Горный дух и Иоган Блесзом

Дом священника в Вааге стоит у подножия обрывистой горы Ютула, увенчанной соснами и изрытой пропастями. С одной стороны гора эта высится гладкой стеной, в которой игра природы ясно обрисовала ворота. Если смотреть на них с моста, что переброшен через дикую Финну, или с той стороны луга, да ещё призвать себе на помощь фантазию, то ясно увидишь среди прелестной зелени и висячих гирлянд плакучих берёз двойную готическую арку. Белые стволы старых берёз стоят по бокам, как колонны, но и до половины арки не до достигают деревья своими пышными вершинами, потому что ворота эти выше Ваагской церкви с её колокольней. Притом это не простые ворота, а вход в чертог Ютула или духа гор; самый большой горный дух с пятидесятью головами может войти в них не сгибаясь. В доброе старое время, когда люди больше имели общего с духами, если кто имел какую нибудь нужду или просто хотел повидать горного духа — стоило ему только бросить в ворота камнем и сказать:

— Отвори, Ютул!

Дух тотчас являлся и отворял свои ворота.

Несколько лет тому назад заехал я к священнику, но все были на лугу, и дома оставался только один старик, который и повёл меня, но моей просьбе, к воротам Ютула. Стучали мы в них, стучали, но дух не отворил нам ворота, что меня не особенно удивило, потому что, судя по следам, оставленным на воротах бросавшимися в них камнями, бедному духу порядком таки надоедали посетители, к тому же и стар был Ютул!

— Последний, кто видел горного духа, — сказал мне старик, — был наш сосед — Иоган Блесзом (да и тот наверное рад был бы никогда его не видать!). Этому Иогану Блесзому случилось быть по делам в Копенгагене. Кончил он их как раз накануне Рождества и уныло шёл вдоль улицы. Он соскучился по своему очагу. Вдруг быстро проехал мимо него какой-то человек из Вааги, высокий и сильный, в белом кафтане с отворотами на карманах, с пуговицами величиною в талер. Блесзому он показался знакомым, но тот так скоро ехал, что Иоган не мог хорошо его рассмотреть и закричал:

— Куда это ты торопишься?

— Я тороплюсь в Ваагу, куда должен приехать сегодня вечером, — отвечал тот.

— Ах, как бы я хотел поехать с тобою! — сказал Иоган.

— Можешь стать на запятки моих саней, — сказал незнакомец. — Конь у меня славный — в двенадцать шагов целую милю пробегает. И они помчались вихрем, так что Блесзому стоило величайшего труда держаться на запятках; он ничего не видал — только ветер свистел у него в ушах. Раз они остановились — дать вздохнуть коню; но где это было, Иоган не мог рассмотреть, только заметил мёртвую голову, торчавшую на палке из снега. Проехав ещё немного, Иоган Блесзом стал мёрзнуть и сказал:

— Я забыл на нашей остановке перчатку, и у меня мёрзнет рука.

— Потерпи, Блесзом, — сказал незнакомец, — теперь недалеко уже до Вааги. Мы останавливались на полпути.

У Зандбовальда, недалеко от моста чрез Финну, незнакомец остановился и высадил Иогана из саней.

— Теперь тебе недалеко до дому, — сказал он, — но обещай мне не оглядываться, что бы ты ни слышал и ни видел.

Иоган обещал. Затем он поблагодарил привёзшего его, и незнакомец поехал на мост, а Иоган пошёл через холм к своей ферме. Вдруг услышал он шум со стороны горы Ютула, и дорога перед ним внезапно осветилась так ярко, что можно было булавку на земле разглядеть. Не подумав о своём обещании, он оглянулся и видит — Ворота Ютула отворены, а среди ворот стоит его спутник — горный дух. Но только с той поры голова у Блесзома так и осталась свёрнутой на сторону.

Перевод С. М. Макаровой

Редакция: Тимофей Ермолаев

Иллюстрации из издания: Норвежскія сказки П. Хр. Асбьернсена. Изданіе товарищества М. О. Вольфъ. 1885.

© Tim Stridmann