Саксон Грамматик
(Saxo Grammaticus)

Деяния данов

[История Бальдера]

Фрагмент перевода «Деяний данов», опубликованного в 2017 году.

{3.2.1} Детство Хёдера и его выдающиеся качества После того как Хельго убил Ходброда, сын последнего Хёдер [был вынужден] провести 'все свои детские годы' под покровительством короля Гевара. 2 [И оказалось так, что] ещё будучи юношей телесной силой он намного превосходил всех своих молочных братьев и сверстников. 3 При этом Хёдер был наделён [также] и многими другими талантами. 4 [Так,] он был весьма искусен в плаванииi, в обращении с лукомii и цестамиiii. К тому же этот юноша был ещё и очень ловокiv: настолько, насколько это [вообще может быть] свойственно молодому человеку его возраста, а его приобретённая благодаря физическим упражнениям сила ни в чём не уступала его природным способностям. 5 Несмотря на юный возраст, он выделялся также и исключительным богатством своих внутренних дарований. 6 [Во всяком случае] не было никого более искусного, чем он, в игре на кифаре или лире, 7 а кроме того, он знал толк ещё и в игре на систре и барбитеv, 'да и вообще в игре на любом из струнных инструментов'. 8 Умея звуками музыки по своему желанию управлять человеческими чувствами, он вызывал у смертных то радость, то печаль, то сочувствие, то гнев, 9 таким образом попеременно то лаская их слух, то преисполняя их души страхом и ужасом. л. 21 об.

{3.2.2} 'Этими своими талантами юноша настолько понравился дочери Гевара Нанне, что она начала всячески добиваться его любви'. 2 Бывает же ведь и так, что девушки испытывают любовь к юношам из-за их смелости и те, кто не очень пригож наружностью, добиваются своего благодаря одной лишь отваге. 3 Многообразие причин [возникновения] любви Дело в том, что у любви, [как известно], множество путей. Одних привлекает 'красивое <лицо>1', других — отважная душа, кому-то путь к наслаждениям открывают их способности. [И если] некоторым благосклонность Венеры доставляет их учтивость, то многих других милыми [для их возлюбленных] делает имеено <блеск их славы>2. Таким образом смелые мужи очень часто наносят [девичьим сердцам] отнюдь не менее лёгкие раны, чем мужи красивые.

{3.2.3} Случилось же так, что сын Óдина Бальдер, соблазнившись видом моющейся Нанныvi, 'был охвачен беспредельной любовью к ней'vii.Красота Нанны 2 Вид стройного и изящного тела девушки сильно распалил его, а её ослепительная красота зажгла в его душе огонь. 3 Дело в том, что ничто так не возбуждает [мужскую] страсть, как [женская] 'красота'. 4 В конце концов, поскольку у Бальдера были самые сильные опасения, что Хёдер способен помешать ему, он решил прибегнуть к своему мечу и убить Хёдера, дабы затем уже ничто не смогло сдержать его любви, которая не привыкла терпеть никакой отсрочки [и требовала немедленного] удовлетворения снедавшей его страсти.

{3.2.4} Примерно в это же время, будучи на охоте, Хёдер заблудился в тумане и, блуждая по лесу, вышел к некой хижине, где жили какие-то лесные девицы. Хёдер встречает нимф Когда они поприветствовали его, назвав по имени, он спросил у них, кто они такие. 2 Те же ответили, что 'от их советов и ворожбы' более всего зависит удача на войнеviii. 3 Что часто, никому невидимые, они принимают участие в битвах, скрытно помогая своим друзьям добиваться желаемого исхода. 4 По их словам, они могли по своей прихоти как приносить победу, так и заставить потерпеть поражение; также они рассказали ему о том, как сильно Бальдер возжелал его сводную сестру Нанну, которую он увидел во время омовения. Соглашаясь, что он достоин самой злобной ненависти, они тем не менее убеждали Хёдера не объявлять ему войны, утверждая, что Бальдер — полубог и тайный отпрыск одного из небожителей. 5 Как только Хёдер узнал об этом, гостеприимный кров внезапно исчез, и Хёдер обнаружил себя стоящим под открытым небом, посреди поля и без какой-либо крыши над головой. 6 Он немало удивился столь быстрому исчезновению девиц, перемене места и тому, что дом оказался лишь видимостью. 7 Он не знал, что всё происходившее вокруг него было лишь наваждением и суетным обманом колдовского искусстваix.

{3.2.5} Вернувшись оттуда, он поведал своему приёмному отцу о том, как заблудился и оказался во власти наваждения, после чего сразу же попросил у Гевара его дочь себе в жёны. 2 Гевар ему ответил, что с величайшей радостью принял бы его предложение, если бы не боялся навлечь на себя гнев Бальдера, отказав ему. Ведь, по словам Гевара, Бальдер уже опередил его с такой просьбой. 3 Он сказал, что священное тело могучего Бальдера неуязвимо для железаx. 4 Однако, потом он добавил, что знает такой меч, которым можно убить Бальдера, но меч этот 'скрыт за самыми надёжными замками'xiЧудодейственные меч и браслет. 5 Он принадлежит лесному сатиру Мимингу3xii. 6 Также у него есть браслет, который благодаря некой чудесной скрытой силе способен увеличивать богатство своего владельцаxiii. 7 Однако, [по его словам], дорога в те места совершенно непроезжая и полна непреодолимых препятствий, 8 ведь очень непросто смертным попасть туда, ведь на большей части пути туда царят небывалой силы морозы. 9 Об упряжке оленей Поэтому, [чтобы добраться туда] он велел Хёдеру раздобыть упряжку оленей, ведь только благодаря их резвости и проворству он наверное и сможет быстро пересечь скованные стужей горные хребты [на своём пути]xiv. 10 Когда же он перейдёт их, [по словам Гевара] свой шатёр он должен будет разбить относительно солнца таким образом, чтобы именно скала с пещерой, где обычно находится Миминг, отбрасывала на него тень, тогда как сам его шатёр в свою очередь ни в коему случае не должен затемнять вход в пещеруxv, дабы непривычный мрак не помешал сатиру выйти наружу. 11 Поступив таким образом, Хёдер сможет получить и браслет, и меч, из которых один принесёт ему богатство, а другой — удачу на войне; и в конечном счёте каждый из них принесёт своему обладателю огромную пользу.

