Сага о Вильхьяльме Кошеле

Vilhjálms saga sjóðs

JS 27 fol. (1670)

1. Сага эта начинается в Англии и продолжается потом в Стране Саксов1 и Стране Греков, и следует на запад в Африку, до самого заката солнца, а затем в южную половину Земли в великий город Ниневия2 и оттуда на край света до великих гор Кавказ. Эта сага была взята из каменной стены в Вавилоне3 Великом, а сочинил её мастер Гомер4. Возможно, люди слышали о подобных историях, которые не кажутся достоверными, потому что тот, кому незнакомо устройство стран, может назвать то, что на востоке, так, как он имел на западе, а на юге так, как обстоит на севере, ведь названия как городов, так и стран меняются. И оно становится ничем, если речь идёт о неучёных людях, хотя те, кто учёный, сочтут это недостатком. И хотя кому-то кажется неправдоподобным то, что рассказывается о людских подвигах или путешествиях тех мужчин, о которых повествует история, но оно не должно удивлять, потому что тот, кого удача хочет возвысить, должен быть на это способен. А тому, кого она хочет низвергнуть, почти всё будет трудно. Но удаче сложно доверять, потому что она идёт различными путями.

2. История эта начинается в то время, когда в Англии правил конунг по имени Рикард5. Он происходил из рода Энея Великого из Трои6. Он был превосходным правителем, мужественным и хорошо воспитанным человеком, великим в искусствах7, с которым в этой стране никто не мог сравниться. Он был учтив и многими любим. Он получил высокочтимую жену, дочь герцога Страны Саксов, и вместе с нею приобрёл обширное государство к западу вместе с рекой Рейн8. У них был сын по имени Вильхьяльм. Внешне он был похож на свою мать, а она была красивейшей женщиной. Но подобно его отцу он был силён и искусен. Управителя конунга звали Диксин9. Он был большой, сильный, мудрый, преданный человек, и ему, вслед за конунгом, принадлежало всё управление государством. Он был воспитателем сына конунга, обучил его искусствам и многим знаниям, и они очень любили друг друга. Когда сыну конунга было пять зим10, конунг отправился в Страну Саксов, чтобы устроить дела своего государства, и сын его отправился с ним, и там конунг зазимовал. Конунгу Рикарду было большим удовольствием ходить в лес с ястребами и собаками охотиться на дикого зверя. И он прикладывал к этому так много усердия, что иногда неделями оставался в лесу вместе со своей свитой.

3. Рассказывают, что однажды конунг, как обычно, отправился в лес со своей свитой. В один из дней была дождливая погода, и конунг сидел в лесу в своём шатре, а с ним его пажи и его сын, но свита охотилась в лесу. К шатру конунга подъехал мужчина огромного роста в рыцарском облачении. С ним подъехала женщина. Она не была очень красива, но была хорошо сложена и хорошо одета. Они вошли в шатёр и поприветствовали конунга. Он воспринял это хорошо и спросил, кто она такая. Она сказала, что прибыла из Африки и имеет там владения.

— Мои корабли здесь, в море, но мой господин запретил мне называть моё имя. А я ехала по лесу, чтобы развлечься. Твой ли это сын, что сидит там возле тебя?

Конунг сказал, что это верно. Конунг увидел, что у неё на руке золотое кольцо11, и не видывал конунг большего сокровища. И нашла на него такая большая алчность, что он любой ценой захотел получить кольцо и спросил, не хочет ли она продать ему кольцо. Но она говорит, что оно не продаётся за деньги.

— Но если ты всё ещё желаешь кольцо, то сыграешь на него одну партию в шахматы12 и поставишь взамен то, что я пожелаю.

Конунг спросил, что это будет. Она молвила:

— Поставь в обмен твоего сына, потому что у меня есть прекрасная дочь.

Конунг говорит, что сын его не продаётся так, чтобы он захотел поставить его на кон. Но она сказала, что ей нет выгоды поставить кольцо. Тут конунг подумал, что его шахматная доска здесь, рядом с ним, и что он никогда не проигрывал, если играл на ней сам. Поэтому он говорит, что хочет рискнуть сыграть одну партию, хотя конунг подозревал, кто́ эта женщина такая. Затем они поставили доску и сыграли на этих условиях, и король заметил, что она играет очень хорошо. И всё же игра закончилась тем, что её король остался незащищённым12. Конунг потребовал кольцо, но она объявила ничью, ведь короли остались на доске. Конунг хочет забрать кольцо. Тогда её спутник молвил:

— Мне кажется, что у конунга есть свой хороший довод. Но перед тем, как вы поспорите за кольцо, я предлагаю тебе поединок, и тот из нас получит кольцо, кто одержит верх.

Конунг сказал, что за ним не задержится. Пажи берут коня конунга и доспехи. Затем они взяли кольцо и прикрепили к шатру и объявили подлецом14 того, кто обманет другого.

4. Тут конунг вскочил на своего коня, и они отважно съехались, и заметил конунг, что его соперник величайший храбрец. Но закончилось тем, что у коня прибывшего человека15 сломался хребет. И в этот миг на поляну подъехала свита конунга, и тотчас они16 пропали прочь, а конунг взял кольцо и рассказал своим людям о событиях, случившихся днём, и показал кольцо, а они подумали, что никогда не видели подобной драгоценности. Тут конунг отправил людей из леса к морю узнать, что́ было правдой в их17 истории, но не нашли ни людей, ни кораблей, и никто не слышал, что какие-то появлялись. И посчитали люди, что конунгу очень посчастливилось. Теперь конунг возвращается из леса домой, а немного позже конунг едет назад в Англию и долгое время сидит в своём государстве. В это время сын конунга растёт, и вместе с ним увеличивается его сила и искусства. Все любили его от всего сердца. Отец его предложил сделать его рыцарем и дать ему много владений в стране, но Вильхьяльм говорит, что не умеет управляться с богатством и не хочет получать титул прежде, чем добьётся некоторой славы. Конунг дал ему кольцо, которое получил в лесу, и сказал, что он лучше всего воспользуется кольцом, потому что был поставлен против него. Вот прошло время, пока Вильхьяльму не исполнилось 15 зим. Был он тогда так силён, что ни один человек в этой стране не мог противостоять ему ни в силе, ни в искусствах. Вскоре конунг Рикард хочет отравиться в Страну Саксов, и с ним поехал его сын, и эта поездка им хорошо удалась, и он остался там на зиму.

5. Конунг Рикард зимой ездил по пирам по своей стране и устанавливал законы и государственное право, но когда он должен был вернуться назад в свой город, называемый Савис, его путь пролегал через какую-то горную гряду18, и там были узкие ущелья. В начале дня погода была хорошей, но потом поднялся ветер, и началась такая сильная гроза с молниями, что показалось чудом. А когда они подошли к середине горы, ветер так разбушевался, что упали они со своих коней, а под некоторыми упали кони, и поранились они о своё оружие. У некоторых коней были переломаны кости, но вокруг было так темно, что никто не видел других, и так прошло шесть часов. А когда непогода немного стихла, поднялись они на ноги, как только смогли передвигаться, и осмотрели людей, и многие были мертвы, но конунга они нигде не нашли, хотя искали до конца дня. Пришли теперь домой и сообщили эти вести, и появилась великая печаль, и долго искали его, обращались за предсказаниями к прорицателям, но не нашли такого мудрого, чтобы мог разузнать, жив тот или мёртв. Стало об этом известно в Англии, и это показалось всем великим событием, и все хотели выбрать Вильхьяльма конунгом, но он не желал этого и назначил Диксина правителем над обоими государствами. Они пребывали в городе, который называется Винсестер19, и так прошёл этот год.

6. Однажды сын конунга пошёл в лес и был на поляне один, поскольку редко бывал с радостным лицом, с тех пор как потерял своего отца. На руке у него было красивое кольцо. Погода в то время была хорошей, но с туманом. Тут он услышал, что-то заговорило так, что раздалось эхо20. Он услышал также сильный грохот, а затем из леса вышел ужасно огромный ётун21. Он был лыс, но волосы на щеках были такие жёсткие, как китовый ус, и свисали ниже пояса. Глаза его были открыты, и так велики, словно озёра, и белы, как кварц. Брови его были широкие и чёрные, как во́роны. Ресницы — длинные и такие острые, словно свиная щетина. Нос его был с четырьмя изгибами и свисал перед ртом. Зубы его были жёлтыми и далеко выступали из его воровской22 челюсти, а рот был таким огромным, как сарай для лодок. У него были свисающие до ступней руки и длинные пальцы, а ногти словно когти стервятника, и во всём он был хуже, чем можно было описать. Он поприветствовал сына конунга по имени. Тот хорошо принял его приветствие и спросил, кто он и откуда прибыл.

— Тебя не касается, — сказал он, — откуда я пришёл. И имя моё я тебе не назову, но у меня есть к тебе дело.

— Тогда ты должен будешь открыть его, — сказал сын конунга.

Тот говорит:

— Я послан за золотым кольцом, которое ты носишь на руке.

— Никогда я не потеряю кольцо без борьбы, — сказал сын конунга.

— Я дам тебе так много золота, сколько ты назначишь, — сказал он.

Сын конунга говорит:

— Я не торгаш.

— Тогда, быть может, ты захочешь поставить его на кон, — сказал турс23, — ведь отец твой так его и выиграл.

— Что ты поставишь взамен? — сказал сын конунга.

— Кольцо, которое у меня на руке, — сказал он, — и весит оно не меньше, вместе с моей головой, и я выкуплю её с помощью того, что ты условишь, если это потребуется.

— Здесь нет доски, — сказал сын конунга, — и я хочу играть не на какой-то доске, а на той, которую имел мой отец.

— Принести её будет не долго, если за ней отправится проворный человек, и я хочу её принести, — сказал он.

— Это вполне возможно, — сказал сын конунга. Турс вскочил с места и вернулся назад быстрее, чем ожидалось, и сын конунга подумал, что тот не приходил домой.

7. Тут они поставили доску и некоторое время играли, и закончилось так, что турс получил мат. Он поглядел зло, однако засунул доску в кошель, а сын конунга забрал кольцо себе.

Турс сказал:

— Чем я теперь должен выкупить мою голову?

— Ты должен принести мне все доспехи, — сказал сын конунга, — такие надёжные, чтобы не могли сломаться. И возвращайся назад, до того, как истекут 6 месяцев, и смотри, что это станет твоей смертью, если какие-то из них будут с изъяном.

— Трудную задачу ставишь ты мне, — сказал турс, — чтобы я смог отплатить тебе. Но мы ещё сыграем.

На этом они и расстались.

Пришёл сын конунга домой поздно вечером, и спросил Диксин, что его задержало, а он рассказал, что случилось.

— Не порицаю я тебя за эту поездку, — сказал Диксин, — однако я бы хотел, чтобы ты не играл с турсом.

Сын конунга сказал, что это не великое испытание.

— От него мы тяжело пострадаем, — сказал Диксин.

Сын конунга сказал, что никогда не опасался завтрашнего дня.

Тут подходит время, когда сын конунга должен получить выигрыш. Вот приезжает он в лес, где они должны встретиться, и приходит туда турс. Сын конунга поприветствовал его. Он принёс сыну конунга поножи24 из кованой стали. Потом принёс он ему тройную кольчугу. Казалось, сын конунга никогда не видел лучших доспехов.

— Эти доспехи взял я у дверга Андвари25, — сказал турс. — А он изготовил их Херьюду, конунгу Хольмгарда26. Никакое оружие не разит их, а тот, кто носит их, всегда одержит победу. Дверг не хотел лишиться их и за 300 фунтов золота.

Затем принёс он ему шлем. Он был сделан из твёрдой стали, отполирован как стекло и инкрустирован драгоценными камнями. Адамас27 Твёрдый находился наверху, в его центре. И откуда бы ты ни смотрел на него, видел 10 человек, идущих в бой, и казалось, что человеческие фигуры живы, если солнце светило на него.

— Этот шлем, — сказал турс, — принадлежал Геркулесу Сильному, и он носил его, когда убил могучего великана Кентавра28, которого не могли отправить в Хель29 100 человек, даже если была связана его вторая рука. Лучшего шлема не найти.

Потом принёс он ему меч, который был 11 пядей30 между рукоятью и местом удара31. Казалось, что волк выбегал из-под рукояти на остриё, если рукоять была обращена вниз, но если вниз было обращено остриё, то он забегал за рукоять и гнался за белкой.

— Этот меч, — сказал турс, — называется Самирон32. Он принадлежал Балдуину Сильному, конунгу Индии33. Он пролежал 13 зим в логове змея по имени Виспир34 и закалён в его крови, и я полагаю, что лучшего меча не найти.

Тут он взял золотой щит, покрытый золотом и инкрустированный драгоценными камнями. Тысяча марок35 золота была на щите, а драгоценные камни стоили ещё больше. На нём была написана история Ясона Сильного, отца Агаменона, конунга Греции, и герцога Менелая Сильного, женившегося на Елене Звезде, и о том, как он принёс золотое руно в Колкос и как они убили конунга Ламидона, отца Приама, конунга Трои36. Этот щит носил Эктор, который был лучшим рыцарем, а по краю щита была история Александра Македонского, который завоевал весь мир и был предательски отравлен в Вавилоне37. Этот щит забрал из Трои Неоптолем, сын Ахилла Сильного, который убил Гектора, но потом он был передан Турну, который убил Палласа, сына конунга Сирии Энангра38, который был величайшим человеком. Затем взял он копьё и молвил:

— Это копьё повелел сделать Луканус, сокрытый человек39 и правитель горы, которая называется Горой Лукануса, и послал его конунгу Птолемею40 в Египет. Он хотел получить копьё, но поскупился заплатить. Луканус послал дверга Альврига41 украсть его, но я встретил его по пути и забрал у него копьё. Оно называется Бульта42. Цена его — ослиная поклажа чистого серебра и богатейший замок во Франции. Теперь возьми сокровища и освободи мою голову.

8. Тогда сын конунга молвил:

— Хорошо ты это выполнил, но теперь мы расстанемся.

— Не хочешь ли сыграть одну партию? — сказал турс. — Есть тут золотые кольца, которые я хочу поставить против твоего кольца, за которым я был послан, вместе с моей головою на тех же условиях, как раньше.

Сын конунга предоставил решать ему. Тут ставят они доску, и ётун, как случилось и раньше, проиграл и кольца, и свою голову. Он молвил:

— Чем теперь выкуплю я мою голову?

— Сейчас я тебе это облегчу, — сказал сын конунга. — Ты должен найти мне коня, седло и уздечку, такие же хорошие, как и доспехи. Потом скажешь мне, где отец мой, живой или мёртвый, и куда он подевался.

— Менее всего я хотел такого выбора, — сказал турс. — И мало счастья ты мне принесёшь, прежде чем я смогу расплатиться перед тобой. Но я ставлю условием, что мы ещё сыграем.

— Этого никогда не случится, — сказал сын конунга. — И вернись через месяц.

И на этом они расстались. Вернулся тут сын конунга домой из леса и рассказал Диксину, что он раздобыл.

— Боюсь я, — сказал Диксин, — что мы пострадаем от него, и больше не встречайся с ним в одиночку, если я могу решать.

Наступил тут назначенный день. Сын конунга собирается теперь из дома и приходит к тому месту, где они должны встретиться.

9. Ждёт теперь сын конунга на поляне, а немного позднее приезжает на поляну его товарищ по игре и слезает с коня. Сыну конунга показалось, что он никогда не видел подобного сокровища, и молвил он ётуну:

— И ты едешь верхом.

— Ты должен это знать, — сказал ётун. — Этого коня нашёл я в пустынях Индии, на горе, что называется Телли43. Там всё кишит змеями. В золоте недостатка там нет, поэтому золотом окрашены хвост его, грива и копыта. Скальк44 зовут того дверга, который его приручил и вскормил змеиным молоком. Он быстр, как ласточка в полёте, и так силён, что три верблюда не могут поднять его ношу. В бою он лучше четырёх человек. Конунг Юбин45, правивший Страной Чёрных Людей46, владел конём с седлом и чепраком47. Тот был соткан в Альвхейме48, и никто не ведает, из какой ткани он был. Он не горит в огне и меняет свой цвет каждую седьмую ночь в течение 12 месяцев. Седло конунг Юбин купил у одного купца из Вавилона и дал ему трёх дромундов49, нагруженных сокровищами, и золотой сосуд, о котором никто не знал, сколько он стоил. Но Меркурий, брат моей бабушки, был пажем конунга, и он украл эти сокровища и принёс мне, а конунг повелел его повесить.

Взял тут сын конунга коня, запрыгнул на него и молвил:

— Скажи теперь, что ты знаешь об отце моём.

— Кажется мне это не простым, — сказал он. — но всё же жив отец твой и пребывает в той стране, что зовётся Эйрс50.

— Где находится эта страна? — спросил сын конунга.

— Скажи это себе сам, — сказал турс, — но ты не уедешь, пока мы не сыграем.

И пока они говорили об этом, подъехал Диксин с большой дружиной, и тогда ётун исчез. Диксин упрекнул сына конунга, но сын конунга сказал, что не пострадал. Теперь охраняет Диксин сына конунга.

10. Вслед за этим случилось, что сын конунга страдает от бессоницы, и одной ночью он встаёт, выходит украдкой и отправляется в лес. Недолго ходил он, как навстречу ему выходит его товарищ по игре, радостно его приветствует и спрашивает, почему он ночью вне дома:

— И не хочешь ли сыграть?

— Не готовился я к этому, — сказал сын конунга.

— Однако цель моей поездки, — сказал ётун, — одно лишь это кольцо.

— Не ставлю я его больше, — сказал сын конунга.

— Но я покажу тебе мою ставку, — сказал ётун.

Достаёт он тут доску из-под своей накидки. Никогда не видел сын конунга такого сокровища и сразу захотел получить доску и спросил, какова будет цена.

— Поставь кольцо, — сказал он, — или твою голову.

Сын конунга думает, как раньше играл с ним, и показалось ему, что он победит. Не хочет ётун другой ставки, кроме головы сына конунга. Тогда сказал сын конунга, что он даст тому ту же возможность, что раньше тот давал ему, чтобы освободить голову свою, и теперь они оба согласились. Когда они поставили доску, вышла из леса юная госпожа51, такая красивая, что подобной сын конунга не видел. Она учтиво кланяется сыну конунга. Ётун поприветствовал свою дочь.

— Непохоже, — сказал сын конунга, — что она враждебна как ты.

— Многие на своих не похожи, — сказал ётун.

Сын конунга был больше взволнован девушкой, чем игрой, потому что она сидела напротив него, и была очень привлекательной и так сильно поразила его красотой своей, что он проиграл.

— Получилось так, — сказал ётун, — что твоя голова теперь в моей власти, и извлёк я выгоду из совета дочери моей.

Тут видит сын конунга, что изменился вид её, и подумал он, что никогда не видел более отвратительной троллихи52. Попросил он ётуна ускорить выкуп головы и в гневе схватил своё оружие. Ётун молвил:

— Не поступай со мной подло, и я поставлю перед тобой меньшую задачу, чем ты раньше ставил передо мной. Прежде, чем пройдут три зимы, приходи в пещеру мою, а будет там 90 троллей. Тогда ты должен сказать мне, как их всех зовут. Возьми туда с собою кольцо Тролльконунаут53, и когда ты это сделаешь, то освободишься от всех соглашений со мной, либо это станет твоей погибелью.

Тут сын конунга выхватил меч и нанёс удар ётуну, но тот бросился в землю, и увидел он его подошвы, а меч погрузился в скалу54.

11. Теперь сын конунга был в тяжёлом настроении и думал, что плохо сыграл. Возвращается он из леса домой. В это время воспитатель его вышел ему навстречу и многие люди из города, чтобы найти его. Видит Диксин, что у него тяжёлый взгляд, и укорил его за его поведение и спросил, что случилось. А он расстроился и рассказал тому, что произошло. Тот произнёс, что вышло так, как он подозревал.

— Не нужно теперь винить друг друга, — сказал сын конунга.

Отправляются они теперь домой и тихо выжидают следующего года, и сын конунга был всё время молчалив. Весной собирает он тинг и объявляет на нём, что намеревается покинуть страну и не возвращаться, прежде чем не отыщет отца своего, живого или мёртвого, и назначил он Диксина хранителем над государством, пока не вернётся. Многие оплакивали это и молили его сохранить правление его, но он попросил их быть послушными воспитателю его и говорит, что вернётся в течение семи зим.

— Иначе считайте меня мёртвым, ежели не получите от меня известий.

Пообещали все сделать то, что сын конунга пожелал, и закончили на том тинг.

12. Вскоре собирается сын конунга прочь из Винсестера и взял коня своего Валентину55 и оружие. Его сопровождали два пажа. Одного звали Хеймир, другого — Рогерус. Он пожелал горожанам хорошей жизни, а все пожелали ему удачно съездить и возвратиться назад невредимым. Едет Вильхьяльм сначала в Страну Саксов и большей частью скрытно. О путешествии его ничего не известно, пока он не прибыл в Лумбард56. Как-то вечером он остановился на ночлег в одном лесу под горами Аспремент57. Тут разбивают они свою палатку на каком-то лугу. И когда готовились к ужину, услышали они сильный грохот. Слуги выбежали и увидели, что появился зверь, называемый тигром58. Он большой, свирепый и настолько жадный, что сколько бы стад не видит перед собою, убивает их всех, и никогда не бывает так голоден, чтобы беспокоиться о своей еде, пока не убьёт всё, что он видит. Теперь прыгает он на их коней и забивает обоих до смерти, а пажи бьют зверя и рубят его оба одновременно, но зверь бьёт их своим хвостом так, что они оба падают мёртвыми. Тут выскакивает из своей палатки Вильхьяльм и видит, что происходит. Зверь бежит навстречу ему с разинутой пастью, но Вильхьяльм наносит удар зверю и отсекает морду ниже глаз. Зверь замахивается лапой и хочет ударить его, но Вильхьяльм бьёт по той лапе зверя, на которой тот стоит, и отрубает её, а зверь падает в объятья Вильхьяльма, и было огромным усилием удержать его, а тот залил его всего кровью. Подходит сейчас конь Валентина, поднимает свои задние ноги и бьёт зверя по бёдрам так, что у того согнулись колени. Воспользовался Вильхьяльм теперь мечом и перерубил хребет зверя пополам. Подошёл Вильхьяльм к мёртвым и захоронил их в земле, а потом вернулся в палатку и спал всю ночь.

13. Утром встал Вильхьяльм на ноги, оседлал своего коня, поскакал прочь из леса и направился в сторону моря. Ничего не происходит, пока он не приезжает в лес, называемый Лутувальд59. Находит он там себе место для ночлега, ставит свою палатку и готовится ко сну. Тут он слышит сильный грохот и пронзительный крик. Тогда выходит он наружу и видит, что на горном склоне горит огонь. Берёт он теперь оружие своё и идёт на звуки, а когда подошёл он к одному каменному обвалу, видит, как движется какой-то летающий дракон60 и держит свирепого зверя61 в своих когтях, которые вонзил в плечи зверя. И когда дракон пытается взлететь, держится зверь за деревья, и всё тогда приходит в движение, и взбираются они так наверх по склону горы, но тут приходит Вильхьяльм, бьёт дракона и попадает по петле, которой тот обмотался вокруг зверя, и рассёк её на части. Затем дракон бросился вперёд, и вырвался огонь из ноздрей его и пасти, но тут Вильхьяльм нанёс по шее дракона три удара, прежде чем отрубил голову. Затем отсёк он когти дракона от плечей зверя, а тот подполз к Вильхьяльму. Теперь направился он туда, где горел огонь, и пришёл к логову дракона, и было там много золота62 и три почти взрослых детёныша, и убил Вильхьяльм их и взял столько золота, сколько ему приглянулось. Потом пошёл он в палатку свою. Зверь следовал за ним и никогда с ним не расставался, пока был жив63. Задержался он там на несколько ночей и вылечил зверя своего. После этого собрался он в путь и направился к морю.

