Прядь об Олаве Альве Гейрстадира

Óláfs þáttr Geirstaðaálfs

Отважным мужем и великим предводителем был Олав сын Гудрёда Конунга Охотника, брат Хальвдана Черного1. Матерью Олава была Алов, дочь Альварина из Альвхейма2. А когда Олав вошел в возраст, он стал конунгом в Гренланде3 после своего отца. Он был очень пригож и статен. Он постоянно жил в усадьбе, которая зовется Гейрстадир, поэтому его стали называть Альвом Гейрстадира4. Помимо отцовского наследства под его управлением были еще два фюлька, из которых один звался Упси, а другой Вестмарир5. Тьодольв из Хвинира6 говорит так:

Правил Олав
в прежние годы
широкославный,
в Упси и в Вестмаре,
богам подобный,
и в Гренланде,
пока храбреца
у края Фольда7
больная нога
не свела в могилу.
Ныне лежит
он под курганом,
вождь отважный,
в Гейрстадире8.

После гибели Гудрёда конунга, отца Олава, Альварин конунг, которого иначе звали Альвгейр, подчинил себе весь Вингульмёрк9 и поставил над ним Альва, своего сына, прозванного Гандальвом10. Эйстейн конунг, сын Хёгни сына Эйстейна Злого11, взял под свою власть весь Хейдмёрк и Солейяр12, однако Олав Альв Гейрстадира до самой смерти защищал все свои владения от Альва и Эйстейна, как и ото всех прочих. Его сыном был Рёгнвальд Достославный, который стал конунгом после своего отца. В его честь Тьодольв из Хвинира сложил Перечень Инглингов13.

Сон Олава

Олаву Альву Гейрстадира приснился сон, которому он придал большое значение, но, когда его расспрашивали о нем, он не желал ни о чем рассказывать. Потом он велел устроить в Гейрстадире тинг и созвал на него людей со всех концов своей страны. Первым делом конунг попросил собравшихся покончить со своими тяжбами и сказал, что после этого он объявит им, почему он созвал тинг, и заметил, что многим, возможно, покажется, что для этого было мало причин.

— Я хочу рассказать вам мой сон, — говорит он. — Мне привиделось, будто бы с востока сюда в страну идет огромный бык, черный и зловещий14. Он прошел по всей моей земле и владениям. Мнилось мне, что перед ним и от его дыхания пало великое множество людей, так что мне показалось, что их было никак не меньше, чем тех, кто уцелел, а под конец я увидал, что он сгубил мою дружину.

Затем он попросил людей истолковать этот сон — «наверняка он должен что-то означать».

Те отвечали, что он скорее их догадается, что бы он мог значить.

Тогда конунг сказал:

— В этой стране долго были добрый мир и урожай, но в ней живет намного больше народу, чем способна прокормить эта земля. Бык, который мне приснился, может оказаться болезнью, что грядет к нам с востока, и, должно быть, она вызовет великий мор. В конце концов она настигнет и мою дружину, и похоже, что и сам я последую за ней, ведь мне, как и любому другому, не избежать моего смертного часа. А теперь, когда этот сон истолкован так, как ему скорее всего предстоит сбыться, я хочу дать вам совет. Пускай все то множество людей, которое тут собралось, насыплет здесь подальше на мысу большой курган и обнесет мыс оградой, так чтобы никакая скотина не заходила туда. И пусть всякий уважаемый человек принесет в этот курган полмарки серебра15 себе на погребение. Может статься, что прежде, чем эта хворь пойдет на убыль, меня после моей смерти положат в курган. Я предостерегаю всех людей от того, чтобы они вняли совету тех, кто приносит жертвы умершим, так как им кажется, что те защищали их, покуда были живы, поскольку я считаю, что от мертвых не может быть проку. Может случиться и такое, что со временем те, кому прежде поклонялись, обращаются в злых духов. Я думаю, людям может казаться, что те же самые злые существа порой приносят пользу, а порой — вред. И я очень боюсь, что, после того как нас положат в курган, в стране наступит голод, и что сперва нам станут поклоняться, а потом мы обратимся в злых духов, при том что мы будем не властны помешать ни тому, ни другому.