{3.2.6} Так говорил Гевар, 2 и Хёдер не замедлил воспользоваться всем тем, что узнал от него. Расположив свой шатёр в нужном месте, он стал проводить ночи в заботах о своём деле, а днём охотясь. 3 [Другими словаим] всё время бодрствуя и оставась без сна, он разделили день и ночь таким образом, чтобы одну часть времени уделять раздумьям о своих делах, а другую тратил на то, чтобы добывать пищу для тела. 4 И вот однажды, когда [почти] без сил и в подавленном от забот настроении он сидел ночью в своём шатре, по стене мелькнула тень сатира. — Одержана победа над сатиром Взяв в руки копьё, Хёдер тут же напал на него, одним ударом опрокинул л. 22 на землю, после чего, дабы тот не смог скрыться, ещё и связал его верёвкой. 5 Затем, в самых страшных выражениях угрожая ему ещё худшим, он потребовал меч и браслет. 6 Сатир незамедлительно отдал в качестве выкупа за своё спасение всё, что у него требовали. 7 Вот до какой степени жизнь была [для него] важнее любых богатств, [что, впрочем, совершенно неудивительно], ведь обычно 'для [всех] смертных нет ничего более ценного, чем их собственное благополучие'4. 8 Радуясь обретённому богатству, Хёдер отправился на родину, будучи счастлив своей пусть и не самой большой, но при этом необычайно дорогой [для него] добычей.

{3.2.7} Король Саксонии Гельдер Когда король Саксонии Гельдерxvi узнал, что Хёдер завладел этими вещами, он принялся настойчиво убеждать своих воинов отнять у него столь драгоценную добычу. 2 Воины повиновались королю и быстро снарядили флот. 3 Гевар же, будучи человеком весьма опытным в предсказаниях и обладающим даром предвидения, заранее узнал об этом и сообщил Хёдеру, велев тому во время боя терпеливо снести от Гельдера обстрел дротиками, и не метать в ответ своих копий до того, как иссякнут вражеские. Кроме того, он посоветовал использовать острые крючьяxvii, с помощью которых можно было наносить повреждения неприятельским кораблям, а также срывать шлемы и отнимать щиты у воинов. 4 Последовав его советам, Хёдер благополучно добился своей цели. 5 Объявив, что победу в этой битве одержит тот, кто проявит больше терпения, он приказал своим людям, прикрывшись щитами, выдержать первый натиск воинов Гельдера. 6 В то же время неприятель, совершенно не жалея метательных снарядов и с крайним остервенением используя их в сражении, принялся метать в него свои копья и стрелы. Впрочем, чем яростнее вели себя враги, тем терпеливее Хёдер сносил их удары. 7 Часть из копий попала в щиты, часть — в корабли, раны же воинам нанесли лишь очень немногие из них. Множество этих снарядов вообще не причинило людям Хёдера никакого вреда и пропало впустую. 8 Те же, 'исполняя приказ своего короля', встречали удары вражеских копий выстроив из щитов черепахуxviii, вследствие чего немалое число этих копий после несильного удара отскакивало от этих щитов и оказывалось в воде. 9 Когда Гельдер увидел, что весь запас его метательных снарядов иссяк и что враги подбирают его собственное оружие и с силой посылают его обратно, он велел поднять на вершину мачты пурпурный щит (что является знаком мира)xix, посчитав за лучшее сдаться в плен и тем самым сохранить себе жизнь. 10 Хёдер принял его с самым дружелюбным видом и самыми ласковыми речами, этой обходительностью покорив его не менее, чем своим воинским искусством.

{3.2.8} Король Халогии Хельго В это время король Халогииxx Хельго неотступно и при помощи многих сватов требовал у правителя финнов и бьярмов Кусоxxi выдать за него свою дочь по имени Тора. 2 Ведь, как известно, когда кому-то недостаточно собственных сил для получения желаемого, он обычно прибегает к помощи других. 3 В те времена молодые люди, желая заключить брак, имели обыкновение высказывать суть своего дела собственными словами, а Хельго был столь косноязычен, что стыдился быть услышанным не только чужими людьми, но даже и своими домочадцами. Король финнов и бьярмов Кусо 4 Любой изъян стремится избавиться от свидетелей, 5 а заложенные природой недостатки тем тягостнее, чем более явно они выражены. 6 Кусо отнёсся с презрением к посольству Хельго, ответив, что недостоин жены тот, кто, будучи недостаточно уверен в своей собственной смелости, обращается за помощью в получении желаемого к другим. 7 Узнав об этом, Хельго принялся настойчиво просить Хёдера, который был хорошо известен ему своим красноречием, помочь ему добиться своей цели, обещая Хёдеру, что охотно исполнит всё, что тот ему прикажет. 8 Тот же, тронутый усердными мольбами юноши, снарядил свой флот и отправился в Норвегию, дабы, если понадобится, силой получить то, чего не сможет добиться словами. 9 Когда Хёдер с величайшей убедительностью своего красноречия изложил дело Хельго, Кусо ответил, что хотел бы знать мнение своей дочери, дабы не показалось, что из-за своей отцовской суровости он решил всё против её воли. 10 Её позвали, и Кусо спросил, 'нравится ли ей этот жених'; когда же она сказала, что нравится, он пообещал Хельго устроить их свадьбу. 11 Вот так, благодаря очарованию своей сладкозвучной и плавной речи, Хёдеру 'удалось убедить Кусо склонить свой слух' к тому, о чём он его просил.