14. Когда Вильхьяльм прибывает к Ньёрвасунду64, одним вечером он выходит из леса. Видит он тогда прекрасные луга и красивую гавань. Там плавают 15 великолепных кораблей с золотыми флюгерами, а на суше стоит длинный шатёр из дорогих тканей. Подумалось ему, что тут, должно быть, правят люди знатные. Он спешился перед шатром. Охранники поприветствовали его, а он спросил, как зовут предводителя, а они сказали, имя его Регинбальд65, которого северяне зовут Рёгнвальдом66, и он сын Кирьялакса, конунга Миклигарда, который по-другому называется Микель67. Регинбальд сидел в то время за столом. Тогда Вильхьяльм зашёл в шатёр и учтиво поприветствовал того. Регинбальд принял его ласково и спросил, кто он такой. Он говорит, что зовётся Вильхьяльмом и был рождён в Англии, «но часть рода моего живёт на Рейне». Регинбальд попросил его принять приглашение, отдохнуть там и рассказать им новости. Вильхьяльм сказал, что ему очень повезёт, если они переправят его через море. Тут с лошади его была снята поклажа, а Регинбальд предложил ему место. Вильхьяльм подозвал к себе зверя, и тот лёг перед ногами его, а людям тот показался недружелюбным гостем. Регинбальд спросил, как долго зверь сопровождал его, и Вильхьяльм сказал, что тот ему давно послушен:

— И кажется это полезным для моего положения, ведь когда я был в моей стране, я выглядел не очень храбрым и поэтому правители не хотели моей службы. Но зверь этот оказывает мне большую помощь, если кто-то хочет выступить против меня, и нужно переправить его со мной, потому что у меня достаточно денег заплатить за нас двоих, и он не сделает никому плохого, кроме как если тот сам будет тому причиной.

— Не возьму я платы с тебя за место на корабле, — сказал Регинбальд. — И не похоже, что ты малодушен, зверь этот не последовал бы за ничтожным человеком.

Вильхьяльм остался там на ночь.

15. На следующий день спросил Регинбальд, как узнать бы о путешествии Вильхьяльма, а он говорит, что хочет познакомиться с обычаями правителей по ту сторону моря. Тогда спросил Вильхьяльм, как узнать бы о путешествии Регинбальда, а он говорит, что требовал заплатить дань отца своего в Испании, и сказал, что погода им мало благоволит.

— Стоим мы здесь на якоре половину месяца.

Тут вошли стражники и сказали, что в гавань прибыл корабль. Вышли тогда люди и увидели, что 60 больших судов прибыли в гавань и два драккара величиной с дромунд. Те сбросили трапы на сушу и разбили лагерь. Увидели они68, что те, несомненно, велики. Отличались те от других людей ростом и доспехами, и когда те устроились, день был совсем на исходе. Теперь идут из лагеря двенадцать человек огромного роста, однако один из них превосходил других. Они вошли в шатёр Регинбальда. Огромный человек поприветствовал сына конунга69. Он принял приветствие его. Прибывший молвил:

— Я послан к вам двумя королевскими сыновьями. Одного зовут Артимунд, другого — Армидон70. Они сыновья короля Аркилауса Могущественного, который правит над страной, называемой Ерикон71. Она лежит восточнее Блаланда72. Эти королевские сыновья явились сюда и приказали тебе утром прийти к ним и добровольно подчиниться их власти. Им также рассказали, что у тебя есть красивая сестра, и Артимунд задумал её себе или иметь у себя под рукою73, а Грецию они намереваются взять себе и не подчиниться седому старику, отцу твоему, и не сможешь ты противостоять их войску. Они захватили Сицилию и Блаланд и притесняли императора74 в Вавилоне. Теперь скажи, какова ваша воля.

Сын конунга отвечает:

— Отважно выполняешь ты твоё поручение. Как твоё имя?

— Ландрес зовут меня, — сказал он.

— Почему королевские сыновья ставят мне такие трудные условия? — сказал Регинбальд.

— Никому не предложили бы лучшего, — сказал Ландрес.

— Сообщи твоим повелителям, — сказал Регинбальд, — что они встретят меня завтра, и не таким покорным, как они решили. Таковым будет расставание наше, что они не потребуют больше моего услужения. Мало боюсь я их многочисленного воинства, потому что удача правит победой.

Тут Ландрес уходит, отыскивает своих повелителей и рассказывает, что сделано. А они одобрили это.

16. Теперь взял слово Вильхьяльм и молвил:

— Мне кажется, ты, сын конунга, очень ошибаешься, не приняв предложений, которые тебе были переданы, и было бы разумно искать вам примирения.

— Скорее падёт один за другим, — сказал сын конунга, — чем я убегу или попрошу мира.

— Вижу я, что перевоз тот, который ты мне разрешил, мне мало поможет, — сказал Вильхьяльм. — Ты начинаешь эту войну, на которой я не осмеливаюсь быть рядом.

Тут начали люди смеяться и говорили, что лучше было убить его. Регинбальд молвил:

— Дайте ему уехать. Не будет от него нам хорошего вознаграждения.

Поехал Вильхьяльм теперь в лес, а зверь последовал за ним. Регинбальд приказал своим людям быть готовыми рано утром.

— Пойдём по склону, который над палатками воинов. Не будем ждать их нападения и дадим катапультам метать в них.

Поступают они теперь во всём, как сказал Регинбальд. Выстраивает он сейчас рать свою ночью и приказывает кому где быть. Идут они теперь к военному лагерю и ждут там дня. Заря выглянула так, что викинги75 должны были смотреть против неё, и когда наступил рассвет, повелевает Регинбальд катить камни и катапультировать на палатки, и просыпаются викинги с кошмаром. Теперь приказывают эти братья трубить в трубы, войско вооружается и поднимаются знамёна. Но прежде чем они подготовились, палатки были разрушены и много людей убито. Издали они сейчас боевой клич и пошли вверх по склону. Из-за зари видели викинги очень плохо. Много викингов пало, пока было темно, но когда просветлело, поднялись они на склон. Тогда некого было упрекнуть в доблести. Ландрес нёс знамя обоих братьев и рубил весьма сильно, а братья следовали за тем знаменем. Не было надежд на жизнь тому, кому они нанесли удар. Пали теперь люди Регинбальда с доброй славой. Знаменосец Регинбальда звался Даниэль. Он был хорошим рыцарем и никогда не рубил мечом своим так, чтобы не убить человека. Регинбальд хорошо поддерживал его и был всегда там, где было больше всего опасности, и обе руки его были в крови по плечи. Теперь Армидон видит, где идёт Регинбальд, не нравится ему это, и едет тому навстречу.

17. Вильхьяльм слышит теперь шум битвы там, где он находится, и пришло ему на ум, что было бы хорошо испытать меч свой. Надевает он кольчугу, берёт меч в руку и едет в бой. Сейчас Ландрес хорошо продвигается вперёд и убивает всех, кто перед ним. Даниэль поворачивается навстречу ему, и схватка их очень доблестна. Ландрес наносит могучий удар по щиту Даниэля и расщепляет его до конца, а остриё достало до живота и распороло его. Даниэль ударил Ландреса, попал по руке и отсёк её в волчьем суставе76, а знамя упало на землю. Теперь подошёл Вильхьяльм и не стоял спокойно. Он указал зверю вперёд, тот прыгнул на Ландреса, схватил своими когтями под его ключицей и разорвал на части так, что внутренности упали на землю. Вильхьяльм поворачивается к Артимунду Сильному. Тот сразил одного витязя и ударил по Вильхьяльму, удар пришёлся по щиту, меч соскользнул, попал по шее одному человеку и снёс ему голову. Три воина одновременно наносят удары по Вильхьяльму, но он расколол по плечи того, кто был перед ним, а зверь убил другого насмерть хвостом. Ударил он по щиту Артимунда и разбил его на куски. Вильхьяльм махнул мечом по шее тому, кто был по правую руку, и снёс голову, но меч попал по руке Артимунду и задел левую руку ниже локтя, а Артимунд ударил Вильхьяльма по шлему, но не повредил его. Однако удар был такой сильный, что Вильхьяльм лишился чувств и кровь потекла из его рта и носа, но теперь Вильхьяльм ударил поперёк плеч Артимунда и разрубил его на части. Упал тот мёртвым на землю. Этот удар напугал всех, и не осмелился никто выехать навстречу ему, а зверь убивал всё, что было перед ним.

18. Теперь мы начнём с того, как Армидон едет навстречу Регинбальду. Однако Регинбальду пришлось весьма потрудиться, чтобы победить двух витязей, атаковавших его. Регинбальд так ударил одного по плечу, что рассёк бок. Больше ему не понадобилось. Ассус77 так ударил по щиту Регинбальда, что застрял меч. Регинбальд отрубил ему обе ноги ниже коленных чашечек. Регинбальд ударил по руке Армидона, и меч упал вниз. Потом он пал убитым, теперь были мертвы все предводители. Регинбальд и Вильхьяльм погнали тех, кто остался, и убивали их, так как никто не противостоял им. Регинбальд праздновал победу. Теперь наступил вечер, и поехали они к лагерю. Почти никто не остался не раненным, кроме Регинбальда и Вильхьяльма. Регинбальд взял поводья его коня и повёл к своему шатру, поблагодарил его за помощь и пообещал ему отплатить собственной жизнью.

— Знал я, что ты не такой трус, как притворялся, и я никогда тебя не предам.

Вильхьяльм сказал, что с благодарностью принимает это. Теперь перевязали раны воинов и проспали всю ночь, а утром обследовали они корабли викингов, взяли эти суда и всю добычу, разделили между собой и стояли там на якоре месяц, пока не стали готовы к путешествию. Потом они поплыли под парусами прочь. Вынужден был Регинбальд набрать себе людей, и пошли на всех тех кораблях. Затем поплыли домой в Миклигард, но не встретили Вильхьяльма и Регинбальда хлебом-солью. Казалось, горожане не догадались, кто они такие. Вскоре это выяснилось. Сообщили конунгу, что сын его вернулся домой, открыли теперь Стольпасунд78 и вошли они в гавань. Вышли все встречать сына конунга. Не было недостатка в радости в Миклигарде, трубили сейчас на каждой башне. Состоялась теперь радостная встреча конунга и сына его. Казалось, вытащили его с того света. Конунг слышал, что те братья искали Регинбальда, но не знал, чем окончилось. Радуются теперь друг другу, но никто не обращает внимания на Вильхьяльма. Ведёт кесарь сына своего во дворец и сажает его на престол рядом с собой. Пора рассказать о Вильхьяльме. Он уводит с корабля коня своего, а зверь следует за ним. Седлает он своего коня, надевает доспехи и так едет в город. Он видит множество превосходных палат, одна башня кажется ему намного красивее других домов. Увидел он там и одного стражника, он убил того и въехал в замок, который был открыт. Он спешился и вошёл внутрь, а зверь вместе с ним. Там он увидел девяносто девушек и много других людей, а те были за трапезой. Разглядел он одну девушку, такую красивую, что никогда не видел он прекраснее. Испугались они зверя. Дочь конунга молвила:

— Садись, честный юноша, и расскажи нам новости, но поручись за себя, потому что незнакомцам запрещено сюда входить.

Он сел на один из стульев. Девушка спрашивает его имя. Он рассказывает ей об этом и о своей родине.

— С кем переправился ты сюда через море?

— С Регинбальдом, — сказал он.

— Вы его хороший друг? — спросила она.

— Он сделал мне добро, — ответил он. — С твоего позволения хочу я спросить, ты Астриномия79, дочь конунга?

— Да, — сказала она.

— Что означают эти колья и человеческие головы на них?

Она ответила:

— Это головы тех, кто вошёл сюда без разрешения, а некоторые просили руки моей, и это сделали с ними против моей воли.

19. Теперь Регинбальд садится на престол и тоскует по Вильхьяльму. Он спросил своих людей, где тот мог бы быть, но никто не знал, что ему сказать. Тут вскакивают он и люди его из-за стола, ищут Вильхьяльма и не находят. Теперь Регинбальд крайне разгневан. В этот момент приходит евнух, который должен охранять дочь конунга, и говорит:

— О великий господин, важную весть должен я вам рассказать. Человек размером с тролля пришёл в башню к дочери твоей, его сопровождает лев.

Конунг приказывает своим людям вооружиться и убить этого человека. Бегут люди к оружию, трубят теперь боевые трубы. Сейчас слышит Регинбальд шум и повелевает людям своим вооружиться и отправиться в замок. Они делают так, как им было приказано. Теперь услышала дочь конунга боевые трубы и говорит Вильхьяльму:

— Нехорошо получилось, — сказала она. — Сейчас узнал отец мой, что ты сюда пришёл, и уходи как можно скорее, потому что не можем мы дать тебе ничего хорошего, даже если бы мы хотели.

— Не убьют они меня невиновным, — сказал Вильхьяльм.

— Достаточно причин назовут они, — сказала она.

— Ты увидишь, — сказал Вильхьяльм, — что я не сдамся, не испробовав всего.

— Силы будут неравны, — сказала дочь конунга.

— Однако всё закончится хорошо, — сказал Вильхьяльм, поблагодарил её за её помощь и вышел из замка к своему коню.

Тут пришёл туда Регинбальд и молвил Вильхьяльму так:

— Прости меня, что я расстался с тобой в незнакомой стране, но нехорошо теперь получилось, что ты вызвал гнев отца моего, потому что вошёл в замок и убил его стражника.

— Хотел бы я того, — сказал Вильхьяльм, — чтобы я дорого достался им, прежде чем они меня одолеют.

Тут приходит конунг со своими людьми и спрашивает, где этот жалкий глупец, что совершил такое большое бедствие, придя в башню его дочери без разрешения.

— Здесь можешь его видеть, — сказал Вильхьяльм, — и если он виновен, то выставь трёх ваших людей против меня и моего зверя. Но если вы хотите победить меня большой ратью, то я не пожалею сил, пока могу стоять.

Регинбальд молвил конунгу:

— Добрый отец, — сказал он, — оставь свой гнев на этого человека, потому что ему это не было известно, а я ему многим обязан, поскольку он подарил мне жизнь в Ньёрвасунде, когда я сражался с теми братьями.

— Не проси этого, Регинбальд, — сказал конунг. — Несомненно будет он предан смерти за свою дерзость.

— Прежде чем вы его схватите, — сказал Регинбальд, — обернётся это смертью многих людей.

В этот момент подошли люди Регинбальда во всеоружии. Тогда Регинбальд взмахнул мечом своим и ударил Ректеуса80, евнуха конунга, который оклеветал Вильхьяльма, тотчас его убил и сказал, что так случится с каждым, кто захочет причинить Вильхьяльму вред. Тогда ответил конунг:

— Много усилий приложил ты, чтобы оказать этому человеку помощь. Но не буду я из-за него сражаться с тобой, хотя теперь мало ценишь ты меня и то возмущение, которое он у нас вызвал. Возьми его теперь в свою власть и делай с ним, как тебе нравится.

— Не нравится мне, — сказал Регинбальд, — если вы полностью не помиритесь и ты не будешь дорожить им так же, как и я.

Конунг предоставил ему решать это. Теперь Вильхьяльм принял примирение. Сложили сейчас все оружие своё и пошли в палаты, и сел Вильхьяльм рядом с Регинбальдом. Был славный пир, и вскоре он поладил с конунгом.

20. Вильхьяльм остаётся теперь там до конца года. Между ним и Регинбальдом была такая великая приязнь, что они никогда не могли расстаться. Частенько ходили они в замок дочери конунга, и Вильхьяльм доверительно рассказывал брату и сестре, в какое трудное положение он угодил. Регинбальд попросил сестру свою приложить все усилия, чтобы дать ему хороший совет, если она знает, и поведал ей, как много он обязан Вильхьяльму, чтобы вознаградить того за ту доблесть, которую тот показал ему в Ньёрвасунде. А она сказала, что охотно сделает это ради своего брата. Постоянно вёл Вильхьяльм разговор с юной госпожой, даже если её брата не было рядом, потому что он имел разрешение ходить в замок, когда хотел. Он был так любим при королевском дворе, что у него не было завистников. Однажды беседовал Вильхьяльм с дочерью конунга.

— Прошло столько времени, госпожа, — сказал он, — что не осталось мне возможности отдыхать и нельзя мне быть далее на одном месте, если я хочу продвинуть мои дела. Теперь почти наступило лето, и тогда я намереваюсь уехать. Поэтому сейчас я хочу знать, какой совет дашь ты мне.

Астриномия отвечает:

— Совет тебе связан с большой опасностью, но если я знаю, как правдиво тебе сказать, тогда ничего от тебя не скрою. И я советую, чтобы ты отправился отсюда в Египет, затем на запад в Африку и так в Ливию. Эта страна обширна и трудна для путешествий. Большие поселения там редки. Там есть протяжённые лесные чащи, болота, высокие горы и великие озёра81. Но когда ты проследуешь через тот лес, ты должен повернуть на юго-запад82 к морю и встретишь там дремучий лес такой величины, что ты пробудешь в нём неделю. И тогда попадёшь ты в тот город, что называется Трект83. Там правит конунг по имени Катон84. Оттуда отправляйся на ту гору, что расположена дальше на юг. И когда ты проедешь по ней три дня, то попадёшь в некую долину. Там будет большой лес, а затем по правую руку от дороги будет лежать некая потайная тропа. А вечером найдёшь хорошо сделанный большой дом. Там, надеюсь, будет моя кормилица, а зовут её Эрмлауг85, и она во многих вещах очень сведуща. Она была замужем, но муж её исчез, и она покинула город Трект, потому что хотела быть с той поры одна. Передай ей моё приветствие, вручи ей это золотое кольцо и скажи ей мои слова, чтобы она направила всё внимание на твои нужды, потому что не знаю я такого человека, кому я доверяю больше разрешить твою проблему и кто был бы более сведущ в тех многочисленных вещах, которые скрыты от всего люда. А удача твоя решит, суждено ли тебе вернуться или нет. Но если ты возвратишься, то вспомни обо мне, если мои советы покажутся тебе сколько-нибудь ценными. Потому что я полагаю, что буду нуждаться тогда в тебе не меньше, чем ты сейчас нуждаешься во мне.

После этого заканчивают они беседу свою, и рассказал он теперь Регинбальду, побратиму своему, о чём они беседовали, а также то, что ныне он собирается уезжать. Регинбальд предложил отправиться с ним или взять так много людей, сколько он захочет, но он говорит, что поедет один, и вскоре простился с конунгом и его дочерью, пожелал ей счастливой жизни, и они тепло расстались друг с другом. После этого пожелал он счастливой жизни всем горожанам, и все были опечалены его отъездом, но всё же больше всего дочь конунга, а Регинбальд сопровождал его сто миль86 от города. И при их прощании никто не мог удержать слёз.

21. Теперь едет Вильхьяльм сначала в Египет, потом на запад в Африку, затем в Ливию и во всём следует тому, что дочь конунга прежде посоветовала. Но когда он прибывает в ту великую лесную чащу, которая находилась на окраине Ливии, то пробыл в том лесу 40 дней и терпел много тягот от преследования свирепых диких зверей. Однажды пришёл он к большому озеру и точно не знал, куда он должен повернуть, и долго едет вдоль того озера и заворачивает больше к югу. Тогда видит он, что озеро в каком-то месте сужается, и приходит ему в голову, что нет ничего лучше, чем переплыть озеро. Поэтому берёт он свои доспехи, складывает наиболее подобающе и привязывает на своего коня, а поклажу свою на зверя. Затем бросается он в воду, а верёвку закрепляет на коне и себе на руке. Зверь тотчас плывёт перед ними, а коню стало настолько трудно держаться на плаву, что Вильхьяльм видит, что тот будет следовать за ними короткое время. Поэтому подтягивается он теперь к коню, садится на него, и плывёт конь гораздо быстрее, чем раньше. Но когда осталась четверть пути, то появилась огромная и ужасная морда, затем весь змей спереди по плавник. Тогда у Вильхьяльма не было оружия. Но конь нырнул в воду, а Вильхьяльм слез с него и вскочил на спину змея, но тот упорно вырывался, нагонял большие волны и извергал яд87. Но это не могло повредить Вильхьяльму, потому что он был на спине змея. А шкуры, которые Астриномия дала ему, укрыли его и от холода, и от яда88. Теперь змей вытянул длинный язык и зацепил им Вильхьяльма, но тот хватает его левой рукой, а правой вытащил подвесной нож89, который дала ему Астриномия. И хотя тот был маленьким, но резал хорошо, и теперь Вильхьяльм рассекает язык змея так глубоко, как достаёт лезвие. Сейчас зверь видит, что происходит, плывёт к ним и бьёт своим хвостом по носу змея. И был этот удар так силён, что змей потерял сознание и распластался, а Вильхьяльм ушёл тогда под воду, но зверь вонзил когти в грудь змея и растерзал его. Тогда поднимается на поверхность конь Вильхьяльма, а тот подплыл к нему и взялся за седельную луку, но конь плыл так быстро, что Вильхьяльму пришлось напрячь все силы, чтобы удержаться, и они очень скоро добрались до суши. Вильхьяльм видит, что зверь в озере начинает тонуть, но он не хочет жить, если тот умрёт, бросается он в воду и хочет спасти зверя. Конь сразу прыгает в воду, и они оба одновременно добираются до зверя. Вильхьяльм прикрепляет верёвку к зверю, а затем поворачивает к суше, а зверь хватается зубами за хвост коня, и теперь все вместе отправляются к земле, и недолго осталось ждать, как коснулись они дна, вышли на сушу и стали отдыхать. Но когда они отдохнули, берёт Вильхьяльм коня своего и скачет к лесу. Приходит он теперь к тому месту в лесу, где, как ему кажется, лучше всего остановиться на ночь. Были там высокие дубы и некоторые стояли наклонно, и хочет он там подготовить себе ночлег, но зверь убегает немного дальше, находит одну пещеру и показывает Вильхьяльму, что тот должен туда идти. Так он и делает, выпускает коня своего на траву, но зверь берёт уздечку коня и ведёт его в пещеру. Догадывается Вильхьяльм теперь, что зверь ожидает гостей, какими бы они ни были. Поэтому надевает он свои доспехи и хочет ждать наготове, и когда солнце зашло, слышит он сильный грохот. Видит он теперь, как из леса выходит огромный слон. Такой большой был его рост, что достигал высоты леса. А когда он подошёл к деревьям, посмотрел он пронзительным взглядом, поднял уши и осмотрел всё в окрест, обошёл их вокруг, а затем отправился по следам, которые вели к пещере. Но когда Вильхьяльм видит это, то взбирается он на скалу над пещерой, а когда слон замечает его, то яростно воет и бежит к утёсу, а Вильхьяльм стоял не очень далеко. Поэтому слон вытягивает к нему свою голову и шею и хотел проглотить его, но он занёс свой меч Самирон и вонзил в морду слона так, что лишил его верхней челюсти. Лев выбегает теперь из пещеры, подпрыгивает и хватает слона за пах, потому что там у слона мало шерсти90. Лев разорвал его брюхо настолько, что внутренности выпали на землю, но слон тем не менее не сдался. Поворачивается он тогда к зверю и очень хотел укусить его, но зубов верхних не было, а бивни, которые были на нижней челюсти, вонзил он в грудь зверя и поднял того в воздух. Тут выбежал конь и бьёт своими задними копытами по ноге слона так, что кость сломалась пополам, а поскольку слон сильно опирался на ту ногу, то наклонился он далеко назад. В то время подоспел Вильхьяльм со своим копьём и вонзил его слону в бок, упал тогда слон на землю и всё затряслось, но лев освободился. Вильхьяльм теперь наносил беспрерывно удары и убил там слона. Затем он дал себе покой на ночь. А утром режет он слона на куски, извлекает его лучшие кости и оставляет их отбеливаться на солнце, но зубы слона он забрал с собой. Потом едет прочь из леса. А спустя пять дней видит он укреплённый и не очень большой город. В нём узнаёт он Трект, в который Астриномия направила его, и вечером он едет туда, берёт себе ночлег и остаётся там несколько дней.

22. Теперь Вильхьяльм прибыл в город Трект. У него были такие хорошие познания, что он мог разговаривать на всех языках и нигде не нуждался в переводчике. Он спросил горожан, кто является повелителем города, а те сказали, что его зовут Катон и он пропал несколько зим назад, и никто не знает, что с ним стало. А двенадцать месяцев назад исчез его советник по имени Исакар91, и с тех пор никто о них не слышал. Спросил теперь Вильхьяльм, где искать Эрмлауг, но ни один человек не мог сказать ему это, а когда он уходит, то направляется к горному кряжу, о котором Астриномия ему прежде рассказывала, и едет до тех пор, пока не находит потайную тропу, которая ему была указана. Он отсутствовал в Англии две зимы, и шёл уже третий год, и осталось тогда десять недель до смены года. Тут видит он большой дом в лесу и догадывается, куда он прибыл, едет сейчас к тому дому, слезает с коня своего, идёт к двери и сдвигает засов. А немного позже дверь открылась и вошла светловолосая92 женщина в чёрно-синем93 платье с капюшоном. У неё было красивое лицо, но немного печальные глаза. Она поприветствовала того, кто пришёл, и спросила его имя, а он сказал правду.

— Понимаю я, — сказала она, — что пути тебе неведомы. Показал ли кто-нибудь, как найти меня?

