На восток от солнца, на запад от луны

У одного крестьянина были прекрасные дети, особенно младшая дочь, но так много их у него было, что бедняк с трудом мог их кормить и одевать.

Раз позднею осенью, в четверг вечером, поднялась страшная буря — темно, хоть глаз выколи, дождь лил как из ведра, а ветер так и шатал стены их домика. Вся семья уселась у очага и что-то работала. Вдруг слышат, кто-то постучал три раза в окошко. Крестьянин вышел посмотреть, кто стучится, и видит — стоить огромный белый медведь.

— Добрый вечер! — говорит медведь.

— Добрый вечер! — отвечает крестьянин.

— Отдай за меня одну из твоих дочерей, тебя за это сделаю столь же богатым, как ты теперь беден.

Крестьянину это понравилось, но он сказал, что нужно согласие дочери. Вошел он в дом и спрашивает дочерей — не пойдет ли которая из них замуж за белого медведя, тогда бы они все стали страсть как богаты! Но дочери ни за что не соглашались. Вернулся крестьянин к белому медведю и просил его придти за ответом в следующий четверг. А к тому времени отец и мать уговорили младшую дочку пойти за медведя. Соблазнившись богатством, она охотно вымыла и вычинила свои лохмотья, кое-как принарядилась и приготовилась в дорогу.

В четверг явился белый медведь за невестой; она села со своим узелком ему на спину, и они отправились в путь. Пробежав немного, медведь спрашивает:

— Не страшно ли тебе?

— Нет, не страшно.

— Держись только крепче за мою шерсть и не бойся ничего, — сказал ошкуй.

Долго ли, коротко ли они ехали, наконец подъехали к большому утесу. Медведь постучал, и тотчас отворилась дверь в утесе. Они вошли и очутились в богатом замке; множество ярко освещенных комнат сияло серебром и золотом. В одной из зал стоял накрытый стол, и чего только на нем не было! Тут медведь дал красавице серебряный колокольчик. Стоило только позвонить в него, и тотчас исполнится все, чего ни пожелаешь.

Покушав, захотела красавица спать, так как наступил уже вечер, к тому же она была утомлена дорогой. Она позвонила в колокольчик и тотчас очутилась в спальне, где стояла великолепная кровать с шелковыми подушками и занавесами с золотыми шнурками; вся прочая мебель была из золота и серебра. Только что девушка легла спать и потушила свечу, слышит вошел кто-то в соседнюю комнату, раздевается и ложится спать. Это был сам белый медведь — ночью он сбрасывал свой мех и превращался в человека, но как только начинался рассвет, опять становился ошкуем.

Прошло так много времени. Как ни хорошо было красавице, но, не видя никого, стала она скучать и тосковать об отце с матерью, о сестрах и братьях. Белый медведь заметил её грусть и, узнав причину, сказал:

— Этому горю легко пособить, только обещай мне никогда не оставаться с твоею матерью с глазу на глаз, иначе с нами обоими случится несчастье.

И вот, раз в воскресенье, села красавица белому медведю на спину и они отправились в обратный путь.

Долго, долго бежал ошкуй, наконец увидали они большой белый дом и около него бегавших и игравших сестер и братьев красавицы.

— Вот тут живут твои родители, — сказал белый медведь, — только, пожалуйста, помни свое обещание!

Красавица обещала верно сдержать свое слово, простилась с белым медведем и вошла в дом, а ошкуй отправился обратно.

Родители чрезвычайно обрадовались приезду дочки и не знали, как благодарить ее за все, что она для них сделала, так им было теперь хорошо.

После обеда стала мать звать ее в свою комнату поговорить наедине, и как красавица ни отговаривалась, помня свое слово, мать взяла ее за руки, увела в комнату и стала спрашивать, хорошо ли ей самой-то живется.

