt, er þú rakt flótta.

Третья битва с сыновьями Адальрада у конунга Кнута была в месте, которое называется Ассатун; там случилась великая битва; это к северу от Данаскогара. Оттар говорит так:

11. Skjöldungr,
vant und skildi
skœru verk, enn sterki,
fekk blóðtrani bráðir
brúnar, Assatúnum.
Vátt, en valfall þótti
verðung, jöfurr, sverði
nær fyr norðan stóru,
nafn gnógt, Danaskóga.

Четвёртая битва с конунгом Ятмундом и его братьями у конунга Кнута была в Нордвике; там случилась великая и очень кровопролитная битва, и конунг Кнут одержал победу, а сыновья Адальрада бежали. Оттар Чёрный говорит так:

12. Bjóðr, vant brynjur rauðar,
blíðr stórgjafa, siðan,
lætr önd, áðr þrek þrjóti
þinn, fyr Norðvík innan.

13. О конунге Кнуте

Затем конунг Кнут направил всё войско к Темпсе, потому что он узнал, что конунг Ятмунд и братья бежали к Лундунаборгу. Когда же конунг Кнут пришёл к устью Темпсы, с открытого моря туда приплыл ярл Эйрик сын Хакона, его свойственник, они встретились там и затем поднялись с войском вверх по реке. Торд сын Кольбейна в драпе об Эйрике говорит так:

13. Ítr þrifusk jöfra hleyti
eggveðrs í för seggja,
skeið helt mörg í móðu
mislöng, sem ek vissa.
Bládýrum helt böru
brands svá náar landi
Ullr, at enska völlu,
áttstórr, séa knátti.

И ещё он сказал:

14. Enn at eyrar grunni
endr, skjöldungr, of rendi,
sá's kjölslóðir kníði,
Knútr langskipum útan.
Varð, þars vildu fyrðar
varrláð koma báðir,
hjalmaðs jarls ok hilmis
hœgr fundr á því dœgri.

В реке Темпсе построили большую крепость и поставили там войско для обороны страны, чтобы вражеские корабли не могли подняться вверх по реке. Конунг Кнут поднялся по реке к крепости и бился с ними, а англичане поплыли на кораблях из Лундуна по течению и начали сражение против данов. Оттар Чёрный говорит так:

15. Framm gekkt enn, þars unnuð,
almr gall hátt við malma,
knöttu slæ, þars sóttuð,
sverð, kastala, verða.
Unnuð eigi minni,
ulfs gómr veit þat, rómu,
hnekkir hleypiblakka
hlunns, á Tempsar grunni.

14. Атака конунга Кнута

Конунг Кнут привёл всю свою армию к Лундунаборгу и разбил там свой лагерь; затем они атаковали город, а горожане оборонялись. В том куплете, что был сочинён о воинах, говорится так:

16. Hvern morgin sér horna
Hlökk á Tempsar bakka,
skala Hanga má hungra,
hræskóð lituð blóði;
hve sigrfíkinn sœkir
snarla borgar karla,
dynr á brezkum brynjum
blóðíss, Dana vísi.

И ещё:

17. Margr ferr Ullr í illan
oddsennu dag þenna
frár, þars fœddir vörum,
fornan serk, ok bornir,
enn á enskra manna
ölum gjóð Hnikars blóði,
ört mun skáld í skyrtu
skreiðask hamri samða.

Конунг Кнут провёл там много сражений, но город захватить не смог.

15. О ярле Эйрике

Ярл Эйрик с частью войска высадился на берег, и тингаманны сопровождали его против английской армии, которой предводительствовал Ульвкель Сниллинг, великий вождь. Там произошла битва, и Эйрик одержал победу, а Ульвкель бежал. Торд сын Кольбейна в драпе об Эйрике говорит так:

18. Gollkennir lét gunni,
grœðis hests, fyr vestan,
Þundr vá leyfðr til landa,
Lundún saman bundit.
Fekk regnþorinn Rökkva
rann, of þingamönnum,
œglig högg, þars eggjar,
Ulfkell, bláar skulfu.

Вторая битва ярла Эйрика с англичанами была на Хрингмарахейде. Торд сын Кольбейна говорит так:

19. Hvatr vann Freyr á flotna
folkstafns, sá's gaf hrafni
sollit hold né sjaldan,
sverðs eggja spor leggi.
Snjallr lét opt ok olli
Eiríkr bana þeira,
rauð Hringmaraheiði
herr, Engla lið þverra.

Там ярл Эйрик одержал победу. Торд сын Кольбейна в драпе об Эйрике говорит ещё о его войне:

20. Gingu upp, þeirs Englum
ár hrafn gefendr, vǿru
langa stund á landi
leiðir, grund af skeiðum;
en í gögn, þeirs gǿðu,
glaum skers, bœi verja,
galt hilmis lið hjalta,
herferð búendr gerðu.

