Аульвасики

Álfasíki

В стародавние времена в Рёйдюскридюре жила-была женщина, люди не знали, кто она и откуда родом. Она была великодушной, красивой и безмерно любимой своим мужем. Также на неё засматривались все мужчины, но она обычно была молчалива, и в её поведении удивительным казалось то, что женщина не хотела посещать церковь, и это причиняло боль её мужу. Каждую рождественскую ночь, пока семья отправлялась на богослужения, женщина сидела одна дома, и народ подозревал, что она уходила куда-то, но никто не знал, куда.

Однажды женщина провозгласила, что дарует Рёйдюскридюр тому, кто сможет сказать, где она бывает в рождественскую ночь. Все домашние услышали, но никто вроде бы не придал этому значение. И вот наступило время Рождества, и люди в Рёйдюскридюре приготовились отбыть на мессу в Мули, к востоку от горного кряжа, все, кроме одного работника по имени Торстейн, он лежал постели и сказался больным. Когда домочадцы ушли, женщина навела порядок на всём хуторе, затем искупалась и, снова одевшись, отправилась в отдельно стоящий амбар, открыла один из сундуков, достала оттуда плащ и два куска ткани и, сунув их под мышку, пустилась бегом из Рёйдюскридюра.

Работник, следивший за своей хозяйкой, тотчас вскочил на ноги и побежал за ней, а было темно. Женщина шла до тех пор, пока не добралась до рва к северо-западу от хутора. Подойдя к берегу, она взяла оба куска материала и один оставила у края, а второй расстелила на водной глади и, ступив на него, исчезла в воде. Тогда на берег рва устремился работник, схватил оставшуюся ткань, расстелил на поверхности воды, как это делала женщина, встал на неё и погрузился на дно вслед за своей хозяйкой. Так они двигались долгое время, пока не вышли на ровную лужайку, тогда женщина облачилась в свою накидку и взяла кусок материи под мышку. И работник взял ткань с собой. Женщина долго шла по прекрасным полям и наконец добралась до большого и величественного города. Там было много людей, и все они радостно встречали её, но никто не замечал Торстейна.

Но один мужчина в толпе превосходил остальных, он был самым видным, хотя и в летах, рядом с ним стояло множество детей, женщина поприветствовала его и ребят поцелуем, и мужчина сразу повёл её во дворец. Именно там и начиналось всё веселье и празднество. Пожилой мужчина занял место во главе стола, а женщина направилась в кладовую и взяла блюда с едой, нарезала копчёное мясо, и это была лучшая снедь. Затем мясо подали к столу, как и многие другие угощения. Также принесли лучшее пиво. Женщина села на почётное место рядом с тем мужчиной, и можно было понять, что это её муж в подземном мире. Поблизости сидели дети. Для пущей радости во время застолья играла музыка. Когда люди слегка насытились, напились и повеселели, столы убрали. Всё это время Торстейн стоял за дверью, видя и слыша происходящее, но его никто не замечал. Он раздобыл кусок копчёного мяса и сунул его под одежду.

Но вот все затихли и загрустили, и женщина начала прощаться с людьми, потом с детьми, а тот мужчина в летах проводил её по дороге. Затем они попрощались и расстались с большой пылкостью. Он скрылся в своём доме, а она вернулась тем же путём ко рву в подземном мире. Там женщина положила ткань, как в прошлый раз, и вышла на берег на поверхности земли. Торстейн сделал то же самое, поднявшись на поверхность, он оставил кусок материи и скрылся в доме. А женщина принялась снимать свой плащ и пришла позже, положив вещи обратно в сундук. Потом она отправилась на хутор и стала распределять людям праздничное угощение. Затем с церковной службы вернулся муж и его работники.

Усевшись за стол и взяв кусок мяса (это был большой овечий бок), мужчина сказал, что нигде не найдётся такого же большого овечьего бока, как тот, что он держит. Тогда Торстейн, работник, ответил:

— Я видел другие, гораздо лучше, — и положил на стол перед бондом кусок ребра, который взял с собой ранее тем вечером.

Тогда женщина спросила:

— Откуда у тебя этот кусок?

Работник ответил:

— Ты разделывала его сегодня ночью в подземном мире, добрая хозяйка.

Тогда женщина побледнела и сказала:

— Твоё любопытство было излишним, однако моё условие насчёт Рёйдюскридюра остаётся в силе, но кроме того добавляю, что жизнь на нём не принесёт его владельцу счастья.

Затем женщина ушла, и больше её никто не видел. С тех пор люди считают, что слова женщины-аульва о Рёйдюскридюре правдивы, и его владелец не преуспеет, если поселится там. А то место ниже хутора и по сей день называется Аульвасики [ров аульвов].

© Анастасия Сысоева, перевод с исландского

© Tim Stridmann