Все вышло так, как сказал Олав конунг и как он истолковал свой сон. Скорее, чем можно было ожидать, напала великая хворь. Умерло множество народу, и всех, кто только мог на это претендовать, перенесли в курган, поскольку Олав конунг велел людям прямо с тинга отправляться насыпать необычайно большой курган, а еще жители страны соорудили изгородь, как он им посоветовал. Сбылось и то, что в последнюю очередь встретила смерть дружина и ее препроводили в курган. Самым последним умер Олав конунг, и его немедля вместе с большими богатствами положили рядом с его людьми, и после этого курган был закрыт вновь. Тогда мор пошел на убыль. Затем случились великий неурожай и голод. Тогда было принято решение, что они начнут приносить жертвы Олаву конунгу, чтобы он послал им урожай, и его стали называть Альвом Гейрстадира.

Здесь рассказывается о сне Храни

В первый год правления досточтимого государя Олава конунга сына Трюггви16 неподалеку от Гейрстадира жил человек по имени Храни, о котором ранее было сказано, что он был названым братом Харальда Гренландца17. Мать Храни звали Алов. Однажды ночью ему снится, будто к нему является Олав Альв Гейрстадира и что первым делом он вкратце рассказывает ему всю свою жизнь, а также о том, как был воздвигнут курган. Затем он сообщает, как ему досаждала всякая нечисть, а когда с этим было покончено, говорит ему о том, что Свейн сын Хакона ярла18 собрался уехать из страны и остановился по соседству.

— Поскольку ему нечем поддерживать себя из-за могущества Олава конунга сына Трюггви и он весьма нуждается в деньгах, ты должен рассказать ему о моем кургане и о том, что в Гейрстадире можно рассчитывать на добычу, и привести его сюда.

И говорит, как проникнуть в курган.

— Вы должны вскрыть курган ночью, — говорит он. — Никому из воинов Свейна неохота будет забираться в курган из-за исходящего из него непереносимого зловония и тлетворного духа. В конце концов ты, Храни, — говорит он, — раз не найдется никого другого, должен вызваться лезть в курган, поскольку только ты один сможешь помочь в этом деле. И ты должен заранее вытребовать себе три сокровища, которые ты выберешь, а также то, чтобы Свейн сам держал канат, так как только у него одного достанет отваги дожидаться, пока ты выйдешь из кургана. Первым делом ты должен перенести к канату все те богатства, что были свалены в кучу на помосте посреди кургана, и велеть, чтобы их подняли наверх. Затем ты должен забрать золотое кольцо у того человека, что восседает на сиденье посреди кургана, а также нож и ремень, которым он подпоясан. Потом ты должен взять меч, который он держит у себя на коленях, и взмахом этого меча снести ему голову, и от того, как ты это исполнишь, многое будет зависеть, и прежде всего твоя удача, потому что тебе нужно будет приставить голову назад к туловищу, так, чтобы она держалась. Сдается мне, что после того, как ты это сделаешь, в кургане поднимется большой шум, так что не будет тебе ни тишины, ни покоя. Вдобавок к этому погаснут все огни. Тогда почти все, кто будут снаружи, бросятся прочь от кургана, кроме Свейна и еще нескольких человек. Нечего тебе и думать ходить в курган, ежели ты не из тех, кому не ведом страх, и все же, скорее всего, тебе не будет никакой угрозы, коли ты будешь следовать моим советам. Не говори ничего о тех сокровищах, которые заберешь из кургана, и прячь их под плащом, чтобы Свейн не увидел их. На следующий день Свейн позовет тебя и всех остальных делить добычу. Ты должен явиться туда и привести с собой двух оседланных лошадей. Первым делом напомни Свейну о вашем с ним уговоре — о выбранных тобою сокровищах, которые тебе полагаются, а потом подними и покажи их всем и скажи, что ты оставляешь их себе, а им предложи поделить между собой всю прочую добычу. И не стой близко, но так, чтобы твою речь было хорошо слышно. Тогда Свейн скажет, что хочет, чтобы ты подошел поближе и показал ему сокровища. Скачи тогда прочь во весь дух. Свейн со своими людьми бросятся преследовать тебя и будут стараться догнать. Они смогут приблизиться к тебе настолько, что Свейн убьет под тобой коня. Тогда ты должен будешь вскочить верхом на другого своего коня и помчаться к лесу. Отправляйся затем в Гренланд, что в Вике, к конунгу Харальду Гренландцу19. Все домочадцы там будут в печали из-за того, что Аста дочь Гудбранда Шишки, конунгова жена, лежит на помосте и не может разрешиться от бремени, и так продолжается уже некоторое время, так что люди станут терять надежду на благополучный исход. Ты должен предложить пойти и повидаться с ней и сказать, что не исключено, что ты сможешь ей помочь. За это ты должен потребовать, чтобы за тобой было оставлено право решать, какое имя дать ребенку, если родится мальчик. Затем ты должен опоясать ее ремнем, и, сдается мне, ее состояние быстро переменится. Она родит ребенка и это будет мальчик, крупный и крепкий. Ты должен наречь его Олавом, а я отдаю ему кольцо и меч Бэсинг20, о котором я тебе рассказал прежде. После этого поезжай на север Норвегии к Олаву сыну Трюггви и прими ту веру, которую он проповедует, а потом возвращайся в Вик и оставайся при юном Олаве. Чем дольше ты будешь повсюду следовать за ним, тем большей будет твоя удача.

