Баурауд

Báráður

Жили однажды в избушке старик и старуха. У них не было детей. Им это казалось очень печальным, но они ничего не могли поделать. Они часто ссорились из-за этого и обвиняли друг друга. В конце концов между ними возник полный разлад и брань, потому что ни один, ни другой не хотел признавать, что детей у них быть не может. Тогда старик в гневе ушёл прочь, сказав, что он не даст ей жизни, если она не уберётся прочь, когда он вернётся домой.

Когда он ушёл, старуха улеглась в постель и горько заплакала, потому что любила своего мужа. Когда она подумала, что пришло время готовить обед, она поднялась и пошла принести воды из реки, что протекала недалеко от избушки. Подойдя к реке, она увидела низкого рыжебородого человека, который сидел на камне посреди реки. Он поздоровался со старухой и спросил:

— Почему ты так удручена?

Она отвечает:

— Мой муж так плохо обращается со мной из-за того, что у нас нет детей, и теперь он велел мне убираться прочь. Это меня очень печалит.

— Хочешь, я помогу тебе? — говорит он.

— Думаю, я была бы счастлива, — говорит старуха, — но я не собираюсь изменять своему мужу.

— Тебе это не понадобится, однако я помогу тебе, — говорит Рыжая Борода с ухмылкой. Сунул он тогда руку в реку, схватил там форель и вручил ей. Затем он сказал:

— Ты должна сварить эту форель и съесть, но тебе нельзя ни пить отвар, ни есть кости. Когда ты съешь форель, то понесёшь ребёнка и родишь сына. Его ты должна отдать мне, когда ему будет семь лет, и я тогда явлюсь за ним.

Старуха пообещала сделать всё, как он хочет, и на этом они расстались. Затем старуха вернулась домой с форелью, сварила её и съела. Ей она понравилась, и ей захотелось съесть кости и выпить отвар. «Ничего не может случиться, даже если я попробую отвар и погрызу кости, — подумала она. — Это, конечно, был сущий вздор со стороны Рыжей Бороды». И с этими мыслями она всё съела и выпила.

Когда это было сделано, она улеглась в постель и лежала там, пока старик не вернулся домой. Когда он увидел её, то очень разгневался и говорит:

— Ты ещё здесь, несчастная девка!

— Будь добр со мной, муженёк, потому что теперь мне кажется, что в моём положении сталось изменение, — говорит она.

— Тогда добро пожаловать ко мне, — говорит он.

Вот пришло время разрешиться старухе от бремени, и она родила мальчика, красивого и подающего надежды. Это принесло большую радость старику и старухе, и теперь у них настал полный лад, после того как в истории появилось это дитя. Оно было превосходным, и по воле родителей его назвали Баурауд. Он был их отрадой и зеницей ока. Теперь рассказывать нечего, пока мальчику не исполнилось почти семь лет. Тогда его мать очень загрустила. Отец и сын спросили, в чём причина её печали. Она долго не хотела говорить, однако сталось так, что она поведала им о рыжебородом человеке и об их сделке. Баурауд посмеялся над этим и сказал, что они могли бы порадоваться, когда отделаются от него, потому что он им лишь в тягость.

Теперь старик и старуха были очень расстроены и опечалены тем, что им приходится терять своего сына, которого они так любили.

Вот наступил день рождения. Тогда Баурауд сказал, что старику и старухе лучше всего пойти в лес сегодня, поскольку им будет, наверное, не так весело видеть, когда Рыжая Борода заберёт его с собой. А для того, чтобы они могли что-нибудь делать, он сказал им взять шерстяные простыни из своих постелей и очистить их от блох и вшей. Тогда они попрощались со своим сыном с великим горем и отправились прочь с простынями.

Когда они ушли, Баурауд вошёл внутрь и уселся на скамью, ничуть не тревожась. Через некоторое время в дверь постучали, и Баурауд подошёл к двери. Он увидел, что у наружной двери стоит низкий рыжебородый человек. Он поприветствовал Баурауда и сказал:

— Будь здоров, добрый сын!

— И ты тоже. Но я не твой сын, а старика и старухи, — говорит Баурауд.

— Да, чтоб она провалилась, эта старуха, которая выпила отвар и съела кости, потому что я ожидал, что не будет у тебя ни силы, ни ума, — говорит Рыжая Борода.

— Да будет благословенна моя мать за это, — говорит парень.

— Старик и старуха сейчас дома? — спрашивает Рыжая Борода.

— Нет, — отвечает Баурауд.

— Где они?

— Они в лесу, — говорит парень.

— Что они там делают?

— Они собирались оставить то, что найдут, а прийти с тем, что не найдут, — сказал парень.