— Не надеялся я найти тебя в этом лесу, — сказал он, — если бы мне не указали путь. Не окажешь ли мне приют на ночь?

— Немного здесь бывает гостей, — сказала она, — и не приличествует указывать на дверь тем, кто пришёл, особенно, если им ничего не известно. А отсюда всё же неблизко до поселений, но спутник твой не кажется мне миролюбивым.

— Безобиден он для всех, — сказал Вильхьяльм, — если причина не появится сама.

Она попросила его пожаловать и повелела человеку расседлать его коня. Теперь вошёл он внутрь вместе с нею. Людей там было немного. Было там несколько девушек, и сидели они за шитьём. А вечером подали сосуды для омовения и Вильхьяльм сел за стол. Хозяйка была в наилучшем настроении. Вильхьяльм спросил её об имени, но она ответила:

— Подозреваю я, — сказала она, — что кто-то поведал тебе имя моё. Или откуда получил ты золотое кольцо, которое у тебя на мизинце?

— Не думаю я, что тебе нужно всё рассказывать, — сказал он, — но Астриномия, дочь конунга Греции, попросила меня это кольцо принести тебе, а позже расскажу я тебе, какое есть дело.

— Благословенна будь воспитанница моя, — сказала она. — Но знаю я, что нечто кроется за тем, что кажется ей очень ценным, и долг мой — сделать ради неё, что я могу.

А когда трапеза была закончена, привела она Вильхьяльма к постели, и было ему время отдыха, потому что он давно не имел настоящего покоя. Эрмлауг долго лежала на краю его кровати и расспрашивала о своей воспитаннице, а он рассказывал ей начистоту и показал ей знак дочери конунга, чтобы она помогла ему и приложила к этому все силы.

— Это было бы моим долгом, — сказала Эрмлауг. — Но всё же я полагаю, что выход будет нелёгким, и сначала должны мы поспать ночью.

Заснул теперь Вильхьяльм, а утром он пробудился. Эрмлауг в то время встала и была очень радостна и попросила его остаться там на день для беседы и совета.

23. Пробыл Вильхьяльм там неделю, и были они с Эрмлауг постоянно в разговорах, и расспрашивал Вильхьяльм её, что она может сказать ему о том, куда он должен направиться искать троллей, которые поставили перед ним такое испытание, или где находится эта земля, что называется Эйр.

— В которой, мне сказали, находится отец мой.

Начинает теперь он всю историю и рассказывает ей всё, что прежде повествовалось о его делах. Она молвила:

— Трудные задачи даны тебе, кто бы ни поставил это перед тобою, и нет ни одной славной среди них. И хотя это ведёт тебя к верной смерти, но я расскажу тебе. Отсюда, из моих жилищ, ты должен ехать три недели. Тогда перед тобой окажется большая река, непроходимая ни для кораблей, ни для лошадей, а за рекой лежит великая земля, что называется Эйр. Она так близка к закату солнца, что там никогда не будет светлее, чем там, где видно звёзды в полдень94. Но когда ты прибудешь в эту страну, увидишь снаружи цветущую землю с травами и плодовыми деревьями, а в полночь светит там солнце, когда в других земных местах день самый короткий, потому что эта часть мира находится в тени земли, и всё же кажется, что солнце будто бы видится снизу перед тобою. Эта земля окружена скалами с моря так, что там никакой корабль не может причалить и никто не может высадиться на сушу, кроме как в единственном месте, хотя и там достаточно трудно. Но эта земля так превосходна и плодородна, что едва ли найти подобную95. Там правит конунг по имени Херкуль, и зовут его Сильным96, он такой великий витязь, что не знаю я ему подобного. Над половиной страны господствуют тролли, и каждый не меньше, чем сам дьявол в аду97. В одной пещере 90 троллей98, те самые большие из всего их рода, который там есть, и ни один человек не знает имён их, но их жизнь сокрыта в том, сможет ли кто из людей назвать их всех, но существует пророчество, что некий сын конунга из Англии якобы сможет победить их. Потом заключили те договор с Херкулем конунгом, у него было золотое кольцо, такое драгоценное, что не найдётся подобного во всём мире, и мать троллей должна отправиться на север, в Англию, и выиграть сына конунга в шахматы у отца его против того кольца99. У Херкуля конунга был большой каменный дом, и стоял тот на границе земли, и если троллиха потеряла бы кольцо, то тролли должны были бы наполнять дом золотом и устраивать конунгу пир каждый Новый год, пока дом не наполнится, и дарить ему дорогие подарки и ценные сокровища, но старуха вернулась после того, как утратила кольцо. Тогда решили тролли, что они похитят конунгов из северной половины мира и назначат за них выкуп, чтобы наполнить каменный дом, и удерживали их там, пока не заполнится каменный дом. Они схватили Рикарда на севере в Англии, и думаю я, он твой отец. Четырнадцать конунгов похитили они, и их занятие — каждый день устраивать скиннлейк100, как только стол был убран. Все конунги платят дань, кроме Рикарда конунга. Он настолько силён, что никто не может противостоять ему в игре, и он равен трём. А он зарабатывает себе на жизнь тем, что прислуживает за столом троллям и конунгам. Пятнадцатого человека зовут Исакар, который с троллями, он там второй по силе. Его занятие в том, что он повар у троллей и готовит им еду, а если он делает не так хорошо, как они хотят, то его жизнь становится немногим лучше, чем в аду. Рассказала я теперь кое-что, о чём ты спрашивал, но не знаю я, кажется ли тебе, что ты ближе к цели, чем раньше.

— Несомненно я теперь знаю больше, чем до того, — сказал Вильхьяльм, — о тех вещах, которые мне кажутся важными. Думается мне, ты можешь дать мне какие-нибудь дельные советы, которые принесут мне пользу, потому что я намерен продолжать путешествие. Прислушаюсь я также к твоим советам. Понимаю я, что из-за длины дороги не принесёт пользу сидеть в покое.

Закончили они на этом разговор.

24. Утром следующего дня Вильхьяльм собрался уходить, а когда он был готов, пожелал людям всего хорошего. Эрмлауг пошла провожать его и молвила Вильхьяльму так:

— Великое испытание удачи то, что ты задумал, но есть одна вещь, о которой не могу я дать совета для тебя: как ты переправишься через большую реку, которая лежит на пути, потому что не на что надеяться тем, кто упадёт в неё, а ширина её такова, что нельзя построить мост через неё. И переправиться через море не может ни один человек, потому что нигде нельзя перебраться через скалы, а тролли переворачивают корабли, как только увидят их в пути, и нигде нельзя уехать отсюда по лесу. Но если так случится, что ты переправишься через реку твоей мудростью, то попадёшь на прекрасное поле, и тогда осветится перед твоими глазами, увидишь там красивый холм со всевозможными травами, туда должен идти. С юга от холма есть один колодец, сделанный с большим искусством и богато украшенный. На седьмой день Йоля101 туда придёт жена турса, который играл с тобой в шахматы, у них есть ребёнок трёх лет, она будет носить его с собой, и он замедленный102, но однако много говорит. На верхушке холма есть углубление, и туда поставит она колыбель и пойдёт к колодцу со своей стиркой и пробудет там долго. Ты должен выкопать себе яму в земле, прежде чем она придёт, и будь осторожен, чтобы она не заметила тебя. Затем иди туда, где находится ребёнок и положи это золотое кольцо ему в рот и завяжи нитку эту вокруг его шеи, а я сделаю так, что никто этого не увидит, даже если кто-то заглянет ему в рот. Разговаривай так, чтобы он вопил и никогда не замолкал, пока троллиха не назовёт по именам всех троллей, которые обитают в их пещере, а когда ты запомнишь все имена, которые тебе нужны, поспеши назад в яму, спрячься полностью и держи при себе нить эту, которая на кольце, и дёрни её к себе, как только ты запомнишь то, что ты услышал. Теперь прощай, и пусть все твои дела пройдут лучше, чем я могу попросить, и не позволяй зверю переправляться с тобой через реку, а если ты сможешь что-нибудь предпринять, хочу я, чтобы ты помог Исакару.

Затем поцеловала она Вильхьяльма и пошла домой плача.

25. Вильхьяльм продолжил теперь путь свой, как указала ему Эрмлауг, и вот стало всё больше темнеть перед его глазами. Теперь очень часто ночлег его был под открытым небом и среди диких зверей. Но не было ему от них ни малейшего вреда, потому что когда те видели льва, нигде не осмеливались подойти ближе. Всё же говорится, что однажды услышал Вильхьяльм сильный грохот, и было это странным образом, время от времени шум был так силён, что сотрясалась земля, но с большими промежутками, а спустя миг увидел он двух прыгающих людей. Они были удивительного облика: один глаз, что находился посреди лба, одна нога, которая была очень волосата и снизу по форме как дно бочонка, а вокруг ступни были пальцы103. А когда они скакали со своей жердью, были это такие дальние прыжки, что они неслись бегом, а всё то, что оказывалось там, где они так ступали, погибало. Зверь сейчас же встряхивается, когда видит их, дико ревёт и тотчас прыгает на одного из них, а тот воткнул в землю жердь и перепрыгнул через зверя. Но лев ударил хвостом по жерди так, что она ломается, а одноног был в то время в воздухе и сильно упал, а когда он свалился, зверь прыгнул на него и разорвал его на куски. Вильхьяльм повернулся к другому человеку и вонзил копьё в грудь ему, но тот выдержал удар, словно били в скалу. Тут Вильхьяльм вытащил меч и ударил его, а тот ударил навстречу жердью, но меч рубил лучше, чем тот защищался, и рассёк на части жердь и руку одноногу, и когда шест его сломался, стали тогда прыжки его короче, нежели он привык. Запросил он тогда о пощаде. Вильхьяльм спросил, что он хочет дать за избавление.

— Загляни в моё правое ухо, — сказал одноног, — и найди там камень, и если ты спрячешь его в кулаке своём, не увидит тебя ни один человек104.

Принимает это Вильхьяльм, и так они расстаются, а Вильхьяльм едет теперь своей дорогой. Неизвестно, что происходило в поездке его, пока он не прибыл к той большой реке, о которой говорила ему Эрмлауг. Показалась она ему трудно преодолимой и невозможной для переправы, к тому же было там не очень светло. Ехал он вдоль реки два дня и не видел возможности для переправы, но затем прибыл он в какую-то небольшую долину, сильно поросшую лесом, где река была наиболее узкой. Нигде не виделось ему переправиться через реку короче, чем девяносто, хороших пятьдесят105 показалось ему там, где вода была самой мелкой, а внизу были водопады. Но те скалы, которые находились на другом берегу реки, были так высоки, что он с трудом видел поверх их, потому что было темно, а они выступали над рекой. Остался он там на ночь, а утром проснулся и теперь обдумывает свой план. Видит он, большое дерево стоит спереди на берегу реки. Оно было таким высоким, что целая сотня106 насчитывалась под ветвями, а те были длинные и раскидистые. Решил он, что срубит дерево под корень со всеми этими корешками, которые смотрели в сторону от реки, но был это такой тяжёлый труд, что ему понадобилось три дня, прежде чем дуб склонился. Но когда тот начал наклоняться, стало ему легче рубить, хотя оказалось много жёстких корней под той частью дерева, которая была не срублена. И тогда дуб начал опускаться и упал на утёсы на другой стороне, и раздался громкий треск, а от веток его поднялась такая сильная буря, что всё тряслось так, что повсюду обрушились скалы. Пробыл ещё одну ночь на этом месте, но рано утром был он на ногах и молвил зверю своему:

— Оставайся теперь здесь и жди меня. Здесь останутся также все мои доспехи, конь мой и седло, но меч возьму я с собою. А если я не вернусь до лета для встречи с тобой, тогда поищи себе другого хозяина и покажи ему оружие моё, которое покажется ему достойным носить.

Потом поцеловал он зверя, и оба громко заплакали. Затем забрался Вильхьяльм на дерево, и было это очень опасное путешествие, но всё же он перебрался через реку. А когда он достиг противоположных скал, то было далеко до верха горы, но помогло ему то, что ветви дерева расстилались по утёсу, и было ему большое облегчение от них.

26. Теперь прибыл Вильхьяльм в ту страну, которую давно жаждал. Идёт он сейчас в лес точно так, как ему рассказали. Шёл он так три дня и чувствовал себя очень тоскливо, потому что был нынче один. Наконец просветлело перед его глазами, и вот видит он прекрасную долину с благоуханными деревьями и всякими цветами и узнаёт тотчас без сомнения то, куда ему было указано, а наступил как раз шестой день Йоля. Идёт он теперь, пока не приходит к ранее упомянутому холму, и делает себе яму южнее холма, как сказала ему Эрмлауг. Следующим утром погода была ясная и хорошая, а когда солнце засияло ярче всего, углядел он, что там, где холм обращался к северу, шла одна троллиха, такая огромная, что никогда чудовищнее он никого не видел. Она была не так плохо одета, как отвратительно смотрелась. В одной руке она несла колыбель с безобразным мальчиком, а в другой у неё было большое корыто, полное стирки. Она поставила колыбель там, где предполагала Эрмлауг, а сама пошла к колодцу, открыла его и бросила туда тень. Начала она теперь стирать льняные одежды, а Вильхьяльм сделал всё, как ему раньше сказала Эрмлауг, и когда золотое кольцо попало в рот ребёнку, тот громко завопил. Но когда троллиха услышала это, побежала она к сыну, а Вильхьяльм в то время воспользовался тем камнем, что дал ему одноног, так что старуха его не увидела, а он добрался до своей ямы и спрятался. Но ребёнок колотил всеми руками и ногами и визжал так громко, что эхо заговорило в утёсах. Старуха обнажила свою грудь и предложила ребёнку пососать107, но тот вёл себя хуже.

— Моя любимая жизнь, — сказала старуха, — что тебя беспокоит? Могу я чем-то помочь тебе? Есть ли у меня что-то, что ты хочешь получить и поиграть? Могу ли я что-то сделать, что тебя позабавит?

Ребёнок шумел сильнее.

— Моя сердечная любовь, — сказала старуха, — не будь таким злым.

Взяла она тогда его, чтобы укачать, но он вырвался из её рук и пришёл в ярость до предела.

— Сейчас выпорю тебя, — сказала старуха, — если не скажешь мне, что с тобой.

— Тем хуже буду я себя вести и никогда не умолкну, — сказал блуднице ребёнок, — и никогда не сдамся, пока не сойду с ума и не лопну здесь, если ты не скажешь мне внятным языком, как зовут всех троллей в нашей пещере, да так отчётливо, что не было бы недостатка.

— Не в своей ты теперь воле, бедняжка, — сказала старуха, — но не могу я смотреть на мучения твои или слушать эти твои ужасные крики. Но всё же объявляю я, что если кто-нибудь на земле хочет это услышать, пусть отвалятся у него частями плоть и кожа и растают как смола в огне и потеряет он память, речь и разум.

Но не пришло ей в голову то, что тот, кто хотел слышать, был под землёй. Поэтому она начала, и назвала всех троллей и произносила каждое слово дважды или трижды, пока ребёнок, как казалось, не понял. А Вильхьяльм вырезает на палке108 каждое то слово, которое та сказала. И когда это закончилось, троллёнок замолчал. Тогда старуха пошла к колодцу и закончила свою работу, а затем вернулась она обратно в холм, а Вильхьяльм получил назад своё золотое кольцо, как посоветовала ему Эрмлауг. Остался Вильхьяльм там на ночь, но утром он рано поднялся и был теперь бесстрашнее, после того как получил шлем невидимости109. Подходит он сейчас к отверстию, которое было в холме, заглядывает в пещеру и слышит всё, что говорится. Он видит конунгов, что были в одной боковой пещере. Узнаёт он отца своего, а того было труднее узнать после того, что случилось. Вильхьяльм вырезает теперь на палке и бросает на колени отцу своему. Сообщил ему о своём прибытии и попросил его прийти куда-нибудь туда, где ему будет безопаснее всего, если тролли вытворят что-то, когда услышат свои имена.

— И Исакара возьми с собой и тех конунгов, каких ты хочешь.

Тут видит он всадников. Всего их было 12, а тринадцатый был такой огромный и сильный, что Вильхьяльм не видел подобного ему. А когда они подошли к холму, пещера открылась и тролли королевства вышли, поприветствовали короля110, проводили его в пещеру, усадили его и людей его и предложили ему выпить. Тролли спросили короля, хочет ли он пойти к столу или его развлекут конунги, а он сказал, что хорошо было бы отдохнуть и посмотреть, чем те могут позабавить. Разделись те и усердно начали теперь скиннлейк. Сказал тогда повелитель троллей, что те не должны беречься, потому что это будет их последняя игра.

— Потому что вы выплатили уже долг, который лежал на вас.

Не видел Вильхьяльм более жёсткой игры, поскольку, прежде чем те сдались, не осталось ни одного, у кого не была бы сломана какая-нибудь кость, и все были в синяках и окровавлены. Но никто не справился с Рикардом конунгом, хотя конунги помогали друг другу против него и Исакара, но из этого однако вышло хуже. А затем прекратили они игру, и конунги начали одеваться. Пошли тогда в боковую пещеру Рикард конунг, Исакар, тот конунг, что звался Менон, и другой Криседус111. В то время принесли чаши для омовения, и конунг Херкуль пошёл к столу.

27. Тогда правитель троллей молвил королю:

— Теперь так подошло, — сказал он, — что нам самое время сделать расчёт наш. Золотой дом заполнен и сейчас в вашей милости, как вы хотите распорядиться с конунгами. Но Вильхьяльм, сын Рикарда конунга, обещал прийти сюда сегодня до полудня с золотым кольцом и назвать по имени всех троллей в пещере моей. А если он не появится, как он обязался, то должен он здесь пасть мёртвым, как он придёт. И тогда я приближусь к кольцу или золоту, которое есть в доме, но меня радует, что лис неохотно идёт в ловушку нашу.

Но как только это было произнесено, раздалась речь из окна и очень напугала тех, кто был внутри112.

Глянь-ка, приятель, наверх, и народ пусть умолкнет,
Девять десятков имён называю я троллей.
Стойте вы все как привязаны к колу,
Троллей всех тулу пока я читаю113.

Первой сидит Исья114 и Ариневья115.
Флегда116, Флаума117 и Флотсокка118.
Скрукка119, Скиннброк120 и Скитинкьяфта121.
Буппа122, Блэтана123 и Бельгэйгла124.

Здесь Сурт125 и Хаки126, Хрюм127 и Скотти128.
Трюм129 и Сёрквир130, Хротти131 и Моди132.
Глам133, Гейтир134 и Гортанни135.
Гримнир136, Бруси137, Дрётт138 и Хёсвир139.

Затем Глосса140 и Гуллькьяфта141.
Гьяльп142, Грипанди143 и Греппа144 пятая.
Друмба145, Клумба146 и Деттиклесса147.
Сюрпа148, Свартбрун149 и Снариневья150.

Слётт151 первый, Сланги152 второй.
Хундвис153, Грубби154 и Храктанни155.
Слинни156 и Сланги157, Снодвис158, Крабби159.
Иди160, Ауднир161 и Ангтьяси162.

Фенья163 и Менья164, Фруск165 и Туска166.
Хнюдья167, Брюдья168 и Холускроппа169.
Фласка170, Флимбра171 и Фласкьяппа172.
Эльдрид173, Опингейль174, Испорта175 и Сморт176.

Сульки177, Сламми178, Сидхётт179, Хникар180.
Бьяльки181, Бейнскави182, Бараксли183 и Льот184.
Хрунгнир185, Хальтанги186, Храуднир187, Вагнхёвди188.
Сторверк189 и Стальхаус190, Стритрам191 и Вёльси192.

Грани193, Сколли194 и Грид195, Герд196 и Фискреки197.
Кампа198 и Кольфрости199, Кьяфталанг200 и Фланги201.
Думб202 сегодня пусть вскочит, перебьют все друг друга.
Плох будь конец, прежде чем вы умрёте.

Трудную мне ты поставил задачу.
Мерзкий обманщик203, коварный словами.
Сам-то ты должен Свёльниром204 зваться.
Мать твоя в этом меня наставляла.

Мир пусть рассеется, камни трясутся,
Воды пусть хлынут, заблудятся дисы.
Напасти все да сведут с ума турсов,
Глупые205 тролльши пусть топчут путь в Хель.

При этих словах тролли тут же набросились друг на друга и рвали на куски словно волки, а Херкуль конунг оттолкнул стол и побежал со своими людьми к двери. Свёльнир ударил по нему и угодил в того, кто был ближе всех к конунгу, и тот был тотчас убит, но конунг ударил Свёльнира в ответ, попал кулаком в глаз и тот выпал на скулу. А глазница была такой глубокой, что рука утонула вся до локтя, и с этим конунг ускользнул, но пятеро его людей остались.

28. Сейчас в пещере стало весьма неспокойно, там слышался треск и грохот. Теперь задрожала вся земля и произошло такое сильное землетрясение, что пещеры обрушились и никто не мог устоять на своих ногах. Вильхьяльм передвигался попеременно на четвереньках или ногах, но иногда он падал так низко, что не знал, где он приземлится, а уклон к морю был очень крут. Земля раскололась на куски, и в ней образовались глубокие расселины, а большие скалы падали так далеко, что казалось чудом. И вслед за этим Вильхьяльм упал со скалы, но внизу, где он оказался, на плаву была лодка, в которой находилась Эрмлауг. Она расстелила под ним свою накидку, и он не поранился, но долгое время был без сознания. Эрмлауг приготовилась грести прочь от берега, но тут сверху упали камни, и их лодка наполнилась водой. Тогда Вильхьяльм начал черпать и был очень усерден, но чудеса эти продолжались целый день и ночь, пока не наступило завтра. Начало утихать, но когда стало светло, посмотрели они на сушу, и земля там была перевёрнута, и нельзя было узнать в ней прежнюю. Гребут они теперь к берегу, и повсюду, где раньше невозможно было взобраться, теперь был подъём. Вильхьяльм поднялся на сушу туда, где ему думалось, должна находиться пещера, но там всё было перевёрнуто. Увидел он повсюду троллей внизу в горных расщелинах, и были те мертвы. Свельнир по бёдра был засыпан землёй, лежал ничком и ворочал языком, но был безмолвен. Тогда Вильхьяльм выхватил Самирон и отсёк ему голову, потом пошёл туда, где была пещера. Там он спустился вниз, нашёл небольшое отверстие и спросил, есть ли внутри кто-нибудь живой, а ему было отвечено, что этого не отрицают. Он спросил, хотят ли они выбраться оттуда, а те осведомились, легко ли это будет, поскольку отверстие было маленьким. Тогда Вильхьяльм взял меч свой и разрубил камень, чтобы было достаточно места вытащить их наружу. Потом он спустил к ним верёвку и достал сначала отца своего, а затем трёх других. Тогда он спросил, есть ли ещё в живых конунги, но они сказали, что те погибли. Теперь была у них радостная встреча. Два конунга были из Греции. Первого звали Криседус, он правил Далмарией206. Это седьмая часть Греции. Другой звался Менон и правил над Македонией207, это четверть Греции. Этих конунгов похитили тролли. Третий был Исакар, муж Эрмлауг, а Катон, конунг Тректа, мог говорить, но всё же подошла его смерть, и передал он Вильхьяльму город и всё своё государство, а потом умер. Похоронили они достойно его тело. Из золотого дома взяли они столько сокровищ, сколько показалось им нужным, и в оружии недостатка там не было, и отправились они теперь прочь.

29. Теперь увидели они 10 всадников. Распознали они там Херкуля конунга и тут же столкнулись друг с другом, а те были хорошо вооружены. Тогда Херкуль конунг молвил Вильхьяльму:

— Ты, молодой человек, — сказал он, — как имя твоё или род и почему хочешь забрать наши деньги? Много беспорядков получили мы из-за твоего приезда сюда, потому что более 15 замков обрушилось, и многих людей мы потеряли. Теперь не хотим мы, чтобы ущерб остался невозмещённым. А конунги, что вместе с тобою, — мои пленники, и не хочу я их отпускать, пока не получу поручительство, что каждый из них выкупит себя за 100 фунтов208 золота.

— Не хочу я скрывать от тебя имя моё, — сказал Вильхьяльм, — и зовут меня Вильхьяльм, а мой отец — Рикард конунг, который долго был здесь у вас и плохо содержался, и пусть каждый имеет то, что получил, и остаётся вам всё же выгода.

— Не должны мы так расстаться, — сказал Херкуль, — потому что есть у тебя на руке кольцо это, которое я давно хочу заполучить назад, и ты выложишь его, и будем тогда в расчёте.

