Суймун из Чирчубёвура

Símun í Kirkjubø

Суймун Суймунарсон, которого окрестили Хульду-Суймуном или Трётла-Суймуном, по отцу был внуком Йениса Суймунарсона, бонда из Леангеарура в Сумбе1, о котором упоминается в других рассказах2. Суймун взял внаём Чирчубёвур на острове Стреймой; его женой была сестра Йегвана Оулавссона, бонда с острова Скувой. Не рассказывается о том, чтобы он был ласков со своей женой, однако и плохо он с ней не обращался. Суймун был человеком чрезвычайно большого роста; для рубахи3 ему требовалось три стикки4 двухслойного домотканого сукна. Он также был сильным и быстроногим; ни один из его работников не осмеливался идти перед ним во время собирания овец с горных пастбищ, если только он не хотел лишиться жизни. И если случалось так, что овца сбегала во время собирания в горах, то Суймун всегда был первее всех [кто догонял и возвращал её].

Высоко на каменистой вершине Чирчубёрейн жил один человек из сокрытого народа. Он выпускал большое стадо серых и чёрных овец пастись на горном пастбище у Суймуна и прогонял овец Чирчубёвура с хорошей травы высоко на самую каменистую вершину, так что их большое стадо смертельно исхудало от голодания, в то время как овцы сокрытого народа жирнели. Суймун был осведомлён об этих овцах сокрытого народа, и он пообещал, что если он поймает этого сокрытого человека, то поквитается с ним за это.

Однажды, когда Суймун был в море на рыбалке, его застигла непогода, так что больше не оставалось ничего другого, кроме как прорываться к берегу. Когда Суймун подвёл свою лодку к месту высадки в Суггане5, то увидел, что там [на его месте] уже лежит другая лодка. Он в тот же миг опознал того человека из сокрытого народа, и вот они оба пререкаются. Человек из сокрытого народа настаивает на том, что у него есть такие же права на это место высадки, что и у Суймуна.

— Значит, ты считаешь, что у тебя есть права и на остальное, — отвечает Суймун; — ты, должно быть, тот, кто разоряет моё пастбище этим стадом серых и чёрных овец, которое разгуливает на вершине.

Тогда человек из сокрытого народа сказал, что его родичи пользовались этим пастбищем до него, и он сам желает пользоваться им тем же образом. Вот так, слово за слово, и кончилось тем, что Суймун бросился на язычника с кулаками. Сталось так, что Суймун победил и намеревался убить его; но человек из сокрытого народа попросил даровать ему жизнь и пощаду, и Суймун согласился на это, хотя и с тем [условием], что этот язычник должен пообещать переехать с острова Стреймой со всем своим добром, и чтобы ноги его здесь никогда больше не бывало. Человек из сокрытого народа пошёл на это и отправился затем на гребень Фробиаркамбур на острове Сувурой, чтобы жить там. После этого о нём ничего не было известно в течение трёх лет.

У самой северной оконечности острова Сандой есть один маленький островок, Трётлахёвди, который принадлежит к Чирчубёвуру; на том островке они сейчас, как и прежде, держат овец и иногда волов и яловых коров. Спустя три года после того, как человек из сокрытого народа отправился жить на гребень Фробиаркамбур, странный6 вол серого цвета начал бродить по Трётлахёвди. Суймун не признал этого вола и поднимал вопрос о нём во время Оулавсёки на трёх тингах7 подряд, но без толку: никто не желал признать вола своим, и на третий раз Суймун сказал, что теперь он сам возьмёт и убьёт этого вола, раз уж никто не считается его владельцем. Йегван Уйсакссон с острова Скувой, человек весьма выдающийся и мудрый, которого обычно назначали произносить тост [в честь короля] на каждом тинге, посоветовал Суймуну позволить волу пастись и дальше; тот, кто выпустил его на Хёвди, наверняка заберёт его назад (он подозревал, что волом владел человек из сокрытого народа). Но Суймун не придал этому значения; этой осенью он хотел бы взять вола, сказал он.