Затем Храни проснулся.

Храни отправляется в курган Олава Альва Гейрстадира

После этого Храни отправился на встречу со Свейном ярлом сыном Хакона и рассказал ему о том, что знает, где можно взять добычу. Ночью они сходят на берег, проникают в курган и забирают оттуда большие богатства. Храни уносит из кургана сокровища, а с курганным жителем поступает так, как тот сам ему посоветовал. Между ним и Свейном ярлом тоже все произошло именно так, как говорилось прежде. Затем Храни поехал в Вик к Харальду конунгу, своему названому брату, и ему был там оказан радушный прием. Аста лежала тогда в родах, и никто не мог ей помочь. Люди говорили, что ее положение безнадежно. Храни идет повидаться с ней и рассказывает ей и Харальду конунгу свой сон. Она говорит в ответ, что охотно согласится, чтобы он дал имя ребенку, если только это сможет помочь ее здоровью. Тогда Храни опоясал ее ремнем, который он забрал у Олава Альва Гейрстадира, и вскоре после этого она разрешилась от бремени21.


Примечания

Помимо «Книги с Плоского Острова» (Flat. II, 6–9), в редакции которой рассказ приводится в настоящем собрании (в этой компиляции она следует непосредственно за «Прядью о Харальде Гренландце»), разные версии «Пряди об Олаве Альве Гейрстадира» («Óláfs þáttr Geirstaðaálfs») содержатся в созданной в начале XIII в. «Легендарной саге об Олаве Святом» (ÓHLeg, kap. 2–4), а также в качестве позднейших интерполяций в ряде рукописей «Отдельной саги об Олаве Святом» (OlH — «Den store saga om Olav den hellige») Снорри Стурлусона (первая половина XIII в., в частности в «Bæjarbók», «Bergsbók», AM 75 e fol.; см. варианты в OlH, 718–735), при этом она отсутствует в обеих редакциях этой саги, принадлежащих самому Снорри (OlH и в «Круге Земном»). Как и предшествующий рассказ, «Прядь о Харальде Гренландце», «Прядь об Олаве Альве Гейрстадира» помещена в «Книге с Плоского Острова» перед «Сагой об Олаве Святом» (сразу же после пряди в рукописи следует заголовок: «Herr hefr vpp sogu Olafs konungs Haralldzsunar» — «Здесь начинается сага об Олаве конунге сыне Харальда»).

Рассказ предугадывает великое будущее святого короля, Олава Харальдссона (1015–1028, погиб 29 июля 1030), и представляет его преемником одного из его отдаленных предков из рода Инглингов — некогда правившего в Вестфольде и заслужившего большую любовь подданных конунга Олава, после смерти прозванного Альвом Гейрстадира. Последний, несмотря на то что он жил в языческие времена, изображен в пряди своего рода предтечей христианского государя (ср. его речь, обращенную к подданным, в которой он осуждает поклонение мертвым, а также наказ Храни принять крещение; см. специально посвященное этой пряди исследование: Heinrichs А. Der Óláfs þáttr Geirstaðaálfs. Eine Variantenstudie. Heidelberg, 1989). Кроме того, в этом рассказе упоминается и прямой предшественник Олава Харальдссона — также его тезка и первый христианский правитель Норвегии Олав Трюггвасон, чье жизнеописание было приведено в начальной части компиляции. Тем самым автор книги демонстрирует преемственность трех Олавов — Олава Альва Гейрстадира, Олава Трюггвасона и Олава Харальдссона (Святого). Не исключено, как предполагается (см.: Rowe Е.А. Cultural Paternity in the Flateyjarbók «Óláfs saga Tryggvasonar» // alvíssmál. 1998. Bd. 8. P. 3–28), что эта последовательность имплицитно включала в себя и первоначального адресата «Книги с Плоского Острова» — Олава IV Хаконарсона, третьего христианского конунга, носящего это имя (см. вступ. ст.).

