Прядь о Сигурде Слюне

Рассказывается, что в те времена, когда Норвегией правили сыновья Гуннхильд1, конунг Сигурд Слюна сидел в Хёрдаланде2. Он был муж весьма расточительный. Это был человек искусный, переменчивый нравом, женолюбивый и непостоянный в своих привязанностях.

Одного человека звали Торкель Клюпп3, он был могущественным херсиром4 в Хёрдаланде. Он был сыном Торда сына Хёрда-Кари5. Человек он был очень воинственный и уважаемый. Его жену звали Алов6, она была красива и обходительна.

Рассказывают, что однажды конунг Сигурд Слюна велел передать Торкелю, чтобы тот приехал к нему на встречу. Тот так и сделал.

Конунг сказал:

— Дело вот в чем: тебе предстоит поездка на запад в Англию, потому что я решил послать тебя к Адальраду конунгу7 за данью. Такие люди, как ты, больше всего подходят, чтобы выполнять поручения правителей.

Торкель отвечает:

— Разве вы прежде не отправляли ваших людей с подобным же поручением, и они так и не воротились назад?

— Твоя правда, — говорит конунг, — но я ни за что не стал бы равнять тебя с ними, неудивительно, что они ничего не добились.

Торкель отвечает:

— Раз уж вы считаете, что мне непременно нужно ехать, я не стану отказываться, даже несмотря на то, что те, кто отправлялись туда раньше, потерпели неудачу.

После этого Торкель уехал. Он прибыл на запад в Англию вместе со своими спутниками, явился к Адальраду конунгу и приветствовал его. Конунг выслушал его благосклонно и спросил, что перед ним за человек. Торкель назвал себя.

Конунг сказал:

— Я слыхал, что ты стяжал себе хорошую славу, так что добро пожаловать к нам.

После этого Торкель остался у конунга на зиму.

Как-то раз он сказал конунгу:

— Случилось так, государь, что я отправился в эту поездку из-за того, что конунг Сигурд Слюна послал меня к вам за данью. И я ожидаю, что вы ответите мне согласием.

Конунг сказал:

— К нам и раньше приезжали люди с подобным же поручением, но я счел это требование Сигурда конунга беззаконным и несправедливым, поскольку я знать не знаю ни о каких таких обязательствах, которые вынуждали бы меня платить ему дань, и те его посланцы, что являлись к нам с этим требованием прежде, жестоко за это поплатились. Не сомневаюсь, что конунг не ожидал ничего другого и от вашей поездки, чем бы он ни руководствовался, отправляя вас ко мне. Однако я не намерен, Торкель, менять своего обращения с тобой и хочу, чтобы ты по-прежнему испытывал ко мне благодарность и оставался моим другом, и поэтому я уплачу тебе кое-какие деньги, но я не желаю покупать дружеское расположение сыновей Гуннхильд.

Весной Торкель снарядился в обратный путь, захватив с собой немало добра. Они с конунгом расстались очень тепло, предварительно скрепив свою дружбу взаимными обещаниями.

А когда Торкель уехал из Норвегии, конунг Сигурд Слюна отправил своих людей в его усадьбу и велел им увезти оттуда его жену Алов. Когда ее привезли к нему, он уложил ее рядом с собой в постель. Тогда она сказала:

— Государь, — говорит она, — вы поступаете дурно и недостойно с человеком, который вам доверяет, и это может привести к большой беде. Но решение остается за вами, даже если это и к худшему.

Конунг сказал:

— Ты должна как можно скорее смириться с тем, что от тебя требуют, и не смей меня поучать.

С тех пор Алов ложилась в постель с конунгом каждую ночь. Все считали, что конунг поступает и дурно, и неразумно, и говорили, что он за это еще поплатится. Весной же, когда стали ходить слухи о возвращении Торкеля, конунг отослал Алов домой. Когда Торкель Клюпп узнал обо всем, что случилось, он был сильно потрясен этим. Он отправился домой в свою усадьбу и был очень молчалив и угрюм. А когда он приехал домой, Алов была там. Она вышла навстречу Торкелю и сказала:

— Добро пожаловать, Торкель, муж мой! Заходи в дом и отдохни. Возможно, ты уже наслышан о том, что я совершила, и новости эти недобрые. Я бы хотела загладить перед тобой все мои проступки, с тем чтобы потом в мире и согласии делить с тобой ложе.

