Служанка

Griðkonan

Одного бонда звали Йоун; он жил в Хетле на Аурскоугсстрёнде. Гвюдрун звали его жену. У них был единственный сын, и он носил имя отца. В то время в Аусе в Теламёрке жил человек, которого тоже звали Йоун; у него была жена по имени Торбьёрг1. Йоун из Ауса был старостой в своём округе. Говорят, между тёзками2 были весьма натянутые отношения. Их обоих считали колдунами и сведущими в чародействе, особенно Йоуна из Хетлы, но относились к ним по-разному, поскольку Йоун из Хетлы был негодяй и самодур, а о Йоуне из Ауса была добрая молва, и он всего добивался по-хорошему, хотя и казался несколько хитрым, если это требовалось. Йоун из Хетлы обижал слуг, и им с его женой и сыном часто приходилось жить одним. Всё же одной весной он сумел заманить к себе служанку, но она продержалась там на работе короткое время, и вскоре она была вынуждена бежать из Хетлы из-за дурного нрава супругов, своих хозяев. Она добралась до ближайшего хутора и попросила женщину, которая жила там, предоставить ей кров, хотя бы на ночь. Хозяйка сказала, что не отважится оставить её там из-за злобы и происков Йоуна из Хетлы; самым лучшим выходом для неё будет вернуться обратно на своё место, но если она не смеет, то разумным решением будет, если она отправится в Аус и попросит помощи у старосты Йоуна. Девушка приняла это решение, и хозяйка одолжила ей лошадь, чтобы та вечером поехала тайком в Аус вместе с её мужем. О её путешествии ничего не рассказывается, пока она вечером не прибыла в Аус настолько поздно, что почти все там уже легли спать, кроме хозяйки Торбьёрг, она всё ещё была на ногах. Девушка поздоровалась с Торбьёрг, попросила у той принять её и помочь и всё рассказала о своих трудностях. Торбьёрг отнеслась к её делу прохладно и очень не хотела оставлять её, сказав, что её мужу не понравится её пребывание там, а его дома не было. Всё же она наконец уступила и сказала, чтобы девушка осталась там на ночь, пока её муж не вернётся домой, тогда та сможет изложить ему свои трудности, а она мешать ей не будет. Затем она впустила девушку, показала ей кровать и попросила вести себя тихо, потому что скоро её муж вернётся домой. Девушка обрадовалась этому, и вскоре она заснула. А хозяйка пошла в супружескую опочивальню в самой глубине бадстовы. В это время бонд Йоун вернулся домой и вошёл к своей жене; он был тогда несколько хмур и резок и сразу спросил свою жену, что за гость явился туда. Хозяйка рассказала ему всё без утайки о приезде девушки и её трудностях и попросила его проявить милосердие к этой бедняжке и защитить её, иначе ей не ждать ничего хорошего от Йоуна из Хетлы, и это может стоить ей жизни. Бонд воспринял это очень мрачно, но всё же в конце концов поддался уговорам жены и пообещал взять девушку к себе. Новость об этом разлетелась повсюду, и вскоре Йоун из Хетлы узнал, что его служанка пришла в Аус и получила там место; он воспринял это с насмешкой, и нет достоверных сведений о том, чтобы он разразился угрозами в сторону Йоуна из Ауса из-за того, что тот принял девушку.

Теперь рассказ возвращается к Йоуну из Ауса; он попросил свою жену проявить большую осторожность, если на их хуторе случится что-то странное, а его не будет дома, тогда она не должна обращать на это внимания или что-либо делать, пока он сам не посмотрит. Хозяйка пообещала это. Тогда повсюду был такой обычай — и в Аусе тоже — что летом коров доили в загоне, а на ночь их выпускали наружу. Поэтому хозяйка Торбьёрг привыкла постоянно сама доить своих коров. У четы была одна корова, которую они очень любили, особенно бонд Йоун; она была серого цвета и считалась настоящим сокровищем. Она постоянно давала молоко, и по вечерам бонд Йоун часто пил её молоко.

Одним весенним вечером Йоун был на лугу, занимаясь его орошением, и с ним один его работник, а все служанки собирали в горах мох, кроме девушки из Хетлы, она была дома. Вечером она отправилась с хозяйкой в загон, чтобы подоить коров, как обычно. Тогда в загон пришли две серые коровы, хотя там была только одна с таким окрасом, и обе были настолько похожи, что хозяйка не смогла распознать, где её корова. Тут она сказала служанке, что ей нельзя доить ни одну из них, раз она не может их различить, поскольку её муж не захочет пить молоко от другой коровы, кроме своей Серки. Служанка сказала, что вторая корова, должно быть, пришла сюда от соседей, хотя она её не помнит, и поэтому доить её безопасно. Хозяйка сказала, что этого не будет, пока её муж не вернётся домой. Теперь они ждали его возвращения. И когда он пришёл домой, то стал ворчать из-за того, что коров не подоили и не выгнали на пастбище. Хозяйка рассказала ему, в чём причина: в загоне появилась неизвестная серая корова, и она не смогла отличить её от их Серки. Услышав это, Йоун ухмыльнулся и сказал, что пойдёт вместе с ними в загон, как он и сделал. Затем он подошёл к одной из серых коров и пробормотал ей что-то, чего женщины не поняли, но от этого прочтения она вдруг провалилась под землю, туда, откуда явилась. После этого хозяйка подоила свою Серку, и Йоун выпил её молоко там в загоне, а затем все они пошли в дом и легли спать. Йоун сказал, что это было первым дружеским посланием от Йоуна из Хетлы, поскольку он прислал сюда эту корову, чтобы убить его.


Примечания

1 В указателе имён сказано, что на самом деле её звали Тюрид Гвюдмюндсдоуттир.

2 Йоун из Хетлы Гвюдмюндссон умер ок. 1666 г.. Йоун из Ауса (Скоугара) был сыном Итлюйи (XVII век, см. «Исл. жизнеописания»). См. рассказы о Йоуне из Хетлы в первом томе этого издания. — прим. издателей.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

Редакция перевода и примечания: Speculatorius

© Tim Stridmann