{3.2.9} Пока в Халогии происходило всё вышеописанное, Бальдер вооружился и пришёл в землю Гевара, намереваясь потребовать у него Нанну. 2 Тот предложил ему узнать мнение самой Нанны, и Бальдер обратился к девушке, пустив при этом в ход самые изысканные и льстивые слова. Поняв, что не сможет добиться желаемого, он стал настаивать на том, чтобы узнать причину отказа. 3 Она ответила, что не может бог сочетаться браком со смертной и что огромное различие в их природе делает невозможным л. 22 об. союз между ними. 4 Ведь даже и боги подчас имели обыкновение уничтожать такие браки, вследствие чего узы, связывавшие тех, кто был неравен [по своему положению], внезапно оказывались разорваны. 5 Не может быть прочной связь между теми, кто столь непохож друг на друга, и рядом с высоким судьба ничтожного всегда печальна. 6 Кроме того, 'богатство и бедность живут порознь', и поэтому не может быть прочной близости между блистательной роскошью и мрачной нищетой. 7 Наконец, божественное не может сочетаться с земным, поскольку между собой их разделяет огромная разница в их природе и смертные люди бесконечно далеко отстоят от славы божественного величия. 8 Так отвечала Нанна, с помощью хитрых уловок отклонив просьбы Бальдера и приведя веские доводы в пользу того, чтобы отказаться от супружества с ним.

{3.2.10} Узнав об этом от Гевара, Хёдер долго жаловался Хельго, обсуждая с ним эту наглую выходку Бальдера. 2 Не зная, что именно им следует предпринять, они проводили время, раздумывая над различными предложениями. 3 Ведь дружеская беседа в беде хотя и не прогоняет опасность вовсе, всё же помогает уменьшить печаль от неё. Битва Хёдера с богами 4 Жажда доблести возобладала в их душах над всеми прочими желаниями, и их флот вступил в бой с Бальдером. 5 Можно было подумать, что это битва людей с богами, 6 поскольку на стороне Бальдера бились Óдин, Тор и весь сонм верховных богов. 7 Казалось, в том бою человеческое войско смешалось с небесной ратью. 8 Хёдер, облачившись в своё неуязвимое для вражеского оружия одеяние, врывался в густые ряды богов и сражался с ними столь рьяно, насколько вообще смертный способен сражаться с небожителями. 9 Но и Тор, с небывалой силой орудуя своей палицей5xxii, сокрушал все встречавшиеся на его пути щиты, столь же яростно приглашая врагов нападать на себя, сколь и своих соратников призывая к себе на помощь. 10 Никакая броня не могла сдержать его натиска, 11 ни один человек не мог получить удар и остаться в живых. 12 Всякий, кто пытался отразить удар его молота, погибал. 13 Ни щит, ни шлем не выдерживали его мощи. 14 Какими бы ростом или силой ни обладал человек, ничто не могло помочь ему против Тора. 15 Победа непременно досталась бы богам, если бы Хёдер, когда его войско уже начало отступать, не выбежал бы стремительно вперёд и не перерубил бы рукоять его палицы, сделав её совершенно бесполезнойxxiii. Боги побеждены 16 Лишившись этого оружия, боги сразу же обратились в бегство. 17 Было бы трудно поверить, что боги могут быть побеждены людьми, 'если бы не свидетельства старинных преданий об этом'. 18 Впрочем, богами мы называем их в условном, а не в подлинном смысле этого слова. [Т.е.] мы называем их так, поскольку так их именовали язычники, а не потому, что они на самом деле были богами.

{3.2.11} Что же касается Бальдера, то он также обратился в бегство, [багодаря чему только] и спасся. 2 Победители либо изрубили его корабли мечами, либо утопили их в волнах. Не довольствуясь победой над богами, они с яростью обрушились на остатки их флота, уничтожая его так, словно хотели этим утолить мучившую их жажду войны. 3 Ведь, [как известно], успех очень часто усиливает заносчивость. 4 Свидетелем той битвы стала гавань, в названии которой [до наших дней] сохранилась память о бегстве Бальдераxxiv. 5 Тем временем Хёдер решил почтить роскошными похоронами погибшего в этой битве короля Саксонии Гельдера: положив его тело поверх тел его павших гребцов, он развёл под ними костёр, устроенный из кораблейxxv. 6 Их прах, точно так же как и останки самогó короля, он не только поместил в великолепный могильный курган, но и уважил полными почтения к ним похоронными обрядами. 7 После чего, дабы уже никакие злоключения не смогли помешать его планам на женитьбу, он вернулся к Гевару и насладился желанными объятьями Нанныxxvi. 8 Затем, щедро одарив Хельго и Тору, он увёз свою молодую жену в Светию, прославляемый всеми за свою победу в той же степени, в которой Бальдер был подвержен ими осмеянию за своё бегство.

{3.2.12} Тем временем лучшие люди из числа свеонов отправились в Данию платить дань, а Хёдер, которого из-за блистательных заслуг его отца местные жители почтили званием короля, 'познакомился с превратностью своей судьбы'. — Потерпев поражение в битве с Бальдером, над которым он одержал победу незадолго перед этим, он был вынужден бежать к Гевару. Таким образом, став королём, Хёдер лишился той удачи, которая сопутствовала ему, когда он был частным лицом. Бальдер одерживает победу 2 Одержав победу, Бальдер, чтобы добыть воды, которой его воины смогли бы утолить мучившую их жажду, вырыл в земле глубокую яму, откуда забил ключ с живительной влагой. 3 Всё его войско, жадно припав ртами к бьющей воде, напилось из образовавшегося источника. Бальдес Бринде 4 Считается, что его л. 23 следы сохранились в древнем названии и стёрлись ещё не полностью, хотя сам родник уже давно высохxxvii. 5 Сам же Бальдер по ночам не мог заснуть из-за часто досаждавших ему видений в облике Нанны и так сильно заболел и ослаб, что не мог стоять на ногахxxviii. 6 И потому все свои передвижения он стал совершать лишь при помощи упряжки из двух лошадей или на четырёхколёсной повозке. 7 'Столь велика была завладевшая его сердцем любовь, что из неё он оказался почти на краю могилы'. 8 Он считал, что его победа не дала ему ничего, ведь ею он не добился Нанны.

{3.2.13} Тем временем неподалёку от Упсалы в качестве сатрапа богов в этой области обосновался Фрейрxxix. Нечестивое жертвоприношение Старинный обычай жертвоприношения, коему на протяжении многих поколений следовали все народы, он переменил на другой, ещё более постыдный и ужасный. 2 Дело в том, что, совершая для богов свои мерзкие возлияния, он начал приносить им в жертву в том числе и людейxxx.

