О Сигурде конунге и Оттаре

Um Sigurð konung оk Óttar

Рассказывают, что на Троицын день Сигурд конунг сидел на своем престоле в окружении друзей и множества других людей. Все видели, что конунг сильно удручен и находится в мрачном расположении духа, и многие опасались того, что из этого может выйти.

Конунг поднялся и обвел глазами людей, которые сидели на скамьях вокруг него. Прежде чем заговорить, он взял в руки драгоценную книгу, которую он привез в страну. Она была целиком написана золотыми буквами1, и никогда еще в Норвегии не появлялось другого такого сокровища. Подле него сидела конунгова жена2. Тогда конунг сказал:

— Многое может перемениться на твоем веку. Когда я приехал в страну3, из всего, что у меня было, я больше всего ценил две вещи. Это — та книга, которую вы здесь видите, и конунгова жена, а теперь они сделались для меня одна хуже другой, так что, на мой взгляд, я владею самыми никудышными вещами из всех. Конунгова жена сама не ведает, кто она, а ведь кажется, будто у нее из головы торчат козьи рога. И чем больше она была мне по сердцу прежде, — сказал конунг, — тем меньше я к ней расположен теперь.

Тут конунг бросил книгу в огонь, который был там разведен, и ударил по щеке конунгову жену. Она заплакала не столько от боли, сколько оттого, что конунг был в такой досаде. Перед конунгом стоял человек по имени Оттар Лосось, он был сыном бонда и свечником4, и в его обязанности входило прислуживать им. Оттар был темноволос, невелик ростом, отважен и учтив. Лицом он был смугл, однако же хорош собой. Его за то и прозвали Лососем, что он был человеком смуглым и черным5. Он подбегает и хватает книгу, которую конунг швырнул в огонь, и, держа ее в руках, говорит:

— То ли было в те времена, государь, когда вы приплыли в Норвегию во всем великолепии, и все твои друзья радостно высыпали тебе навстречу, и все как один согласились называть тебя конунгом и оказали тебе великие почести? А нынче к тебе явилось множество твоих друзей, и никто из них не способен радоваться из-за твоего недуга и уныния. Сделай одолжение, добрый конунг, оставь уныние и порадуй своих друзей, ведь всем им хочется получить удовольствие от пребывания у тебя. И послушайся моего совета — первым делом развесели конунгову жену, которую ты жестоко обидел, а там и всех прочих своих друзей.

Конунг ответил:

— Как ты смеешь поучать меня, презренный низкий простолюдин?!

Тут он вскочил и занес над ним меч, как если бы намеревался зарубить его. Оттар стоял прямо и даже не шелохнулся. Конунг держал меч обеими руками, однако когда меч опускался Оттару на голову, конунг повернул его плашмя и ударил его широкой стороной. Затем конунг молча уселся на свое сиденье. Все остальные также хранили молчание. У конунга был теперь более милостивый вид, чем прежде. Затем он сказал:

— Требуется немало времени, чтобы проверить, кто чего стоит. Здесь сидели самые достойные из моих друзей, лендрманны и окольничие, стольники6 и все лучшие люди страны, однако ни один человек не выказал мне такой заботы, как этот, хотя вы, возможно, и считаете, что он вам не ровня. Да только выяснилось, что он предан мне больше всех — этот Оттар Лосось, поскольку я вошел сюда в ярости и хотел уничтожить свое сокровище, а он уберег меня от этого одной рукой и не испугался смерти. Потом он произнес отменную речь и нашел для нее слова, которые были для меня почетны, и при этом не затронул ничего такого, что могло бы еще больше огорчить меня. Он опустил в ней всякие вещи, о которых, по правде говоря, можно было бы упомянуть, однако речь его была так превосходна, что здесь не найдется никого, кто был бы настолько мудр, чтобы сказать лучше. Затем я вскочил, не помня себя от гнева, и сделал вид, что собираюсь сразить его, однако он вел себя так бесстрашно, как если бы ему ничего не угрожало. И когда я увидел это, я отказался от намерения совершить то, чего он не заслуживал. А теперь я хочу, чтобы вы, мои друзья, узнали, как я его награжу. Прежде он был моим свечником, но с этих пор он станет моим лендрманном, больше того — впредь он будет самым видным из всех моих лендрманнов. Ступай же и сядь рядом с лендрманнами и отныне больше не прислуживай нам.

Впоследствии тот стал уважаемым человеком и прославленным благодаря многим своим достоинствам.