В ответ на это Торкель произнес вису:

Не лягу на ложе,
Нанна клети пива8,
я с тобой — от горя
хмур челом я нынче.
Не пригублю браги,
клюв кукушки раны9
окунется прежде—
брани жду — в кровь княжью.

Она отвечает:

— Плохо дело: тяжек проступок, но не легче и месть, которую ты вынашиваешь. Худо, что я навлекла на нас столько зла.

После этого был созван тинг10, и на него явился Сигурд конунг и множество народу. В этой поездке вместе с конунгом был человек по имени Эгмунд, он был сыном Хёрда-Кари11. Он стоял рядом с конунгом, и в руке у него было длинное копье. Торкель подошел к престолу и сказал:

— Государь, вот дань, которую я привез из Англии. Взгляните-ка, конунг, достойно ли со мной расплатились.

Конунг посмотрел, увидал множество ценных вещей и сказал:

— Разве данное тебе поручение не было исполнено на славу, и с тобой не расплатились сполна?

Торкель отвечает:

— Осталось исполнить еще кое-что.

Одет он был так: на нем был короткий плащ на завязках, очень нарядный. Тут он выхватил из-под плаща секиру и нанес конунгу смертельный удар. И не успел Торкель, совершив это, отойти, как к нему подбежал Эгмунд сын Хёрда-Кари и пронзил его тем самым копьем, что он держал в руках12. Родичам Торкеля настолько не понравился поступок Эгмунда, что они нагрянули в его усадьбу и сожгли его в доме: по их мнению, вина за то, что произошло между конунгом и Торкелем, в первую очередь падала на конунга.

Когда Гуннхильд получила известие о гибели своего сына, она решила, что вся вина за постигшее ее горе лежит на Алов, и задумала поквитаться с ней, покрыв ее позором. Та проведала об этом. Она узнала, что готовится к отплытию исландский корабль, и пришла повидаться с его владельцем. Этого человека звали Бёдвар сын Торстейна, и он был братом Халля с Побережья13. Она сказала ему:

— Я попала в беду, — говорит она, — и хочу попросить тебя увезти меня в твою страну, чтобы избавить от притеснений Гуннхильд.

Тот отвечает:

— Сдается мне, что ты и вправду в этом нуждаешься, так что будь по-твоему. Но за это ты должна пообещать мне выполнить мое желание.

Она сказала, что так тому и быть. Затем она отправилась на корабль вместе с Гудрун, своей дочерью. После этого она уехала. Они прибыли в Исландию и высадились на востоке в Лебяжьем Фьорде14. Там у Бёдвара был богатый двор. Рассказывают, что когда они приехали домой, Бёдвар сказал:

— А теперь я хочу вернуться к тому разговору, который я оборвал в Норвегии, и я намерен повести речь о моем сватовстве к тебе.

Она отвечает:

— Я знаю, станут говорить, что я вступаю в менее почетный брак, чем прежде, но ты заслуживаешь, чтобы твое желание было исполнено.

Затем они сыграли свадьбу, и Бёдвар получил Алов в жены, однако они не долго прожили вместе, так как Бёдвар умер тем же летом. После этого Эйнар сын Эйольва с севера с Поперечной Реки прослышал о том, что Гудрун дочь Клюппа — достойная невеста на выданье, взял ее за себя, и у них с ней было много детей15. Сына Эйнара и Гудрун звали Торкель Клюпп, и он был назван в честь своего деда с материнской стороны. Это был человек многообещающий, и о нем упоминается во множестве саг16.

Спустя несколько зим Алов уехала назад в Норвегию к своим родичам. Ее считали весьма уважаемой женщиной.


Примечания

«Прядь о Сигурде Слюне» («Sigurðar þáttr slefu»), или, как она озаглавлена в рукописи, «Прядь о конунге Сигурде Слюне сыне Гуннхильд» («Þaattr fra Sigurdi konungi slefu syni Gunnhildar»), сохранилась лишь в собрании саг о правителях Норвегии, «Книге с Плоского Острова» («Flateyjarbók»). В этой компиляции рассказ о гибели Сигурда Слюны (ок. 970 г.) присутствует как отдельное произведение среди текстов, предшествующих «Большой саге об Олаве Трюггвасоне» и предпосланных ей в качестве предыстории правления первого норвежского конунга-миссионера. Как следует из пролога, рассказ был добавлен к книге в 1390 г. вторым ее редактором, священником Магнусом Торхалльссоном.