— Не отдам я его под принуждением, — сказал Вильхьяльм.

— Тогда ты лишишься жизни, — сказал Херкуль.

— Тогда время приступать, — сказал Вильхьяльм.

Потом там началось сражение. Трое напали на Менона, двое — на каждого остального, а эти двое набросились друг на друга: Херкуль и Вильхьяльм. И прежде, чем они сошлись вместе, молвил Херкуль Вильхьяльму:

— Не доставишь ты домой в Англию весть о том, что у меня были шлем и кольчуга, а у тебя ничего.

И сбросил он их теперь. Затем сошлись они и сражались, и был их бой очень смелым, но ни один не поранил другого, потому что их щиты помогали так хорошо, что никто не уступал. Здесь не сообщается209, кто с кем обменивался ударами, но Рикард конунг первым одолел тех, кто имел с ним дело, но был очень утомлён, и так закончилось, что все люди Херкуля пали.

Тогда молвил Вильхьяльм:

— Доблестный ты человек, — сказал он, — и не встречал я раньше тебе подобного и не хочу сражаться с тобою далее.

— Вижу я теперь, — сказал Херкуль, — что ты считаешь, что судьба моя в руках твоих, и будет так, если мы будем биться до конца, моя участь станет менее желанной. Но всё же может быть, что я прихвачу тебя как-нибудь, и это худшее для нас обоих, и большинство выбирает жизнь, если есть выбор.

И потом отложили они оружие своё.

30. Тут Херкуль конунг молвил Вильхьяльму:

— Не должны мы так расстаться, — сказал он, — что ты не посетишь селенья мои, и хочу я пригласить тебя на пир.

И поехали они теперь к крепости, а она была большой и укреплённой, и начался там знатный пир. Затем Херкуль послал людей своих опустошить золотой дом и перевезти в крепость, и разделили они это между собой. Пробыли они там неделю, а Херкуль конунг подготовил пять больших кораблей с хорошими людьми и отдал их Вильхьяльму, а королева его подарила накидку, и никто не знал, из какой шерсти она была. Трижды за день меняла она цвет. Никакой яд не брал её. И всем им дал Херкуль ценные подарки, и проводил их теперь до корабля, а при прощании Вильхьяльм отдал ему то хорошее кольцо, и расстались они друзьями. Идут они теперь под парусами прочь из Ерикона210, и не говорится об их путешествии, пока не достигают они пустошей Ливии. Там посылает Вильхьяльм корабли назад, а сам поворачивает к границе, и с ним Менон конунг, а Рикард конунг и другие едут к городу Трект и повелевают доставить туда их товары, но Вильхьяльм ищет зверя своего, а наступил теперь первый день лета. Прибывают они теперь туда, где был зверь, и прежде чем они подошли, услышали очень похожее на человеческий плач. Увидели они, как зверь лежал перед той пещерой, которую Вильхьяльм подготовил для своего оружия, и поняли, что тот оплакивал своего хозяина, но как только тот увидел его, бросился ему навстречу с великим весельем, и увидели они большую радость во взгляде зверя. Вильхьяльм спросил, где конь его, и тотчас, как конь услышал речь Вильхьяльма, прискакал он со ржанием из леса. Подумалось Вильхьяльму теперь, получил он то, что казалось ему самым важным.

— Велик разум животных этих, — сказал Менон конунг.

Увидели они трёх мёртвых тварей, лежащих на поляне, но не узнали их, а были те ужасно большими. Поняли они, что лев убил их, потому что те хотели причинить вред коню. Поехали они теперь по тому самому горному хребту, по которому Вильхьяльм проехал раньше, и показал Вильхьяльм Менону, где он убил однонога, и Менон был впечатлён им. Затем прибыли они к дому Эрмлауг и ехали дальше до тех пор, пока не пришли в Трект, а остальные с Исакаром в то время вернулись домой. Провели они некоторое время в покое, и показалось Вильхьяльму, что теперь его положение немного улучшилось. Послал он сейчас в тот лес за костями слона, которого он убил, и бедренные кости слона, говорят, были 25 высотой211, а это были большие ценности. Рассылает Вильхьяльм теперь известие в ближайшие государства, которые принадлежали конунгам, что были похищены троллями, и сообщил людям, что сталось с жизнью тех, и попросил взять власть тому, у кого есть на это право, и все поблагодарили его. Отдал он Исакару город Трект и те владения, которые туда принадлежали, а сам хочет ехать на север, в свою родную страну. Отправляется он теперь в путь, а вместе с ним его отец, Криседус, и Менон, и было с ними много славных людей. На прощание дала Эрмлауг Вильхьяльму одну чашу, и не знал никто, из чего она была изготовлена. Она предложила ему и людям его выпить из чаши и сказала, что десять дней те не будут нуждаться во сне и уставать в пути, попросила передать привет своей воспитаннице в Греции, но сказала, что сердце подсказывает ей, что не закончились все его трудности. Расстаются они теперь с приязнью, а те продолжают путь свой, пока не прибывают в Греции к Далмарии. Этим государством владел Криседус конунг, и радовались там люди его, но позволим им теперь остаться там, пока они не узнают какие-нибудь новости.

31. Теперь мы расскажем о том, что случилось в Греции, пока Вильхьяльм там отсутствовал. Однажды, когда Кирьялакс конунг давал большой пир, и люди сидели радостные и весёлые, во дворец вошли 12 человек, таких высоких, что не было там никого подобного. Поприветствовал конунга тот, кто был впереди тех, а звали его Балабан212. Потом молвил он конунгу так:

— Повели слушать, пока я передаю поручение моего господина. Мы посланники того королевского сына, что зовётся Эркулес213. Его брата зовут Эррек214. Они сыновья Аркистратуса, короля Эрмланда, который владычествует над великим городом Ниневия215, самым большим и населённым в этой части мира. Эти королевские сыновья прибыли сюда на берег с пятью стами галер и сотней дромундов216. Это их послание, что утром ты должен прийти на встречу с ними и передать в их власть твою корону и себя самого, потому что Эркулес хочет получить эту страну, но он не собирается тебя убивать, ведь ты очень стар. Ему также сказали, что у тебя есть прекрасная дочь, но не хочет он так умалять свою честь, чтобы просить её руки, и всё же намеревается он взять её себе, если она так превосходна, как говорят, и её удача зависит от того, понравится ли она ему. Теперь можете решить с вашими советниками, что хотите вы делать, и позволь нам передать ваше послание, и примите лучшее решение, какое сможете, и не хочу я лгать вам, что смерть призовёт вас и всех ваших людей, если вы не последуете распоряжению этих братьев. И прежде чем солнце уйдёт в море, осадят они город так, что ни ни одна живая душа не сможет ускользнуть.

Кирьялакс конунг взглянул на скамьи и молвил:

— Так долго управлял я государством этим, а другие мне служили. И не научен я прислуживать другим и не хочу учиться этому на старости лет. И можешь так сказать своим правителям, что я встречу их завтра за городом, но прежде чем принесу я им добровольно мою корону, не останется в этом городе ни одного несломанного щита, и не желаем мы больше слышать слова ваши, убирайтесь как можно скорее прочь.

Они вернулись тут из города на корабли и передали тем братьям, как случилось, а те сказали, что конунг выбрал то, что было ближе его разуму. Перенесли теперь те свой лагерь к городу. Когда пришли посланники, Регинбальд был в замке сестры своей. Он пришёл во дворец и спросил конунга, что ему кажется самым разумным.

— Легко следовать нашему совету, — сказал Регинбальд, — потому что те слова, которые произнёс конунг, не могут быть взяты назад. Поэтому откроем наш город и выйдем со всем войском нашим. Скорее падёт один поперёк другого, чем мы побежим или запросим о мире, а о победе решит судьба. Если бы Вильхьяльм, побратим мой, был сейчас здесь, а теперь готовьте себя и своё оружие.

Тогда был послан приказ во все кварталы, и город охватила великая суматоха.

32. Рано утром Кирьялакс конунг вывел свою рать из города, и можно было видеть там много красивых щитов, блестящих шлемов и множество тех благородных рыцарей, которые в этот день хорошо и мужественно пользуются своим оружием. Никанором217 называли того, кто нёс знамя Кирьялакса конунга. Он был по титулу герцогом и величайшим витязем. У сына конунга Регинбальда был один полк, а его знаменосца звали Самсон218. Увидели они теперь воинский лагерь, и раскинулся он на 15 миль, а море было усеяно кораблями, и там была немалая часть войска. Запели трубы219, и стоял такой сильный грохот от бряцанья оружия, ржания лошадей и пронзительного звучания труб, что земля дрожала, а разница в воинах была так велика, что можно было окружить их пять раз. Началась теперь битва, и было много убитых. Никанор отважно нёс знамя конунга вперёд, а сам Кирьялакс следовал за ним, рубил и колол в обе стороны, и все изумлялись, что такой старый человек так твёрдо наступает. Никанор подъехал к ярлу по имени Уриен220, пронзил его насквозь и сбросил мёртвым на землю, а затем зарубил другого, что звался Дрогантом221. Ударил он третьего рыцаря, отсёк ему обе руки и попал мечом по шее коня у лопаток, а рыцарь свалился вперёд и сломал себе шею. Никанор с большой доблестью расчистил себе путь от викингов, но был очень утомлён. Тогда вперёд выехал герцог по имени Манасес222. Он был величайшим витязем в войске этих братьев. Он вонзил копьё Никанору через щит и бок наружу около лопатки, а Никанор полоснул в ответ двумя руками по шлему Манасеса и не пробил его, но всё же удар был таким могучим, что герцог без памяти упал на луку седла. В то время Никанор пал мёртвым с коня, и все восхваляли его доблесть. Кирьялакс конунг встретил того витязя, что звали Кабуе223. Он был знаменосцем Эррека, королевского сына. Конунг отрубил ему голову, правую руку и древко знамени, и то упало на землю. 15 рыцарей сразил он в этом наступлении. И вот увидел Эррек, что тот сделал, и не понравилось ему это. Берёт он одну сулицу224 и бросает её рукой, а она попадает в глаз Кирьялаксу конунгу и выходит наружу через затылок. Упал конунг мёртвым с коня.

33. Теперь расскажем о Регинбальде, что велел он нести своё знамя навстречу Эркулесу, а сам был перед этим знаменем. Там можно было видеть и слышать тяжёлые удары, он расчищал широкую дорогу сквозь войско Эркулеса, а назад шёл другим путём и нагромоздил такую высокую кучу трупов, что мёртвые не опускались ниже его седельной луки. Самсон, его знаменосец, отважно нёс вперёд знамя и рубил в обе стороны, и всё содрогалось под ним. Но теперь навстречу ему вышел Балабан со знаменем Эркулеса, и начали они свой поединок с сильных ударов, и казалось людям, что не видели они более мужественного боя, потому что оба были превосходными рыцарями. Но закончилось тем, что Балабан пал мёртвым, а это видит Эркулес, скачет на Самсона, пронзает его насквозь своим копьём и отбрасывает его более чем на 15 футов. Регинбальд находится теперь среди многих сотен великих витязей, а подошёл к нему один огромный великан по имени Отинек225 и нанёс ему могучий удар, но встретил щит и попал по шее лошади так, что отрубил голову, а Регинбальд спрыгнул вперёд и приземлился на ноги. Двумя руками Регинбальд ударил по хребту Отинека, когда он склонился, и разрубил его пополам в середине, и тут набросились на Регинбальда со всех сторон, но он защищался так хорошо, что те не нанесли ему ни одной раны, а он убивает многих. Пришли туда теперь Эркулес и его брат и повелели теснить его стеной щитов, и был он тогда схвачен. Теперь те, кто остался, отступили в город, а братья преследовали бегущих и убивали всё, что хотели, и сразу же оказались в городе, а сопротивления встретили мало. Вошли те в башню Астриномии, дочери конунга, и забрали её силой. Горожане были в большой печали, но те всё же пощадили юную госпожу по её просьбе. Она пообещала тогда так много, что ей было не очень приятно. Подумала она, что отсрочка была бы лучше всего. Регинбальд был посажен в темницу, и не много было ему доставлено удобств. Потом повелели эти братья осмотреть павших и позаботиться о телах предводителей, а добычу разделили между собой. Затем пересекли они эту страну и подчинили её себе, и не осмелился никто дать отпор. Далее собрали они тинг, и на нём объявил Эркулес, что он собирается назад в Ниневию и женится там на Астриномии, дочери конунга, и спросил, кто на это время хочет взять на себя защиту Греции. Герцог Манасес отвечает:

— Больше всего приличествует, если ваш брат возьмёт страну эту, но если вы пожелаете, чтобы он ехал домой с вами, то я готов защищать эту страну.

Всем показалось это очень подходящим, потому что был он знаменитым человеком. Поэтому было теперь решено, что Манасес останется со своими людьми и будет иметь их так много, сколько он посчитает безопасным. Затем подготовились королевские сыновья к отправлению и взяли с собой Астриномию и много других девушек. Но прежде чем они отправились в путь, Астриномия попросила Эркулеса, чтобы Регинбальд поехал с ними даже будучи пленником, и говорит, что попытается смягчить сердце его, а эти братья позволили ей это. Потом отплыли из Миклигарда, и не упоминается об их путешествии, пока не вернулись они в Ниневию, и король Аркистратус устроил им весёлое застолье, а они показали отцу своему юную госпожу Астриномию, и не показалось королю преувеличением, что говорилось о красоте её. Регинбальда также привезли домой, держали его в оковах и охраняли в одной башне. У короля Аркистратуса была прекрасная и искусная в рукоделии дочь. Она владела красивой башней в городе. Туда привезли Астриномию. Теперь держат эти отец с сыновьями совет, как устроят они свадьбу свою. И были очень заняты этим, потому что нужно было преодолеть много помех, а многим один день отсрочки станет слишком долгим.

34. Теперь продолжим мы рассказ там, где Вильхьяльм спросил отца своего, что можно было бы предпринять, потому что говорил, что во что бы то ни стало хочет найти юную госпожу и помочь своему побратиму. Но конунг сказал, что им понадобится помощь скорее, чем они смогут отправить туда большую рать. Поэтому они собрали затем в городе тинг, и было тогда решено, что Рикард конунг и Криседус должны собрать все те войска, которые они смогут получить из Далмарии и Македонии, отправиться в Миклигард и отвоевать назад город, если это суждено. А Вильхьяльм и Менон должны поспешить на юг в Ниневию и разузнать, что они могут расспросить о юной госпоже и её брате. Вместе их было 24 человека, но прежде нужно сказать о других.

35. Рикард конунг и Криседус собрали теперь большую рать и привели всё это войско к Миклигарду, и к ним постоянно подходила помощь. Узнал Манасес об этом сборе, но мало о том беспокоился. Была у него большая уверенность в себе, в своём оружии и многочисленности воинства, но не было ему поддержки от местных жителей. И тут подошли Рикард конунг и Криседус и разбили свой лагерь вокруг города, а было у них такое большое войско, что трудно сосчитать. Но когда Манасес видит этот лагерь, то созывает всех своих людей в городе и молвил им так:

— Не думаю я, что дана нам возможность для отдыха, — сказал он. — Должны мы открыть город и вставить каждый ключ в его замок, чтобы не ломать их, когда суждено. Наденем наши лучшие доспехи и обдумаем продать себя как можно дороже, чтобы узнали, что люди здесь поставлены для защиты. Не побежим и не попросим о мире. Дадим знать королю Аркистратусу и его сыновьям, что мы рубим не хуже, чем мужик, когда он хлещет своих волов, запряжённых в плуг.

Они выходят теперь из города под громкие звуки труб, и обе стороны подняли свои знамёна. Валерианусом226 звали знаменосца герцога Манасеса. Он был высотой 9 футов от пояса штанов до затылка227. Сошлись сейчас войска вместе. Манасес герцог ехал на полёт стрелы впереди своего знамени и убил 5 человек, прежде чем рати столкнулись. С обеих сторон были большие потери, там можно было видеть множество лошадей, которые бегали с белыми сёдлами и без всадника, и многих доблестных воинов, распластавшихся в траве, но сломанные древки и щиты лежали так плотно, что лошади едва могли скакать. Тут Манасес увидел одного мужественного рыцаря из своих людей, упавшего с коня, и тут же поднялся на гору. Но в это время навстречу Манасесу герцогу выехали два сына Криседуса конунга. Одного звали Гарлант, а второго — Грелант228. Они были великие витязи. Манасес подзывает к себе того рыцаря и молвил:

— Не беги, славный юноша, — сказал он. — Я дам тебе любого коня из тех двух, что скачут здесь на меня.

Затем ударил он по Греланту, пронзил его и сбросил его мёртвым на землю. Потом он нанёс удар Гарланту и рассёк его сверху, а рыцарь вскочил на его коня и сражался с той поры хорошо и мужественно. А Манасес рубил теперь в обе стороны и не следил ни зачем, кроме как убивать больше, и никогда не видели люди более быстрых человеческих рук для убийств, а произошло одновременно многое.

36. Криседус конунг видит смерть сыновей своих, и это разгневало его, и теперь он ободряет войско. Его знаменосца звали Улиен229. Он отважно нёс знамя вперёд. Криседус конунг сразил сначала витязя по имени Толомеус230, а затем убил 15 рыцарей, но сейчас был он очень измождён. Начали теперь гибнуть горожане. Тут скачет вперёд Улиен знаменосец, но навстречу ему выезжает Валерианус, знаменосец конунга, однако Улиен пробил щит и его насквозь под рукой, разорвал кольчугу, нанёс Валерианусу большую рану и сломал ему три ребра, а тот ударил в ответ Улиена и отрубил ему ногу ниже колена, но тут суматоха разделила их. Тогда Улиен нанёс удар рыцарю по имени Голиас231 и убил его. Затем поехал назад к Валерианусу, но тот был готов, вонзил своё копьё в щит Улиену, пробил насквозь всю его кольчугу и поднял его на копьё, положил древко себе на колено, оставил его дёргаться на острие и поскакал так по полю. Теперь подъехал туда Рикард конунг, ударил Валериануса и попал по шлему сзади, расколол его, прошёлся по затылку вниз, разрубил сюрко232 и кольчугу вниз по плечам, обеим его лопаткам и вдоль хребта, отсёк ему обе ягодицы, разрубил седло и коня, отсёк шпоры от пяток, а Валерианус пал как многие до того. Видит Манасес, что происходит. И хотя было у него достаточно дел, всё же наступает он туда, где он слышит больше всего шума, и вот встречает он Криседуса конунга. Забрасывает он теперь щит себе на спину и замахивается мечом двумя руками, а Криседус конунг поднял щит над собою, но Манасес ударил по широкой стороне щита, разрубил поперёк его щит, а потом уже шлем, голову, тело в доспехах и коня посередине вместе со сбруей. И многих обуял страх от этого удара, и никто не осмелился выступить ему навстречу.

37. Видит Рикард конунг, что от Манасеса людям много пагубы, и очень не по нраву ему это. Поэтому скачет он к нему, а тот — навстречу, и сталкиваются так сильно, что оба одновременно падают назад со своих коней, но приземляются стоя. Манасес проворнее в ударе и рубанул по Рикарду конунгу, но тот выставил щит, а меч попал по щиту и отсёк конунгу левую руку в запястье. В это время Рикард конунг наскочил на Манасеса и толкает его так жёстко, что тот падает на спину, а Рикард конунг прыгает на него сверху и молвил:

— Хороший воин ты, Манасес, — сказал он, — и не хочу я видеть твою смерть.

Тут подоспели люди Рикарда конунга и хотели убить Манасеса, но конунг запретил это и напротив повелел заключить его в оковы. Так и было сделано, привели его в город, но люди его, которые оставались, пали полностью, так что ни один человек не спасся. Много было убито и рыцарей Рикарда конунга, теперь делят остальные добычу и взяли себе город, а люди были исцелены. С той поры Рикард конунг на всю оставшуюся жизнь остался без руки. Велел он теперь привести Манасеса к себе и молвил ему:

— Великий витязь ты, Манасес, — сказал он, — и большая потеря будет жителям твоей страны, если ты не вернёшься назад. Сейчас я хочу даровать тебе жизнь, и делай, что ты пожелаешь, оставайся здесь с нами и получи те почести, какие ты попросишь, или возвращайся в свою страну, и мы освободим тебя, как подобает хорошему человеку.

Тогда отвечает Манасес:

— Редко встречаются нам такие люди, что дают подобный выбор, хотя получили вы от нас такой большой ущерб, поэтому охотно принимаю я жизнь и буду здесь с тобою, пока не вернутся эти братья.

Получил теперь Манасес пощаду, и конунг хорошо обращался с ним.

38. Теперь рассказывается о Вильхьяльме и Меноне конунге, что они едут, пока не прибыли в Македонию во владениях Менона. Получили они правдивое известие о путешествии этих братьев, что те отплыли 4 недели назад и выдался им попутный ветер. Поэтому готовят они поездку свою как можно скорее и отправляются на юг в Ниневию. А поскольку Вильхьяльм спешил, дал он своим людям выпить из чаши, которую дала ему Эрмлауг, и мало им нужно было сна, и не утомлялись они. Нет известий до тех пор, пока те не прибывают в Эрмланд, а эти братья уже вернулись домой на полторы недели. А в Ниневии не было недостатка в подготовке, потому что были созваны люди со всех сторон, чтобы присутствовать на том пире, который Эркулес устраивал в честь своей женитьбы. И если там ничего не случается, прежде чем эта свадьба заканчивается, то не были бы те там большими счастливчиками, чем большинство других мужчин, которые получили так жён. Но я не думаю, что Вильхьяльму показалось бы плохим, даже если бы что-то вызвало задержку.

39. Однажды в Ниневии случилось так, что король Аркистратус был на поле для игр, а сыновья его — в лесу. Видит он, как 12 всадников быстро скачут к городу. Они были так высоки, что не видели им подобных, а один всё же намного превосходил остальных, однако больше удивлялись тучности его, чем росту. У них были верховые животные, называемые дромидары233. Они подошли к королю и не поприветствовали его. Тот, кто возглавлял их, молвил:

— Ты Аркистратус, король Ниневии?

— Так и есть, — сказал король.

— Было мне поручено не передавать тебе приветствия, — сказал он, — но сюда, в твоё королевство, прибыли два конунга. Одного из них зовут Фролло, а другого — Гриффон234. Они правят теми державами, что лежат вокруг великих гор под названием Кавказ и расположены в самой южной части мира235. Они узнали, что у вас есть прекрасная дочь, которую у нас называют Фульгидой236. Но цель их поездки в том, что они хотят, чтобы ты платил им дань, как другие конунги в южной половине мира. Им также сообщили, что у тебя есть два отважных сына. И это воля конунгов, чтобы вы отправили им дочь вашу в уплату дани, и ваших сыновей и такое большое войско из вашего королевства, сколько вы сможете собрать. Хотят они ехать в Вавилон Великий и обложить данью Солдана237 конунга. Но если вы не сделаете так, то знайте без сомнения, что прежде чем завтрашним вечером солнце будет на западе, ваш город будет сожжён, а вы будете или повешены или колесованы.

Король молвил:

— Рьяно выполняешь ты твоё поручение, и многие получили бесчестье за меньшее преступление. Как твоё имя?

— Не пугает меня это, — сказал он, — а зовут меня Кнабби. Я женат на сестре конунгов по имени Бальбумба. Мать конунгов зовут Сисигамбур238. Они обе здесь с войском и держат совет с конунгами.

Король Аркистратус отвечает:

— Не отправлю я им мою дочь, но если сыновья мои вернутся домой, то я не буду удерживать их от встречи с конунгами и сам буду там с ними. Но поскольку вы говорите о дани, то нет золота для уплаты, которое мы собираемся им послать, но есть у нас оружие и доспехи, которые мы им покажем. А если им суждено будет выбраться из этой страны, то смогут они сказать, какую подобающую дань мы им принесли.

— Так понимаю я ваши слова, — сказал Кнабби, — что полны вы безумия и вредите самому себе, отказываясь от хорошего предложения.

И тут же Кнабби отправился прочь. Немного позже вернулись домой королевские сыновья и увидели войско тех братьев, вся страна заполнилась ратью, а это были великаны и всякий сброд. Их насчитывалось 100 тысяч, но не было там ни одного обычного человека. Они приручили много диких зверей. Сыновья короля рассказали ему эту новость. Много было теперь пересудов в городе, и вот увидели они войско викингов, которое выступило к городу, и было оно так велико, что заполонило долины и холмы, горы и леса. Разбили они вблизи города свой лагерь, и там можно было видеть огромное богатство в тех украшениях239, что имели они при себе, и всех в городе поразил страх.