 

{3.3.1} Тем временем сначала Дания лишилась своих правителей, а вскоре после этого и [виновник этого] Хьярдвар искупил свою вину за гибель Рольво. Начал править Хёдер, 15-й король [Дании] Узнав об этом, Хёдер воскликнул, что случай доставил ему то, 'на что он сам едва мог надеяться'. 2 Ибо за какие-то свои прочие проступки был не только наказан Рольво, которого он и сам должен был бы лишить жизни за то, что его отец, как он хорошо помнит, убил отца Хёдера, но вдобавок к этому благодаря неожиданному стечению обстоятельств теперь и самому Хёдеру открылась возможность завладеть богатствами Дании. 3 Ведь если судить по справедливости и проследить родословное древо его предков, то именно ему по праву наследования и должно принадлежать королевство его дедаxxxi. 4 Воспользовавшись этим неожиданным подарком судьбы, он собрал огромный флот и занял им гавань Исёра в Сьяландии. 5 Собравшимися здесь данами он был избран королём, а немного спустя, узнав о кончине своего брата Адисла, которого ещё прежде он предложил свеям взять себе в государи, он объединил под своей властью Светию и Данию. Смерть Адисла 6 Здесь следует добавить, что конец Адисла был позорным. 7 Во время всеобщего веселья на пиру по случаю поминок по Рольво он пил столь неумеренно, что внезапно умер, заплатив таким образом за свою отвратительную невоздержанность. 8 Так что его неумеренная радость по поводу кончины другого стала причиной его собственной смерти.

{3.3.2} В то время пока Хёдер находился в Светии, Бальдер со своим флотом явился в Сьяландию, где, ссылаясь на свою славу как воина и на свой основанный на благородном происхождении исключительный авторитет, предъявил свои требования на королевский престол. Даны же с величайшей готовностью отдали ему свои голоса. 2 'Сколь же непостоянной могла быть верность наших предков!' 3 Вернувшись из Светии, Хёдёр был вынужден начать [новую] тяжёлую войну. 4 Нелёгкой же эта война оказалась прежде всего потому что оба соперника были преисполнены желания добиться верховной власти. 5 Всё закончилось бегством Хёдера, 6 который удалился в Ютию, где остановился в селении, которое он назвал своим именемxxxii.

{3.3.3} Проведя там зиму, он в одиночестве, без сопровождающих возвратился в Светию. Бальдер становится правителем [Дании] 2 Там он созвал вельмож и объявил им, что из-за постигших его неудач, когда Бальдер смог уже дважды нанести ему поражение и остаться победителем, белый свет и жизнь ему более не милы. 3 Затем он попрощался со всеми и окольной дорогой отправился в некие труднодоступные места, бродя по землям, чуждым следов человеческой жизни. 4 Ведь часто бывает, что те, чью душу охватывает безутешное горе, ищут убежища в местах отдалённых и уединённых, видя в этом как бы лекарство, которое способно прогнать прочь их тоску; они полагают, что не смогут снести свою сильную печаль, оставаясь среди людей. 5 Настолько в большинстве случаев близкой подругой для одиночества является печаль. 6 В особенности же тем, чья душа поражена губительным недугом, по душе неопрятность и мрачные одежды. 7 В прежние времена Хёдер имел обыкновение сидеть на вершине высокой горы, объявляя здесь свои решения народу, приходившему к нему за советом. 8 Теперь же, тщетно приходя туда, люди бранили бездеятельность исчезнувшего короля, терпя самые жестокие неудобства из-за его отсутствия.

{3.3.4} Нимфы и их пещера А в это время Хёдер, блуждая по диким и уединённым местам и как-то однажды проходя через какой-то необычный для смертных лес, натолкнулся на пещеру, в которой жили незнакомые девицы. 2 Как оказалось, это были те самые девицы, которые некогда подарили ему непробиваемое платье. 3 Они спросили, зачем он пришёл в эти земли, и он рассказал им о своих неудачах на войне. 4 'Осуждая их за обман', Хёдер принялся оплакивать свою печальную участь и несчастья, выпавшие на его долю, сетуя, что вышло вовсе не так, как они ему обещали. 5 Нимфы же отвечали ему, что хотя он и редко становился победителем, л. 23 об. однако всё же нанёс своим врагам урон такой же, какой и они ему, и что его войско становилось виновником побоища ничуть не реже, чем само при этом несло потери. 6 Впрочем, как сказали они, победа достанется ему, если он сможет похитить некое необычайно сладкое и приятное яство, которым Бальдер умножает свои силы. 7 И ничто не сможет помешать ему, если он завладеет тем лакомством, которое призвано увеличивать силы его недруга.

{3.3.5} После этих слов Хёдер твёрдо для себя решил, что [обязательно снова] начнёт войну с Бальдером, [причём сделает это] несмотря на то, что выступить против богов с оружием в руках и казалось делом для смертных непосильным. 2 Даже некоторые из его людей считали слишком небезопасным начинать войну с богами. 3 Однако, всепоглощающий порыв души Хёдера не оставлял места для какого-либо почтения к их величию. 4 Ведь отважным мужам далеко не всегда удаётся подчинить свою ярость рассудку, а безрассудная смелость не всегда подчиняется благоразумию. 5 Или же, вполне возможно, Хёдер полагал, что 'и у самых могущественных мужей сила далеко не всегда одна и та же' и что 'даже небольшой ком земли способен порой опрокинуть огромную повозку'.

{3.3.6} В свою очередь Бальдер призвал данов к оружию и встретил Хёдера в полной готовности. И было великое побоище. 2 Обе стороны понесли практически одинаковые потери, и ночь положила конец сражению. 3 Примерно в третьем часу тайком ото всех Хёдер отправился разузнать о том, что происходит у врага, 4 поскольку беспокойство из-за нависшей над ними опасности не давало ему уснуть. 5 Ведь часто бывает, что сильное душевное волнение не позволяет телу обрести покой, а внутреннее беспокойство не даёт человеку отдохнуть. О том, что случилось с Бальдером 6 Придя во вражеский лагерь, он увидел, что те три нимфы, которые приносили Бальдеру его тайное кушанье, покинули лагерь. 7 Последовав за ними, поскольку следы на росе указывали направление их движения, он в конце концов оказался в той хижине, где они жили. 8 Спрошенный ими, кто он такой, он ответил, что умеет петь и играет на кифаре, и тут же показал, что его слова не расходятся с делом. 9 Ибо, как только ему дали лиру, он настроил её и, перебирая при помощи плектра её струны, явил приятную для их слуха своей совершенной гармонией мелодию. 10 У них было три змеи, чей яд они имели обыкновение примешивать к явству Бальдера во время его приготовления для того, чтобы 'он стал сильнее'. 11 К этому времени из пасти змей в пищу натекло уже много яда. 12 Две нимфы из-за своего расположения к Хёдеру предложили было ему отведать это кушанье, однако старшая из них запретила им это делать, заявив, что это будет предательством по отношению к Бальдеру, если они помогут его врагу увеличить свою телесную силу. 13 На это он сказал им, что он вовсе не Хёдер, а товарищ Хёдера; 14 … ибо тогда эти нимфы сами и по доброй воле подарили ему одну изысканно украшенную перевязь и приносящий победу пояс6.

