Рассказ о хоуларском епископе Гвюдбранде

Sagan af Guðbrandi Hólabiskupi

Когда епископ Гвюдбранд1 только взошёл на холураский престол, он отправился в поездку на юг в Скаульхольт, и его путь пролегал через Кальманстунгу; он поставил рядом с полем палатку и заночевал там. Тогда в Кальманстунге жила бедная вдова; у неё было семеро детей, и старшую звали Хельга, ей тогда шёл девятнадцатый год; она ухаживала за домашним скотом. Утром слуги епископа отправились за лошадями, и он остался один в палатке; он вышел наружу и увидел идущее мимо палатки стадо овец, за которым следовала такая красивая девушка, что епископу показалось, будто не видел он девушек красивее, хоть она была бедно одета. Епископ поздоровался с ней и спросил ей имя; она ответила, что её зовут Хельга и она дочь вдовы из Кальманстунги. Епископ спросил, не хочет ли она войти в палатку и принять благодеяние. Она согласилась, хотя и устыдившись. Некоторое время они провели в палатке; а когда они расставались, она говорит:

— Могло случиться так, что я забеременела, и я хотела бы знать, кого мне объявить отцом.

Епископ говорит:

— Меня зовут Гвюдбранд, и живу я в Хоуларе в Хьяльтадале.

— Как мне поступить, — спрашивает Хельга, — если это произойдёт?

— Ты должна, — говорит епископ, — заботиться о ребёнке в детстве, если это будет мальчик, назови его Гвюдмюндом и отправь ко мне, когда ему будет три года. Но если это окажется девочка, назови её Гвюдрун и отправь ко мне, когда ей будет шесть лет.

Затем они попрощались, и епископ отправился своим путём.

Через девять месяцев Хельга родила крупную и красивую девочку и велела крестить её как Гвюдрун, а об отцовстве она не могла сказать ничего кроме того, что это был некий Гвюдбранд из Хоулара. Девочка жила с ней в Кальманстунге, пока ей не исполнилось шесть лет, а затем Хельга не захотела больше отягощать бедность своей матери и собралась найти отца и получить положенные за ребёнка деньги. Она отправилась в дорогу, взяв с собой дитя. О её путешествии не рассказывается, пока она не пришла в Хоулар, и тогда епископ стоял на дворе. Это было осенней порой. Епископ спросил, как её зовут и чей это красивый ребёнок. Она назвала себя и сказала, что это ребёнок её самой и какого-то Гвюдбранда, который живёт в Хоуларе. Епископ сказал, что там нет никакого другого Гвюдбранда, кроме него самого, и чтобы она не смела порочить его детьми от бродяжек.

Затем епископ вошёл внутрь, и был он разгневан. Хельга стояла плача снаружи, ей казалось, что она узнала отца ребёнка, но она не осмеливалась заявить об этом. Она уже собралась отправиться в обратный путь, но тут вышла женщина и сказала, что должна проводить её внутрь. Хельга приняла приглашение, и её провели через множество дверей, пока она не оказалась в какой-то комнате; женщина сказала, что она останется там, и заперла её.

Спустя некоторое время вошла жена епископа; она была немногословна, но внимательно рассмотрела Хельгу и ребёнка и затем ушла прочь. На следующий день хозяйка пришла и принесла ей шитьё; других людей она не видела. Хельга была очень хороша собой, и хозяйка очень восхитилась её шитью. Вот приблизилось Рождество; а в рождественскую ночь хозяйка пришла и принесла Хельге полный набор одежды алого цвета, а ребёнку она дала красное платье; затем она надела Хельге на руку кольцо с сказала, что та должна носить его. Хельга сказала, что для неё слишком унизительно надевать этот наряд или носить кольцо. Но хозяйка сказала, что она во всех отношениях достойна этого, поскольку превосходит всех девушек Северной Исландии по внешности и рукоделию, и предупредила её о своём гневе, если та не наденет платье.

В Рождество Хельга вошла в церковь вместе с женой епископа, и все восхищались её красотой и маленькой девочкой, и было много предположений, откуда эта девочка, поскольку никто её прежде не видел.