16. Примирение конунгов

Конунг Кнут осаждал Лундунаборг, а конунг Ятмунд с братьями оборонял город; тогда выступили посредники между ними. Конунг Кнут женился на королеве Эмме, их матери, и сталось так, что они обменялись заложниками, и был установлен мир для переговоров и предложены другие соглашения; и на встречах между ними было заключено соглашение о том, что они разделят страну пополам, и каждый будет владеть своей половиной государства, пока они были живы, а если кто-нибудь из них умрёт бездетным, тогда тот, кто будет жив, получит всё государство беспрепятственно, и это соглашение было скреплено клятвами.

Хейдрек Стрьона звали могущественного человека, который получил от конунга Кнута деньги за то, чтобы он обманул конунга Ятмунда и убил его смертным убийством, и это стало его погибелью. Хейдрек был всё же воспитателем конунга Ятмунда, и тот верил ему как самому себе. Затем конунг Кнут выгнал из Англии всех сыновей конунга Адальрада, и из-за этого произошло много сражений, но они не собирали достаточно сил супротив конунга Кнута, с тех пор как был убит конунг Ятмунд. Скальд Сигхват в драпе о Кнуте говорит так:

21. И тотчас сыновей
побил каждого
Адальрада или хотя бы
вон (выгнал Кнут).

Сыновья конунга Адальрада были тогда на западе в Валланде в Норманде и долго жили там у братьев своей матери, Родберта и Вильхьяльма, как рассказывается в саге об Олаве Святом.

Ярл Эйрик сын Хакона скончался в Англии, он тогда собрался путешествовать в Рим; ему отрезали язычок18, кровь не смогли остановить, и от этого он умер.

У конунга Кнута и королевы Эммы было трое детей: Харальд был старшим, второй Хёрда-Кнут; их дочерью была Гуннхильд, которую позднее выдали замуж за кесаря Хейнрека Щедрого, который был третьим из своих предков с таким именем. Свейном звали третьего сына конунга Кнута; его матерью была Альвива Могучая, дочь ярла Альвруна.

17. Конунг Свейн [приходит] в Норвегию

В то время, когда конунг Кнут правил Англией и Данмёрком, Олав сын Харальда правил Норвегией. Когда конунг Олав пришёл там к власти, из страны от него бежали ярл Свейн сын Хакона и ярл Хакон сын Эйрика, сын сестры конунга Кнута; он отправился в Англию к конунгу Кнуту, своему родичу, и тот хорошо принял его. С тех пор между конунгом Олавом и конунгом Кнутом была война. Конунг Кнут и ярл Хакон пришли в Норвегию с несметной армией; это было в конце правления конунга Олава, и они подчинили себе всю страну. Тогда конунг Кнут поставил Хакона, своего родича, править в Норвегии, а сам отправился оттуда в Данмёрк. Конунг Олав бежал из страны, отправился на восток в Гардарики, спустя две зимы вернулся в Норвегию, и тогда у него была великая битва в Стикларстадире со своими лендрманнами, которые не оправдали его доверия и стали ему противниками; там конунг Олав пал, как всем стало известно. Он — святой и лежит в раке в Нидаросе.

Ярл Хакон сын Эйрика сгинул в Английском море за одну зиму до того, как погиб конунг Олав Святой; тогда Свейн, сын конунга Кнута и Альвивы, пришёл в Норвегию, и его избрали конунгом над всей страной по предписанию конунга Кнута, его отца. Конунг Кнут поставил Хёрда-Кнута, своего сына, над Данавельди, и он должен быть там конунгом. Также конунг Кнут правил большой частью Шотландии, и там он поставил конунгом Харальда, своего сына; но всё же конунг Кнут был верховным конунгом над всеми ними; его называли Кнут Могучий или Кнут Старый; это был самый могущественный конунг, и у него была самая большая страна, где говорили на датском языке.

Конунг Кнут начал своё путешествие из страны, и он отправился на юг в Рим, и у него были такие великие расходы в этой поездке, что нельзя посчитать в марках и едва ли в фунтах19; он взял огромные деньги из своего государства, но свободно брал деньги кесаря, где бы ни пожелал. Пока конунг Кнут путешествовал в Рим, никому, кто мог с ним встретиться, не нужно было просить себе еды, поскольку он раздавал всем достаточно денег на мелкие расходы. От Флэмингьяланда до Ромаборга конунг Кнут шёл пешком; скальд Сигхват говорит так:

22. Svá mun fár feril
fetum suðr metinn
hringdrífr hafa.
Höfuðfremstr jöfurr.

Конунг Кнут установил странноприимные дома, что должны были кормить ночью всех людей, которые приходили туда и говорили по-датски20; также он дарил большие деньги повсюду, где были монастыри или другие важные места.

