Оулав из Адальбоуля

Ólafur á Aðalbóli

Одного человека звали Эйнар Магнуссон; он жил в Стоуринупе в Мидфьярдардалире. Неизвестно, был ли он женат. Из детей у него была единственная дочь по имени Сигрид. Его работника и пастуха звали Оулав; он был молод, как и дочь бонда. Он воспитывался у бонда вместе с ней. Скоро он стал рослым, крепким и очень сильным мужчиной. Дочь бонда была очень красива собой и хороша во всём. Рассказывают, что Оулав влюбился в Сигрид, поскольку между ними был полный лад, и они сильно полюбили друг друга. Они пообещали быть друг другу верными. Он сказал, что не женится ни на ком, кроме неё. А она сказала, что трудно предвидеть, смогут ли пожениться:

— Но ежели я должна буду выйти за кого-нибудь, я выберу только тебя, и никого другого.

Они скрепили это клятвами, однако всё это осталось в секрете. Никто, кроме них двоих, не знал об их намерениях. У бонда Эйнара было очень много овец; также ему принадлежали некоторые земли в том приходе. Он очень нуждался в обильном и надёжном уходе за скотом. Оулав часто присматривал за хозяйскими овцами. Каждую весну бонд посылал людей в горы за мхом и таким образом пополнял пищевые запасы. Он был очень рачительным хозяином. У него не было недостатка ни в предусмотрительности, ни в средствах.

Как-то весной работники бонда Эйнара отправились в горы за мхом, как обычно. Дочь бонда тоже пошла; ей было тогда восемнадцать лет. Они отправились на гору, которая называется Твидайгра. Прошло время, и дочь бонда прихворала или занемогла, так что она не смогла последовать за всеми и лежала в своей палатке. Тогда работники оставили её ради сбора мха; и когда они отошли недалеко от палатки, образовался густой туман, зловонный и тёмный. Он продержался до самого вечера. Тогда немного просветлело, но люди вернулись не раньше следующего утра. А когда они пришли в палатку, Сигрид пропала. Никто не знал, куда она ушла. Самым вероятным казалось, что она ушла погулять, когда ей полегчало. Но поскольку людей одолевала сонливость и усталость, они легли спать и спали до вечера. Но когда они проснулись, Сигрид так и не объявилась. Это всем показалось удивительным, её стали искать, но нигде не нашли. Три дня продолжались поиски, но тщетно. Теперь работники отправились с горы домой и рассказали всё бонду. От этой новости Эйнар очень запечалился, и его горе всем бросалось в глаза. И вот собрали не меньше тридцати человек. Они поднялись на гору и искали её целую неделю и не нашли. Оулав был вместе с ними и очень страдал от того, что лишился будущей жены. Но ничего не поделаешь; некоторое время всё было спокойно. Оулава одолевало такое горе, что он едва мог его вынести; тогда он захотел уехать, но бонд сказал, что не сможет без него. После этого он был работником и управляющим у бонда Эйнара в течение 17 лет. С тех пор он никогда не думал о женитьбе. Он был верным и работящим слугой.

Как-то осенью случилось так, что бонд Эйнар недосчитался семидесяти кладеных баранов. Их повсюду искали, но не нашли. Вот до конца осени осталось несколько ночей. Оулав предложил бонду отправиться на поиски. Бонд был очень несклонен соглашаться на такое. Но Оулав сказал, что пойдёт. Бонд дал ему съестных припасов на полмесяца и три пары новых кожаных башмаков, поскольку тот не захотел ехать на лошади, и он не захотел брать с собой людей. В остальном он подготовился самым лучшим образом. Затем он поднялся на гору. Вот он шёл три дня при хорошей погоде; тогда он оказался у Лаунгъёкюля. Он искал повсюду и ничего не находил. Он ходил там повсюду, пока небо не затянуло тучами, и началась метель со снегопадом. Тогда Оулав совсем сбился с пути. Он шёл очень долго, пока не пришёл в какую-то небольшую узкую долину. Он не знал, где находится. Вот он пошёл по этой долине; он уже ощущал усталость и изнеможение, и всё же шёл, пока не обнаружил перед собой какие-то скалы и хутор неподалёку; ограда вокруг туна была столь высокой, что он никак не мог перебраться через неё, пока не нашёл в ограде ворота. Там он вошёл внутрь. Затем он пришёл к овчарням. После этого он увидел большой жилой дом; дом этот возвышался настолько, что он не мог заглянуть в окна. Тогда он постучал в двери. К двери подошла девушка. Он попросился на ночлег, девушка ушла внутрь, вскоре вернулась и сказала, что ночлег к его услугам. Она провела его в комнату и стащила с него мокрую одежду. Затем она оказала ему радушный приём. Он лёг в хорошую постель и крепко заснул, но проснулся от пения и чтения молитв. После молитв он услышал, как в дом вошёл мужчина, поздоровался с хозяином и спросил, когда тот собирается резать овец из поселения; он сказал, что ему надоело ухаживать за ними, поскольку они держатся не так, как остальные овцы; мол, они совсем вялые. Тогда почтенный человек ответил, что их зарежут или избавятся от них каким-нибудь способом. Теперь они прекратили беседу. А Оулав опять заснул и проснулся не раньше следующего дня, довольно поздно. Хозяин уже поднялся, и Оулав опомниться не успел, как вошёл представительный мужчина в алой скарлатовой рубахе или рясе; он радостно поздоровался с Оулавом и пожелал ему доброго дня. Тут к ним пришла та девушка и принесла Оулаву сухие башмаки. Оулав надел их. Почтенный человек спросил Оулава о его путешествии, а также его имя и род, и Оулав ответил ему по правде и сказал, что ищет баранов бонда Эйнара. Хозяин спросил Оулава, неженат ли он. Тот ответил, что это правда. Бонд спросил, сколько ему лет. Оулав ответил, что около тридцати шести. Бонд сказал, что удивлён тем, что у него нет жены, у такого сильного человека, каким он является. Тот сказал, что тому имеется причина. Бонд спросил об этой причине. Оулав рассказал ему всю историю об исчезновении своей невесты и что у него и в мыслях больше не было жениться. Бонд сказал, что это необдуманно и что люди часто женятся, даже если им не посчастливилось в первый раз; было бы бесполезно сразу вот так сдаваться.

