Рождественская ночь

Jólanóttin

Мне1 рассказывали, что, когда в рождественскую ночь совершались богослужения, на одном хуторе случилось так, что та женщина, которая осталась дома одна, поскольку все с хутора, стар и млад, согласно обычаю, отправились той ночью послушать мессу, а одну женщину оставили дома охранять хутор, — так вот, эта женщина сошла с ума, когда народ вернулся домой. Так повторялось на хуторе несколько рождественских ночей, но нельзя было нарушать обычай, чтобы все не ходили на службу. Мало кто хотел оставаться дома; однако всегда кто-то должен был делать это. Вот весной наняли служанку. В первую рождественскую ночь, когда она жила там, ей выпало остаться дома. Она знала, что случалось с теми, кто прежде оставался дома.

Когда народ отправился в путь, она зажгла свет и расставила его там и сям по хутору; затем она села на свою кровать и стала про себя читать книгу; девушка была хороша собой и богобоязненная. Когда она посидела так немного, на хутор заявилось много народу: мужчины, женщины и дети. Весь этот народ стал плясать различные танцы; они обращались к девушке и предлагали ей присоединиться и поплясать вместе с ними, но она молчала и неподвижно сидела, читая книгу. Они умоляли её выйти и предлагали ей то одно, то другое для того, чтобы она сделала это. Но она ничего не отвечала и по-прежнему сидела неподвижно. Это непрестанно повторялось: они плясали и просили её присоединиться к ним. Но всё было тщетно: она неподвижно сидела, хотя ей сулили большие подарки; так продолжалось всю ночь; а когда наступил рассвет, они ушли, а домочадцы вернулись; они ожидали, что она сошла с ума, как остальные. Но когда они пришли, то увидели, что она такая же, как тогда, когда они расстались с ней. Они спросили, не случалось ли с ней чего-нибудь. Она рассказала им, что происходило этой ночью; она также сказала, что знала: ежели бы она предалась танцу с ними, то стала бы такой, как те, кто оставался дома прежде. Поэтому её оставляли дома каждую рождественскую ночь, пока она жила там, и постоянно происходило то же самое.


Примечания

1 Текст взят из рукописи Оулава Свейнссона с острова Пюркэй.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

Редакция перевода и примечания: Speculatorius

© Tim Stridmann