40. Король Аркистратус собирает тинг в городе и спросил мудрейших людей, что было бы разумным, а все сказали, что скорее умрут, чем отдадутся под власть великанов. Тогда посылает король за дочерью своей, и юных госпож привели туда. Король спросил дочь свою, как она отнеслась бы к тому, чтобы выйти замуж за великана Фролло.

— Не бывать этому, пока я жива, — сказала она. — Но где проявится удаль ваша, что вы позволяете притеснять себя ничтожествам этим. Не так давно было, что вы дали подобный выбор240, и можете принять это с честью.

Тогда молвила Астриномия:

— Не попрекай братьев твоих, потому что каждый может показать другому рвение. Но если бы Регинбальд, брат мой, был свободен и оказал вам свою поддержку, какой-нибудь великан получил бы кровавую повязку.

Теперь привели туда Регинбальда. Король посмотрел на него и молвил:

— Великий человек ты, Регинбальд, — сказал он, — и удачливый. И если ты пожелаешь помочь нам, то я выдам за тебя дочь мою на хороших условиях.

Тогда молвил Регинбальд:

— Это было бы хорошим предложением, если было бы сделано по доброй воле, но думаю я, что вы идёте на это, потому что думаете, что ты и дочь твоя в руках беззаконников, но сыновья твои заслужили от меня иное, чем я подвергал бы мою жизнь опасности ради них.

— Искупление есть для всего, брат, — сказала Астриномия, — а полученный ущерб не будет возмещён стенаниями. Последуй моей мольбе и не отказывайся от этого предложения, потому что за многое всегда отвечает отсрочка.

Тогда молвил Эркулес:

— Не можем мы теперь вернуть то, что сделали раньше, но ради мира предлагаю я тебе братство и мою сестру, и если ты захочешь выдать твою сестру за другого человека, то я на это согласен.

— Хочу я знать, что об этом думает юная госпожа, — сказал Регинбальд.

А она говорит, что не выберет другого мужчину, лучше него. Обещает Регинбальд им теперь свою помощь, сговорился о юной госпоже и отбросил всякую вражду с ними.

41. Одного человека звали Сьод241. Он правил деревней поблизости от города. Он был высок, силён и хорош в искусствах, но так труслив, что не осмеливался смотреть на человеческую кровь. Сейчас он был в городе. Король молвил ему:

— Ты, Сьод, — сказал он, — должен прийти нам на помощь со своими людьми.

— Как я могу помочь вам, — сказал Сьод, — ведь мне кажется, что смерть вам вернее, чем жизнь.

— Кажется тебе вернее, — сказал король, — что просидишь ты в мире, если мы будем побеждены? Но если мы победим, тогда не надейся на пощаду от нас.

Тут Сьод испугался и молвил:

— Всех моих людей и оружие хочу одолжить я вам, и прежде, чем получу гнев твой, отправлюсь я в сражение.

— Тогда ты поступаешь правильно, — сказал король.

Скачет Сьод теперь прочь. Король спрашивает своих людей, что было бы самым разумным.

— Город наш полон людей, и не разместимся мы со всем нашим войском, — сказал Эркулес, — поэтому отправим мы людей к Сьоду, и эта рать нападёт на тех сзади, но часть войска нашего останется в городе и подъедет, когда наши отряды поредеют.

Они спросили Регинбальда, не хочет ли он сам насладиться добродетелями жены своей, но он ответил, что чему быть, того не миновать. Прошла ночь, но когда наступил день, правители были на ногах. Тогда зазвучали боевые трубы. Выступил король Аркистратус из города, его сыновья и Регинбальд и выстраивают свои полки. У Регинбальда был полк по левую руку от головного стяга, и было ему выбрано отважное войско. Того человека, что нёс его знамя, звали Каифас242. Он был в звании префекта. Другим полком руководил король Аркистратус. Его знамя нёс человек по имени Ариус243. Не найти человека смелее его. Много доблестных людей было в его отряде. Третий полк получил Эррек королевич. Его знаменосца звали Мальприант244. Он был силён, но не мудр. Эркулес должен был действовать по своему усмотрению. С ним был самый лихой отряд, и они должны были появляться там, где более всего требовалось. Их знамя было окрашено словно солнце, и ни один человек не выдерживал долго смотреть на него. Его нёс человек по имени Виллифер245. Он был таким хорошим рыцарем, что никогда не входил в сражение для того, чтобы с позором расстаться со своим конём. Королевский стяг стоял в середине рати. Это был золотой орёл, а знамя было из красного шёлка. Древко было девяносто246 в высоту. На нём было 100 золотых колокольчиков, а когда в этот стяг дул ветер, то орёл кричал, а колокольчики звенели так, что слышно было за полмили.

42. Теперь выводит Фролло своё войско из лагеря, и можно было видеть там множество безобразных бродяг. Их вооружение выглядело великолепным, но копья их походили на столбы, а их клич звучал как предсмертный крик. Стяг их был чёрным и сделан в форме лошади, а когда дул ветер, он ржал и это слышалось за девять миль. Рунга247 звали того, кто нёс это знамя. Он был пятьдесят248 ростом. На шесте были три золотые пуговицы. У Гриффона был золочёный стяг высотой в сто. Его знаменосца звали Гнепья249. О его росте не говорится, но нос его был шести пядей под бровями, а между глазами его было четыре с половиной пяди. У Кнабби был третий стяг, красный, как кровь и с изображением волка, и когда тот трепетал на ветру, то выл словно волк. Галапин250 нёс его. У него было четыре ноги и копыта на задних ногах и бил он как лошадь, но не хватит пергамента и решимости, чтобы рассказать о внешности всех тех, что были так чудовищно созданы. Одного в войске их звали Крумбак251. Никто не знал рода его, потому что нашли его в логове одного волка. Ночью он видел лучше, чем днём. Он управлял теми дикими зверьми, которые у тех были. Теперь полки заняли поле, но позволим здесь переждать и обратимся к истории Вильхьяльма.

43. Сейчас продолжим мы там, что Сьод уезжает из города Ниневия, и был он в большом раздумьи и не хочет ехать в деревню, ищет себе убежище и скачет вперёд вдоль какого-то горного склона. Встречает он теперь на пути 24 человека, а сопровождал тех огромный зверь. Он приветствует их и спросил, кто они такие, а один из них сказал, что они купцы, прибывшие из Вавилона, и хотят попасть в город Ниневия. Он сказал, что там ожидает другое, нежели торговля, и поведал им о войске великанов. Купец тот спросил, состоялась ли свадьба королевича, но Сьод произнёс, что до этого ещё далеко. Купец осведомился, жив или мёртв пленённый брат дочери конунга, но он сказал, что те примирились и дали ему сестру свою в поддержку. Теперь те спросили, как его зовут и куда он направляется. Он назвал имя своё:

— А еду я, как и те другие, кто хочет сохранить жизнь.

— Найдутся там и менее отважные, чем ты, — сказал купец.

— Росту мне не занимать, — сказал он, — но не выношу смотреть на человеческую кровь.

— Кажется тебе, что прожил бы ты всю жизнь, — сказал купец, — если смог бы скрыться?

— Не думаю я ни о чём другом, — ответил он.

— Вешать следует того, — сказал купец, — кто не хочет помочь господину своему в подобной нужде.

— Может, так и есть, — сказал тот, — но жизнь мою хочу я спасти прежде всего.

— Есть у тебя сколько-нибудь денег? — спросил купец.

— В достатке у меня денег, — сказал Сьод, — и знаю я, что враги мои насладятся ими, но король пообещал лишить меня жизни, если я не приду к нему с помощью.

— Сделал ли бы ты хорошее тому человеку, — сказал купец, — что поехал бы в город вместо тебя?

— Иначе был бы я глупцом, — сказал Сьод, — и ему дам я золото и серебро.

— Есть ли у тебя хороший конь и оружие? — спросил купец.

— И то и другое, — ответил он. — У меня есть тот конь, которого король предложил мне с богатым замком и герцогством.

— Ты дашь мне коня и оружие людям моим, — сказал купец, — и мы примем твою участь. Неизвестно тебе, останешься ли ты живой, если не сделаешь, что я требую.

— Позаботься о том, что ты хочешь, — сказал Сьод, — А как тебя зовут?

— Сьод — моё имя, — сказал купец, — и теперь поехали мы назад, в деревню твою.

— Не осмеливаюсь я туда ехать, — сказал местный Сьод.

— Вернёшься с нами, — сказал новый Сьод, — и отдашь мне оружие и то, что я хочу иметь.

Не посмел он перечить, и отправились они теперь назад в то селение, тёзки обменялись личинами252, и никто не знал, кто из них кто. Тут пришёл человек из города с посланием короля, что Сьод со своими людьми должен напасть на викингов сзади, и спросил гонец, откуда появились эти неизвестные люди, а Сьод сказал, что это его родственники. Теперь был выведен славный конь. Его звали Гёнсуд253, и пришедший Сьод подарил его конунгу Менону. Затем они собрались, и все поражались, каким пылким был Сьод, поскольку местные жители принимали его за прежнего. Он взял 300 человек из деревни. У них был стяг из зелёного бархата с изображением золотого льва с хрусталём в когтях, и от него светило так, что под знаменем было светло даже ночью. Этот стяг дал Вильхьяльму конунг Херкуль. Видят они сейчас полки, стоящие готовыми к битве.

44. Эту главу мы начнём там, что полки воинов сходятся вместе, и нет там недостатка в трубных звуках, а стрелы и копья летели так густо, что не было видно ни солнца, ни неба. Но здесь мы обращаемся сначала к тому, что король Аркистратус ободряет своё войско к наступлению, сам мужественно следует за ним, рубит людей и лошадей, и никто не может устоять против него. А он скачет широкой дорогой сквозь воинские отряды и валит великанов волнами. Его знаменосец Ариус мужественно нёс стяг вперёд и встретил толстошеего великана по имени Грасси254. Он ударил того мечом и расщепил щит до конца, а остриё меча зацепило ключицу и разорвало грудь вниз до седла, а внутренности выпали из него, и он свалился на землю мёртвым. Следом Ариус ударил в другую сторону поперёк лица какого-то витязя и расколол череп надвое. Третьего рубанул он по туловищу так, что рассёк посередине, и не могу я сосчитать всех, которых он быстро поубивал. Теперь встретился ему Рунга Сильный, и обменялись они крепкими ударами, а великан тот хотя и был силён, но в этот раз он имел дело с умелым. Тут Ариус наносит ему могучий удар. Он попадает по шлему, срубает четверть его, ухо и щеку так, что обнажил кожу до зубов. Тогда великан нанёс колющий удар под щит Ариуса и пронзил его вместе с кольчугой насквозь, но тот всё же не сдался и ударил того витязя, который звался Скроппа255, и потянулся так высоко, как он мог, но едва достал мечом выше колена и отрубил там Скроппе обе ноги, и был великий грохот от падения, которое он учинил. Затем Ариус подошёл под стяг, схватил древко знамени обеими руками и призвал людей быть мужественными, пока он отдыхал. Король Аркистратус в то время далеко продвинулся в войско и сразил множество врагов, поворачивается он назад другим путём и встречается с одним великим витязем по имени Бурам256. Король ударил по его шлему так, что череп проломился, а глаза вылетели из черепа так, что каждый из них попал в своего воина, и были те тотчас убиты, а великан упал замертво с лошади и сразу нашёл смерть. Потом король сразил пять других витязей, но сам ран не получил.

45. Теперь говорится о Сьоде, что он приближается к сражению и высматривает, где стоят полки. Видит он, где Крумбак насылает вперёд зверей, а те приносят горожанам большой ущерб. Он просит Менона поскакать с его отрядом навстречу Крумбаку:

— А я приеду туда, как посчитаю нужным, и зверь последует за вами.

Тот был весь по плечи в броне. Менон нападает на Крумбака сзади, когда тот натравливал зверей на правую сторону от знамени Фролло. Там были медведи, львы, тигры и слоны. Теперь звери начали разбегаться, потому что Менон конунг был и силён, и могуч в ударах, а конь его бил всеми ногами и ломал зверям хребты. Тут поворачивается Крумбак к Менону и бьёт того своим копьём, но Менон поскакал к нему, а копьё попало в ухо одному рыцарю и снесло ему голову, а другому — плечи. Вылетел тот с лошади в воздух так, что пропал из виду, и каждая кость у него стала мелкой мукой, когда он упал вниз. Менон взмахнул теперь своим мечом, бьёт Крумбака между щитом и грудью и отрубил ему обе руки, а Крумбак обратился в бегство, но Менон пронзил его копьём, и раздался там такой громкий звук, как если бы все черти пришли туда. Этот шум слышит Фролло и поворачивается туда, но в то время Аркистратус вернулся назад к своему полку и нападает на знамя Фролло. Тут Рунга Сильный хватает одно копьё и метает в него, а оно пролетело сквозь короля так, что торчало на локоть из спины. Это случилось одновременно, и Ариус знаменосец рухнул мёртвым под стяг, а король упал на землю. Был там в то время великий грохот и боевой клич.

46. Теперь подъезжает Сьод верхом. Он бьёт Рунгу по шее так, что отрубил голову, и великан пал мёртвым, а под ним оказалось четыре человека. Потом поднимает он знамя, но тут упал стяг Фролло, а того не было нигде поблизости, и не было покоя на том крыле, где он находился, потому что Менон не бездействовал. А звери бежали от льва, и тот разрывал их на части. Фролло колет теперь льва, но тот ловко увернулся и ударил хвостом по уху коня так, что он свалился мёртвым, а Фролло последовал за ним на землю, и было это ещё большим падением. Он быстро вскочил на ноги. Менон был там поблизости, ударил по Фролло и расщепил щит до конца. Фролло схватил большой камень и бросил Менону прямо в его грудь, а тот потерял сознание, но всё же не упал с лошади, и его конь быстро унёс его прочь. Теперь Фролло выхватывает свой меч, но лев выбил меч из его руки. В этот миг прыгают на льва два тигра, но тот был в броне, так что его не поранило, и он разорвал их обоих на куски. А Фролло ищет меч свой, и его воины подвели ему коня, но тут день подошёл к концу, и ночь прервала сражение. Но Менон и лев прошлись так, что были уничтожены все звери великанов. Едут люди теперь в лагерь, но Менон и Сьод отправились в деревню, а те братья — в город, и так много говорилось о потерях, что пало больше четверти из них.

47. Вожди теперь сильно оплакивали короля Аркистратуса, но очень хвалили отвагу Сьода. Регинбальд встретился со своей сестрой, и она спросила, каково им было в этот день, а он сказал, что им пришлось бы тяжко, если бы не подоспели доблестные витязи, которые сопровождали Сьода.

— И всё же многое показалось мне странным, — сказал Регинбальд. — Кажется, узнал я этого доброго зверя, который принадлежал Вильхьяльму, побратиму моему, и распознал я там и меч его, щит и коня, и этот человек необыкновенно хорошо владел своим оружием.

Астриномия ответила:

— Не отдал бы Вильхьяльм коня своего, и удивительно, что изменился этот Сьод, которого все держали за трусливого, если он разит своим оружием так, как Вильхьяльм.

Утром мужчины поднялись рано и вооружились, и был выбран отряд для выезда, а многие прибыли из окрестностей. В то время было обсуждено, кто возьмёт то знамя, которое принадлежало павшему королю. Все молвили, что никто не подошёл бы лучше, чем Регинбальд. Он также не отказался от этого, и нести его был привлечён тот человек, которого звали Никарон257, а Каифас должен быть освобождён от этого, а Эркулес должен был выступить против Кнаббы, а Эррек — против Гриффона. Выезжают они теперь из города и имеют большое войско. Великаны не медлили выйти навстречу, и знамя Фролло получил человек по имени Гралант258. Тут началась битва. Великаны несли большие потери от зверя, но всё же рубили на куски горожан, как саженцы. Регинбальд нападал так жёстко, что великаны отступили, а он напал на знамя Фролло и нагромоздил вокруг себя такую высокую кучу трупов, что с обеих сторон подле него трупы лежали на уровне с ним. То же самое делает Фролло: он убивает людей и лошадей, и никто не может выстоять против него.

48. Теперь наступает Эркулес, а Кнабби — ему навстречу, и едва ли расскажешь, сколько людей они убили. Каифас заходит сзади того полка, которым управлял Кнабби, ударил сначала того витязя, что назывался Алькаин259, и принёс ему смерть. Каифас делал так много, что перед ним отступал любой человек, но тут навстречу ему поворачивается Кнабби, бьёт его копьём и пронзает насквозь, но Каифас скачет навстречу удару, ударил Кнабби, разрубил на части щит и отсёк голову дромедара, на котором тот ехал, и тот сильно упал, а Каифас свалился мёртвым. У Эркулеса теперь великая битва, и навстречу ему приходит великан высотою в 50 по имени Крабби260. Он нанёс Эркулесу удар такой силы, что раскололся щит и у коня сломался хребет, а Эркулес спешился, но всё же ударил великана и отрубил ему обе коленные чашечки и обе ноги в голеностопе, а великан упал вперёд, и под ним оказалось много людей. Эркулес взял себе другого коня и быстро расчистил вокруг, а многие толстые туловища разрубил на куски.

49. Расскажем теперь об Эрреке, что он нёс своё знамя навстречу Гриффону, и можно слышать там грохот и лязг оружия, но людям начинает надоедать долгий рассказ, когда непрерывно говорят одно и то же о сильных ударах. Однако убил он 100 великанов, а обе его руки были в крови по плечи, и то же самое делал Гриффон с его воинами. И тут встречает тот Мальприанта, знаменосца Эррека, и тотчас Мальприант бросает в него две сулицы одновременно, одна насквозь пробила щит и тыльную сторону ладони Гриффона, а другая — броню под рёбрами и оцарапала витязю бок. Но Гриффон пронзил Мальприанта своим копьём, поднял того на копьё, поставил древко себе на колено, поскакал по полю и сбросил его с копья. Эррек подъезжает теперь к одному великому витязю по имени Гиббон261, и бьют они друг друга, но оба остались на лошадях. Брата Гиббона звали Фланги262. Он нанёс удар Эрреку, но тот подался навстречу удару, выхватил у него древко и вонзил меч ему в шею так, что отхватил голову. Гиббон ударил Эррека во второй раз, но тот разрубил на части древко и руку Гиббона, меч угодил в бедро и отсёк ногу, а Гиббон упал мёртвым. Гнепья был в то время поблизости, нанёс удар Эрреку, попал по его плечам и разрубил его на куски. В этот миг подъезжает Сьод и видит, что сделал Гнепья. Сначала он поднимает знамя Эррека и поручает одному отважному воину нести его. Молвил он Менону, что тот должен ехать к полку Фролло, и тот так и сделал, а зверь последовал за ним.

50. Тут следует рассказать, что Фролло едет к Никарону, знаменосцу Регинбальда, бьёт его копьём и попадает в грудь коню, пронзает насквозь её, а также седельную луку и рыцаря и сбрасывает всё назад, а древко разлетается на части. Теперь Фролло выхватывает свой меч, бесстрашно наносит частые удары, и никто не может ему противостоять. Как можно предположить, Сьод не стоит на месте, потому что в короткое время он убивает 20 тех великанов, которых называют бродягами, и не было никого ниже 30 ростом263. И столько крови было сейчас на поле битвы, что многие утонули, хотя были легко ранены. Сьод поворачивает туда, где был Гнепья, а Гнепья бросает в него две пики, но Сьод ловит их руками и метнул назад в Гнепью264, и каждая из них поразила глаз так, что вышла через затылок. Гнепья рубил дальше перед собой. Племянника Гнепьи звали Калиеп265. Он перехватил у Гнепьи знамя, но тот отрубил ему всё лицо, а Калиеп рухнул на своего родственника, и знамя то упало. Теперь поворачивается Фролло навстречу Менону, бросает в него копьё и попал в щит, а Менон упал с коня. Он проворно вскочил на ноги и тотчас нанёс один смертельный удар. Тут Фролло вознамерился продолжить схватку и ударил по Менону. В то время подоспел зверь и ударил своим хвостом Фролло по уху так, что тот упал с коня и был без чувств, а Менон запрыгнул на своего коня и обращается теперь навстречу Граланту, бьёт своим копьём тому в грудь так, что оно вышло за плечами, и Гралант упал мёртвым на спину. Тут наступила ночь, и витязи поехали с поля сражения, но Сьод поскакал в деревню, и Менон с ним, и нашёл он там коня своего. Регинбальд едет в город со своим войском. Было в тот день столько убитых, что после осталось не больше четверти. Великаны понесли так много потерь, что не было в живых и четверти. Ночь проходила, и казалось вероятным, что теперь наступит конец или же дело их окончится каким-то решением, и не было никого, кто не страшился бы за себя.

51. Следующим утром Регинбальд созывает весь народ и держит затем совет, а город был тогда опустошён, так что не оставалось никого боеспособного. В это время прибывает туда Менон, и люди обрадовались ему. Регинбальд полюбопытствовал, кто этот человек, а тот сообщил, что он купец и прибыл из Вавилона. Он спросил, почему Сьод запаздывает. Купец сказал, что тот стал в сражении неуклюжим. Тут передал он Регинбальду одно письмо, и люди увидели, что Регинбальд ему обрадовался, а потом они поехали из города. Теперь Менон должен был выступить против Кнабби, а Регинбальд повелел нести своё знамя навстречу Гриффону. Раздался великий грохот, и затем началось сражение. Скачет Регинбальд на Гриффона, а знаменосца его звали Калабес266, и убивали они великанов без счёту. Теперь выходит навстречу ему Гриффон со своим стягом. Его знаменосца звали Апер267. Он был 18 локтей ростом и столько же в обхвате, и они так быстро убивали людей, что трудно различать, кто из них что совершает. И так случается, что большая часть полков пала, и встречаются сами знаменосцы. Калабес ударил Апера своим копьём и попал в его рот, а он укусил копьё, и вылетели у него все зубы, но он так сильно потряс своей проклятой головой, что Калабес уронил копьё. А он нанёс такой удар по голове Калабеса, что прогнулся шлем, а меч сломался, но всё же рыцарь упал с коня, а Апер на него сверху и хотел перегрызть ему глотку, но зубов больше не было. И так много крови хлынуло из него, что от этого Калабес захлебнулся. В то время подоспел Регинбальд и разрубил Апера пополам. Сейчас встречаются Гриффон и Регинбальд, скачут друг на друга и сталкиваются так жёстко, что их упряжь разлетелась на части, и они оба скатились назад со своих лошадей. Берут теперь свои мечи и яростно бьются, а первый удар, что нанёс Регинбальд, попал Гриффону в коленную чашечку и отрубил всю икру до пят. Гриффон ударил Регинбальда и расколол весь щит, а остриё зацепило бедро, и это была злая рана. Регинбальд перерубил Гриффону ногу в голеностопе. Тогда Гриффон ударил Регинбальда и целился в шлем, но тот увернулся. Удар пришёлся в плечи и разорвал всю броню, но та кожа, что была под его рубахой, не могла быть пробита железом, и всё же от этого удара Регинбальд потерял сознание и свалился Гриффону в руки, держа меч вперёд перед собою. А остриё попало Гриффону в пуп и вышло через спину, и Гриффон упал на Регинбальда, но один рыцарь вытащил его из-под Гриффона, и был тот без чувств. Рыцарь обрызгал его холодной водой, и он пришёл в себя. В то время полк так обезлюдел, что не было никого в живых. Он спросил рыцаря, что происходит в других местах. А тот сказал, что Сьод тогда находился в опасности, а Эркулес пал.

52. Сейчас рассказывается о столкновении Менона и Кнабби, поскольку тогда бой длился недолго. В то время Кнабби яростно продвигался вперёд и убивал горожан сотнями. Теперь едет он на знаменосца Менона и бьёт по нему так, что ломаются все кости у него и у коня, но тут на поле выходит Сьод. Он направляет своего зверя к Менону и попросил льва оказать ему помощь, а тот сразу прыгает на одного огромного витязя и разрывает его на куски. Менон теперь подошёл на расстояние удара к Галапину и отрубил ему все пальцы на древке знамени. Но Галапин быстро повернулся и ударил своими задними ногами в бок коня Менона так сильно, что оба взлетели высоко в воздух, а конь был мёртв, когда упал вниз. Менон быстро вскочил на ноги, и очутился перед ним один длинношеий великан, а он отрубил тому голову, но тут появляется Кнабби, и великан пал ему в объятья. Теперь Галапин бьёт по Менону, но зверь ударил ему по руке так, что кость сломалась, а меч упал. Тогда он повернулся к Менону задними ногами, но зверь прыгнул ему на поясницу, вонзил свои когти с обеих сторон его воровской пасти268 и разорвал назад до ушей, а Галапин заржал как кобыла. Но закончилось тем, что зверь вырвал его сердце и оставил Галапина мёртвым. Теперь Кнабби рубит по Менону и рассёк щит до конца, а вслед и руку Менона перед запястьем. Менон наносит удар по Кнабби, отрубает ему ухо и дробит на части скулу так, что коренные зубы вывалились на землю. Менон ослаб от потери крови. Зверь прыгнул к рукам Кнабби, схватил за края раны, которую тот получил, и вырвал из Кнабби вместе с шерстью и языком. Но тут он вонзил меч в брюхо зверю так, что тот застрял в хребте. Упал тогда Кнабби на спину, а зверь был настолько свиреп, что разорвал всего его на куски. Теперь были мертвы все, кто следовал за Кнабби. Затем Менон ищет Сьода, видит, что тот в беде, и всё же не мог ему помочь.