Однажды утром, приблизительно во время зимних ночей8, задолго до рассвета, Суймун поднялся и разбудил работников, чтобы они поехали с ним на Хёвди (Трётлахёвди); некоторые высказывались в пользу поездки, а другие отговаривали от неё. Во Внешнем Бёвуре9 проживал Беаральдур10, по прозвищу Трётла-Беаральдур, снимавший участок у Суймуна. Суймун всегда спрашивал у него совета, когда он должен был отправиться куда-либо, поскольку Беаральдур был ясновидящим. В то самое утро Суймун попросил его быть с ним в той поездке, но Беаральдур сказал, что не отважится ехать, и попросил Суймуна отказаться от этой поездки; но Суймун сказал, что его не заботит чего он, проклятый ясновидец11, говорит; должно быть, просто что-то плохое посетило его ночью, как обычно бывало.

И вот они отправились, всего семь человек, из дому прямиком к Хёвди за тем добрым волом. Суймун был голоден — жена не приготовила для него завтрак, поскольку они были в ссоре, так как он ударил её; вдобавок он не прочитал «Отче наш». Они прибыли на Трётлахёвди, но вол сокрытого народа, который ранее всегда был таким послушным, в то утро показал свой нрав и был столь строптив, что им не удалось к нему притронуться, и они были уже готовы бросить эту затею. Наступил вечер; вол тогда спокойно стоял перед ними. Они связали его и опустили в лодку. Они принялись грести домой, и Суймун был в хорошем настроении.

Вот, глядя в сторону, он видит лодку, плывущую через пролив Хёвдасунд и направляющуюся прямиком к его лодке. Уклониться Суймун не мог, поскольку та лодка была ближе к берегу, и потому он без промедления направился к ней. Её капитан поднялся и перепрыгнул в лодку из Чирчубёвура. Тогда Суймун узнал того человека из сокрытого народа, которого он прежде уже поборол. Тот сразу же взялся за вола, чтобы затащить его в свою лодку, но Суймун вскочил со скамьи, и оба они схватились. Суймун повалил человека из сокрытого народа на днище и крикнул одному парню, чтобы тот передал ему кое-что острое, которое располагалось под опругой12. Парень ничего не понял и спросил:

— Чего?

Тогда Суймун разозлился, обругал парня и крикнул:

— Нож13!

Но как только это слово было произнесено14, человек из сокрытого народа стал вырываться и снова поднялся на ноги. Он взял некий красный шёлковый шнурок и обвязал им вокруг запястий Суймуна, потом затащил и Суймуна, и вола в свою лодку и связал их. Затем люди из сокрытого народа отправились на юго-восток мимо Скоалавуйка. Лодка из Чирчубёвура разбилась в щепки. Одного человека, по имени Торбергур, на обломке вынесло в Сугган у Чирчубёвура, и это он рассказал об этих событиях.

Вот лодка людей из сокрытого народа уплыла на юг. Когда она шла мимо острова Скувой, тесть Суймуна15, Йегван Уйсакссон, был на пастбище, заметил лодку и узнал [его].

— Не путешествовал бы Суймун вот так сегодня, будь он ласков со своей женою, — сказал он.

Всё же он решил на время задержать человека из сокрытого народа, вышел на край утёса и опустил оттуда ракушку16 в море перед лодкой. Затем он пошёл обратно домой и сказал:

— Сегодня вечером Чирчубёвур остался без хозяина.

В течение трёх отливов лодка сокрытых людей покоилась там на Бергсиде и не могла двинуться с места. Затем Йегван послал своего сына на край утёса с какими-то ножнами и попросил его выбросить их, так чтобы они упали в море перед лодкой. Парень так и сделал. Тогда лодка высвободилась, и люди из сокрытого народа могли грести туда, куда пожелают.