Предполагают, что в основу пряди мог быть положен реальный исторический факт, однако то обстоятельство, что приведенный в «Книге с Плоского Острова» рассказ о конфликте могущественного норвежского предводителя Торкеля Клюппа с одним из соправителей страны, приведший к гибели их обоих, содержит целый ряд отличий от других известных версий того же эпизода, изложенных в «королевских сагах», очевидно, свидетельствует о том, что перед нами относительно позднее сочинение, явившееся результатом переработки этих более ранних и значительно более кратких сообщений в отдельную прядь. Не вызывает сомнений, что в ходе этой переработки эпизод саги подвергся существенным изменениям, был распространен — дополнен новыми мотивами и сюжетными ходами (судя по всему, таковым, например, является поездка героя в Англию), а также сценическим действием (в том числе речами персонажей) и превращен в самостоятельное повествование.

История о гибели конунга Сигурда Слюны прежде всего известна из «Саги о Харальде Серая Шкура» в «Круге Земном» (гл. 14). Согласно изложению Снорри Стурлусона, этот конунг приехал в гости к херсиру Клюппу, когда того не было дома, «но Алов, его жена, хорошо приняла конунга. Пир был на славу, и на нем много пили… Конунг пошел ночью к ложу Алов и лег с ней против ее воли. Потом конунг уехал» (КЗ, 95). Далее сообщается, что следующей осенью Клюпп собирает родичей, чтобы напасть на конунга (сказано, что предводителем их был некий Вемунд Костолом, — в пряди он даже не упоминается), приезжает в Альрексстадир, поместье конунга, и пронзает его мечом, после чего погибает от рук одного из дружинников Сигурда Слюны, Эрлинга Старого (этот же рассказ, однако без упоминания имени убийцы Клюппа, приводится в Flat. I, 69–70, где он включен в «Сагу об Олаве Трюггвасоне»). Еще более лаконично об обстоятельствах гибели этого конунга говорится в самом раннем из известных источников, «Обзоре саг о норвежских конунгах» («Ágrip af Nóregs konunga sögum», ок. 1190 г.): «Сигурда убил человек по имени Торкель Клюпп, так как Сигурд взял силой его жену. Он пронзил Сигурда мечом, и за его гибель сразу же отомстил его дружинник, которого звали Эрлинг Старый» (Ágrip af Nóregskonungasögum. A twelfth-century synoptic History of the kings of Norway / M.J. Driscoll. L., 2008. P. 18). Аналогичное по содержанию и столь же краткое сообщение содержится в истории норвежских конунгов «Красивая Кожа» («Fagrskinna», первая половина XIII в.).

Значительно более обстоятельный рассказ о тех же событиях мы встречаем во вступительном разделе «Саги о Торде Пугале» («Þórðar saga hreðu») — истории жизни Торда, младшего брата главного героя пряди, (Торкеля) Клюппа, который вслед за гибелью последнего был объявлен вне закона в Норвегии и вынужден бежать в Исландию. Сообщение о причинах распри Клюппа с Сигурдом Слюной в этой саге полностью соответствует приведенной краткой записи в «Обзоре» (и в «Красивой Коже»), однако изложение последующих событий изобилует подробностями, отсутствующими во всех прочих версиях этого эпизода. Как рассказывается в этой саге, Торд подбивает брата отомстить конунгу Сигурду за свое бесчестье, после чего все четверо сыновей Торда сына Хёрда-Кари в полном вооружении отправляются в усадьбу в Упплёнде, где конунг пирует вместе со своими людьми. Далее следует сцена, подробно описывающая месть Клюппа, его гибель от рук дружинника конунга и месть за него, которую тут же осуществляет его брат Торд, навлекающий на себя тем самым гнев оставшихся в живых братьев конунга Сигурда. Не исключено, что автору «Саги о Торде Пугале» (эту сагу принято датировать XIV в.) история взаимоотношений Клюппа с Сигурдом Слюной была известна не только в версиях «королевских саг», но и в каких-то других ее вариантах, включая и тот, который был представлен в пряди, вошедшей в «Книгу с Плоского Острова», на что могут указывать отдельные совпадения в деталях (см. примеч. к рассказу).

Перевод сделан по изд.: Flateyjarbok. En samling af norske konge-sagaer med indskudte mindre fortællinger / Udg. Guðbrandur Vigfússon, C.R. Unger. Christiania, 1860–1868. Bd. I. S. 19–21. На русском языке прядь публикуется впервые.