18. Кончина Кнута

Но когда конунг Кнут вернулся в Англию в своё государство, он заболел, и сперва у него была болезнь, которая зовётся желтухой; он долго лежал всё лето и осенью, в ноябрьские иды, скончался21; это было в городе, который называется Морстр; это великая столица, и [там] его похоронили22. Тогда ему было 37 зим; он был конунгом Данмёрка 32 зимы, Англией правил 24 зимы, а Норвегией — 7 зим. Все говорят, что конунг Кнут был самым могущественным и владел самыми обширными землями [из конунгов в Северных Странах].

19. О конунге Кнуте

Конунг Кнут был самым щедрым из конунгов в Северных Странах, ибо истинно говорят, что он превосходил других конунгов не в том, сколько денег он раздавал в качестве дружеских подарков каждый год, а в том, что каждый год он собирал гораздо больше налогов и податей с трёх больших государств, чем кто-либо другой, который управлял одним королевством, к тому же Англия самая богатая по деньгам из всех Северных Стран. Одним из примеров его щедрости было вот что. Жил человек пр имени Торарин Славослов, исландец; он был великим скальдом, долгое время состоял на службе у конунгов и других могущественных людей и был уже стар, когда отправился к конунгу Кнуту, сочинив песнь про него. Он предстал перед конунгом, приветствовал его и спросил, хочет ли он послушать песнь, которую он сочинил о нём; а то было тогда, когда [конунг] сидел за столом и принесли еду. Перед столом стояли какие-то люди, которые говорили о своих делах, и сперва конунг выслушал их. Когда же они закончили свою речь, заговорил Торарин, потому что он смело вёл себя с конунгами и часто выступал перед правителями:

— Государь! — говорит он. — Ещё я хочу просить, чтобы вы послушали мою песнь, это не займёт у вас много времени, ибо там несколько строф.

Кнут, взглянув на него, весьма сердито ответил:

— Ещё никто, кроме тебя, не делал этого для меня — сочинять обо мне песенки. Знай же наверняка: завтра во время завтрака ты придёшь сюда и исполнишь мне тогда драпу из тридцати строф или длиннее, которую ты сочинишь обо мне за этот срок, а в противном случае тебя казнят.

Тогда Торарин ушёл прочь и начал сочинять драпу о конунге Кнуте, и эта драпа называется «Выкуп головы», и он использовал весь тот флокк, как только мог; и на следующий день он исполнил песнь у стола конунга, и ему удалось это наилучшим образом. Конунг вознаградил его за песнь и подарил ему 50 чистых марок. Позднее Торарин сочинил другую драпу о конунге Кнуте, и она называется «Тугдрапа»; там говорится так:

23. Gjöld hefk marka
malmdyns fyr hlyn
framm fimm tøgu
forvist borit,
þeira’s veitti
vighagr fyr brag
mér morðstœrir
mann-Baldr es ek fann.

Конунг Кнут подарил Берси сыну Скальдторвы два золотых кольца, что оба стоили марку, вместе с украшенным золотом мечом. Скальд Сигхват говорит так:

24. Knútr hefr okkr enn itri
alldáðgöfugr bǿðum
hendr, es hilmi fundum,
Húnn, skrautliga búnar;
þér gaf hann mörk eða meira
margvitr ok hjör bitran
golls, ræðr görva öllu
goð sjalfr, en mér halfa.

Когда конунг Кнут скончался в Англии, закончилась эта великая власть датских конунгов, которой обладали их предки, когда каждый следующий владел большим государством, чем его отец.

20. О Кнуте и Свейне

Кнут был человек очень крупный и очень сильный, красивейший из людей, только его нос был тонкий, длинный и немного кривой; у него было светлое лицо, красивые и густые волосы; глаза у него были лучше, чем у кого-либо, красивые и проницательные; он был щедрый человек, [воин] великий и очень отважный в бою, победоносный, человек великой удачи во всём, что касалось власти; он не был очень мудрым человеком, точно так же, как конунг Свейн, и ещё раньше Харальд и Горм, которые по уму совсем не были мудрецами.

21. О Хёрда-Кнуте

Хёрда-Кнут, сын Кнута Старого, получил всю власть в Данмёрке после своего отца, а Харальд, второй сын Кнута Старого, получил власть над Англией после своего отца. Тогда в Англию пришёл Ятвард Добрый сын Адальрада, брат Харальда и Хёрда-Кнута; в Англии к нему питали уважение, которое было заслужено. Две зимы спустя после кончины Кнута Старого в Саксланде умерла королева Гуннхильд, дочь конунга Кнута, на которой был женат кесарь Хейнрек; а через три зимы скончался английский конунг Харальд сын Кнута, и он похоронен возле своего отца в Морстре; тогда Хёрда-Кнут, его брат, взял оба государства, Англию и Данмёрк; а Магнус, сын Олава Святого, названый брат Хёрда-Кнута, правил тогда Норвегией, как написано в жизнеописаниях конунгов Норвегии; а две зимы спустя после кончины Харальда сына Кнута Хёрда-Кнут умер; его также похоронили в Морстре рядом со Кнутом Старым, своим отцом.