{3.3.7} Возвращаясь7 обратно по той же тропинке, по которой пришёл прежде, и встретив на своём пути Бальдера, он ткнул его своим оружием в бок, после чего так и оставил его лежать полумёртвымxxxiii. 2 Когда об этом стало известно воинам Хёдера, по всему лагерю пронёсся ликующий крик, тогда как даны сопровождали известие о судьбе Бальдера 'прилюдными изъявлениями своей скорби'. 3 Чувствуя, что ему не избежать приближающейся смерти и тяжко страдая от полученной раны, на следующий день Бальдер возобновил сражение. 4 И, пока бушевала битва, 'он приказал отнести себя на носилках к войску', дабы не вышло так, что он погибнет бесславной смертью внутри своего шатра. Сон Бальдера 5 После чего ночью перед ним во сне предстала Прозерпинаxxxiv, которая сообщила ему, что на следующий день он окажется в её объятьях. 5 Это увиденное во сне предсказание оказалось не напрасным, и к исходу третьего дня Бальдер умер от своей мучительной раны. Смерть Бальдера 7 Воины устроили ему королевские похороны и позаботились о том, чтобы возвести над его могилой курган.

{3.3.8} О чуде на могиле Бальдера Поскольку слава об этих древних похоронах ещё жива, в наши дни какие-то люди во главе с Харальдом однажды ночью пришли к этой могиле, намереваясь разыскать укрытые в ней сокровища. Однако неожиданно все они были охвачены страхом и бежали, оставив свою затею, 2 поскольку им показалось, что с самой вершины раскопанного ими холма8 с сильным грохотом внезапно хлынул мощный поток воды, массы которой, стремительно и очень быстро стекая вниз, залили все расположенные у кургана поля и затопили всё, что встречалось на их пути. л. 24 3 'Опрокинутые этими водами землекопы побросали свои орудия и разбежались во все стороны, полагая, что непременно будут затянуты в водовороты этого бурного потока', если продолжат упорствовать в этом своём начинании. 4 Таким образом, внушённый 'духами-хранителями этого места' страх, который неожиданно объял души молодых людей, заставил их позабыть об алчности и обратить все свои помыслы к тому как побыстрее спастись. Они быстро поняли, что жадностью лучше пренебречь, а в жизни куда полезнее быть более осторожными. 5 Совершенно ясно, что явление этого потока не было чем-то настоящим и что он появился не из глубин земли, а возник благодаря какому-то обману, ведь, как известно, природа не допускает, чтобы источники воды начинали сами по себе струиться из-под земли. 6 После этого все, до кого дошла молва о покушении на могилу Бальдера, оставили этот курган в покое. 7 И поэтому [до сих пор] точно неизвестно, есть ли в нём сокровища, ведь после этого Харальда из-за страха перед грозящей опасностью уже никто более не отваживался копаться в его тёмной землеxxxv.


Примечания

1 'oris': так испр. в С.-1644; в МВ.-1839: 'armorum' (красота 'доспехов'), в А.-1514: 'amor' (любовь).

2 'famae candor': так в А.-1514; в С.-1644 испр. 'formae candor' (сияние красоты). — Другое мнение было у П. Э. Мюллера: «Кто-то может возразить, что Саксон в данном случае использовал слово 'candor' для обозначения славы и известности, имея ввиду ту славу, которой добиваются благодаря подвигам и которая у скандинавов играла далеко не последнюю роль в завоевании благосклонности у прекрасного пола. Однако, в данном контексте этот оборот выглядел бы необычно, противореча общему правилу о красоте, которая делает юношей привлекательными для девушек». — Мл.

3 {Mimingo} Так в А.-1514; в С.-1644 испр.: 'Mimringo' (Мимрингу). — Персонаж по имени 'Мимрингтандт' (Mimringtandt) упомянут в «Кемпевизере» (Danske Viser fra Middelalderen 1 D. p. 100).

4 'adeo cunctis re prior est vita, cum nihil apud mortales spiritu carius exsistere soleat' ~ В.-1575, s. 4317: 'ingen ting er saa kier som liffuet' (ничто так не мило, как жизнь); ~ также: 'lífið er kostgripum kærra' (жизнь дороже всех сокровищ).

5 'clavae' (букв.: дубиной); имеется ввиду конечно же молот Тора под названием 'Мьёлнир' (Miölner, т.е. Сокрушитель).

6 Либо автор сам себе противоречит, либо мы имеем дело либо с неправильным чтением и с пропуском в тексте. Изначально по ходу повествования было совершенно ясно сказано, что упомянутые выше валькирии чётко назвали Хёдеру условие, при выполнении которого он сможет одержать победу над Бальдером. Затем же следует рассказ о встрече с тремя нимфами, во время которой подробно описывается кушание и заявляется, что Хёдер ничего не добьётся, если не отведает этого кушания. Также совершенно очевидно, что союз 'namque' (ибо) не имеет отношения к сказанному выше, и, как мы полагаем, тоже является в этом месте чем-то инородным. — Мл.

7 'repedaret' (в знач.: идти назад, возвращаться); ср. у АМ (XVII, 2.4): «не осмелились ничего предпринять и 'возвратились' обратно»; у Венанция Фортуната (IV, 20.31): «когда Христос в своём всемогуществе 'вернулся' на небеса»; у Дудо Сен-Кантенского (11): «устроив великую резню, он 'вернулся' во свояси». — Ст.