1 …Норвегией правили сыновья Гуннхильд… — Согласно сообщению «Круга Земного» (КЗ, 67), у конунга Эйрика Кровавая Секира сына Харальда Прекрасноволосого и его жены Гуннхильд дочери Эцура Рыла, прозванной Матерью Конунгов, было семь сыновей — конунги Гамли, Гутхорм, Харальд Серая Шкура (ок. 960–970), Рагнфрёд, Эрлинг, Гудрёд и Сигурд Слюна. Предполагается, что последний получил свое прозвище оттого, что был шепеляв. Ко времени действия рассказа старших братьев (Гамли и Гутхорма) уже не было в живых.

2 …в Хёрдаланде. — В этой области на западе Норвегии (совр. Хордаланн) находилось одно из старейших поместий, которыми владели конунги, — Альрексстадир (см. примеч. 8 к «Пряди о Хельги сыне Торира»).

3 Торкель Клюпп — под этим же именем герой рассказа упоминается в «Обзоре саг о норвежских конунгах» (в рукописи — kleypr), однако в других источниках — в «Саге о Харальде Серая Шкура» в «Круге Земном» (гл. 14: КЗ, 95), в истории норвежских конунгов «Красивая Кожа», а также в «Саге о Торде Пугале», где излагаются несколько иные версии описанного здесь инцидента, он носит имя Клюпп (точное значение этого имени или прозвища не установлено, возможно, klyppr следует истолковать как «толстый»).

4 Херсир (hersir, от herr «войско») — мелкий племенной вождь в западной и северной Норвегии во времена, предшествующие образованию норвежского государства. До объединения страны Харальдом Прекрасноволосым (конец IX в.) херсиры были независимыми правителями (главами фюльков, т. е. округов) и военными предводителями, возможно также руководившими языческими ритуалами, но не имевшими судебной власти; в XI в. этот социальный термин постепенно выходит из употребления. Звание херсира передавалось в роду (так, в «Саге о Торде Пугале» сказано, что Клюпп стал херсиром после смерти Торда, своего отца).

5 …сыном Торда, сына Хёрда-Кари. — В «Саге об Олаве сыне Трюггви» (гл. 54) о сыновьях Хёрда-Кари сказано следующее: «В Хёрдаланде было много знатных мужей, которые возводили свой род к Хёрда-Кари. У того было четыре сына: один из них был Торлейв Мудрый, другой был Эгмунд, отец Торольва Скьяльга, отца Эрлинга из Соли (см. о нем в “Пряди об Эйндриди и Эрлинге”, а также в других рассказах. — Е.Г.), третий был Торд, отец Клюппа херсира, который убил Сигурда Слюну, сына Гуннхильд, четвертый был Эльмод, отец Аскеля, отца Аслака Фитьяскалли. Этот род был тогда самым могущественным и знатным в Хёрдаланде» (КЗ, 134). В «Саге о Торде Пугале», повествующей о брате героя пряди, сообщается, что у херсира Торда сына Хёрда-Кари было четверо сыновей: Стейнгрим, Клюпп, Эйольв и Торд Пугало, родившийся после смерти отца.

6 …жену звали Алов… — В «Круге Земном» («Сага о Харальде Серая Шкура», гл. 14) приводится генеалогия Алов, из которой следует, что она состояла в родстве со знатнейшими людьми страны: «Алов, жена херсира Клюппа, была дочерью Асбьёрна и сестрой Железного Скегги с севера из Ирьяра, а Асбьёрн был братом Хрейдара, отца Стюркара, отца Эйндриди, отца Эйнара Брюхотряса» (КЗ, 95; об Эйнаре Брюхотрясе см. в «Первой пряди о Халльдоре сыне Снорри» и в «Пряди об Эйндриди и Эрлинге»). Алов упоминается также в «Пряди о Торстейне Бычья Нога» (см. в наст, изд.), где сказано, однако, что она была сестрой Асбьёрна, тогда как в «Саге о Торде Пугале» (гл. 1) утверждается, что Алов была дочерью Скегги из Ирьяра (т. е. внучкой Асбьёрна).

7 Адальрад конунг — английский король Этельред Неразумный (978–1016). Если следовать внутренней хронологии истории правителей Норвегии, описанные здесь события должны были произойти раньше, чем конунг Адальрад занял английский престол. Принято считать, что мотив отправки Торкеля Клюппа в Англию за данью был добавлен автором пряди (см.: Vries J. de. Altnordische Literaturgeschichte. В., 1967. Bd. II. S. 297).