53. Виллифер знаменосец подъехал к тому витязю, что звался Салатиэль269. Он нёс стяг Фролло, и они ударили друг друга, и копьё каждого попало в рот другого, и оба сломали шеи, и теперь пали все витязи с обеих сторон. Из войска Фролло выжили два брата. Одного звали Скьяппа270, а второго — Скроппа271. Они оба поскакали на Сьода, и он был вынужден соскочить со своего коня. Он воткнул своё копьё в седельную луку Скьяппы и сбросил обоих на землю. Но Скроппа напирал так сильно, что Сьод чуть не упал. Он отсёк руку Скроппе, и тот затем хотел убежать, но Сьод разрубил коня позади него, и великан свалился навзничь. Теперь Скьяппа поднялся на ноги и нанёс Сьоду такой могучий удар в шлем, что тот опустился на одно колено. Он ударил Скьяппу, попал в бедро и раздробил его, а другую ногу — в голеностопе, и это было его самое последнее. В то время под своей лошадью сломал себе шею и бродяга Скроппа.

54. Сейчас расскажем о схватке Фролло и Эркулеса то, что каждый из них убил под другим коня, а Фролло рубил так сильно, что все его удары останавливались в земле. Тут Эркулес бросается на него, желает либо победы, либо смерти и пронзает своим копьём оба его бедра, но Фролло так быстро и сильно поворачивается, что копьё сломалось. Он ударил по шлему Эркулесу и расколол его вдоль, и в этот момент Сьод бросается к Фролло, а Регинбальд тоже подоспел на расстояние удара. Фролло хватает Регинбальда и швыряет его в воздух, но Сьод отрубил Фролло коленные чашечки. Затем Регинбальд ударил той рукой, что была свободна, по руке Фролло, но не нанёс никакого вреда и выбил ему меч. Тут Фролло схватил Вильхьяльма другой рукой и хотел подмять его под себя. В то время подошёл Менон, но был не годен к бою. Зверь бежал вместе с ним и обвил вокруг себя хвост, чтобы не могли выпасть внутренности. Он тут же подбежал к Фролло, ударил его лапой по лицу и оторвал его целиком, но Фролло бросил Вильхьяльма и Регинбальда так сильно, что те упали далеко, и Регинбальд лишился сознания, а Вильхьяльм поспешил назад, и тогда был Фролло мёртв, а зверь растерзал его на куски. Но затем зверь подбежал к Вильхьяльму, лёг у ног его и умер без предсмертных судорог, а Вильхьяльма это поразило настолько, что он потерял чувства. Но Регинбальд и Менон подбежали к нему и полили его водой. Потом он начал приходить в себя. Тогда Вильхьяльм молвил:

— Такую большую потерю понёс я ныне, что никогда не смогу восстановиться. Но что ты, Регинбальд, можешь сказать о твоей сестре?

— Сегодняшним утром она была цела и весела, — сказал он.

Теперь людей, которых можно было исцелить, доставили домой, а Вильхьяльм, прежде чем покинуть поле битвы, воздвиг над зверем шёлковый шатёр и потом отправился назад в город, а Кавказ так обезлюдел, что никого не осталось. И едва ли нашлись в городе люди для услужения.

55. В последний день битвы Сисигамбур позвала свою сестру Бальбумбу и её служанок и так молвила им:

— Странный сон приснился мне ночью. И это меня очень пугает, но не хочу я ничего предсказывать, а приходит мне на ум совет. Сейчас город понесёт людские потери, но битва удаляется, и тем, кто там есть, будет достаточно, чем заняться. Поэтому мы отправимся туда, заберём юных госпож, а потом поедем по дороге домой и привезём их к нашему вождю Видгрипу272.

Бальбумба сказала, что это дельное решение. Теперь они отправляются в город: десять госпож и из них две королевы. Первая из них звалась Финнхильд Жирное Луно273. Вторая — Мейнхильд Людоедка274. Третья — Гюрид Щель Стервятника275. Четвёртая — Гуннхильд Гусиный Кусок276. Пятая — Раннвейг Мошонка277. Шестая — Кьотрасса Набитое Брюхо278. Седьмая — Годрун Куча Камней279. Восьмая — Флаумхильд Раскрытое Луно280. Все эти женщины были знатного происхождения, и они должны были участвовать в совете вместе с вождями. Вот они приходят в город и силой уводят девушек, потому что не было в городе ни одного способного сражаться. Затем они взяли дромедаров и уехали с большой поспешностью. Севернее от гор Кавказа лежат мхи, которые называют Гёмбурмосар281. Эта поездка длится три недели, и нет ничего кроме пустошей. Нужно пересечь болота и мокрые мхи, которые достигают колен, а иногда озёра. И этот путь был на удивление труднопроходимым, а об их путешествии ничего не упоминается, пока они не преодолели мхи, и тогда остаётся три для пути до гор. Когда Вильхьяльм прибывает в город, узнаёт он эту новость. Теперь поиски кажутся ему не лучше, чем раньше. В то время стало известно всем, что этот человек зовётся Вильхьяльм, сын Рикарда, конунга Англии. Раны воинов были перевязаны, но некоторые грабили павших и приносили домой добро из военного лагеря. Потом в город пришёл старый Сьод и не остался в стороне от грабежа мёртвых.

56. Тогда Вильхьяльм молвил:

— Великую победу одержали мы в битве этой, и всё же будет большой утратой, если мы потеряем наших юных госпож. Моё желание — чтобы мы их искали.

Многим это решение показалось опасным, однако так оно и сталось. Тут Вильхьяльм повелел остричь всю шерсть со своего зверя, передал одному мастеру и попросил его сделать себе накидку. Потом он приказал высечь каменную гробницу, положил туда зверя и распорядился начертать золотыми буквами, кто там покоится. Он взял сердце зверя и молвил Сьоду:

— Возьми вознаграждение, Сьод, — сказал он, — за твою поддержку и съешь сердце.

Но он сказал, что не будет есть несъедобное, а Вильхьяльм ответил, его жизнь зависит от этого. Сьод не осмелился перечить, съел пять больших кусков и показалось ему тогда, что увеличились и смелость, и свирепость. Вильхьяльм повелел ему сначала идти выспаться. Сьод так и сделал. Теперь Вильхьяльм с Регинбальдом готовится к поездке и пожелал народу хорошей жизни. Он оставил своего коня и копьё, но имел щит и меч. Они взяли дромедаров, которых приобрели на Кавказе. В то время проснулся Сьод и предложил поехать с ними, и ему очень хотелось испытать себя. Вильхьяльм повелел ему охранять город вместе с Меноном. Отправились Вильхьяльм и Регинбальд и направились по тому пути, которым проехали троллихи. Они всегда двигались по тем следам, которые троллихи оставили при поездке. Наконец прибыли они к Гёмбурмосар и затем не могли больше двигаться на дромедарах, но нашли они во мху одну золотую туфельку, и Регинбальд узнал, что она принадлежала сестре его. А Вильхьяльм сказал, что лучше было найти её, чем ничего. Затем взяли они зверя, который был при них. Его называют катанансиус282. Он был длинным, мягким и невысоким с четырнадцатью ногами. Берут они этого зверя, кладут на него свою поклажу и направляются к мхам. Переползал этот зверь любое непроходимое место, поэтому они оба постоянно были на его спине. Не говорится, как долго были они во мхах, но когда они вышли из мхов, то нашли вторую туфельку. Тут они увидели горы.

57. За день до этого троллихи вышли из мхов и оказались теперь в своей стране. Поблизости была одна деревушка, там правила одна скверная дама. Она поприветствовала Сисигамбур и её сестру Бальбумбу и попросила их остаться и рассказать ей новости. Они показали ей юных госпож и поручили ей хорошо приглядывать за ними. Была там одна крепко сложенная палата, туда привели девушек. Поблизости находилась женская комната, и там принимали троллих. Теперь день подходит к концу. Тем же вечером Вильхьяльм и Регинбальд прибыли в деревню и узнали, где остановились троллихи. Они оба подошли к окну и прислушались. Сисигамбур взяла слово:

— Сестра Бальбумба, — сказала она, — что говорит тебе сердце о братьях, как закончилась та битва? Ибо показалось мне, что силы горожан иссякли.

Бальбумба ответила:

— Малого сопротивления ожидаю я от них, кроме того сильного человека, который всегда последним вступал в битву. Одного его боюсь я среди всех людей.

— Тогда мы должны принять хорошее решение, — сказала Сисигамбур. — Если он одержал победу, то проклянём его так, чтобы он никогда не благоденствовал.

Они молвили, это сделано позже, чем следовало.

— Провозглашаю, — сказала Бальбумба, — что моё слово будет иметь силу!

В этот миг Вильхьяльм бросил большой камень, и он попал по зубам Бальбумбы так, что они сломались, а камень погрузился ей в глотку, и это помешало ей говорить. Сисигамбур подбежала к двери, но Регинбальд отрубил ей голову, когда та высунула её наружу, а туловище упало на землю, и раздался такой сильный грохот, что дом задрожал, и лампа опрокинулась на солому, которая там лежала, и там вспыхнул сильный пожар, охватил дом и сжёг всё, что находилось внутри. Пламя перекинулось на деревню и сожгло там скверную даму. Они283 тут же взломали палату, и девушки испугались. Астриномия узнаёт Вильхьяльма и обрадовалась ему, обвила обеими руками его шею и отдала себя в его власть, а Фульгида поприветствовала Регинбальда, а затем попросила поспешить к женской комнате, но те сказали, что всё уже кончено. Отправились они сейчас в обратный путь, и ничего не говорится об их поездке, пока не прибыли они в Ниневию. Сьод и Менон навели порядок в городе и привели в него людей. Теперь Сьод дал всем наилучшие указания. Был он ныне настолько вспыльчив, что не выносил и наполовину сказанного слова, а Регинбальд отсутствовал в Ниневии полгода.

58. Следующее, что хотят Вильхьяльм и Регинбальд, — сыграть свою свадьбу, и не было возражений со стороны девушек. Были для этого и хорошие средства. Устраивал пир Сьод, и пришло туда множество людей. Там можно было видеть много знати. Вдосталь было разнообразных музыкальных инструментов на все руки. Месяц длилась эта свадьба, и не было такого дня, чтобы рыцари не состязались на турнире, а юные госпожи принаряжались. А тот, кто выходил из этой забавы самым славным, женился потом на красивейшей девушке, которую хотел выбрать. Местные жители попросили Вильхьяльма стать у них правителем, но он сказал, что сначала должен отправиться в Страну Греков и узнать, как обстоят дела у отца его.

— А Сьод будет управлять городом, пока я не приму другое решение.

Пир теперь закончился, и все разъехались по своим домам с хорошими подарками, и все благодарили Регинбальда и Вильхьяльма. На этом празднестве Вильхьяльм одарил Сьода герцогством и тем государством, которым владел герцог Манасес. Взял Вильхьяльм от него это прозвище, и с тех пор всю жизнь назывался Сьодом.

59. Вильхьяльм и Регинбальд пробыли в Ниневии 12 месяцев, подготовились к поездке в Страну Греков, и с ними отправились их жёны и несметные богатства. У них было 100 кораблей и 20 дромундов, загруженных их поклажей. Попрощались они с горожанами. Не упоминается об их поездке, пока не прибыли они в Македонию в королевство Менона, и люди радовались им. Они узнали там новости, которые произошли в Миклигарде, и что Криседус конунг мёртв. Он оставил после себя двух учтивых дочерей. Одну звали Глориант, а другую — Марсебиль. Менон конунг предложил им из своего государства, что они пожелают. Но те попросили его поехать вместе с ним в Миклигард. Не говорится о их путешествии, пока они не прибыли туда, и была там очень радостная встреча, и люди пили на весёлом застолье. Тогда привели Манасеса герцога, о котором упоминалось раньше. Вильхьяльм недобро посмотрел на него. Рикард конунг молвил:

— Мой дорогой сын, — сказал он, — этот человек — великий витязь, мы взяли его под нашу защиту и хотим, чтобы ты оказал ему подобающие почести.

Вильхьяльм ответил:

— Не хочу я позорить честь твою, но не собирался я чтить того человека, который отрубил тебе руку.

— Мужественность его была больше, — сказал конунг, — и ты можешь извинить подобное.

Тогда Манасес ответил:

— Теперь я пленник, но если бы я был свободен, то ни один рыцарь не упрашивал бы меня долго.

Вильхьяльм ответил:

— Любезный отец, — сказал он, — сделай этому человеку добро.

Теперь Вильхьяльм посылает в Далмарию, и Менон должен посетить дочерей конунга Криседуса и привезти в Миклигард. И так устроили для них весёлое застолье, но когда они какое-то время находились там с большим почётом, молвил однажды Вильхьяльм:

— Много прошло с той поры, как покинул я дом, и взял тогда двух юношей, которые были мне надёжным сопровождением, что я хотел бы заслуженно вознаградить, поэтому хочу знать, что получит Астриномия в Стране Греков.

Регинбальд молвил:

— Всю Страну Греков, и я в вашей власти, повелевайте всем, что вам понравится.

— Тогда вот моё начало, — сказал Вильхьяльм, — что каждый из нас вместе с другим будет владеть всеми частями напополам. А Менону я хочу дать Далмарию вместе с Марсебиль, дочерью Криседуса конунга, а герцог Манасес получит город Ниневия с его землёй и другую дочь Криседуса конунга.

Манасес поблагодарил его многими любезными словами. Сейчас туда были приглашены князья и властители Македонии, Страны Греков и Далмарии, и они с великой радостью отпраздновали свою свадьбу284, а когда пир закончился, раздал Вильхьяльм правителям богатые подарки, то же самое сделал Регинбальд. Теперь Вильхьяльм отправил их с похвалою домой в их земли, и сказал он, что хочет посетить Англию, но попросил властителей приготовиться к тому, что позже он посетит их, и тут все расстаются с большой сердечностью.

60. Вильхьяльм отсутствовал в Англии 10 зим, ныне едет он и отец его и не останавливаются, пока не прибывают в Англию, и все были им рады, а затем он рассказал всем свою историю от начала до конца, и хвалили все его отвагу, но Вильхьяльм сказал, что всему заслугой его удача:

— Потому что победил я многих тех, что намного превосходили меня.

Поблагодарил он своего управляющего Диксина за его помощь, пока был в отъезде, и дал ему титул герцога и большое государство. Взял Рикард конунг теперь королевство своё, и все приняли это за благо. Этой зимой Астриномия родила мальчика, большого и красивого. Его положили на колени Вильхьяльму, чтобы он дал ему имя285. Он посмотрел на ребёнка и молвил:

— Не забуду я того, кто был для меня лучшим, и поэтому его будут звать Лео286. И при этом дарю я ему то королевство, которым владею в Стране Саксов. И если он будет похож на своё имя, думается мне, что он приобретёт себе не меньшее государство.

Он также подарил Лео, сыну своему, камень, который он забрал у однонога, и все посчитали это сокровище величайшим из появлявшихся в Северных странах. Вильхьяльм находился в Англии эти 12 месяцев.

61. Год спустя Вильхьяльм уехал, и отец проводил его до Страны Саксов, а он оставил сына своего с отцом, но взял с собою своих друзей, и они расстались с любовью. Отплыл Вильхьяльм Сьод теперь в Миклигард, и Регинбальд ему обрадовался. Той зимой у Фульгиды родился сын, которого назвали Аркистратусом287. Вильхьяльм находится ту зиму там. Однажды Регинбальд заговорил с Вильхьяльмом:

— Как долго, — сказал он, — намереваешься ты жить так, не имея титула? Желаем мы, чтобы ты взял власть и королевство.

— Не хочу я ограничивать правление твоё, — сказал Вильхьяльм, — и не всё свершилось, что я задумал. Слышал я, что король Аркилаус, отец Артимунда и Армидона, которых мы убили в Ньёрвасунде, поселился теперь в Вавилоне и умерщвил Солдана конунга. Если ты пожелаешь оказать мне какую-нибудь помощь, то будь уверен, отправлюсь туда. Король тоже собирается сюда, чтобы отомстить за сыновей своих, и мы могли бы напомнить о себе и выступить ему навстречу.

Всё же решили они сейчас отправить письмо к Менону конунгу, чтобы он поддержал их. Послали они известие и Манасесу, и герцогу Сьоду, и все они должны встретиться у Вавилона.

62. В это время из Эрикона пришёл конунг Херкуль Сильный и привёз Вильхьяльму дорогие подарки. Его сопровождал его сын, которого звали Нефталим288. Он был высок и силён и похож на отца своего. Вильхьяльм дал ему рыцарский титул и тот большой меч, которым владел Фролло. Не был он пригоден как оружие ни одному мужчине, кроме Нефталима, и тот отправился в этот поход вместе с Вильхьяльмом. А Херкуль конунг вернулся домой в свои земли с подобающими дарами. Вильхьяльм готовит сейчас рать свою и располагает такими несметными войсками, что невозможно сосчитать. Отплывают они, как только появился попутный ветер, и не останавливаются, пока не прибывают в Страну Турков. Там повстречали они Менона конунга, и у того было 100 кораблей, затем едут, пока не достигают Вавилона, а затем пришли навстречу герцог Сьод и Манасес с большим войском, и там радушно приветствовали друг друга. Потом разбили они свой лагерь на полях вблизи Вавилона, и почти одновременно подошла великая рать, которую собрал Аркилаус, чтобы вести на Миклигард, и кажется теперь, что ему стало легче.

63. Король Аркилаус видит сейчас военный лагерь и получает правдивое известие о том, кому тот принадлежит. Тогда король созывает тинг и молвил так:

— Ныне пришёл сюда Вильхьяльм Сьод, — сказал он, — и хочет отнять у нас нашу власть, но мы не сдадимся ему. Мы выйдем из города и жестоко нападём на них. Но если они будут непоколебимы, то мы отступим назад в город, поэтому он должен быть открыт, затем впустим как можно больше из них и следом быстро опустим сверху ворота.

Все очень хвалили слова короля. А утром король Аркилаус повелел открыть город, и оттуда выехало много заносчивых молодых мужчин. У них было два полка, и так выдвинулись они на поле. Эрмингард289 звали того конунга, который управлял первым полком, а того, кто был знаменосцем Аркилауса, — Дункамин290. Он был настолько стар, что трижды терял зубы, но силён как тролль. Теперь Вильхьяльм готовит свою рать и поднимает своё знамя, а несёт его Нефталим. У Регинбальда другой полк, и он выступил против Эрмингарда, а Менон конунг должен был охранять лагерь. Манасес получил третий полк и действовал по своему усмотрению.

64. Теперь полки сошлись вместе, и можно было слышать там грохот и лязг оружия. Дункамин смело выехал вперёд со знаменем короля Аркилауса, и никто не мог устоять против него, и все думали, что будто сам дьявол появился там. Навстречу ему вышел Нефталим, который нёс знамя Вильхьяльма. Дункамин вонзил своё копье в грудь его лошади, и при этом Нефталим получил удар камнем, но он ловко соскочил с седла, ударил Дункана и попал под его проклятую челюсть, а копьё вышло через макушку, и сбросил он того мёртвым к ногам короля Аркилауса, но тот повелел своим людям отступать в город, и те так и сделали. О Манасесе говорится, что когда войска столкнулись, въехал он в город и устроил великую битву с горожанами. Менон конунг хотел помочь ему, разделил рать свою на две части и сам отправился в город, чтобы поддержать Манасеса, и произошло там ожесточённое нападение, потому что горожане лили на них смолу и серу. Тут прибывают в город те, что бежали, и Аркилаус добрался до города со своими людьми. Нефталим преследует его со знаменем и входит в город с 1000 рыцарями и стягом. Манасес уже оказался внутри, и теперь железные ворота опустили, и под ними оказалось много людей. Тут Эрмингард подошёл к одному открытому проходу в город и хотел там въехать вовнутрь. Но Менон поскакал к нему и ударил его в грудь так, что тот упал обратно в проход, и сверху на него обрушились каменные ворота, и он там умер. Его знамя нёс один великан, а был он вне города. Сьод подъезжает к нему и бьёт по его щиту, но древко разлетается на куски. Великан ударил Сьода, попал по левому плечу и сломал плечевую кость и ключицу. Тогда Сьод отрубил великану голову. Регинбальд и Вильхьяльм были полностью готовы убить тех, кто находился за пределами города. Нефталим и Манасес упорно наступали внутри и убивали людей в невероятном количестве. Сейчас Аркилаус хочет бежать к городским башням, но в то время навстречу ему выступил Манасес и столкнул его с коня, а король был схвачен и заключён в оковы. Вильхьяльм и Регинбальд ворвались в город, и теперь горожане сдались.

65. Вот собирает Вильхьяльм в городе тинг, и туда привели короля Аркилауса. У него была дочь по имени Грациана291. Затем Вильхьяльм молвил:

— Желаем мы поблагодарить всех друзей, — сказал он, — за их помощь. Но сейчас король Аркилаус в нашей власти, и я хочу, чтобы он вернулся домой в свою страну и сохранил своё королевство. А его дочь Грациану хочу выдать за Нефталима.

Тогда король Аркилаус достал из своего кошелька какой-то ключ и молвил своему пажу:

— Отправляйся к моей дочери и скажи ей, чтобы принесла мне мою золотую корону.

Затем туда пришла юная госпожа со многими девицами и вручила отцу своему корону. А он принял и молвил:

— Эту корону передаю я тебе, Вильхьяльм, и королевский титул над Вавилоном. Делай с моей дочерью, что пожелаешь, и пусть тот, кто тебя поддерживает, даст тебе больше.

Тогда Вильхьяльм сказал:

— Теперь король Аркилаус перешёл под нашу власть и стал нашим другом. Хочу я отдать ему всё его имущество, а Нефталим получит юную госпожу вместе с городом Трект292 и теми государствами, что туда относятся, Менон получит Кальдиаланд293, Манасес будет конунгом в Ниневии, а Сьод приобретёт то герцогство, которым владел Манасес.

Затем внесли богатые дары и разделили поровну между воинами, но правители не захотели там ничего иметь. Теперь состоялась свадьба помолвленных Нефталима и Грацианы. Регинбальд короновал Вильхьяльма и подарил ему золотой шар, такой тяжёлый, что никто не мог оторвать от земли. Тогда Вильхьяльм взял свой меч Самирон и разрубил золотой шар на четыре части. Одну дал он Менону, другую — Манасесу, третью — невесте, четвёртую — Сьоду294. Потом он поцеловал рукоять меча и подарил его Регинбальду295. Пир продолжался 40 дней и всё разрастался. Но ничто не бывает таким долгим, чтобы не закончиться. А когда этот пир подошёл к концу, вожди отправились домой, каждый в свои владения, и расстались дружески. Манасес не захотел покидать Вильхьяльма и остался при нём и поставил над городом Ниневия брата своего по имени Дариус296, а тот правил тем городом, пока был жив. Вильхьяльм и Манасес оставались в Вавилоне покуда оба были живы. Аммиралом297 звали сына Вильхьяльма и Астриномии, который получил там власть. Ныне сага эта подошла к концу, да будут вознаграждены благословенной Бальбумбой, благодатной Сисигамбур и всеми троллями298 те, кто писали, рассказывали, читали и слушали, et setera valete299.


Примечания

«Сага о Вильхьяльме Кошеле» относится к жанру рыцарских саг и предположительно была составлена неизвестным автором на рубеже XIV–XV столетий. Текст этой саги дошёл до нас в более чем 50 копиях, в том числе в манускриптах AM 343 a 4to, AM 577 4to (оба XV век), AM 548 4to и AM 599 4to (XVI век). В новейшее время в полном объёме сага была впервые издана в Исландии в 1911 году, а в 1962 г. опубликован английский перевод (А. Лот). На русский язык сага до сих пор не переводилась. Некоторые исследователи были невысокого мнения о литературных достоинствах «Саги о Вильхьяльме Кошеле»: «так называемый исландский продукт, безвкусный, полуучёный сборник греко-римско-еврейско-готической мифологии» (С. Грундтвиг), «безвкусная смесь классической и средневековой фантастики» (Г. Уорд), «одно из самых глупых и наименее привлекательных сочинений» (Ф. Йоунссон). Однако такая точка зрения ни в коей мере не является преобладающей. Вместе с тем, это произведение целиком следует традиции рыцарских саг с их подражанием переводной «куртуазной» литературе, сказочными или псевдомифологическими сюжетами, шаблонными фразами и относительно ограниченным словарным запасом.