— О, да, очень хорошо, — отвечала красавица. — Всего вволю, чего ни пожелаю, все есть; только я все одна одинешенька. Да вот еще что смущает меня. Как я лягу только спать, приходит кто-то в соседнюю комнату и тоже ложится, но кто это — не знаю: только лишь забрезжит свет, как он исчезает!

— Горе нам! — сказала мать. — Отдали мы тебя в дом к оборотню; но я помогу твоей беде, дам тебе кусочек сальной свечки; как только тот, кто к тебе приходит, заснет, ты тихонько войди в его комнату, засвети ее и посмотри, кто он такой. Смотри, будь только осторожна — капнешь на него салом, пропадешь.

Красавица спрятала свечку на груди, а вечером явился белый медведь и унес ее к себе. Только дорогой и спрашивает он ее, сдержала ли она свое слово? Не могла красавица ему солгать и созналась во всем.

— Смотри же, не исполняй совета матери, иначе оба мы будем несчастны и навсегда разлучимся, — сказал медведь. Красавица обещала непременно исполнить его совет.

Но приехав домой, она не могла удержаться от любопытства, выждала глухую полночь, когда была уверена, что сосед её крепко спит, встала, зажгла свечку и подкралась к спящему. Видит — лежит принц, да такой красавец. Она испугалась, рука у ней дрогнула, пламя свечи заколебалось, и три капли горячего сала упали ему на грудь. Принц проснулся.

— Ах, что ты сделала! — сказал он. — Если бы ты только год выдержала, не видя меня, я бы освободился от чар моей мачехи, благодаря колдовству которой я ночью — человек, а днем — белый медведь. Теперь же прощай навсегда, я должен умчаться в замок, находящийся на восток от солнца и на запад от луны, где меня ждет принцесса с носом в три локтя длины, на которой я должен жениться!

Как ни плакала, как ни просила красавица — он не мог ни остаться, ни взять ее с собою.

— Укажи мне только дорогу, что ведет к тому замку; я доберусь до тебя и ничто и никто меня не удержит, — сказала она.

— О, если бы ты могла туда дойти! Но замок на восток от солнца, на запад от луны, и к нему нет дороги! Никогда не добраться тебе до него, — отвечал ей принц.

Проснулась красавица на другое утро, видит — принц уже умчался в дальний замок, а сама она лежит в темном, густом лесу на траве и подле неё лежит её узелок со старым тряпьем, взятым ею из дому. Наплакавшись до устали, стала она выбираться из лесу, но проблуждала много, много дней, пока наконец не пришла к высокой горе, у подножия которой сидела старушка и играла золотым яблоком.

Девушка спросила у неё, не знает ли она дорогу к принцу, который живет у своей мачехи в замке на восток от солнца и на запад от луны; он принужден жениться на принцессе с носом в три аршина длиною.

— Ты почем его знаешь? — спросила ее старушка. — Уж не та ли ты девушка, на которой он сам хотел жениться?

— Да, это я, — отвечала красавица.

— Жаль мне очень тебя, но не знаю дороги к тому замку; да если и доберешься ты туда, то слишком поздно. Пожалуй, возьми мою лошадь и поезжай на ней до моей соседки, может быть, она укажет тебе дорогу; только как доедешь до неё — ударь лошадь под левое ухо и прикажи ей идти домой. Возьми себе также мое золотое яблоко.

Красавица села на лошадь и поехала. Долго она ехала и приезжает к горе, у которой сидит другая старушка с золотым мотовилом. Но и эта не могла указать дорогу к замку. Она уверяла девушку, что она или никогда не приедет, или не поспеет во время.

— На, возьми мою лошадь, — сказала она наконец, — и доезжай на ней до моей соседки, а потом ударь лошадь под левое ухо и пошли домой!

И она дала ей на всякий случай свое золотое мотовило.

Опять пустилась красавица в путь и опять долго-долго ехала, пока не добралась до новой горы, у которой сидела старушка и пряла на золотой прялке. Спросила ее девушка: не знает ли она где тот замок, что лежит на восток от солнца, на запад от луны?