И вот их предводитель держал Суймуна у себя высоко на гребне Фробиаркамбур, где находилось его жилище. В остальном, он не обращался с Суймуном плохо, теперь, когда обрёл над ним власть. Другие люди из сокрытого народа, напротив, постоянно обращались с ним плохо, когда их главного не было поблизости; туда, где у Суймуна была комната для отдыха, они вешали свою рабочую одежду, промокшие от дождя тряпки, завязавшиеся узлом и мокрые снасти, с которых стекала вода, и прочее, что досаждало ему. Каждый вечер Суймун в полном одиночестве уходил наружу, и тогда он часто имел обыкновение опускаться на колени и смотреть на луну. Предводитель сокрытых людей увидел его как-то раз вечером в таком положении и плачущим; тогда он подошёл к нему, чтобы утешить, и сказал ему, что отныне другие не сделают ему ничего плохого. Глава сделал им внушение, но для Суймуна лучше не стало.

Однажды жители Фробёвура были в горах, чтобы собрать овец для осеннего убоя. Когда овцы были связаны и унесены домой, один из тех людей задержался возле загона. Он видит, как прямо к нему направляется человек, и думает, что тот хочет встретиться с ним. И вот, когда этот человек приближается, житель Фробёвура понимает, что это — прежний бонд из Чирчубёвура. Суймун приветствует его и спрашивает о новостях, как обстоят дела в Чирчубёвуре, о том, не вышла ли снова его вдова замуж, и о другом тому подобном. Житель Фробёвура рассказывает правду обо всём: вдова вышла замуж за одного из работников, и этот работник получил Чирчубёвур. Он спрашивает Суймуна, как тому нравится его нынешняя жизнь, и не подумывает ли он о том, чтобы ускользнуть обратно домой в Чирчубёвур. Суймун отвечает, что он и не хочет, и не может убежать от тех, с кем он сейчас живёт. Плохо, говорит он, ему живётся, кроме как когда они находятся не дома: тогда он живёт получше, поскольку жена их главного ласкова к нему. Они много занимаются рыбалкой в море, и каждый раз, когда они возвращаются, ему приходится сидеть под водой, стекающей с их снастей. Суймун попросил жителя Фробёвура дать ему совет, чтобы он мог лучше справляться против них. Житель Фробёвура посчитал, что он мало способен помочь ему улучшить его положение; всё же он отдал Суймуну один маленький ножик17, который он попросил его всегда иметь при себе и использовать, когда в этом случится нужда: если они захотят напасть на него, то он должен показать его им. Пока они стоят и болтают, за Суймуном приходят два человека из сокрытого народа; но он показывает им этот ножик, и они ничего не могут сделать ему. Этот житель Фробёвура встречал Суймуна на том пастбище ещё два раза после этого, и теперь Суймун говорил, что стал жить лучше, поскольку он обрёл власть над этими сокрытыми людьми и научил их воспитанности и вежливости; отныне они не осмеливались больше поступать с ним плохо.

Позже, тот же человек из Фробёвура шёл однажды в горы в направлении гребня. Там он встречает одного человека, и полагает, что знает, какова его природа, и потому не хочет заводить с ним разговор. Он сходит с пути, но тот человек из сокрытого народа перехватывает его и говорит ему, что позор должен обрушиться на него из-за того ножичка, который тот передал Суймуну, ставшему теперь начальником над ними; он и его народ ещё припомнят ему это и сполна отплатят. Человек из Фробёвура предложил тому попытаться:

— Раз уж я дал Суймуну маленький ножичек, то у себя-то точно оставил нож побольше, и не премину им воспользоваться.

Впоследствии о Суймуне и сокрытом народе на гребне Фробёвура ничего больше не слышали.


Примечания

1 В современной орфографии название населённого пункта пишется как Sumba. В указателе первого издания сборника Якобсена даны две формы: Sumba, Sunnbø — и произношение [sʊmba], вне зависимости от орфографии. Поскольку в тексте использована форма винительного падежа (Sunnbø), то до конца не понятно, подразумевал ли Якобсен начальной формой Sunnbøur? Поселение располагается на относительно более удалённом от других южном острове Сувурой, где можно встретить также топонимы Hvalba и Froðba (он упоминается далее в этом тексте), и возможно, что эволюция этимологического элемента -bøur-ba является локальной особенностью, в то время как центральные острова архипелага это явление не затронуло (ср. Kirkjubøur и Signabøur на о. Стреймой, Bøur на о. Воар). Из косвенных падежей, у элемента -ba есть только форма родительного, -biar, участвующая в образовании сложных топонимов.