1 Под Страной Саксов следует понимать историческое герцогство Саксония (ныне — северная часть ФРГ).

2 Ниневия — город на берегу реки Тигр (современный Ирак), к моменту написания саги уже несколько столетий лежавший в руинах.

3 Уже к X веку Вавилон представлял собою небольшую деревню, а затем полностью опустел.

4 Приписывание авторства Гомеру, легендарному древнегреческому поэту (предположительно VIII века до н. э.), в глазах читателя должно было создать представление о правдивости и важности описанных в ней событий. Впрочем, в одном из манускриптов (AM 182 fol) чьей-то скептической рукой приписано на латыни: «Не то чтобы Гомер когда-либо писал это произведение, а то, что автор гиперболы черпал материал у Гомера».

5 Вероятнее всего, речь идёт о жившем во второй половине XII века короле Ричарде I Львиное Сердце.

6 Эней — легендарный участник Троянской войны и основатель Рима. Упоминание далеко идущих генеалогических корней персонажей саг — типичный литературный приём того времени.

7 Упомянуты т. н. «рыцарские искусства», включавшие в себя (с некоторыми вариациями) верховую езду, владение мечом и копьём, стрельбу из лука, стихосложение, игру на арфе, умение плавать и играть в шахматы (тавлеи). Впрочем, в «Саге об оркнейцах» (гл. 58) говорится о девяти искусствах, в дополнение к уже перечисленным включающим в себя чтение/вырезание рун и мастерство кузнеца.

8 На рубеже I и II тысячелетий н. э. владения герцогов Саксонии действительно простирались до Рейна (хотя и не включали его). В 1180 г. по указу императора Фридриха I Барбаросса саксонский правитель Генрих Лев лишился большинства своих земель.

9 Персонаж с таким именем известен из «Саги об Олаве сыне Трюггви», только там он действует в Стране Вендов и является управителем дочери конунга Бурицлава.

10 Как известно, скандинавы вели летоисчисление зимами.

11 hring может быть как наручным кольцом (браслетом), так и кольцом, носимым на пальце, но в сагах, как правило, имеется в виду именно первое украшение.

12 Словом skáktafl всегда обозначались шахматы, в то время как под tafl могли подразумеваться любые настольные игры. В отличие от самих шахмат мотив подобных игр в Скандинавии не является заимствованным: в tafl играли как простые смертные, так и мифические правители (например, Гудмунд в «Саге о конунге Хейдреке Мудром») и даже сами боги (согласно «Прорицанию вёльвы»).

13 Выражение из шахматной терминологии fá litla bert обозначало положение на доске, когда у одного из игроков на доске оставался только король, но его противник с большим количеством фигур не мог поставить ему мат. В отличие от современных шахмат в Средневековье эта игровая ситуация считалась поражением, но не полным, как при мате. Поэтому соперница конунга отказалась признать его победу.

14 В оригинале: níðingr.

15 Спутника таинственной женщины.

16 Женщина и её спутник.

17 Женщины и её спутника.

18 Поскольку город Савис (в оригинале: Sauis) не поддаётся идентификации, не ясно также, о каких горах может идти речь. Sauis как название города встречается также в написанной в первой половине XV века «Саге о Ярлманне и Херманне», однако и там этот город упоминается без какой-либо географической привязки. Не исключено, что Sauis — искажённое от Soest, города в Вестфалии, упоминавшегося под разными названиями, начиная с IX столетия.

19 Уинчестер — город на юге Англии, одна из столиц Уэссекса, Страны Западных Саксов.

20 Для эха использовано поэтическое выражение dvergmáli («речь двергов»): считалось, что дверги жили в горах и таким образом перекликались.

21 В большинстве саг является традиционным описывать ётунов (а по сути своей, троллей) уродливыми существами огромного роста.

22 «Воровской» употреблён здесь в значении «злой».

23 В данном случае «турс» — синоним слова «ётун».

24 Доспехи для защиты голени.

25 Андвари известен, прежде всего, как владелец легендарных сокровищ, перешедших потом к Фавниру, а затем и Сигурду. О его мастерстве кузнеца ничего не сообщается, но дверги славились как искусные ремесленники.

26 Херьюд (Herjuð) — скорее всего, вымышленное имя, означающее «совершающий набег». Сомнительно, что такой персонаж когда-либо правил в Хольмгарде (Новгороде).

27 Адамас (также адамант, от греч. ἀδάμας, «неодолимый») — обозначение особо твёрдого металла или камня, встречающееся уже в греческой мифологии. Под это описание наиболее подходит алмаз.

28 Отголосок древнегреческого мифа о победе Геракла над племенем кентавров и о гибели кентавра Хирона, бывшего от рождения бессмертным.

29 Т. е. «убить».

30 Существовало две единицы измерения, именуемые spǫnn (как в оригинале): большая обозначает расстояние между расставленными большим и средним пальцами, малая — между большим и указательным пальцами. В любом случае длина меча достигала 2 метров. Автор саги явно был знаком с «Сагой о Вёльсунгах», согласно которой Грам, меч Сигурда, был «всего лишь» 7 пядей длины.

31 «Место удара» — самое широкое место клинка.

32 Меч с таким названием нигде более не упоминается.

33 Имя Балдуин (или Бодуэн) носили многие исторические личности, среди них правители Иерусалима и Фландрии, но с Индией не связан ни один из них.

34 Это имя, вероятно, введено автором саги.

35 Мера веса, составлявшая по разным данным от 211 до 218 г. Таким образом на щите было более 200 кг золота.

36 Перечислены персонажи древнегреческого эпоса «Илиада», который в средневековой Скандинавии был известен в прозаическом изложении чрезвычайно популярной «Саги о троянцах».

37 Тем самым автор мог указать на своё знание «Саги об Александре».

38 Здесь автор обращается к римской мифологии (очевидно к одному из пересказов «Энеиды» Вергилия). Именно в ней упомянуты Турн, Паллант и его отец Эвандр.

39 Этот сюжет, по-всей видимости, был позаимствован из созданной в XIV столетии «Пряди о Торстейне Силе Хуторов». В ней говорится о находящейся в Индии горе Лукануса, а также о назвавшем себя «сокрытым человеком» (huldumaðr) посланце тамошнего ярла. Вероятно, исходя из этого, автор саги заключил, что горой Лукануса должен править «сокрытый человек» Луканус.

40 Династия Птолемеев правила в Египте в IV–I веках до н. э.

41 Дверг Альвриг известен из «Пряди о Сёрли» как один из четырёх кузнецов, изготовивших ожерелье Фрейи. О его воровских талантах ничего не сообщается, но ко времени написания саги сложилось представление о двергах как о маленьких проворных созданиях, по-видимому, идеально подходящих для кражи.

42 Это название нигде более не встречается и может означать «Бьющее» (от старошведского bulta).

43 Возможно, что речь идёт о горе Телли Даг (Tellī Dāgh, дословно: «Гора Телли»), расположенной на севере Ирана. Помимо «собственно» Индии (или «Великой Индии», (h)it mikla Indíaland) в древнеисландских источниках упоминались также «Внешняя / Меньшая / Малая Индия» ((h)it ýzta / smærri / minna Indíaland), под которыми, как правило, подразумевалась Персия (Иран).

44 Имя Скальк (Skálkr, «Слуга», «Плут», «Насмешник») можно встретить и в «Саге о Боси и Херрауде», но там оно принадлежит некоему евнуху.

45 В оригинале: Jubin. Очевидно, ещё один пример мифотворчества автора саги.

46 Страной Чёрных Людей (Blǫkkumannaland) называлась как историческая Валахия (на территории современной Румынии), так и некие мифические земли в Африке, где жили «чёрные люди» (blǫkkumenn).

47 Тканевая или меховая подкладка под седло.

48 Альвхейм — мир, населённый альвами, которые (видимо, по аналогии с двергами) также считались искусными ремесленниками.

49 Дромундом (drómundr) исландцы называли дромон, средневековый византийский корабль парусно-гребного типа длиною более 30 м.

50 Трудно сказать, что вдохновило автора саги назвать эту мифическую страну Эйрс (Eirs): женское имя Эйр (Eir), которое носили сразу несколько мифических персонажей, обозначение песчаного берега (eyrr) или денежной единицы (eyrir).

51 Использованный в оригинале термин jungfrú заимствован из средневерхненемецкого языка (juncfrou, в современном написании Jungfrau) и употреблялся в отношении молодых незамужних женщин благородного (как правило, иностранного) происхождения.

52 В оригинале flagð — один из многочисленных, относительно равнозначных терминов для обозначения троллих.

53 Название кольца Trǫllkonunautr («Дар троллихи») образовано по тому же образцу, как и у принадлежавшего двергу Андвари Андваранаута («Дар Андвари»).

54 Способность исчезать под землю приписывалась искусным в магии персонажам: например, двергу Мёндулю из «Саги о о Хрольве Пешеходе».

55 Конь (hestr) Вильхьяльма почему-то носит женское имя. Кобылы (в отличие от жеребцов) считались у скандинавов трусливыми животными, не имеющими своей личности, и их имена упоминались достаточно редко.

56 Лумбард (Lumbard или Lúmbard), также Лунбард — скандинавское название Ломбардии, исторической области на севере современной Италии, пришедшей на смену Лангобардии («Страны Длиннобородых»).

57 Аспремон (Aspremont) — ныне французская коммуна в Приморских Альпах на границе с Италией. Руины средневекового Аспремона находятся на одной из гор высотою более 800 метров. Другой географической возможностью является горный массив Аспромонте (Aspromonte) на самом юге Аппенинского полуострова.

58 Последние тигры (а точнее, гомотерии) в Европе были истреблены более 30 тыс. лет назад.

59 Уже два столетия назад немецкий учёный Вильгельм Гримм отождествлял Лутувальд (Lutuvald), Лурувальд (Luruvald) в «Саге о Тидреке из Берна» и Лативальд (Lativald) в одной из версий «Саги о цветочной долине». Все эти названия могут относиться к историческому лесному массиву Люрвальд (Lürwald), который находился между реками Липпе и Рур неподалёку от упомянутого города Soest (Зост).

60 Термин «летающий дракон» (flugdreki) призван отличить этот персонаж от «просто» дракона (dreki), который необязательно был способен к полёту. Примером летающего дракона может быть пожиратель трупов Нидхёгг из «Прорицания вёльвы», ползающего — Фавнир из «Саги о Вёльсунгах», который в более древних текстах именуется змеем (ormr).

61 Свирепым зверем (dýr óarga или óargadýr) исландцы называли льва.

62 Мотив золотых сокровищ, на которых лежит дракон, в скандинавской литературе повторяется не раз (например, в «Саге о Вёльсунгах», «Саге о йомсвикингах», «Саге о Золотом Торире» или «Саге о Хальвдане Эйстейнссоне»).

63 История служащего Вильхьяльму зверя вписывается в традиционный мотив благодарного (за спасение) льва, встречающийся также в «Саге об Экторе», «Саге о Греге», «Саге о Конраде королевском сыне» и «Саге об Ивене». Напротив, главному герою «Саги о Тидреке из Берна» так и не удалось спасти льва из когтей дракона.

64 Ньёрвасундом (Njǫrvasund, «Узкий пролив» или «Пролив Нёрви», ётун Нёрви — мифический отец Нотт, персонификации ночи) или Нёрвасундом у скандинавов назывался Гибралтарский пролив, который был известен им уже с начала эпохи викингов. Здесь география саги даёт, по всей видимости, сбой: путь от Ломбардии и Аспремента к Средиземному морю вряд ли мог пролегать через Лутувальд, находившийся в Вестфалии.

65 Имя Регинбальд в «Саге о Тидреке из Берна» носит правитель Свавы (вероятно, средневекового герцогства Швабия, на латыни Suevia, ныне юго-западная Германия).

66 Рёгнвальд (букв. «власть богов») — достаточно распространённое на средневековом Севере мужское имя, носителями которого были и некоторые оркнейские, норвежские и шведские ярлы.

67 На престоле Миклигарда (Константинополя) сменилось несколько императоров, носивших имя Алексей (на исландском — Кирьялакс) или Михаил (Микель).

68 Люди Регинбальда.

69 Регинбальда.

70 Оба этих героя, по всей видимости, являются вымышленными.

71 Архелай (в оригинале Arkilaus) — имя, которое носят многочисленные персонажи древнегреческой мифологии и исторические правители. Повелителем Ерикона (т. е. Иерихона), а вместе с ним и всей Иудеи в начале нашей эры был Ирод Архелай.

72 Ещё одно название, означающее «Страна Чёрных (людей)» и относящееся к территориям в Африке.

73 Т. е. взять в жёны или в наложницы.

74 В оригинале stólkonungr («престольный конунг»): это название применялось, как правило, по отношению к византийским императорам.

75 Исландцы, как правило, называли викингами чужих воинов, и слово это зачастую приобретало негативное значение.

76 Выражение «волчий сустав» (úlfliðr), обозначающее запястье, известно из мифа, повествующего о том, как волк Фенрир откусил по запястье руку бога Тюра.

77 В то время, как имена ранее упомянутых персонажей (Артимунд, Армидон, Ландрес, Даниэль) автору саги могли быть известны из французских романов, Ассус (Assus) имеет древнегреческое происхождение. Ассосом (Άσσος), к примеру, назывался город недалеко от Трои. Впрочем, в некоторых рукописях этот герой называется Осус (Osus).

78 Стольпасунд (Stólpasund, «Пролив Столбов») — исландское название Босфора. Оно употреблялось и в отношении Гибралтарского пролива, который с суши ограничен скалами, в античности называвшимися Геркулесовыми столбами. В конце XII века Босфор был перегорожен подвижной металлической цепью, препятствовавшей бесконтрольному прохождению судов.

79 Имя Астриномия в других сагах не встречается. Возможно, это лишь искажённое от Астрономия (как оно записано в некоторых поздних рукописях данной саги).

80 Персонаж с этим именем, по всей видимости, также является творческой находкой автора саги.

81 По-видимому, автор знал о географии Ливии из ненадёжных источников: в реальности из-за засушливого климата в этой страны в обозримом прошлом не могло быть больших лесов, болот и озёр. С другой стороны, под Африкой могла подразумеваться Северная Африка (территории, прилегающие к Средиземному морю), а Ливией называться остальная Африка, о которой у европейцев той эпохи были весьма поверхностные знания.

82 Исландские переселенцы, прибывшие из Норвегии, употребляли út в значении «на запад от Норвегии (в направлении Исландии)». Поэтому термин útsuðr обозначал не юг, а юго-запад.

83 Трект, т. е. Утрехт, как известно, располагается не в Ливии, а на территории, ныне принадлежащей Нидерландам. Впрочем, автор саги мог использовать название Трект без всякой привязки к Утрехту, поскольку были известны и другие подобные топонимы, происходящие от латинского trāiectum, «переправляться (через реку)».

84 Возможно, автору саги были известны римские политики, носившие имя Катон, но здесь его источником вдохновения мог быть также одноимённый персонаж одного из доступных ему произведений.

85 Похоже, что имя Эрмлауг является вымышленным. В отличие от большинства упомянутых ранее имён оно имеет скандинавское происхождение и два корня: erm-, который, по всей вероятности, связан с исландским названием Армении (Ermland), и laug-, означающий «купальня».

86 Вероятно, речь идёт об «исландской» (также «датской») сухопутной миле, которая насчитывала 24 тысячи футов, в то время как в шведской и норвежской миле было 36 тысяч футов. Таким образом, Вильхьяльм и Регинбальд проехали вместе более 750 километров.

87 Встреча с огнедышащими змеями или драконами в скандинавской литературе является заимствованным сюжетом. Напротив, ядовитые змеи/драконы часто описываются и в более ранних текстах: например, Ёрмунганд (в «Видении Гюльви») или Фавнир (в «Речах Фавнира»).

88 Упоминание особой одежды, которая защищает героя от яда/огня дракона, является традиционным ходом и в других произведениях той эпохи: достаточно вспомнить сообщения в «Деяниях данов» о короле Фродо, перед поединком с драконом облачившемся в бычьи шкуры, или о Рагнаре в посвящённой ему саге, который в подобной ситуации носил накидку и штаны из густого меха, за что и получил своё прозвище Лодброк («Меховые штаны»).

89 tygilknífr — нож или кинжал, носимый на ремешке и используемый, как правило, на охоте. Такой нож можно легко скрыть под одеждой.

90 Автор саги был, по всей видимости, не очень хорошо знаком с анатомией слона и представил его длинношеем хищным зверем, имеющим своё самое уязвимое место на брюхе, что более характерно для средневековых описаний драконов.

91 Автору, конечно, был известен библейский персонаж по имени Исакар (Ísakar, т. е. Иссахар), однако не ясно, почему его тёзкой стал советник Катона.

92 В оригинале: hvít um höfuðið («белая вокруг головы»).

93 В отличие от чисто чёрного цвета (svartr) термин blár обозначал «чёрный с оттенком синего» или «синий с оттенком чёрного» (а в отношении кожи человека — «иссиня-чёрный»).

94 Далёкая земля Эйр, отделённая непроходимой рекой от населённого людьми мира и практически не освещаемая солнцем, очень подходит под описания царства мёртвых. К примеру, в «Видении Гюльви» говорится о поездке бога Хермода в Хель, которая длилась 9 дней, пролегала через тёмные долины и закончилась у реки Гьёлль, мост через которую был предназначен для умерших.

95 Эта местность разительно отличается от только что описанной и напоминает Поле Бессмертия (или точнее «Поле Неумерших», Ódáinsakr) — земной рай, который достиг главный герой написанной в XIV веке «Саги об Эйрике Путешественнике».

96 Видимо, тот самый персонаж, который уже был упомянут в главе 7.

97 Здесь языческие мотивы переплетены с христианскими.

98 Мотив 90 троллей мог быть позаимствован из написанной несколько ранее «Саги о Сигргарде Храбром». Привлекательность числа 90 (= 9 × 10) обусловлена, по всей видимости, особым статусом числа 9 в скандинавской традиции, обозначавшего «множество», «большое количество».

99 Теперь Эрмлауг раскрывает подоплёку событий, описанных в начале саги.

100 Skinnleikr («игра в шкуру») — спортивная забава, описанная в «Саге о Барде Асе Снежной Горы», во время которой игроки бросали друг другу скатанную медвежью шкуру, а стоящий посередине пытался её перехвать.

101 Языческий праздник Йоль по свидетельству «Саги о Хаконе Добром» начинался в ночь на середину зимы, а затем был перенесён и отмечался одновременно с христианским Рождеством. По другим сообщением начало языческого Йоля совпадало с зимним солнцестоянием.

102 Seinhepplegr (букв. «медленный») обозначает здесь задержку в развитии.

103 Автор саги на свой лад приукрасил описание одноногих (einfœtingr), быстро перемещающихся людей, известных ещё с античних времён под названием моноподы («одноногие») или сциоподы («ноги-тени»: так как своей огромной ступнёй они могли прикрываться от солнца). Традиционно считалось, что эти одноногие существа обитали в Африке, но по «Саге об Эйрике Рыжем» они населяют Америку.

104 Этот мотив известен и из «Пряди о Торстейне Силе Хуторов», где главный герой получает от безымянного дверга чёрный камень, который нужно спрятать в ладони, чтобы стать невидимым.

105 Дважды в этом предложении числа употреблены без указания меры длины. Возможно, это был локоть и, принимая длину исландского локтя (называвшегося alen, aln, alin или öln) за 57 см, упомянутые расстояния составляли соответственно 51 и 29 метров.

106 Пользуясь уже приведёнными расчётами: высота дерева до кроны достигала 57 метров.

107 Здесь и далее троллиха показана заботливой матерью, что идёт вразрез с традиционным описанием троллей, отличавшихся по мнению средневековых авторов грубым нравом.

108 По всей вероятности, главный герой использовал своё знание рунических знаков, которые для начертания на дереве подходили гораздо больше, чем латинский алфавит.

109 Имеется в виду, что Вильхьяльм получил не шлем-невидимку, а лишь средство, позволяющее быть невидимым.

110 Т. е. правителя страны Эйр Херкуля.

111 Менон также известен по «Саге о троянцах», но Криседус (в оригинале: Krísedús, возможно, от греч. χρύσεος, «золотой») встречается - как правивший в Азии конунг — лишь в одной из рукописей конца XVIII века в исландской адаптации сказки об Аладдине.

112 С этого места начитается «Тула всех троллей» (Allra flagða þula, букв. «Тула всех троллих», однако в списке половина имён мужские) — безусловно, самая известная часть саги, которая была издана ещё в 1894 году до публикации всего текста саги. Именно в этом издании была предложена сохраняемая здесь разбивка текста на строфы.

113 Многие перечисленные здесь имена троллей встречаются только в этой саге, другие позаимствованы автором из более ранних произведений. Перевод большей части из них был дан в статье Е. А. Гуревич «К вопросу о значении наименования «тула» в древнеисландском», порою он отличается от предложенного здесь.

114 Исья (Ysja, «беспокойная», «спешащая», «шумная») — одноимённый персонаж известен как дочь Трэла и Тир из «Песни о Риге».

115 Ариневья (Arinefja, или Аринневья, Arinnefja, «орлиный клюв») — в «Песни о Риге» является сестрой Исьи, а в «Саге об Эгиле Одноруком» — дочерью конунга Ётунхейма Эксруда.

116 Флегда (Flegða, «троллиха») — имя нарицательное: то же, что и flagð.

117 Флаума (Flauma, «вихревая», «грохочущая») — мужская форма flaumr часто использовалась скальдами при составлении кеннингов битвы.

118 Флотсокка (Flotsokka, «сальный носок») — известна как персонаж из позднего исландского фольклора.

119 Скрукка (Skrukka, «морской ёж», «креветка») — в «Саге о Барде Асе Снежной Горы» Скрукка, мать турса Кольбьёрна, названа величайшим троллем.

120 Скиннброк (Skinnbrók, «кожаные штаны») — рабыня главного героя «Саги о Барде Асе Снежной Горы», не имеющая ничего общего с троллями. Как троллиха упомянута лишь в прозе Нового времени.

121 Скитинкьяфта (Skitinkjafta, «грязная челюсть») — нигде более не встречается.

122 Буппа (Buppa, «лающая») — вероятно, имя Буппа образовано как подражание лаю собаки (bupp, «гав»).

123 Блэтана (Blætanna, или Блатанна, Blatanna, «чернозубая») — прозвище Синезубобородый (или Чернозубобородый, blátannarskegg, см. прим. 93) носил один из персонажей не раз упоминавшейся «Саги о Барде Асе Снежной Горы». В других сагах можно встретить героев по прозвищу Синезубый/Чернозубый (blátǫnn), среди них — легендарный датский правитель Харальд.

124 Бельгэйгла (Belgeygla, «с глазами как мешок?», «пучеглазая?») — возможно, творческая находка автора саги (либо автора тулы, если это не одно и то же лицо).

125 Сурт (Surtur, «чёрный») — под этим именем известен, в первую очередь, страж царства огня Муспелльсхейма. Однако упоминаются и его тёзки-тролли («Прядь о Ёкуле сыне Буи», «Сага о Кетиле Лососе», «Сага о Барде Асе Снежной Горы»).

126 Хаки (Haki, «крючок») — это имя многих героев средневековой скандинавской литературы. В отношении тролля оно указывает на его крючковатый нос.

127 Хрюм (Hrymur, «дряхлый») — вероятно, позаимствован из «Прорицания вёльвы», где он представлен ётуном и противником богов. Вариант одной из рукописей, Хримнир (Hrímnir, «заиндевевший», «закопчённый»), так же является именем ётуна в «Поездке Скирнира» и тролля в «Саге о Гриме Мохнатые Щёки».

128 Скотти (Skotti или Skottur, «хвост», «призрак», «бродяга») — по-видимому, и этот тролль обязан своим появлением автору саги.

129 Трюм (Þrymur, «шумный») — ётун Трюм известен по эддической «Песни о Трюме».

130 Сёрквир (Sørkvir, «заносчивый?», «чёрное копьё?») — тролль с таким именем нигде не встречается.