После смерти Хёрда-Кнута древний род датских конунгов вымер. Тогда Ятварда сына Адальрада избрали конунгом Англии; он долго был там конунгом, и с тех пор датские конунги никогда не завладевали Англией. А тогда Магнус, сын Олава Святого, стал государить в Данмёрке; он был там конунгом, как рассказывается в жизнеописаниях конунгов Норвегии; он правил Данмёрком одну [зиму], пока не восстал против него за власть там Свейн, который, как сказывают, другим именем звался Магнус; он был сыном ярла Ульва сына Торгильса Спракалегга. Матерью Свейна была Астрид, дочь конунга Свейна Вилобородого; она была сестрой конунга Кнута Старого, а матерью Астрид была Сигрид Гордая, дочь Скёглар-Тости; она также была матерью Олава Шведского.

101. Военный поход конунга Эйрика

Эйрик Незабвенный стал жесток и беспощаден со всем народом в Данмёрке, когда посчитал, что укрепил свою власть; он велел убить Харальда Копьё, своего брата, двух его сыновей и многих других друзей конунга Никуласа. Харальд Копьё был казнён через одну зиму после гибели конунга Никуласа23.

А зиму спустя конунг Эйрик отправился в Виндланд со своим войском, грабил там повсюду и учинил там великое разорение; он занял город, что называется Аркун24; народ, что жил в том месте, были язычниками25. Конунг Эйрик ушёл оттуда так, чтобы те, кто уже принял христианство, не были язычниками убиты: конунг велел крестить в этом городе всех людей, а затем вернулся домой в Данмёрк. Но как только конунг уехал оттуда, они снова бросили христианство и продолжили совершать жертвоприношения и придерживаться языческих обычаев.

120.

Утром конунг поплыл на восток в Виндланд к Свёльдру; там уже стояли на якоре винды с большим войском; они бежали, как только увидели паруса данов; конунг расположился тогда у Бюра. Конунг отправил Кристофора26, своего сына, сжечь в Виндланде округ, что называется Валунг, и велел им не трогаться далее, пока вся армия не сойдёт на берег. Кристофор со своими людьми весьма быстро принялись поджигать всё вокруг; и когда винды, которые были на кораблях и ранее бежали, увидели пожар, то поскорее поплыли туда, намереваясь застать данов врасплох, и тут они увидели конунга Вальдимара с частью войска; тогда они опять поспешно отступили, так что даны не смогли их догнать; затем даны стали в гавани и разбили палатки; и когда на корабле конунга поставили палатку, туда пришёл архиепископ Аскель27 и сказал так:

— Очень вы работящие, даны! Копаете ямы для тех, кто ещё не мёртв.

Конунг спросил, почему он сказал так. Архиепископ отвечает:

— Ибо я вижу, что долго мы будем сидеть здесь у островов и дальних шхер, прежде чем одержим такую же великую победу, как упустим при подобной поспешности. Второпях редко последуешь разумному совету.

Затем, после подстрекательства архиепископа, они сели на корабли и поплыли на вёслах через какую-то большую реку, что там была, и высадились на берег с лошадьми и сожгли всю область, что лежит выше Стрэлы, и переночевали там; следующим утром они вторглись в Фалонг, сожгли округ и после этого собрались домой. А следующей ночью реинги28 пришли за ними к Маснесу; они населяют тот округ в Виндланде, что называется Ре, это большой округ и государство. Их правителя звали Домабур; он заговорил о примирении с данами, но архиепископ потребовал от них подчиниться конунгу Вальдимару и дать ему заложников. Домабур дал архиепископу совет и сказал так:

— Ты молод и явно не знаешь, что было прежде; не требуй у нас заложников и не разоряй нашу страну; лучше отправляйся домой и всегда сохраняйте мир с нами, покуда ваши земли не станут столь же хорошо заселены, как наши земли сейчас; многие ваши земли лежат пусты и необитаемы; поэтому для вас лучше мир, а не война.

Тогда архиепископ ответил:

— Я знаю, что конунг Вальдимар очень захочет последовать твоему совету, и мне он тоже по душе; ступай теперь домой, — сказал архиепископ, — и скажи реингам, что мы попросим заложников не раньше, чем они сами предложат их нам.

Затем Домабур вернулся домой, а конунг Вальдимар поплыл со своей армией к гавани в Ре, что называется Скапарёдд, и они поднялись со всем войском к городу, что называется Аркун; этот город занимал Эйрик Незабвенный, как было написано ранее в этой книге; там реинги вышли против конунга Вальдимара с огромным войском и начали с ним битву; в этой битве конунг Вальдимар одержал победу, реингов погибло 300 тысяч, а те, кто остались живы, бежали. Даны отправились тогда к Хединсею, и когда они были там, реинги пришли к ним, дали четырёх заложников и согласились со всем, что они требовали. После этой победы конунг Вальдимар вернулся домой в своё государство.