Но и эта старушка знала не больше прежних двух. Узнав однако, что перед нею стоит та самая девушка, на которой заколдованный принц хотел жениться, старушка сказала:

— Садись на мою лошадь и поезжай к Восточному ветру, он наверное знает дорогу к замку и донесет тебя туда, да кстати возьми мою золотую прялку, может быть, она тебе пригодится.

Много дней ехала красавица, пока не доехала до жилища Восточного ветра.

— Слыхал я о принце и о замке, где он живет, — сказал Восточный ветер, — и дорогу туда знаю, но никогда не залетал так далеко. Если хочешь, садись мне на спину и я донесу тебя до брата моего, Западного ветра, — может быть, он тебя и доставит до места: он сильнее меня.

Девушка согласилась и они помчались. Долетев до Западного ветра, Восточный ветер рассказал ему, что он принес невесту принца, которая пробирается к нему в его далекий замок и просит указать ей дорогу.

— Не летал так далеко, — сказал Западный ветер девушке. — Но если желаешь, готов донести тебя до Южного ветра: он сильнее нас с братом, больше и дальше нас летает, он тебе поможет. Садись мне на спину!

Долго ли, коротко ли летели они, и прилетают наконец к Южному ветру и просят указать дорогу.

— Бывал я около того замка, но до него не добрался, — сказал красавице Южный ветер. — Хочешь, я тебя донесу до нашего старшего и самого сильного брата, Северного ветра; если он тебе не поможет, не добраться тебе до замка во веки!

Села красавица ему на спину и помчались они вихрем к жилищу Северного ветра; но тот был дик и зол, еще издали так повеял на них холодом и так закричал: «Что вам надо?» — что у них мороз по коже пошел.

— Не сердись, — сказал Южный ветер. — Я принес с собою девушку, невесту принца, что живет в замке на восток от солнца, на запад от луны. Пожалуйста, помоги ей добраться до него.

— Был я там раз, — отвечал Северный ветер, — домчал туда осиновый листок, но до того устал, что много дней после этого не мог и дунуть. Если не боишься, красавица, попробую донести тебя туда на своей спине.

Девушка обрадовалась и сказала, что ничего не боится и перенесет все, как бы ни пришлось ей плохо.

— Тогда переночуй тут, — решил Северный ветер. — Нам нужно быть в пути целый день.

Рано утром разбудил Северяк красавицу, а сам так надулся, что страшно было глядеть; и помчались они в урагане высоко-высоко, точно на край света собрались. Пролетали ли они над землею — дома и леса валились, летели ли над огромным морем — сотнями корабли тонули.

Все дальше и дальше мчались они над морем, а все ему конца не было. Устал Северный ветер, истомился и едва дул. Все ниже и ниже опускался он, наконец гребни волн начали достигать ног девушки.

— Не страшно ли тебе, красавица? — спросил Северный ветер.

— Нет, — сказала она, — ничего не боюсь я.

Вот показалась земля, но ветер так ослабел, что едва имел силы бросить ее на берег под окна замка, что стоит на восток от солнца, на запад от луны, и сам много дней там пролежал отдыхая, прежде чем смог вернуться домой.

На другое утро села девушка под окно замка и стала играть золотым яблоком. Увидела ее длинноносая противная принцесса, на которой заставляли жениться принца, открыла окно и спрашивает:

— Что стоит, девушка, твое золотое яблоко?

— Не возьму за него ни золота, ни серебра, — отвечала та.

— Чего же ты хочешь? — сказала принцесса. — Требуй за него, чего только пожелаешь!

— Если бы ты помогла мне добраться до принца, который живет здесь, охотно отдала бы тебе яблоко.

Принцесса тотчас же согласилась, но провела ее в комнату принца только ночью.