8 …Нанна клети пива… — женщина (где клеть пива — питейный рог, Нанна рога — женщина; Нанна — имя богини).

9 …кукушки раны… — Кукушка раны — кеннинг ворона или орла.

10 Тинг — сходка, народное собрание, на котором вершилось правосудие.

11 …Эгмунд, он был сыном Хёрда-Кари. — Эгмунд, таким образом, приходился Торкелю Клюппу дядей (см. примеч. 5).

12 …Эгмунд сын Хёрда-Кари и пронзил его тем самым копьем, что он держал в руках. — О том, что Клюпп был убит собственным родичем, говорится и в «Саге о Торде Пугале», однако согласно этому рассказу, за гибель конунга отомстил не Эгмунд, а его сын Хроальд, причем отмечается, что «он был внуком Хёрда-Кари и состоял в близком родстве с сыновьями Торда» («Þórðar saga hreðu», кар. 1). По сообщению этой саги, увидев, что его брат Клюпп убит, Торд Пугало зарубил Хроальда на месте. В более ранней «Саге о Харальде Серая Шкура» в «Круге Земном» эпизод убийства конунга Сигурда Слюны и последующей мести представлен иначе. Здесь рассказывается, что на следующую осень после того, как Сигурд в отсутствие Клюппа явился в его усадьбу и взял Алов силой, «Харальд конунг и Сигурд, его брат, поехали в Вёрс и созвали там тинг бондов (т. е. сход свободных хозяев. — Е.Г.). На этом тинге бонды набросились на них и хотели их убить, но они спаслись и пустились прочь. После этого Харальд конунг отправился в Хардангр, а Сигурд конунг — в Альрексстадир. Когда об этом узнает Клюпп херсир, он собирает родичей, чтобы напасть на конунга. Предводителем их был Вемунд Костолом. Приехав в Альрексстадир, они набросились на конунга. Клюпп пронзил мечом конунга, и тот сразу умер, но тут же Эрлинг Старый сразил Клюппа» (КЗ, 95–96). Этот же дружинник конунга Сигурда упомянут в качестве убийцы Клюппа в «Обзоре саг о норвежских конунгах» и в «Красивой Коже» (Ágrip af Nóregskonungasögum… Р. 18; Fagrskinna / Udg. Finnur Jónsson. København, 1902–1903. S. 57).

13 Бёдвар сын Торстейна, и он был братом Халля с Побережья. — О том, что у родовитого исландца Халля с Побережья (см. о нем в «Пряди о Тидранди и Торхалле») был брат Бёдвар, других сведений нет, однако, согласно генеалогии в «Книге о заселении страны» (Land., 310), Халль был внуком Бёдвара Белого.

14 …на востоке в Лебяжьем Фьорде. — Южный Лебяжий Фьорд на востоке Исландии — место поселения Бёдвара Белого (см. предыд. примеч.).

15 …Эйнар сын Эйольва с севера с Поперечной Реки (…) было много детей. — Родовитый исландец, брат Гудмунда Могучего. В «сагах об исландцах» (в частности, в «Саге о Ньяле») он обычно упоминается как Эйнар с Поперечной Реки (местность в Островном Фьорде на севере Исландии; см. о нем в «Пряди о Пивном Капюшоне» и примеч. 4 к «Пряди о Торарине сыне Невьольва»). В «Саге о Торде Пугале» (гл. 7) сказано, что Торд выдал свою племянницу Гудрун дочь Клюппа замуж за Эйнара с Поперечной Реки, сына Эйольва, и приводятся имена их десяти детей: сыновей Ярнскегги, Клюппа, Торлейва и Аслака и дочерей Халльдоры, Халльфрид, Хельги, Иорунн, Вальгерд и Вигдис.

16 Сына Эйнара и Гудрун звали Торкель Клюпп (…) о нем упоминается во множестве саг. — В «Саге о Торде Пугале» (гл. 7) один из сыновей Эйнара и Гудрун носит имя Клюпп (см. предыд. примеч.). Вопреки сказанному здесь, внук героя пряди, Торкель Клюпп (или Клюпп), не упоминается в известных нам сагах. Это был человек многообещающий — традиционная характеристика юных отпрысков родовитых семейств.

Перевод и примечания Е. А. Гуревич

Источник: Исландские пряди. — М.: Наука, 2016.

© Tim Stridmann