А в следующем походе, куда конунг Вальдимар поплыл после этого, он направился к Стрэле; епископ Абсалон29 высадился на берег и устроил с бондами тинг; епископ попросил их пойти к Валагусту30 вместе с конунгом и оказать ему помощь, и реинги сделали, как он просил, и отправились вместе с конунгом, у них было большое войско, и они остановились в Куавице. Жители Валагуста вышли им навстречу, дали конунгу заложников и согласились повиноваться ему, и затем войско вернулось домой.

В следующем походе, что совершил конунг Вальдимар, он отправился к Грёнасунду, потому что реинги захотели нарушить мир, заключённый ранее с конунгом Вальдимаром. Но случилось так, что в это время они подчинились герцогу [Хейнреку] из Брунсвика и дали ему заложников, потому что Хейнрек31 называл весь Валагуст своей волостью; он также разорял ренингов. Но когда реинги узнали, что конунг Вальдимар пришёл в Грёнасунд и собирается их разорять, то они встретились с конунгом и снова отдались под его власть; и с тем конунг Вальдимар вернулся домой. Когда же об этом узнал герцог Хейнрек, он обвинил конунга в том, что тот взял заложников из Валагуста и разорял реингов, потому что он считал их своими людьми. Тогда он послал своих людей к конунгу Вальдимару и попросил его возместить то, что он разорял его землю, а в противном случае он отомстит и отправится с войском в Данмёрк; но пока посланцы были в пути, восточные винды собрали несметное войско и вторглись в государство, что принадлежало герцогу в Виндланде, и сожгли его, а весь народ был убит. Герцог Хейнрек приписывал этот замысел епископу Абсалону, однако тот был не виновен; а когда герцог удостоверился в этом, то сразу послал людей во второй раз на север в Данию к конунгу Вальдимару и попросил у него мира, и чтобы он вместе с ним воевал в Виндланде. Конунг Вальдимар согласился с этим, потому что жители Валагуста опять нарушили мир с ним.

Следующей весной конунг Вальдимар из Данмёрка и герцог Хейнрек из Саксланда собрали войско в поход и разоряли Виндланд, и герцог со своим войском пришёл в место, которое называется Димин, и окружил там один город; но жители страны собрались и решили защищать свою землю, одной ночью они напали верхом на людей герцога и в течение ночи убили двух его графов, одного звали Адальбрикт, а другого Хейнрек, и многих других знатных людей; там погибло четыре с половиной сотни человек из войска герцога, многие были ранены, а остальные, кто мог, бежали. Винды недолго преследовали бегущих, набросились на убитых, обокрали и поснимали с людей оружие и одежду. А когда начало светать и южане увидели, чем занимаются винды, тогда поскакали они обратно, сразились с ними и обратили их в бегство. После этого герцог Хейнрек занял город и убил там бесчисленное множество виндов. В другом месте конунг Вальдимар отправился со своим войском к Валагусту и окружил этот город, но винды попросили у конунга мира, отдались под его власть и дали ему заложников, а на следующую ночь они бежали из города так, что конунг не заметил. Узнав об этом, конунг Вальдимар занял город своими людьми и затем спустился по некой реке к мосту, что называется Дунцарбру. На следующее утро из Гроцвина пришёл герцог Хейнрек, и он сразу поднялся на борт конунга Вальдимара, и герцог удивился, как конунг смог так далеко заплыть. Тогда у них были дружеские отношения, и конунг Вальдимар заговорил о том, чтобы породнить своего сына с герцогом, и герцог согласился с этим; тогда они обвенчали своих детей, которые ещё лежали в колыбели; мальчика звали Кнут32, сын конунга Вальдимара, а девочку — госпожа Гейртруд33. На следующее утро конунг Вальдимар поплыл к Столпу, а Хейнрек отправился к Димину, и разрушил и сжёг весь город. Тогда конунг Вальдимар вернулся к тому мосту; там к нему явился Кассамар, который тогда был государем в Виндланде, дал ему заложников и стал его человеком; а конунг Вальдимар дал ему под надзор две части Валагуста, а треть — реингам; затем конунг отсправился к Стрэле и там устроил совет со своими людьми; тогда он дал Кнуту, своему сыну, звание конунга по совету епископа Абсалона и других вождей; тому тогда была одна зима; затем он вернулся домой в Данию.

В следующем походе, куда поплыл конунг Вальдимар, он сперва отправился к реингам, и тогда был сожжён Валунг; епископ Абсалон и эйландцы оказались всех быстрей, так что они 7 ночей прождали конунга у Хединсея и отправились оттуда домой.