2 О Йенисе Суймунарсоне см. рассказ «Snopprikkur, giljabóndin og laðangarðsbóndin» (8–18). О Суймуне Суймунарсоне из исторических документов известно, что в 1618 году он затеял какую-то тяжбу с бондом Мичалем Йегванссоном, который упоминается в рассказе «Óli Jarnheysur» (99–105), но в документе 1619 года в деле фигурирует уже его вдова.

3 stúka — длиннополая вязаная рубаха, одеваемая под низ.

4 stikka — старинная фарерская мера длины, этимологически соответствующая др.-сканд. stika ‘шест’, но равная 22,5 дюймам. Три стикки ≈ 1,72 м (или ≈ 1,77 м, если подразумевается т. н. датский дюйм).

5 В первоначальной редакции Якобсена, это слово — нарицательное существительное sugga с артиклем, означающее место на берегу, где скапливаются водоросли и прочий морской мусор. Но современная редакция и словарь указывают, что это топоним.

6 fremmindur — тж. чужой, пришлый, посторонний.

7 ólavsøkuting — тинг, созываемый во время праздника Оулавсёка (букв. ‘Бдение/Вигилия Оулава’), установленного в память о гибели норвежского конунга Олава Святого в битве при Стикластадире. В наши дни этот фарерский национальный праздник широко отмечается 28 и 29 июля, и фарерский парламент, Лёгтинг, открывает в это время свою сессию, возвращаясь к работе после летних каникул. Судя по всему, эта традиция коренится издревле, хотя во времена описываемых событий Лёгтинг представлял собой исключительно судебный орган власти из нескольких человек, назначаемых представителем короля Дании на островах.

8 veturnætur — понятие древнего скандинавского календаря, сохранившееся и в Исландии, хотя точные значения несколько отличаются: в Исландии это три ночи, предшествующие первому дню зимы, т. е. субботе в промежутке 21–27 октября, а у фарерцев это 14 октября.

9 Úti á Bø — это поселение располагалось неподалёку от Чирчубёвура, на юг вдоль берега, но в XIX в. было заброшено.

10 В варианте рассказа о Суймуне у Хаммерсхаймба, этого человека зовут Боарур (Bárður).

11 trøll(a)skortur — слово обладает смысловым оттенком ненадёжности, неточности; т. е. провидец, предсказания которого не всегда сбываются.

12 band — здесь тж. можно перевести как ‘шпангоут, ребро’.

13 В варианте этого рассказа у Хаммерсхаймба — топор.

14 У фарерцев некоторые слова (судя по всему, означающие острые или металлические предметы) было запрещено произносить в присутствии сокрытых людей (даже если не знать, что они рядом), а также когда находишься в море или на берегу. Поэтому вместо них использовались эвфемизмы и Суймун сначала сказал дать ему «кое-что острое».

15 тесть Суймуна — в варианте Хаммерсхаймба эти слова отсутствуют, потому что в начале рассказа сообщается, что жена Суймуна была сестрой Йегвана Оулавссона, т. е. его тестя должны звать Оулавом.

16 fliða — раковина моллюска вида Patella vulgata.

17 muddur — возможно, ножичек ещё и тупой, ср. mudda ‘резать маленьким тупым ножом; перен. грозить (пальцем)’ и исл. murti ‘плохой (тупой и/или маленький) нож’.

© Speculatorius, перевод с фарерского и примечания

Иллюстрация: John. F. West, Faroese Folk-tales & Legends. Shetland Publishing Company Ltd., Lerwick, 1980. P. 108. Художник: Bárður Jákupsson.

© Tim Stridmann