Тогда в Видинесе в Хьяльтадале жил бонд, которого звали Пьетюр. Он был богатым человеком, и у него был один сын, которого звали Бьяртни. Пьетюр был старостой в Хьяльтадале и большим другом епископа.

В рождественский вечер Пьетюр и его сын Бьяртни были у епископа; они громко веселились в комнате рядом с той, в которой была Хельга. Но когда маленькая Гвюдрун услышала в комнате за стеной шум и веселье, она открыла дверь и выглянула, но её мать тут же позвала её обратно и попросила закрыть дверь. Пьетюр сидел рядом с епископом, когда маленькая девочка высунула в дверь голову, и спросил:

— Чей этот милый ребёнок? Такого красивого ребёнка я никогда не видел.

Епископ говорит:

— Я этого не знаю, но я позволяю тебе взглянуть на него, чтобы установить отцовство.

Еписпоп открыл дверь и попросил маленькую Гвюдрун показаться; она так и сделала. Пьетюр долго её рассматривал и изучал, пока не сказал:

— Если бы я был вынужден судить о том, на кого она похожа, то она больше всего похожа ни на кого иного, кроме как на вас, мой господин, и не будь вы епископом, я бы назвал её вашей дочерью, хотя это плохо для вашего брака, ведь вы недавно женились.

— Вот как, мой Пьетюр, — сказал епископ, — ты должен был установить отцовство, и, должно быть, всё обстоит так, как ты говоришь.

Затем он поведал Пьетюру всю историю и попросил его уладить дело. Пьетюр попросил у епископа разрешения взглянуть на мать, и тот так и сделал, позвал Хельгу внутрь и велел ей пройти по комнате. Все восхищались её красотой и статью, но больше всех она понравилась Бьяртни с Видинеса, так что отныне все его мысли были о ней.

Хельга сидела в таком же одиночестве всю зиму, а весной Бьяртни вынудил своего отца взять её для рукоделия, и епископ позволил это, хотя это было не по нраву его жене. Они с Бьяртни так поладили, что следующей весной она отправилась в Видинес и вышла замуж за Бьяртни, но её дочь Гвюдрун осталась у епископа, и он любил её больше всех своих детей.

Гвюдрун воспитывалась у своего отца, пока ей не исполнилось шестнадцать лет; она была самой красивой и лучшей девушкой в Северной Исландии. Жена епископа уже умерла, и Гвюдрун управляла хозяйством в усадьбе и считалась очень выдающейся девушкой. Тогда в Хёрдюбоуле в Далире жил пробст, которого звали Торвард; он был школьным товарищем и хорошим знакомым епископа Гвюдбранда. У него был сын, которого звали Скули; он был знаменитым умельцем и жил там на соседнем хуторе, но сейчас он овдовел и был полон скорби. Его отец пытался всячески утешить его и посоветовал ему найти себе новую жену; а Скули решил, что никто не станет ему утешением, кроме епископской дочери Гвюдрун из Хоулара. Его отец считал, что это дело труднодостижимое, однако пообещал попытаться. Затем они поехали вшестером на север в Хоулар. Епископ радушно принял своего друга и школьного товарища; но когда пробст начал свататься, епископ ответил отрицательно, эта партия ему казалось слишком унизительной для его дочери. Когда же о сватовстве рассказали ей самой, она захотела этого, поскольку ей нравился Скули, и после заключения брака Гвюдрун отправилась на запад со Скули и стала управлять хозяйством. Однако это было против желания её отца. Говорят, позднее Гвюдрун раскаялась в выборе и тогда вернулась на север в Хоулар, и епископ считал, что случилось то, что он предполагал; позднее она всё же опять вернулась на запад, и впоследствии их со Скули супружеские отношения были хорошими, а их брак — счастливым до старости.


1 Гвюдбранд Тоурлакссон (Guðbrandur Þorláksson, 1541–1627) стал епископом 8 апреля 1571 г.; 7 сентября 1572 г. он женился на Халльдоуре Ауртнадоуттир, которая умерла в 1585 г. События в рассказе вымышлены, на самом деле у епископа родился в 1571 г. ребёнок от женщины по имени Гвюдрун Гисладоуттир, работницы в Хоуларе, и ребёнка звали Стейнюнн; когда она выросла, то вышла замуж за Скули Эйнарссона.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

© Tim Stridmann