— Я хочу, — говорит он, — выдать за тебя мою дочь, и вот она здесь. Она ничуть не хуже, чем её мать Сигрид; сейчас я хочу объявить тебе, что я повинен в её исчезновении, и теперь она моя жена и ты не можешь на ней жениться; а вот на моей с ней дочери — наоборот. Также я виновен в исчезновении овец, которых ты ищешь: для того, чтобы заполучить тебя сюда ко мне. Я та́к хочу выдать за тебя мою дочь, чтобы ты не был разочарован этим браком. И я дам тебе такое хорошее снаряжение, что ты будешь вполне доволен при расставании. Я здесь местный предводитель. Здесь в долине восемнадцать хуторов и один очень старый священник; он очень многосведущ. Каждые выходные он проводит богослужение, и тогда в церковь приходит много людей. Он обнюхивает каждого и по запаху определяет, не пришёл ли кто в долину; настолько он сведущ в колдовстве. Никому, кроме нас, нельзя увидеть тебя. У меня есть один человек, который ищет лошадей, и он должен пойти на богослужение на следующих выходных.

Затем он пригласил Оулава сесть с ним за стол, и тот принял приглашение. Походив по дому бонда, он узнал Сигрид, свою старую подругу, и они разговаривали обо всём. Оулав провёл там день; тогда была хорошая и ясная погода. Затем предводитель отвёл его на холм и показал ему всю долину, и Оулав счёл это прекрасным местом для жилья. Сталось так, что Оулав согласился на этот брак, и его обручили с девушкой. Её звали Сигрид в честь матери.

На следующий день была хорошая погода. Бонд велел оседлать двух лошадей, одну для себя, а другую для Оулава. Они ехали вдвоём, пока не прибыли к стаду овец; при них был пастух. Оулав признал там баранов бонда Эйнара. Тогда пастух отправился в путь вместе с овцами и погнал их перед собой к поселению. Они поехали дальше, пока не оказались у какой-то пещеры. Там они спешились и сделали привал. Они начали есть. Тогда бонд говорит Оулаву:

— Теперь ты знаешь, куда ехать, поскольку узнаёшь эти места; здесь мы и расстанемся. Когда придёшь домой, отдай каждому своё. Этой зимой умрёт бонд в Адальбоуле, и ту землю объявят свободной. А ты должен получить эту землю у своего хозяина в аренду, и это будет легко. Ты должен взять двух работниц, одного пастушка и двух работников и перенести туда своё хозяйство в нужное время. Затем в назначенный день приходи с семью лошадьми под вьючным седлом. Тогда ты получишь от меня приданое с женой и то, что тебе понадобится по хозяйству.

Оулав сказал, что так и будет. Затем они расстались. Оулав отправился своим путём, пока не пришёл в селение; ему там все обрадовались, и его друзья считали его вернувшимся с того света. Он сказал, что нашёл овец там и сям на пустоши. Вот шла зима, пока бонд в Адальбоуле не заболел и не умер, а его вдова не отважилась вести хозяйство и объявила землю свободной.

Однажды Оулав пришёл побеседовать со своим хозяином Эйнаром и попросил его сдать ему Адальбоуль в аренду, поскольку он хочет жениться и заниматься хозяйством. Эйнар сказал:

— Как это возможно, что ты сможешь вести хозяйство, не имея движимого имущества больше, чем есть?