Опять красавица увидала своего принца, но спящего, и как ни будила и ни звала его — он не проснулся, так что она опять горько, горько заплакала. Чуть забрезжил свет, явилась длинноносая принцесса и прогнала ее из дворца. Села красавица под окнами дворца и стала разматывать пряжу на золотом мотовиле. Длинноносая принцесса увидала золотое мотовило и опять стала просить ее продать его ей. Красавица согласилась уступить мотовило за позволение пройти еще разок в комнату принца. Опять длинноносая принцесса провела ее ночью, когда он спал; и как красавица ни плакала, как ни звала его, как ни трясла за руки — он не проснулся; а на рассвете пришла длинноносая принцесса и опять прогнала ее.

Взяла тогда красавица свою золотую прялку и стала прясть под окнами дворца. Увидала ее принцесса, отворила окно и спрашивает:

— Что ты хочешь за прялку?

— Не хочу ни серебра, ни золота, а проведи меня еще раз в комнату принца!

Принцесса с удовольствием согласилась.

Между тем в том замке, кроме принца, томилось в заточении еще несколько христиан, они находились в одном помещении рядом с комнатой принца.

Они слышали, как две ночи подряд женский голос плакал и звал принца, и сказали ему об этом.

Вечером длинноносая принцесса подала принцу питье на ночь, но он сделал только вид, что выпил, а сам вылил его себе через плечо, сообразив, что принцесса давала ему каждый вечер сонное питье.

— Здравствуй, красавица, ты вовремя пришла! — сказал радостно принц, лишь только вошла девушка. — На завтра назначена моя свадьба, но теперь я ни за что не женюсь на длинноносом уроде, и ты одна можешь меня спасти. Дело вот в чем: только христианка может вымыть три сальных пятна, которые ты сделала на моей рубашке, но никак не такие ведьмы, как моя нареченная невеста, — на наше счастье, это не в их силах. Завтра я скажу, что прежде чем жениться на длинноносой принцессе, я хочу испытать сможет ли она вымыть эти пятна.

Когда на другой день приготовились отпраздновать свадьбу, принц и говорит своей мачехе:

— Позвольте мне сначала испытать свою невесту?

Мачеха согласилась.

— У меня есть тонкая рубашка, которую я непременно хочу надеть на свадьбу, только на ней три сальных пятнышка — пускай моя невеста вымоет мне их; я дал зарок, что только на той женюсь, которая сумеет это сделать.

— Ну, это не трудная задача, — сказали все женщины и принцесса начала мыть; но чем дольше она мыла, тем больше становились пятна.

— Не умеешь ты совсем стирать, — сказала ей старая ведьма — её мать. — Дай-ка мне попробовать.

Но только она взяла ее в руки, как рубашка сделалась еще грязнее и как ни терла и ни стирала ведьма, пятна все росли и темнели.

Тут принялись стирать по очереди все ведьмы и добились только того, что рубашка под конец их стирки имела вид такой, точно из трубы ее достали.

— Ни одна из вас никуда не годится, — сказал тогда принц. — Позовите-ка нищенку, что стоит под окном, пускай она попробует вымыть мою рубашку.

— Поди сюда, девушка! — закричал он.

Красавица вошла.

— Можешь ты вымыть эту рубашку? — спросил он.

— Не знаю, — отвечала она, — но постараюсь.

Едва взяла она рубашку в руки и смочила водой, как та сделалась белее снега.

— На тебе я и женюсь, — сказал принц.

Тогда старая ведьма так рассердилась, что лопнула, да кажется и длинноносая принцесса и все остальные ведьмы тоже лопнули, потому что все с той поры пропали.

А принц со своею невестой красавицей освободили всех христиан, томившихся в замке, забрали оттуда золота и серебра столько, сколько могли увезти, и уехали навсегда из замка, что стоит на восток от солнца и на запад от луны.

Перевод С. М. Макаровой

Редакция: Тимофей Ермолаев

Иллюстрации из издания: Норвежскія сказки П. Хр. Асбьернсена. Изданіе товарищества М. О. Вольфъ. 1885.

© Tim Stridmann