8 'montis cacumine': в данном случае речь идёт не собственно о горé (mons), а о насыпанном холме, который изначально был «курганом» (collis), и лишь в настоящее время, [спустя долгие годы], стал называться «горой» (mons). — Мл.


i О том, в чём именно по мнению скандинавов заключалось умение плавать, см. рассказ об одном случае произошедшем с Олавом Трюггвасоном в 999 г. возле Тронхейма: «В один прекрасный день люди из города отправились купаться, и те, кто был на кораблях, увидели, что один человек плавает гораздо лучше остальных. Болли сын Торлейка сказал Кьяртану, своему родичу: «Почему ты не померяешься силами в плавании с этим умельцем?» Кьяртан сказал: «Я не хочу с ним состязаться». «Куда делось твоё рвение?» — сказал Болли и сбросил одежду. Тогда Кьяртан вскочил, разделся и попросил Болли утихомириться. Кьяртан прыгнул в воду, подплыл к этому человеку, погрузил его под воду и некоторое время удерживал там. После этого они всплыли, и Кьяртан утянул его под воду во второй раз. Когда же Кьяртан хотел всплыть, незнакомец схватил его и некоторое время сам удерживал под водой. В третий раз он погрузил Кьяртана под воду и так долго держал его под водой, что тот начал задыхаться. Тогда они выбрались на берег, и этот человек спросил Кьяртана, знает ли он, с кем состязался в плавании. Тот ответил, что не знает. Незнакомец дал Кьяртану алый плащ и сказал, что теперь-то он должен узнать, с кем состязался. Кьяртан понял, что этот человек был конунгом Олавом» (Сага о Христианстве, 10). — Похожие сведения о такого рода состязаниях приводятся и у Снорри Стурлусона в его рассказе о норвежском конунге Сигурде Крестоносце (Сага о сыновьях Магнуса Голоногого, 21 и 28).

ii О примерах удивительной ловкости скандинавов в обращении с луком см. в КЗ (Сага об Олаве сыне Трюггви, 108; Сага об Олаве Святом, 21).

iii Как выяснил ещё Стефаниус, Саксон совершенно точно не был знаком с настоящими цестами, т.е. с бычьими ремнями с железными и свинцовыми скобами, которыми обматывали кисти своих рук и предплечья кулачные бойцы в Др. Риме. Древние скандинавы предпочитали бороться с голыми руками (glimr), не прибегая к какой-либо дополнительной помощи. — См. описание такого состязания в саге: «Тогда стали говорить, что пусть все-таки один из Тордов поборется с Греттиром, и Греттир сказал, что их дело решать. Тут вышел один из братьев. Греттир стоял спокойно. Торд как налетит на него, а Греттир даже с места не сдвинулся. Тут Греттир сгреб Торда в охапку, ухватил его за штаны, перевернул вверх ногами и перебросил через себя, так что тот грохнулся на обе лопатки. Тогда люди сказали, что пусть теперь выйдут оба брата разом. Сказано — сделано. Пошла тут у них борьба не на шутку, то один брал верх, то другой, но кто-нибудь из братьев все время оказывался под Греттиром, и то один то другой падал на колени, и то одному то другому приходилось плохо. Они так друг друга хватали, что все были в синяках да ссадинах» (Сага о Греттире, 72). — Мл.

iv 'Ловкостью' (agilitate), которой отличался Хёдер, Саксон называет гимнастические упражнения, которые связаны либо с бéгом (skeid), либо с прыжками (hlaup). См. об этом также у Вегеция (I, 9). — С.

v {Praeterea sistro et barbito} То что здесь может быть рассказано о систре Исиды и греческом барбите не даст нам ничего, что имело бы отношение к скандинавским древностям. Едва ли Саксон использовал эти латинские термины для того, чтобы обозначить музыкальные инструменты древних скандинавов. Скорее всего он упомнял о них лишь для того, чтобы лучше подчеркнуть выдающиеся дарования Хёдера. В соответствующих местах этого рассказа на датском языке без сомнения должны были быть использованы слова: 'fidla', 'marpa', 'saungtol', 'gigia'. — Мл.

Кифареды. - Olaus Magnus. Historia de Gentibus Septentrionalibus, p. 521.

vi {Gevari filia Nanna} В МЭ упоминается некая Нанна, о которой сказано лишь то, что она была супругой Бальдера и дочерью Непа (Видение Гюльви, 32).

vii Ср. в МЭ: «Однажды Фрейр, воссев на престол Хлидскьяльв, озирал все миры. Бросив взор на север, он увидел в одной усадьбе большой и красивый дом. А к дому шла женщина, и лишь подняла она руки и стала отпирать двери, разлилось сияние от ее рук по небесам и морям, и во всех мирах посветлело. И так отплатилась ему великая гордыня, обуявшая его на священном престоле: пошел он прочь полный печали. И, возвратясь домой, не спал он и не ел и слова ни с кем не молвил» (Видение Гюльви, 37). — Для того, чтобы сделать свой рассказ более колоритным, Саксон, по всей видимости, позаимствовал что-то ещё и из истории царя Давида, также в первый раз увидевшего Вирсавию во время омовения (2 Цар., 11: 2-3). — Мл.

viii Саксон имеет ввиду валькирий, которые в соответствии с представлениями древних скандинавов сначала сообщали герою волю Одина, суждено ли ему сегодня победить, или погибнуть, после чего ещё и сами принимали участие в битве, не останавливаясь перед тем, чтобы оказать герою прямую помощь. См. о них, например, в СЭ (Первая песнь о Хельги, 15 и сл.). — Мл.

ix О том, что валькирии умели колдовать известно также и из саг (Сага о Хедине и Хогни, 7).

x Ср. в МЭ: «Бальдру Доброму стали сниться дурные сны, предвещавшие опасность для его жизни. И когда он рассказал те сны асам, они держали все вместе совет, и было решено оградить Бальдра от всяких опасностей. И Фригг взяла клятву с огня и воды, железа и разных металлов, камней, земли, деревьев, болезней, зверей, птиц, яда и змей, что они не тронут Бальдра» (Видение Гюльви, 49).