Перевод сделан по изд.: Flateyjarbok. En samling af norske konge-sagaer med indskudte mindre fortællinger / Udg. Guðbrandur Vigfússon, C.R. Unger. Christiania, 1860–1868. Bd. II. S. 6–9. На русском языке прядь публикуется впервые.


1 …сын Гудрёда Конунга Охотника, брат Хальвдана Черного. — Согласно «Кругу Земному» («Сага об Инглингах», гл. 47–48), Гудрёд сын Хальвдана Щедрого на Золото и Скупого на Еду был прозван Великолепным, «но некоторые звали его Конунгом Охотником». Вторым браком Гудрёд был женат на Асе, дочери Харальда Рыжебородого, который правил в Агдире на юге Норвегии; их сыном был Хальвдан Черный, отец Харальда Прекрасноволосого.

2 …Алов, дочь Альварина из Альвхейма. — Снорри называет матерью Олава Альвхильд, дочь Альварина из Альвхейма(ра), области на юго-востоке Норвегии (совр. Эстфолл и Бохуслен в Швеции): как объясняется в «Саге об Инглингах» (гл. 48: КЗ, 36), «Альвхеймаром называлась тогда область между Раум-Эльвом и Гаут-Эльвом».

3 …в Гренланде… — См. примеч. 4 к «Пряди о Харальде Гренландце».

4 …стали называть Альвом Гейрстадира. — Согласно другим версиям рассказа, в том числе в «Легендарной саге об Олаве Святом», при жизни Олав носил другое прозвище — digrbeinn «толстоногий», а Альвом Гейрстадира он был прозван уже после смерти, когда ему стали поклоняться и приносить жертвы. В связи с этим нельзя не отметить, что и названный в его честь Олав Харальдссон (Святой) при жизни был прозван Толстым. Альв — см. примеч. 3 к «Пряди о Норна-Гесте».

5 …два фюлька, из которых один звался Упси, а другой Вестмарир. — Первоначально фюльк — наименование племени и лишь позднее этот термин стал обозначением административно-территориальной единицы, области. Названия обоих фюльков, очевидно, рано вышли из употребления. Первая из упомянутых земель (Upsa или Ofsi) не поддается идентификации; не исключено, что автор рассказа неверно истолковал соответствующий стих процитированной им висы, где ofsa вполне можно понять и как наречие («властно»; см. строфу). Вестмарир, возможно, является названием прибрежной западной части Вестфольда (совр. Вестфолла), области на юго-востоке Норвегии.

6 Тьодольв из Хвинира — норвежский скальд IX в., прозванный Мудрым, автор поэм «Перечень Инглингов» («Ynglingatal», см. примеч. 13) и «Хаустлёнг» («Haustlöng»), хвалебной песни, в которой описаны мифологические сцены, изображенные на подаренном скальду щите.

7 …у края Фольда… — т. е. на побережье Ослофьорда. Фольд — здесь Вестфольд.

8 Эту же строфу (с некоторыми разночтениями) цитирует Снорри Стурлусон в гл. 49 «Саги об Инглингах» (см.: КЗ, 37).

9 Вингульмёрк — область к востоку от Вестфольда.

10 …Альва, своего сына, прозванного Гандальвом. — Впоследствии Гандальв (его прозвище, очевидно, означает «колдун», ср. gandr «колдовской жезл») пал в сражении с Харальдом Прекрасноволосым, захватившим его владения. Ср. упоминание сыновей Гандальва в «Пряди о Норна-Гесте», где они выступают в качестве противников Сигурда и Гьюкунгов.

11 Эйстейн конунг, сын Хёгни сына Эйстейна Злого… — В «Саге об Инглингах» (гл. 49: КЗ, 37) по этому поводу сказано следующее: «Сына Эйстейна Могущественного (он же известен как “суровый” и “злой”. — Е.Г.), конунга жителей Упплёнда, звали Хёгни. Эйстейн подчинил себе тогда Хейдмёрк, Тотн и Хадаланд».