121. О конунге Вальдимаре

А когда прошла зима, Вальдимар опять собрал поход и отправился к реингам; они приплыли к Стрэле у священной рощи, что называется Бёку, всё там сожгли и сравняли с землёй, захватили людей и добро и вернулись с этим к кораблям. Затем они поплыли другим путём в Валунг, сожгли там всё, оттуда отправились в Вик и предали его огню до самого рынка. Оттуда они поплыли к Хединсею и две ночи стояли там на якоре и отдыхали. Тогда конунг попросил епископа Абсалона идти первым, а конунг и йоты остались у Стрэлы; и когда начало смеркаться, епископ со своим войскам поплыл на вёслах к Парецу, оставив конунга позади, и затем поскакал вверх к городу, что называется Гардц, а там вышли против них винды, сразу приготовились к битве с епископом и сразились с ним у какого-то озера; там случилась великая и очень кровопролитная битва, и епископ одержал победу, у виндов погибло 11 сотен людей, а у епископа — один человек, да двое из людей епископа, что попытались двинуться вплавь из-за своего рвения, утонули в море. Затем епископ поехал к своим кораблям, а когда они въехали на конях на корабли, туда пришёл конунг Вальдимар и спросил, чем они занимались, а епископ рассказал ему. Конунг красивыми словами поблагодарил за эту победу, и затем все вместе отправились к Стрэле. Эйландцы получили большую добычу, а йоты завидовали им и говорили, что эйландцы получили всё, а йоты потеряли; однако они не смели говорить это так, чтобы услышал конунг. После этого конунг отправился с войском к Асунду и разорял эти земли; они убили правителя, которого звали Далемар, захватили всех людей и добро и затем отправились к Хединсею. Там реинги встретились с конунгом, попросили себе прощения, дали ему заложников и такую дань, как он сам решил, и согласились повиноваться конунгу. После этого конунг вернулся домой в Данмёрк.

122.

Конунг Вальдимар дал своему сыну Кристофору государство в Йотланде; он был герцогом в Хейдабё и обладал причитающейся властью; это был могущественный человек. У конунга Вальдимара постоянно были затруднения, пока он правил государством; он совершил 8 походов к реингам, прежде чем покорил эту страну. Одной зимой в пост герцог Кристофор и епископ Абсалон отправились к Свёльдру и сожгли там всё до самого Трибуциса34, так что затем там много зим было пустынно; 20 ночей они задержались на реке Свёльдр из-за непогоды, сильного шторма, затем им выдался попутный ветер, и они вернулись домой.

После этого три зимы было тихо, пока реинги опять не нарушили мир, что был установлен ранее. Тогда конунг Вальдимар снова собрал поход, отправился к реингам, пришёл туда в белое воскресенье35 и занял город Аркун36, что уже упоминался. Тогда к конунгу Вальдимару явились Тетицлав, который был их конунгом, Ярмар, его брат37, и все лучшие люди из реингов, отдали страну и самих себя во власть конунга Вальдимара и попросили его делать то, что он пожелает. Тогда конунг приказал им принять христианство, потому что там постоянно было язычество, с тех пор как они отринули христианскую веру, когда конунг Эйрик Незабвенный крестил их, после того как занял город Аркун, о чём уже рассказывалось. Они сказали, что сделают так, как пожелают конунг и епископ Абсалон. Тогда конунг назначил Сони сына Эбби и людей вместе с ним пойти в город Аркун, к тому капищу, что там было; он приказал повалить бога, которого звали Сванравиц38, и вытащить его из города, а из капища вынести всё, что было ценного; но те, кто жил в городе, не посмели вытащить его, они очень боялись его гнева. Тогда подошли епископ Свейн39 и Сони сын Эбби40 и повалили бога; затем они набросили ему на шею верёвку и заставили самих реингов тащить его наружу; а когда он оказался снаружи, все язычники удивились тому, что он не смог помочь самому себе, и верили в него уже меньше, чем раньше. Тогда люди подошли, раскололи его на части и сожгли под своими котлами. Тогда реинги поняли, что были обмануты, и с тех пор не верили в него. А епископ Абсалон и все учёные люди крестили народ и за один день крестили 13 сотен [человек], и отправились оттуда, когда те согласились повиноваться как конунгу, так и епископу. А на следующее утро конунг и его люди отправились в место, которое называется Каренц41, и там он велел повалить трёх идолов, которых звали так: Ринвит, Турупид и Пурувит42; а эти идолы делали такое великое чудо: как только какой-нибудь мужчина имел сношение с женщиной внутри города, они сцеплялись друг с другом, как собаки, и не отделялись, пока не выходили из города. А в тот день, когда сожгли этих идолов, они крестили 9 сотен [человек] и освятили 11 церковных дворов. Там они взяли много денег у этих богов, золото и серебро, шёлк, атлас и бархат, шлемы и мечи, доспехи и всяческое оружие43. Пятого бога звали Пицамар44; он жил в Асунде, так называлось это место; его тоже сожгли. Ещё одного бога звали Тьярнаглови45, он был их богом победы и ходил с ними в боевые походы; у него были усы из серебра46; он оставался дольше всего, но всё же они захватили его через три зимы; а всего в этом походе они крестили в той стране 5 тысяч [человек]. После этого конунг Вальдимар, епископ Абсалон и всё войско вернулись домой.