xi Гевару у Саксона приписано то, что согласно МЭ совершил ас Локи. В саге роль этого меча играет «один побег, что зовется омелою», — его губительные для Бальдра качества были связаны с тем, что он показался Фригг «слишком молод, чтобы брать с него клятву» (Видение Гюльви, 49).

xii В «Саге о Тидреке Бернском» упоминается кузнец по имени Мимир (Mímir) из Хуналанда, благодаря которому Велент выковал себе меч 'Мимунг' (Mímungr) (Сага о Тидреке из Берна, 57 и сл.); меч Миминг (Mimming) фигурирует также и в английской поэме «Вальдере» (A, 3). Кроме того, о великане по имени Мимир рассказывается в МЭ (Видение Гюльви, 15). — Сатиры, равно как и весь сонм фавнов, персонажи совершенно чуждые для скандинавской мифологии, и здесь они появились исключительно из-за начитанности Саксона в античной литературе. Автор этого рассказа без сомнения имел ввиду одного из тех низкорослых обитателей гор, которые назывались 'цвергами' (dvergr) и 'свартальвами' (svartalfar), и относительно которых считалось, что они много что умеют и весьма могущественны. — Мл.

xiii В МЭ упоминается подаренное Óдину гномами кольцо 'Драупнир' (Draupnir), из которого «каждую девятую ночь капают … по восьми колец такого же веса» (Видение Гюльви, 49; Язык поэзии, 43); в МЭ рассказывается ещё об одном кольце, которое также было способно приумножать состояние своего владельца — оно принадлежало карлику (цвергу) Андвари, у которого вместе со всем остальным принадлежавшим ему золотом его отнял враг Бальдра ас Локи (Язык поэзии, 46).

xiv Оленья упряжка. Olaus Magnus. Historia de Gentibus Septentrionalibus, p. 34, 392.

xv Сложность заключается в том, что в большинстве стран Европы это условие невозможно соблюсти, поскольку те возвышенности, которые открыты для солнечных лучей с востока, после поворота небесного свода, когда солнце начинает клониться к закату, оказываются в тени. По всей видимости речь здесь идёт о расположенной на крайнем севере Финнмаркии, где в зимнее время солнце днём лишь ненадолго появляется над горизонтом. В этой местности поставленную задачу удастся решить, если разбить шатёр на небольшом удалении от входа в пещеру таким образом, чтобы тот, кто будет выходить из неё, имел перед глазами одновременно и шатёр, и север. — Мл.

xvi {Gelderus Saxoniae rex} Предводитель вторгшихся в Британию саксов по имени Хельдрик (Cheldericus) упоминается у Гальфрида Монмутского (История бриттов, 143).

xvii {rostratas … falces} Такой вид оружия упоминается и у Вегеция (IV, 13-14); см. также у Цезаря (III, 14): «Одно только наше приспособление оказалось очень полезным — острые серпы, вставленные в шесты и прикреплённые к ним ... Когда ими захватывали и притягивали к себе канаты, которыми реи реи прикреплялись к мачтам, то начинали грести и таким образом разрывали их. Тогда реи неизбежно должны были падать и лишённые их галльские корабли, в которых все было рассчитано на паруса и снасти, сразу становились негодными в дело». — О похожем виде оружия ('langorsfliair', т.е. длинных, прикреплённых к копьям серпах), среди прочего необходимого для сражения на море снаряжения, упоминает и автор «Королевского зерцала» (Konungs skuggsjá, p. 388).

xviii {conserta clipeorum testudine} Ср. у Аммиана Марцеллина (XXVI, 8.9): «один трибун, по имени Ализон, испытанный и умелый боевой человек, прорвал эту цепь следующим способом. Связав три судна, он соорудил над ними штурмовое прикрытие такого вида: впереди на скамьях гребцов тесно друг к другу стояли вооруженные люди, держа щиты над головами; за ними в следующем ряду стояли люди несколько пригнувшись и еще ниже — в третьем ряду, а последние должны были присесть на корточки; таким образом в целом получался вид сводчатой постройки. Машины этого рода, применяемые в осадах, строятся такой формы с тем расчетом, чтобы метательные снаряды и камни спадали по склону и скатывались наподобие дождя»; также у Исидора Севильского (XVIII, 10.2): «против балисты следует использовать 'черепаху', [т.е. такое] построение облаченных в доспехи воинов, когда их щиты [плотно] примыкают друг к другу», (XVIII, 12.6): «бывает, что черепаху [делают] и из щитов, т.е. когда их соединяют [друг с другом] наподобие изогнутого [панциря] черепахи». — Похожее построение, надо полагать, упоминается и в сагах, где оно назыется 'skjaldborg' (смыкать щиты: 'skjóti á skjaldborg') (КЗ: Сага об Олаве Святом, 206; Сага о Магнусе Голоногом, 25).

xix Ср. в «Фульдских анналах» под 882 г.: «дабы никто не сомневался в том, что они [также] стремятся к миру, норманны в соответствии со своим обычаем подняли высоко вверх [один из своих] щитов и открыли ворота крепости» (Annales Fuldenses, p. 396). О том, что русы после заключения мира с греками 'повѣсиша щиты сво" . въ вратѣхъ [Царьграда] показающе побѣду' сообщается под 6415 (907) г. в ПВЛ (Лаврентьевская летопись, стб. 32; Ипатьевская летопись, стб. 23; в НПЛ этот текст ошиб. приводится под 6430 (922) г.). — В сагах для этого как правило используется выражение: 'вывесить щит мира' (brugðit upp friðskildi; haldit upp friðskildi) (Сага о Хрольве сыне Гаутрека, 11 и 24; Сага об Одде Стреле, 9; Сага о Фридтьове Смелом, 15). Цвет щита, надо полагать, не имел значения. Впрочем, в СЭ в данном контексте упоминается именно красный щит: «Синфьётли крикнул, / вздернув на мачту / щит червленый / с каймой золотою» (Первая песнь о Хельги, 33).

xx {Halogiae} Имеется ввиду область Халогаланд (Hálogaland) на севере Норвегии, по соседству с землями финнов.

xxi {Cusonis, Finnorum Biarmorumque principis} Конунг финнов по имени Гусир (Gusir Finna konungr) упоминается и в сагах (Сага о Кетиле Лососе, 3; Сага об Одде Стреле, 4).