Оулав сказал, что позаботится об этом. Эйнар сказал:

— Тогда ты, наверное, захочешь оставить меня.

Оулав сказал, что так и есть:

— И я хотел бы, чтобы ты помог мне и привёл в порядок всё, чего мне не хватает для ведения хозяйства.

Эйнар сказал, что так тому и быть. Вот Эйнар вручил ему арендный договор. Теперь Оулав изменил свой образ жизни так, как его раньше научил горец. Весной он переехал на ту землю вместе с двумя работницами, двумя работниками и пастухом. Затем он попросил Эйнара из Стоуринупа одолжить ему семь лошадей с вьючными сёдлами и верёвки. Это ему легко обеспечили. Оулав отправился в путь со своим пастухом, а тот был очень малодушен и глуп, пока не нашёл у пещеры в назначенном месте горца со своей будущей женой. Там собралось много людей, и пастух ужасно испугался и не осмелился приблизиться. Тогда Оулав снял сёдла со своих лошадей, пастух спрятался за ними, а Оулав встретился с горцем, и случилась там великая радость. Горец уплатил приданое своей дочери в виде скота и хороших драгоценностей. Оулав получил там сотню овец и восемьдесят годовалых овечек, десять лошадей с вьючными сёдлами и верёвками, двух верховых коней, величайшее сокровище. Там же он навьючил двадцать лошадей; то было в основном мясо, масло, сало, скир, шерсть, домашняя утварь и прочее. А прежде чем они расстались, горец молвил:

— Сейчас мы должны расстаться хуже, чем должно быть, поскольку в этот раз я не могу дать тебе больше ничего полезного. Но прежде чем ты отправишься летом в торговый посад, приходи сюда и получишь шерсть. Приезжай на семи лошадях с вьючными сёдлами. Ты должен жениться не раньше осени, и вот свидетельство о крещении твоей невесты и свидетельство о прививке от коровьей оспы1. Бережно сохрани их оба. Но если ваш приходский священник не захочет вас обвенчать, о чём я подозреваю, тогда пойди к пробсту и дай ему письмо от меня; тогда он охотно сочетает вас браком, ибо он мой школьный товарищ. Но поскольку со мной случилось некоторое несчастье, мне пришлось отправиться в изгнание. Осенью приходи сюда и получишь от меня несколько кладеных баранов на убой. Можешь затем продать мясо, которое тебе не понадобится, ведь от них тебе толку не будет. Вот восемьдесят ригсдалеров монетами, за которые ты можешь купить трёх коров. Я надеюсь, что так твоё хозяйство быстро встанет на ноги.

После этого они расстались с большой нежностью. О путешествии Оулава не рассказывается, пока он не вернулся домой со своей невестой. Он сказал, что она с востока. А пастух о том, как прошла поездка, рассказал только то, что он видел много людей и ел жирное мясо. Теперь Сигрид взяла на себя все домашние дела, и всё у неё получалось; она была достойной любви женой и хороша во всём, как и её мать. Перед уборкой сена он отправился в ту пещеру и нашёл там горца; случилась там радостная встреча. Он взял у него шерсть на семь лошадей и отвёз в селение. Он выставил эту шерсть в торговом посаде на продажу и заключил удивительно выгодную сделку. Всё у него шло так, как ему посоветовали. Священник не захотел заключать их брак. Тогда он отправился к пробсту и вручил ему письмо. Едва пробст прочитал письмо, как улыбнулся и благосклонно отнёсся к его делу. Пробст повенчал их после того, как опросил её. Она оказалась хорошо обученной христианской вере. Свадьба была великолепной. После этого Оулав отправился повидаться со своим тестем, и это случилось у той пещеры. Его тесть радушно встретил его, передал ему восемьдесят старых овец и попросил как можно скорее умертвить их. Оулав вернулся домой и забил своих кладеных баранов. Долгое время он жил на своём хуторе; тот был большим и величественным. Оулав заработал много денег и стал очень богат. Зять и тесть часто встречались у пещеры, но больше об их делах не упоминается. У бонда Оулава из Адальбоуля и его жены Сигрид было много детей, и от них в Западной Исландии пошло большое потомство. И так заканчивается этот рассказ.


Примечания

1 Ещё в древности (в Китае и Индии) практиковались методы прививания здоровым людям жидкостей больных натуральной оспой. В Европе подобные методы известны с начала XVIII в. В последней четверти XVIII в. в Англии и Германии стали замечать, что доярки, переболевшие коровьей оспой, получают иммунитет к оспе натуральной. Это натолкнуло учёных на идею прививать здоровых людей коровьей оспой. Так появились первые вакцины — методику и сам термин ввёл в 1798 г. английский врач Эдвард Дженнер.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

Редакция перевода и примечания: Speculatorius

© Tim Stridmann