12 …Хейдмёрк и Солейяр… — Хейдмёрк — фюльк (область) на юго-востоке Норвегии; Солейяр — местность в Раумарики, лежащая к юго-востоку от Хейдмёрка (совр. Сулёр).

13 …Рёгнвальд Достославный (…) Перечень Инглингов. — Этот правитель, как и генеалогическая песнь в его честь, которую Снорри положил в основу «Саги об Инглингах», также упомянуты в Прологе к «Кругу Земному» («Тьодольв Мудрый из Хвинира был скальдом конунга Харальда Прекрасноволосого. Он сочинил песнь о конунге Рёгнвальде Достославном. Эта песнь называется Перечень Инглингов. Рёгнвальд был сыном Олава Альва Гейрстадира, брата Хальвдана Черного. В этой песни названы тридцать предков Рёгнвальда и рассказано о смерти и месте погребения каждого из них», КЗ, 9) и в соответствующей главе «Саги об Инглингах». Никаких иных сведений о Рёгнвальде не сохранилось.

14 …огромный бык, черный и зловещий. — У самых разных народов бык с древнейших времен символизирует не только плодородие, но и воинственность и смерть.

15 …полмарки серебра… — т. е. четыре унции серебра.

16 В первый год правления досточтимого государя Олава конунга сына Трюггви… — Описываемые события относятся, таким образом, к 995 г.

17 …названым братом Харальда Гренландца. — Об этом рассказывалось в «Пряди о Харальде Гренландце».

18 Свейн сын Хакона ярла — норвежский ярл (ум. 1016), сын Хакона Могучего (см. примеч. 1 к «Пряди о Торлейве Ярловом Скальде»).

19 Отправляйся затем в Гренланд, что в Вике, к конунгу Харальду Гренландцу. — О Харальде Гренландце и его жене Асте см. предшествующую «Прядь о Харальде Гренландце». В ней, как и в редакции «Пряди об Олаве Альве Гейрстадира» в «Bæjarbók», сказано, что Аста родила сына вскоре после гибели своего мужа Харальда. Этой же версии придерживается и Снорри Стурлусон в «Круге Земном» («Сага об Олаве сыне Трюггви», гл. 64: КЗ, 127), полностью опуская при этом рассказ об Олаве Альве Гейрстадира. В более ранней «Легендарной саге» (гл. 4: ÓHLeg, 3 f.) мы находим, однако, иную версию рассказа о появлении на свет главного норвежского святого. Согласно этой саге, Олав Альв Гейрстадира велит Храни ехать в Упплёнд к отцу Асты, Гудбранду Шишке, тут же сообщая ему, что Харальд Гренландец расстался с Астой и в гневе отослал ее назад к отцу.

20 Бэсинг — название меча, по-видимому, идентично bæsingr «ребенок, рожденный женщиной, находящейся вне закона» (от báss «коровий хлев»), т. е. «приблудный». Согласно «Отдельной саге об Олаве Святом» (OlH, 754–755, 606–607), впоследствии этот меч был назван Хнейтир («ранящий»; в редакции пряди в «Bæjarbók» меч носит имя Хнейтир изначально), после гибели Олава он был выкуплен византийским императором и хранился в церкви Св. Олава в Константинополе.

21 …разрешилась от бремени. — В «Легендарной саге» (гл. 4) эпизод не заканчивается рождением мальчика и наречением ему имени Олава. Согласно этой версии, Гудбранд Шишка отказывается кормить сына Харальда Гренландца и приказывает вынести его (см. об этом обычае в «Пряди о Торстейне Бычья Нога»). Как ни старается Храни убедить Гудбранда, что мальчика ждет великое будущее, тот остается непреклонным, и ребенка выносят и кладут в открытую могилу. Ночью, когда все засыпают, Храни пытается спасти мальчика. Он замечает над домом свет и указывает Гудбранду на это знамение, но тот продолжает стоять на своем. Только убедившись, что свет становится все ярче и ярче, Гудбранд разрешает наконец Храни забрать мальчика и стать его воспитателем. Впоследствии Храни отдает ему вынесенные из кургана ремень и кольцо, окропляет его водой и нарекает Олавом (об обычае окропления водой при наречении имени см. в «Пряди о Торстейне Палаточнике»).

Перевод и примечания Е. А. Гуревич

Источник: Исландские пряди. — М.: Наука, 2016.

© Tim Stridmann