Примечания

1 Харальд сын Горма — Харальд Синезубый, датский конунг ок. 958 — ок. 986 гг.

2 Харальд сын Гуннхильд — Харальд Серая Шкура, норвежский конунг, погиб в Лимафьорде в 970 г.

3 Хакон сын Сигурда — Хакон Могучий, хладирский ярл, убит в 995 г.

4 Отто Рыжий — Оттон II Рыжий, король Германии и император Священной Римской Империи (973–983).

5 Император совершил поход против Дании в 974 г.

6 Данавирки — совр. Даневирке (дат. Dannevirke).

7 Совр. Morsø.

8 Будущий конунг Свейн Вилобородый (ок. 960–1014).

9 Сьоланд (Sjóland) — совр. Зеландия.

10 Традиционно считается, что битва при Хьёрунгаваге произошла около 986 г.

11 Винды — венеды, общее название для славян.

12 Перевод Ю. К. Кузьменко из «Круга Земного»:

Ты, оплот народов,
Землей Адальрада
Наделил. Был щедрый
Рад твоим победам,
Когда водворился
Вновь — там бой суровый
Шел — Ятмундов родич
В стране обретенной.

13 Совр. Хамбер (Humber).

14 Совр. Lindsey.

15 Совр. Hemmingborough.

16 Совр. River Tees.

17 Совр. Sherston.

18 Отрезание язычка — метод лечения в средневековье.

19 Фунт в качестве денежной единицы равняется 24 маркам.

20 Датским языком тогда назывался общий древнескандинавский язык.

21 Кнут умер 12 ноября 1035 г.

22 Согласно английским источникам и «Кругу Земному» Кнут был похоронен в Винчестере.

23 Конунг Никулас (Нильс) погиб 25 июня 1134 г. Харальд Копьё был обезглавлен в 1135 г. вместе со своими восемью (а не двумя, как сказано в саге) сыновьями.

24 Аркун (Arkún) — также известен как Аркона или Яромарсбург, располагался на острове Рюген.

25 Эйрик занял Аркону летом 1136 г.

26 Кристофер (1150–1173) — незаконнорождённый сын Вальдемара, герцог Ютланда с ок. 1170 г.

27 Архиепископ Аскель (ок. 1100 — 1181/1182) — архиепископ Лунда с 1137 г.

28 Реинги (Réingar), они же руяне, раны, рузы — западнославянское племя, относящееся к балтийским славянам. Поскольку культовые центры на Арконе принадлежали им, об их славянском язычестве дохристианского периода мы обладаем едва ли не самыми полными данными вообще (сопоставимыми лишь с данными о древнерусском дохристианском язычестве) [О.К.].

29 Абсалон (1128–1201) — сын Asser Rig’а, епископ Роскилле (1158–1191), архиепископ Лунда (1177–1201).

30 Валагуст — город Вольгаст, прежде славянский, известный своим храмом, посвящённым богу Яровиту. Святилище Яровита описывают «Жития Оттона Бамбергского». [О.К.]

31 Герцог Хейнрек — Генрих Лев (1129–1195), герцог Саксонии (1142–1180) и Баварии (1156–1180).

32 Кнут — Кнуд VI (1163–1202), соправитель своего отца Вальдемара с 1170 г., вступил на престол в 1182 г.

33 Гейртруд — Гертруда (ок. 1154–1197), дочь Генриха Льва, была лет на 10 старше Кнуда, с которым была помолвлена в 1171 г., и вышла за него замуж (вторым браком!) лишь в феврале 1177 г. Детей у них не было.

34 Трибуцис (Tribuzis) — совр. Трибзес (нем. Tribsees), город в Германии.

35 Белое воскресенье (hvíti sunnudagr или hvítasunnudagr) — Троица, Пятидесятница. В 1168 году это 19 мая.

36 Конунг Вальдемар занял Аркону в 1168 г.

37 Тетицлав (Tétizláfr) и Ярмар (Jarmarr) — Теслав (ум. между 1170 и 1181 гг.) и Яромар I (ок. 1441–1218), князья Ругии. Могилы обоих этих братьев имеют некоторое значение для исследователей славянских идолов. Дело в том, что в современном городе Альтенкирхене на той же Арконе есть старая церковь (назвавшая собой город). В южном крыльце этой церкви в стену встроен камень, известный как «камень Святовита». Большинство специалистов склоняются к выводу, что на нём изображён Святовит, главный бог Арконы. Он лежит на боку, поскольку так христиане хотели показать победу над язычеством. Но есть версия, которая говорит, что это всего лишь надгробный камень того самого Теслава, и в подтверждение этому приводят надгробный камень Яромара, и правда имеющий значительное сходство с «камнем Святовита». [О.К.]