Примечания

В «Гнилой Коже» этот рассказ приводится в части, посвященной сыновьям Магнуса Голоногого, среди эпизодов, повествующих о зрелых годах Сигурда Крестоносца, по сообщениям саг в конце жизни «страдавшего от тяжкого недуга» и «едва способного владеть собой» (Mork., 382). Эта душевная болезнь сопровождалась припадками, которые вызывали страх и сочувствие у его приближенных (см., например, «Сагу о сыновьях Магнуса Голоногого», гл. 22, 25: КЗ, 492, 493). В «Гнилой Коже» рассказ озаглавлен «Vm Sigurþ konvng oc Ottar» — «О Сигурде конунге и Оттаре» (Mork., 388). Помимо этой книги, рассказ присутствует также в основанных на ней рукописях, в том числе в «Hulda» (см.: Fornmanna sögur. Bd. 7: Sögur Noregs konúnga frá Magnúsi berfætta til Magnúss Erlingssonar. Kaupmannahøfn, 1832. S. 156–159) и во «Фризском кодексе» (см.: Codex Frisianus… S. 300–301), однако, как и другие приведенные в этом разделе эпизоды из «Гнилой Кожи», он отсутствует в «Круге Земном» Снорри Стурлусона.

История о смелом поведении Оттара, решившегося урезонить разбушевавшегося Сигурда, немало напоминает «пряди о поездках из страны», в которых герой-исландец совершенным им дерзким поступком вызывает гнев правителя Норвегии и рискует своей головой, а затем, убедив государя в собственной правоте или достоинствах, завоевывает его расположение и уважение и в результате примиряется с конунгом и принимает от него награду — становится королевским дружинником или получает некую почетную должность. В связи с этим Х. Гиммлер (Gimmler H. Die Thættir der Morkinskinna… S. 64) относит этот рассказ к «пограничным» эпизодам.

Перевод сделан по изд.: Morkinskinna / Udg. Finnur Jónsson. København, 1932. S. 388–390. На русском языке рассказ публикуется впервые.


1 …драгоценную книгу, которую он привез в страну. Она была целиком написана золотыми буквами… — О драгоценной книге, привезенной конунгом с Востока, сообщается в «Круге Земном» в «Саге о сыновьях Магнуса Голоногого» (гл. 32). Как сказано здесь, это был «пленарий, написанный золотыми буквами», который был подарен Сигурду константинопольским патриархом (КЗ, 500; пленарий — см. примеч. 7 к «Пряди о Хельги и Ульве»). Согласно Снорри, вместе с другими полученными им сокровищами книга хранилась в Церкви Креста, построенной этим норвежским правителем в крепости в Конунгахелле (см. примеч. 25 к «Пряди об Эмунде из Скарара»).

2 …конунгова жена. — Сигурд был женат на Мальмфрид (или Мальфрид), дочери конунга Харальда сына Вальдамара из Хольмгарда (Новгорода) — так саги именуют Мстислава, сына Владимира Мономаха (имя Харальд было дано Мстиславу в честь его английского деда Харальда сына Гудини; см. о последнем в «Пряди о Хеминге сыне Аслака»). Предполагается, что Сигурд женился на Мальмфрид Мстиславне в 1111 г., возвращаясь домой из крестового похода, когда отец невесты был новгородским князем (великий князь киевский в 1125–1132 гг.). Дочерью Сигурда и Мальмфрид была Кристин, ставшая женой шведского конунга Карла сына Сёрквира.

3 Когда я приехал в страну… — Принято считать, что это произошло в 1111 г. По сообщениям саг, в возрасте 20 лет Сигурд (род. 1090) возвратился в Норвегию из похода в Средиземноморье, в который он отправился во главе своего войска «через четыре года после гибели Магнуса конунга» и в котором он провел три года, т. е. 1108–1111 гг. (см. «Сагу о сыновьях Магнуса Голоногого», гл. 3, 13: КЗ, 481, 487). Во время этого похода Сигурд побывал в Палестине (Йорсалаланде) и воевал с язычниками в Сирии (Сюрланде), за что и получил прозвище Крестоносец.

4 …он был (…) свечником… — См. примеч. 7 ко «Второй пряди о Халльдоре сыне Снорри».

5 Его за то и прозвали Лососем, что он был человеком смуглым и черным. — По всей видимости, Оттар получил свое прозвище Birtingr в насмешку: наименование лосося birtingr буквально означает «светлый» (ср. родственное этому слову англ. bright).

6 …лендрманны и окольничие, стольники… — Конунг перечисляет самые почетные административные и придворные должности, которые могли получить от правителя Норвегии его приближенные (лендрманн — см. примеч. 47 к «Пряди о Торстейне Бычья Нога»; окольничий — см. примеч. 3 к «Пряди об Эйнаре сыне Скули»; стольник — см. примеч. 9 к «Пряди об Аудуне с Западных Фьордов»).

Перевод и примечания Е. А. Гуревич

Источник: Исландские пряди. — М.: Наука, 2016.

© Tim Stridmann