131 Хротти (Hrotti, «грубиян») — в первую очередь, это меч Фавнира (там, однако, в значении «ветвь»).

132 Моди (Móði, «гневный») — тёзкой этому троллю приходится сын Тора. В другой рукописи стоит Мирди (Mirdi), но это, скорее, ошибка переписчика.

133 Глам (Glámur, «сумеречный», «бледный») — и вновь тролль с таким именем упомянут в «Саге о Барде Асе Снежной Горы». Иной вариант — Глум (Glúmur, «мрачный»).

134 Гейтир (Geitir, «носящий козью шкуру», «похожий на козла») — персонажа с таким именем можно встретить в туле ётунов и в одном из кеннингов волка. Также это имя морского конунга.

135 Гортанни (Gortanni, «грязнозубый», «с зубами в жвачке») — нередко это слово используется как эпитет лисы.

136 Гримнир (Grímnir, «в маске») — в «Саге о Хрольве сыне Гаутрека» можно встретить великана, а в «Пряди о Ёкуле сыне Буи» — ётуна с таким именем. Вариант Грим (Grímr, «в маске») упомянут как имя сына морской троллихи из «Саги о Хрольве Пешеходе». А также Гримнир — это одно из имён Одина.

137 Бруси (Brúsi, «спешащий») — ещё один Бруси, ётун, является персонажем «Пряди об Орме сыне Сторольва».

138 Дрётт (Dröttur, «негодяй», «лентяй») — в «Песни о Риге» брат уже упомянутых Исьи и Ариневьи, а также Хёсвира. В «Пряди о Торстейне Силе Хуторов» Дрётт и Хёсвир — люди конунга Ётунхейма Гейррёда.

139 Хёсвир (Hösvir, «серый волк») — см. прим. 138. В одной из рукописей стоит Холвир (Holvir, «волк норы»).

140 Глосса (Glossa, «пламя») — слово Glossa могло быть заимствованным из латыни и в этом случае означает «трудное для понимания слово» или «комментарий».

141 Гуллькьяфта (Gullkjafta, «золотая челюсть») — как и предыдущее имя, встречается только здесь.

142 Гьяльп (Gjálp, «визжащая») — известна как дочь ётуна Гейррёда, убитая Тором, и как одна из девяти матерей Хеймдалля.

143 Грипанди (Gripandi, «хватающая») — в форме Грейп является сестрой Гьялп.

144 Греппа (Greppa, «чудовище») — также может быть лишь вариантом написания Грейп.

145 Друмба (Drumba, «колода») — ещё одна сестра Исьи из «Песни о Риге».

146 Клумба (Klumba, «дубина») — судя по созвучности имён, должна приходиться сестрой Друмбе. В несколько изменённом написании, Кумба, действительно является сестрой Друмбы из «Песни о Риге».

147 Деттиклесса (Dettiklessa, «падающий ком», «лентяйка») — очередной женский персонаж, который нигде более не упоминается.

148 Сюрпа (Syrpa, «неряха») — известна из позднего исландского фольклора как дочь Грилы.

149 Свартбрун (Svartbrún, «чернобровая») — и об этой героине ничего не известно.

150 Снариневья (Snarinefja, или Снаринневья, Snarinnefja, «крутящая носом») — ещё одно имя, не встречающееся в других первоисточниках.

151 Слётт (Slöttur, «бревно», «лентяй») — с этого имени начинается строфа, вновь перечисляющая мужских троллей.

152 Сланги (Slangi или Слэнги Slængi, «бродяга», «змей») — как литературный персонаж Сланги не упоминается.

153 Хундвис (Hundvís, «очень мудрый») — это имя может иметь и уничижительный оттенок: «мудрый как собака». Такого эпитета был удостоин ётун Хюмир, главный герой «Песни о Хюмире». Ошибкой переписчика можно объяснить форму Хундис (Hundis).

154 Грубби (Grubbi, «неряха?») — значение как этого имени, так и варианта написания Грабби (Grabbi), не ясно.

155 Храктанни (Hraktanni, «с плохими зубами») — ещё одно имя, негативно обыгрывающее внешность троллей.

156 Слинни (Slinni, «шут», «хам») — за пределами данной тулы не встречается.

157 Ещё один Сланги. Вряд ли это недосмотр редактора тулы: скорее, в пещере жили два тёзки.

158 Снодвис (Snoðvís, «?») — вновь имя, которое с одной стороны указывает на связь с собаками («нюхающий (как собака)»), с другой на мудрость — видимо, с ироническим оттенком.

159 Крабби (Krabbi, «краб») — связь троллей с морскими животными (как и у вышеупомянутой Скрукки) очевидна и в этом имени.

160 Иди (Iði, «беспокойный») — ётун Иди часто упоминался в кеннингах и «Прозаической Эдде».

161 Ауднир (Auðnir, «безрадостный») — об этом тролле нет никаких сведений.

162 Ангтьяси (Angurþjasi, «горестный Тьяци») — это имя имеет в своей основе Тьяци: так назывался брат Иди. В одной из рукописей в конце строфы приписано на латыни ora pro nobis («молитесь за нас»).

163 Фенья (Fenja, «обитательница топей») — ётунша Фенья и её сестра Менья являются главными героинями «Песни о Гротти». По всей видимости, и данной туле они видятся сёстрами.

164 Менья (Menja, «служанка») — см. прим. 162.

165 Фруск (Frusk или Fruska, «вздорная?», «лягушка?») — имя этой троллихи нигде не встречается, а его значение остаётся неясным.

166 Туска (Tuska, «тряпка») — и это имя, вероятно, введено лишь для соблюдения аллитерации в строке.

167 Хнюдья (Hnyðja, «дубина») — об этой троллихе тоже ничего не известно.

168 Брюдья (Bryðja, «корыто») — слово bryðja может употребляться и как синоним троллихи.

169 Холускроппа (Holuskroppa, «пустотелая?») — нет других текстов, где бы встречалось это имя.

170 Фласка (Flaska, «бутыль», «фляга») — это имя тоже указывает на непривлекательные формы троллих.

171 Флимбра (Flimbra, «клеветница?», «царапающая?», «злобная?») — по всей видимости, значение этого имени было непонятным уже для средневековых переписчиков: отсюда ещё один вариант его, Ферлимбра (Ferlimbra).

172 Фласкьяппа (Fláskjappa, «лгунья?», «легкомысленная?») — очередное имя, у которого отсутствует не только дальнейшее упоминание, но и общепринятое толкование.

173 Эльдрид (Eldríður, «несущая огонь») — в одной из тул можно встретить ётуна по имени Эльд («огонь»).

174 Опингейль (Opingeil, «открытое ущелье») — это имя может иметь сексуальный подтекст.

175 Испорта (Ysporta или Ysporti, «шумная потаскуха?») — указанный перевод предполагает заимствование из латыни (porta = «ворота»), тогда дословно «шумная привратница».

176 Сморт (Smortur, «хвастун?») — по-видимому, единственное мужское имя в этой строфе. Это в равной мере относится и к другому варианту (возможно, ошибочному), Снортт (Snorttur).

177 Сульки (Sulki, «глотающий?») — непонятно, почему тролль должен был носить такое имя. Возможно, он глотал свою пищу, не пережёвывая?

178 Сламми (Slammi, «негодяй», «неуклюжий») — ещё одно (выдуманное?) имя с негативным значением.

179 Сидхётт (Síðhöttur, «в длиннополой шляпе») — это прозвище Одина, о котором он сам говорит в «Речах Гримнира». Автор тулы взял его для одного из троллей, поскольку те, по традиции саг, носили одеяния, отличающиеся от принятых среди людей.

180 Хникар (Hnikar, «толкающий», «подстрекающий») — это также одно из прозвищ Одина, но по смыслу вполне соответствует представлениям о троллях.

181 Бьяльки (Bjálki, «балка») — прозвище Бьялки носит также искусный в магии конунг в «Саге об Одде Стреле».

182 Бейнскави (Beinskafi или Beinskafinn, «обдирающий кости») — близкое по значению имя, Хардскави, носил один из персонажей «Саги о Хальве и воинах Хальва».

183 Бараксли (Baraxli, «с колючими плечами?», «широкоплечий?») — похоже, что это имя было трудным для понимания уже в Средние века: неслучайно в других рукописях встречается Бардаксли (Bardaxli) и даже Бардагль (Bardaglle).

184 Льот (Ljótur, «безобразный») — персонажи с таким именем не редкость для литературы саг. Для обозначения тролля оно должно было выглядеть необычайно подходящим.

185 Хрунгнир (Hrungnir, «шумящий») — по меньшей мере с IX века известен ётун Хрунгнир, сражённый Тором. Вариант Хрунгвир (Hrungvir) — скорее всего, ошибка переписчика.

186 Хальтанги (Haltangi, «косноязычный?» «хромой?») — и в этом имени обыгрывается ущербность троллей.

187 Храуднир (Hrauðnir, «разрушитель») — имя Храуднир встречается в туле ётунов и в одном из скальдических кеннингов.

188 Вагнхёвди (Vagnhöfði, «китоголовый», «с головой как повозка») — ётун Вагнхёвди является героем «Саги об Иллуги Убийце Тёгльд». Он также упомянут в туле ётунов, а в латинском варианте Вагнхофд (лат. Vagnhofthus или Vagnhophtus) как великан в хронике «Деяния данов».

189 Сторверк (Stórverkur, «великий работник») — ётуна с таким именем можно встречить в туле. По всей видимости, это тот самый персонаж, что и Сторвирк из «Саги о Гаутреке», где он является сыном ётуна Старкада Алудренга и отцом легендарного воина и поэта Старкада Старого.

190 Стальхаус (Stálhaus, «стальной череп») — крепким черепом мог похвастаться и ётун Хюмир, по версии «Песни о Хюмире» отец бога Тюра.

191 Стритрам (Stritramur, «сильный в борьбе», «сильный в беде») — физическая сила, а также способность приносить людям беды — одна из основных характеритик троллей.

192 Вёльси (Völsi, «избранный?», «жезл?») — именем Вёльси назван детородный орган жеребца в «Пряди о Вёльси».

193 Грани (Grani, «усатый») — вероятно, этот тролль имел какие-то выдающиеся усы, поскольку «обычные» усы по обычаям того времени носили все мужчины. Имя Грани носил и конь Сигурда, величайшего героя Скандинавии.

194 Сколли (Skolli, «обманщик, «лис») — это имя, как и большинство других, данных троллях, имеет сугубо негативный оттенок. В христианскую эпоху Сколли был одним из синонимов слова «дьявол», «чёрт». В одной из рукописей саги это и предыдущее имя объединены в Грансколли, однако в таком случае всего троллей будет не 90, а 89.

195 Грид (Griður, «нетерпеливый/нетерпеливая») — в исландском языке слово griðr мужского рода, однако этим именем могли называть и женские персонажи: например, ётунша Грид, мать бога Видара, или одноимённая троллиха из «Саги об Иллуги Зяте Грид». Два других варианта написания, Гуд (Guðr) и Год (Góðr), вряд ли могут быть приняты, т. к. первое — это имя валькирии, а второе не характерно для троллей из-за его значения: «хороший».

196 Герд (Gerður, «ограждённая») — широко распространённое женское имя. Им же названа одна из ётунш, жена бога Фрейра.

197 Фискреки (Fiskreki или Фискрекк, Fiskreck, «рыбогон») — этим термином обычно называют финвала, кита из семейства полосатиковых. Обращает на себя внимание, что с морскими обитателями связано по меньшей мере четыре имени из этого списка.

198 Кампа (Kampa, «бородатая») — повышенный волосяной покров является неотъемлемой частью описания троллей и троллих.

199 Кольфрости (Kolfrosti, «с морозной головой», «угольно-морозный») — имя Кольфроста носит троллиха-колдунья из «Саги о Боси и Херрауде».

200 Кьяфталанг (Kjaftlangur, «с длинной челюстью», «большеротый») — не первый тролль, чьё имя так или иначе связано с челюстью: кроме уже перечисленных Скитинкьяфты и Гуллькьяфты, могут быть упомянуты ётунши Хенгикефта и Хенгьянкьяфта («с отвисшей челюстью»).

201 Фланги (Flangi, «подхалим») — не стоит говорить, что и это имя характеризует его носителя с нелучшей стороны.

202 Думб (Dumbur, «немой») — в «Саге о Барде Асе Снежной Горы» есть ещё один персонаж с таким именем, наполовину тролль, наполовину великан.

203 В оригинале loddari — слово с уничижительным оттенком, означающее буквально «жонглёр», «шут».

204 Свельнир (Svelnir, «холодящий») — это прозвище в форме Свёльнир встречается в туле имён Одина.

205 В оригинале heimskr (букв. «оставшийся дома») — характеристика недалёких людей, не получивших знание о вещах вне их привычного окружения.

206 Имеется в виду Далмация, историческая область на побережье Адриатического моря, к северо-западу от современной Греции, долгое время находившаяся под властью Римской, а затем Византийской империи. В оригинале стоит Dalmaría вместо ожидаемой формы Dalmatía.

207 Речь также идёт об историческом регионе, ныне разделённом между Грецией, Северной Македонией и Болгарией.

208 Даже если принять минимальное значение для этой единицы веса, которое со временем менялось, то из расчёта 1 фунт = 2 марки = 2 × 214 г, каждый конунг должен был выкупить себя за 42,8 кг золота.

209 Автор саги вновь прибегает к приёму, который он использовал неоднократно: чтобы придать достоверности своему повествованию, он оформляет его так, как будто не сам сочинил его, а лишь передал уже записанное (Гомером).

210 Речь вновь идёт об упомянутой стране Ерикон. Сам город Иерихон водного сообщения со Средиземным морем не имеет.

211 И здесь единица длины не упомянута. Можно рассчитать (см. прим. 105), что высота указанных костей достигала 14,3 метра, т. е. этот слон более чем в 10 раз должен был превосходить в размерах реально существующих сородичей.

212 Автор саги был, вероятно, вдохновлён какой-то доступной ему историей о погибшем в начале XIII века Иззеддине Балабане, правителе эмирата Ахлатшахов (территории, населённой ранее армянами, ныне — восток Турции).

213 В «Саге о троянцах» встречается одноимённый персонаж, в котором без труда можно признать величайшего героя греческих мифов Геракла.

214 Эррек (Errek) — возможно, искажённое от Erec, имени главного героя французского рыцарского романа второй половины XII столетия «Эрик и Энида», который в Исландии был известен в переводе как «Сага об Эрексе» (Erex saga).

215 Имя конунга, по всей видимости, соответствует греческому Архистрату (Ἀρχέστρατος): так назывался один из стратегов V века до н. э. В несколько изменённой форме «архистратиг» это слово может иметь и нарицательное значение: «главнокомандующий». В античные времена Ниневия какое-то время входила в состав Армении (Эрмланд — скандинавское название этой страны), но не была её столицей.

216 Под «сотней» (в оригинале это число, как и большинство других в этой саге, передано латинской буквой) могла пониматься и т. н. «большая сотня», т. е. 120.

217 Это имя автор мог позаимствовать из «Саги об Александре», повествующей об Александре Македонском.

218 Одноимённых персонажей можно встретить в «Саге о Тидрике» и «Саге о Самсоне Прекрасном».

219 В оригинале говорится о луре (lúðr) — духовом инструменте, предшественнике трубы.

220 Персонаж с таким именем известен по «Саге об Ивене».

221 Возможно, что и это имя было позаимствовано из какой-то переводной рыцарской саги.

222 Персонаж с таким именем (в русской традиции — Манассия) известен из Библии. Реально существовали другие тёзки: например, командующий армией Иерусалимского королевства XII века, француз по происхождению.

223 Это имя также может иметь французские корни.

224 Метательное копьё, дротик.

225 Возможно, имя этого великана (risi) как-то связано со средневековыми европейскими правителями, которые носили имя Оттон и нередко упоминались в исландских сагах.

226 Валерианус — также одно из действующих лиц в «Саге о Салусе и Никаноре».

227 Судя по описанию рост Валериануса составлял порядка 6 метров.

228 Одноимённые персонажи известны по «Саге о Самсоне Прекрасном».

229 Быть может искажённое от Юлиан, имя, которое известно из «Саги о Кнютлингах»?

230 В «Саге об иудеях» это имя носит конунг Египта, а в «Саге о цветочной долине» — конунг легендарной страны Градидония или Кацдидония.

231 В Голиасе (Golías, или Голеате, Golíat) несложно узнать библейского Голиафа.

232 Накидка из ткани поверх доспехов.

233 По всей видимости, речь идёт о дромедарах, одногорбых верблюдах.

234 Фролло известен как персонаж «Прорицания Мерлина», исландского перевода одного из произведений английского писателя Джефри Монмутского. Гриффон — название сказочного животного, которое встретил главный герой «Саги о Кирьялаксе».

235 В реальности Ниневия находится южнее Кавказа.

236 Её тёзку можно встретить в «Саге о Викторе и Блавусе».

237 В прозаических сочинениях средневековой Скандинавии этот персонаж нередко выступает как правитель Вавилона или Серкланда. Вряд ли когда-нибудь существовал его исторический прототип, скорее это имя происходит от наименования восточных монархов «султан».

238 Первые два имени, по-видимому, появились благодаря творческому вдохновению автора саги и носят уничижительный оттенок: Кнабби может означать «юнец» или «прислужник», Бальбумба — «пузатая кобыла/корова». Сисигамбис — мать царя Дария III, известная по «Саге об Александре».

239 Fararblómi (букв. «цветы путешествия») — вещи, которые берутся в поездку для придания ей помпезности.

240 Речь идёт об описанном в гл. 31 ультиматуме, который предъявили конунгу Кирьялаксу сыновья Аркистратуса.

241 Имя Сьод, которое переводится как «кошель», и дало название данной саге. Оно могло быть позаимствовано из «Саги о Боси и Херрауде».

242 Каифас (в русской передаче Каиафа) известен, в первую очередь как библейский персонаж.

243 Его тёзок можно встретить в «Саге о цветочной долине» и в «Саге о Салусе и Никаноре».

244 Мальприант — один из героев «Саги об Элисе и Розамунд».

245 Другой Виллифер также является персонажем в «Саги о Салусе и Никаноре».

246 Т. е. более 51 метра (см. прим. 105).

247 Его тёзка был также знаменосцем в «Саге о Тидрике».

248 Т. е более 25 метров.

249 Витязь с таким именем по «Отрывку из саги о древних конунгах» был участником легендарной битвы при Бравалле.

250 Одноимённые персонажи известны из «Сага об Элисе и Росамунд» и «Саги о Флоресе и Бланкифлур».

251 Этот герой мог быть творческой находкой автора саги, а его имя носить значение «Кривозадый».

252 Дословно: «цветом (лица)» (litr). Скандинавы верили, что люди могут меняться внешностью: так по «Саге о Вёльсунгах» сделала Сигню, чтобы под видом некоей колдуньи зачать ребёнка от своего брата Сигмунда, или Сигурд и Гуннар во время сватовства к Брюнхильд.

253 Вероятно, это имя, означающее «Стремительный», было позаимствовано из тулы ветров.

254 По всей видимости, вымышленное имя.

255 Это имя (означающее «Ускользающий/Ускользающая») носит также колдунья из «Саги о Хёрде и островитянах».

256 Имя Бурам нескандинавского (вероятно, турецкого) происхождения.

257 Хотя персонажа с таким именем можно встретить в средневековой немецкой поэзии, но более вероятно, что оно является лишь искажением более известного имени Никанор.

258 Так же звали одного из героев «Саги о цветочной долине».

259 Это имя можно встретить в «Саге о Карле Великом и его витязях».

260 Одноименный тролль уже упомянут в «Туле всех троллей» (прим. 159). Его тёзка известен и из «Саги о Хальвдане Эйстейнссоне».

261 Персонаж с таким же именем является главным героем «Саги о Гиббоне».

262 В саге уже упоминался его тёзка-тролль (прим. 201).

263 Т. е. не менее 17 метров.

264 Пики (длинные копья) имели длину до 5 метров, так что бросать их мог разве что великан.

265 Это имя (возможно, искажённое от «калиф»/«халиф») должно было подчеркнуть восточное происхождение его носителя.

266 Это имя может происходить от созвучного Каладес: так звали, к примеру, одну из героинь средневекового цикла произведений о короле Артуре.

267 Апером назван также великан из «Саги о Вальдемаре».

268 См. прим. 22.

269 Это имя могло быть позаимствовано у библейского персонажа, в канонических изданиях называемого Салафиил.

270 Прозвище Скьяппа носил Торлейв из «Саги о сыновьях Харальда Гилли». Буквально оно означает «Бушель» или «Полубушель».

271 По-видимому, он приходится лишь тёзкой витязю, упомянутому в гл. 44.

272 Видгрип — один из персонажей «Саги об Одде Стреле». Его тёзка упомянут и в туле ётунов.

273 Имя Finnhildr встречается только здесь и переводится как «Хильд финнов/саамов». Прозвище flotskuð имеет в своей основе skuð: так обозначались гениталии женщины или самки.

274 Meinhildur означает «Хильд вреда». Обращает на себя внимание, что половина имён в этом списке образовано на основе -hildr.

275 Гюрид — женское имя, и поныне имеющее хождение в Скандинавии. Прозвище gambarageil носит подчёркнуто сексуальный оттенок.

276 Gunhilldr («Хильд битвы») — очень распространённое женское имя, однако прозвище gásastykki обязано своим появлением автору саги.

277 Rannveig — одно из наиболее популярных средневековых имён средневековой Скандинавии, но прозвище Мошонка (hreðrahít) вряд ли когда использовалось в отношении женщин.

278 Это имя образовано от основы -trassa («неряха») и, по всей видимости, является творческой находкой автора саги.

279 Имя Годрун является синонимом более известного женского имени Гудрун, (Guðrún, «Тайна Бога»), однако в послеязыческую эпоху слово guð употреблялось в отношении христианского Бога, в то время как за goð закрепилось значение «языческий бог», «божок», «идол». Тем самым автор подчёркивает варварское происхождение его носительницы. Словом dys обозначалась куча/пирамида камней, сложенная на могиле.

280 Flaumhildr — ещё одно выдуманное имя на основе -hildr и означающее «Хильд вихря/шума битвы».

281 Хотя само название Гёмбурмосар («Волшебные мхи»), вероятно, обязано своим появлением автору саги, но представление о неких озёрах и болотах, лежащих между Европой и Азией, характерно для античных и средневековых географических представлений.

282 Это сказочное животное не только никогда не существовало, но и не упоминалось за пределами данной саги. Само слово «катанансиус» является латинской адаптацией от древнегреческого καταναντίον, которое можно встретить в одной из рукописей «Антигоны» Софокла. Но поскольку автора саги нельзя заподозрить в знании древнегреческого языка, это слово могло вызвать его интерес своим «иноземным» колоритом.

283 Вильхьяльм и Регинбальд.

284 Свадебный пир Вильхьяльма и Астриномии, Регинбальда и Фульгиды.

285 С языческих времён в Скандинавии именно отец решал судьбу новорождённого: если он брал того на руки и давал ему имя, то ребёнок считался принятым в семью. В противном случае младенца можно было оставить на произвол судьбы, и это не считалось за убийство. Разумеется, что ко времени написания саги такая практика давно сошла на нет.

286 Тем самым Лео был назван в честь льва.

287 По-видимому, в честь отца Фульгиды.

288 По всей видимости, это имя восходит к библейскому персонажу Неффалиму.

289 Ermingard (во всех его вариантах) — распространенное в Средневековье женское имя, означающее «огромная/всеохватывающая ограда». В отношении мужского персонажа может иметь оскорбительный оттенок.

290 Еще одна творческая находка автора саги.

291 Распространённое латинское, а затем и итальянское имя.

292 Который перед смертью передал Вильхьяльму конунг Катон (гл. 28).

293 Это название упомянуто в «Саге о Викторе и Блавусе» и является искажённым от Кальдеаланд (Kaldealand, «Страна Халдеев»).

294 По всей видимости, это должно было символизировать раздел мира между вассалами Вильхьяльма.

295 Этот жест также символичен: Вильхьяльм хочет покончить со своей героической молодостью.

296 Имя Дарий, которое носили персидские цари, средневековым исландцам было известно по «Саге об Александре».

297 Ныне устаревший вариант написания имени и звания Адмирал, заимствованного из Византии (изначально арабское).

298 Без сомнения, ироничное пожелание.

299 Искаженное от латинского et cetera. Valete. («и так далее. Прощайте.»).

© Hrafn Hvíti, перевод с древнеисландского и примечания

Большое спасибо Тимофею Ермолаеву за редактирование текста и Speculatorius’у за ценные замечания и поправки

© Tim Stridmann