38 Сванравиц (Svanraviz, варианты из других рукописей: Svaravist, Svantaviz, Svaraviz) — речь здесь почти определённо идёт о Святовите (Саксон Грамматик, «Деяния данов», XIV, 39 — ориг. на лат. Suantovit) или Свентовите (Гельмольд из Босау, «Славянская хроника», I.52, II.12 — ориг. на лат. Zuantevith). [О.К.]

39 Епископ Свейн — епископ Орхуса (1165–1191).

40 Сони сын Эбби (дат. Sune Ebbesen, ум. 1186) — сын Ebbe Skjalmsen’а (брата Asser Rig’а), вместе со своими двоюродными братьями Абсалоном и Асбьёрном Петлёй (Esbern Snare) являлся сподвижником Вальдемара Великого. Сони был одним из крупнейших землевладельцев своего времени.

41 Каренц (Karenz) — несомненно, речь идёт о Коренице. Саксон Грамматик (XIV, 39) описывает город Кореницу, в котором было три значительных храма. Этот город находился на том же Рюгене, но южнее Арконы, и в нём почитали трёх богов: Ругевита, Поревита и Поренута (лат. Rugiaevitus, Porevitus, Porenutius) так их называет Саксон Грамматик. Возможно, сага использует текст Саксона (жившего в ту эпоху, когда об этом походе Абсалона ему рассказывали участники похода, в то время как сага о Кнютлингах написана заметно позднее) как источник, но в любом случае, хотя имена и несхожи, есть все основания полагать, что Ринвит, Турупид и Пурувит это те самые боги, упомянутые Саксоном (особенно видна связь между Поревитом Саксона и Пурувитом саги). [О.К.]

42 Варианты имён по разным рукописям: Rinvit, Rutut, Rutvit; Turupið, Turtuput, Turtupit; Puruvit, Prunut, Prunuit, Primut, Prunvit.

43 У прибалтийских славян было в обычае собирать «налог» в храмы, и хранить их там. А. В. Назаренко пишет: «Во многих такого рода рассказах подчеркивается существование при храмах авторитетного и всеми почитаемого жречества, роль которого усугублялась тем, что в святилищах хранилась общественная казна племени. По свидетельству писавшего в 1159 г. Херборда, одного из биографов уже упомянутого Оттона Бамбергского, славяне „накапливали в храмах богатства, которые они, по обычаю предков, отдавали в качестве десятины, а также оружие, добытое у врагов, отобранное после кораблекрушений или в войнах. Там же они хранили золотые и серебряные кубки, которые затем использовались для гаданий и для пиров их знатью и повелителями — и в дни таких торжеств они износятся из святилища“; здесь характерна ясно выступающая культовая роль языческих общественных пиршеств. Примерно то же самое читаем в уже цитировавшейся „Славянской хронике“ Хельмольда о святилище Святовита на Рюгене в 60-е годы XII в., которое хронист называет главным у славян из-за „особого культа“ („specialis cultus“), отправляемого там: „Жрец пользуется у них (руян. — А.Н.) бóльшим почетом, чем князь. Они посылают войско туда, куда указывает жребий. Если они побеждают, то золото и серебро складывают в казну своего бога, а остальное делят между собой“. По всей вероятности, жрецы имели право созывать племенные сходки с участием князя, как о том можно судить, например, по эпизоду, когда жрец Святовита собирает такую сходку, узнав о намерении приезжего христианского священника организовать богослужение для христианских же купцов. Жрецы не только отправляли религиозные функции, но и вели дипломатические переговоры; так, во время похода ободритского князя Генриха на руян (вероятно, в 1123/4 г.) именно жрец Святовита выступает в качестве посла руян на мирных переговорах с Генрихом. Со всех славянских земель в храм Святовита поступали „установленные взносы на богослужение“ („statutae sacrificiorum impensae“); эти „взносы“, которые в другом месте Хельмольд прямо именует „данью“ (tributa), носили ежегодный характер. Непременную подать (lеgitima) в святилище платили также и заезжие купцы, в том числе и христиане». Таким образом, здесь сага говорит о разграблении не только храмовой, но и племенной казны. [О.К.]

44 Пицамар (Pizamarr) — этот образ в русскоязычной науке почти не изучен, однако те редчайшие исследователи, которые о нём упоминают по-русски обычно пишут его как «Пизамар», иногда особенно подчёркивая сходство имени с одним известным бранным словом. [О.К.]

45 Тьярнаглови (Tjarnaglófi) — Черноглав.

46 Интересно, что в Повести временных лет идол Перуна описывается чем-то похоже: «…и постави кумиры на холъму внѣ двора теремнаго: Перуна деревяна, а голова его серебряна, а усъ золот, и Хоръса, и Дажьбога, и Стрибога…». [О.К.]

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с древнеисландского.

[О.К.] — примечания Олега Кутарева.

Перевод выполнен по изданию: Sögur Danakonunga, ed. Carl Petersen and Emil Olsen, København, 1919–1925.

© Tim Stridmann