xxii Ср. о Мьёлнире в МЭ: «А потом он отдал Тору молот, говоря, что им можно бить, с какою он захочет силой и по любой цели, и никогда не откажет молот, и куда бы он его ни бросил, он никогда не промахнется, и как бы далеко ни залетел молот, он всегда вернется Тору в руку. И если Тор захочет, молот сделается так мал, что можно носить его за пазухой. И лишь один у него недостаток: коротковата рукоять» (Язык поэзии, 43).

xxiii Вероятно, что Саксону было что-то известно о дефекте рукояти Мьёлнира. Поэтому он представил всё таким образом, что эта часть молота стала короче из-за того, что её в сражении обрубил Хёдер. — Мл.

xxiv Как утверждает Трогилль Арнкилль в префектуре Обенро в герцогства Шлезвиг есть место, которое местные жители называют: 'Бальдерслее' (Balderslee). Последняя часть его названия созвучна исл. 'hlie' и датск. 'lae', и переводится как: 'убежище, спасение'. Т.о. Саксон или кто-то из его современников мог заключить, что некогда именно сюда во время своего бегства и хотел попасть Бальдер (Cimbrische Heyden-Religion, 1, Th. S. 103). — Мл.

xxv Обычай использовать корабль для устроения погребельного костра упоминается уже в «Беовульфе», а ткже в Эддах (Гренландские речи Атли, 103; Видение Гюльви, 49; Беовульф, 33); см. об этом также в КЗ: «Хаки конунг был так тяжело ранен, что, как он понимал, ему оставалось недолго жить. Он велел нагрузить свою боевую ладью мертвецами и оружием и пустить ее в море. Он велел затем закрепить кормило, поднять парус и развести на ладье костер из смолистых дров. Ветер дул с берега. Хаки был при смерти или уже мертв, когда его положили на костер. Пылающая ладья поплыла в море, и долго жила слава о смерти Хаки» (Сага об Инглингах, 23).

xxvi В т.н. «Первом руническом перечне королей Дании» утверждается, что женой Хоттера была некая Хильда (Series Runica regum Daniae prima, p. 27).

xxvii Саксон пишет сущую правду. В Зеландии, в одной миле от Роскилле, на ведущей в Копенгаген большой дороге есть поселение, которое до настоящего времени называется 'Бальдерсбрёнд' (Baldersbrönd). Оно знаменито одним необычайной глубины и вместительности колодцем, от которого и получило своё название. О происхождении этого колодца среди местных жителей существует предание, что он был вырыт копытом короля Бальдера, и считается источником или иначе — колодцем Бальдера. Датское слово 'brönd' и исландское: 'brunnr' переводится как 'яма, колодец'; в старину им называли ещё и любой 'водный источник'. — Мл.

xxviii Очевидно, что эти видения были того же рода, что и непристойные сновидения охватившие Горация во время его пушествия в Бриндизий (Сатиры: I, 5.83-85). — Сам сюжет, вероятно, восходит к преданию о дурных снах Бальдера, которые предвещали ему смерть и вызвали этим ужас у всех асов (СЭ: Сны Бальдра, 1 и сл.; МЭ: Видение Гюльви, 49).

xxix О том, что одним из главных центров поклонения богу Фрейру была именно Упсала рассказывается и в КЗ (Сага об Инглингах, 10).

xxx О человеческих жертвоприношениях в Упсале сообщается также и у АБ (IV, 27): «Они также имеют обычай каждые девять лет проводить в Упсале общее для всех шведских провинций торжество. От участия в этом торжестве не освобождается никто. Короли и народы, все вместе и поодиночке, отсылают свои дары в Упсалу, и, что ужаснее всего, те, которые уже приняли христианство, вынуждены откупаться от участия в подобных церемониях. Жертвоприношение происходит следующим образом: из всей живности мужского пола в жертву приносят девять голов; считается, что их кровь должна умилостивить богов. А тела этих животных развешивают в ближайшей к храму роще. Эта роща столь священна для язычников, что даже деревья её, согласно поверью, становятся божественными благодаря смерти и разложению жертв. Один христианин рассказывал мне, что видел в этой роще висевшие вперемежку тела собак, лошадей и людей, общим числом 72. А о многочисленных нечестивых магических песнопениях, которые они обычно исполняют, совершая обряд жертвоприношения, лучше будет вообще умолчать». — Впрочем, похожие обычаи были распространены в те времена по всей Скандинавии (см.: Дудо Сен-Кантенский (I, 2); Титмар Мерзебургский (I, 17), Сага о людях с Пещаного Берега, 10).

xxxi По мнению Саксона Хёдер был правнуком Хадинга и внуком Сванхвиты, дочери Хадинга и сестры Фродо. Поскольку на Рольво пресеклась череда наследников мужского пола основной ветви рода, право наследования королевской власти перешло к мужчинам из другой ветви этого рода. Всё это было следует рассматривать не как исторически достоверные сведения, а лишь как приведённое автором хроники чьё-то мнение. — Мл.

xxxii Имеется ввиду город Хорсенс (лат.: Hothersnesia).

xxxiii Согласно МЭ ас Хёд убил Бальдра во время тинга, метнув в него изготовленный из побега омелы прут, который дал ему ас Локи (Видение Гюльви, 49).

xxxiv В МЭ рассказывается о колебаниях Хель, которую асы пытались уговорить отпустить погибшего Бальдра обратно в Асгард. По словам СС Хель решила, что «надо проверить, правда ли все так любят Бальдра …. И если все, что ни есть на земле живого иль мертвого, будет плакать по Бальдру, он возвратится к асам». Лишь когда это условие осталось невыполненным Бальдр навсегда остался в царстве мёртвых (Видение Гюльви, 49).

xxxv Следует помнить, что разграбление курганов язычников осуждалось в т.ч. и христианской церковью. Ср.: «кумиры богов их сожгите огнем; не пожелай взять себе серебра или золота, которое на них, дабы это не было для тебя сетью, ибо это мерзость для Господа, Бога твоего; и не вноси мерзости в дом твой, дабы не подпасть заклятию, как она; отвращайся сего и гнушайся сего, ибо это заклятое» (Втор. 7, 25-26).

© Досаев А. С., перевод

© Tim Stridmann