— Прийти с тем, что они не найдут, но оставить то, что они найдут? Я не понимаю. Как ты можешь разъяснить мне это, добрый сын? — говорит мужчина.

— Я не твой сын и ничего не скажу тебе про это, если только ты не позволишь мне пожить ещё семь лет у моей матери, — говорит Баурауд.

— Этого я не могу, — говорит мужчина.

— Вот как, тогда ты ничего не узнаешь, — говорит парень. Они немного поспорили из-за этого, но кончилось тем, что Рыжая Борода позволил Баурауду пожить у своей матери ещё семь лет, если он узнает то, о чём спросил.

— Ладно, — говорит Баурауд. — Они пошли в лес со своими простынями и собирались очистить из от блох и вшей. И как ты можешь понять, они оставят то, что найдут, а вернутся домой с тем, что не найдут в простынях.

— Ох, чтоб она провалилась, эта старуха, которая выпила отвар и съела кости. Я ожидал, что не будет у тебя ни силы, ни ума, — сказал человек, уходя.

Вечером старик и старуха вернулись домой. Они несказанно обрадовались, когда увидели, что их сын всё ещё дома. Они спросили его, не приходил ли кто-нибудь.

— Как же, — говорит он. — Он приходил, этот рыжебородый человек, о котором ты нам рассказала, но он позволил мне пожить ещё семь лет у вас.

Они очень обрадовались этим новостям и пожелали, чтобы им не пришлось его увидеть.

Вот пролетели годы, без особых происшествий, пока Баурауду не пошёл четырнадцатый год, тогда старик и старуха стали очень печальны и боялись того, что теперь им придётся лишиться Баурауда. Он утешал их как мог и сказал, что они смогут порадоваться, когда он уйдёт от них, но они решительно это отвергли.

Вот наступает день рождения, когда Баурауду исполнилось четырнадцать лет. Он считался образцом для всех юношей по телесному совершенству и умственным способностям. Как можно догадаться, старик и старуха его нежно любили. Тогда Баурауд сказал своим родителям, что им лучше всего пойти в лес и провести там день, потому что им, вероятно, будет мало веселья, когда Рыжая Борода заберёт его. Кроме этого, он сказал им взять с собой их свиней. Их было одиннадцать счётом, и они обитали в хлеву под полом гостиной.

— Вам даже не понадобится выгонять их из хлева, потому что я сделаю это сам.

Когда он сказал это, то поспешил в хлев, взяв в руку большой топор. Разрубил он тогда одну свинью пополам и привязал одну половину на спину другой свинье, а вторую половину бросил в хлев. Затем старик и старуха тронулись в путь вместе со свиньями, а Баурауд в полном спокойствии уселся на скамью.

Не прошло много времени, прежде чем в дверь постучали. Баурауд вышел и увидел, что явился Рыжая Борода, с которым он беседовал семь лет назад. Он поприветствовал Баурауда и говорит:

— Будь здоров, добрый сын.

— И ты тоже, но я не твой сын, я сын старика и старухи.

— Да, чтоб она провалилась, эта старуха, которая выпила отвар и съела кости. Я ожидал, что не будет у тебя ни силы, ни ума, — говорит Рыжая Борода.

— Да будет благословенна моя мать за это, — говорит Баурауд.

— Как же ты сильно вырос, добрый сын, — сказал Рыжая Борода.

— О, не думаю, что так можно сказать, — говорит Баурауд.

— Они дома, старик и старуха? — спрашивает Рыжая Борода.

— Нет.

— Где они сейчас?

— Они утром ушли в лес.

— Чем они там заняты?

— Они пошли с десятью с половиной свиньями и собирались пасти их.

— Десять с половиной свиней, — говорит Рыжая Борода, — это невозможно. Их должно быть либо десять, либо одиннадцать. Или как ты сможешь убедить меня в том, добрый сын, что было десять с половиной свиней, с которыми они пошли?

— Я не скажу тебе этого, если только ты не позволишь мне жить ещё семь лет у моей матери, — говорит Баурауд.

— Этого я никак не могу, — молвил Рыжая Борода, — ибо тогда ты превзойдёшь меня силой.

Долго ли, коротко ли спорили они из-за этого, но наконец сталось так, что Рыжая Борода позволил Баурауду жить ещё семь лет у своей матери, если он скажет ему, как так было устроено со свиньями. Тогда Баурауд немедля побежал в свинарник, взял половину свиньи, бросил ею в Рыжую Бороду и говорит:

— Вот полсвиньи, а другую половину я привязал на спину живой свинье, так что они пошли в лес с десятью с половиной свиньями.

— Ох, чтоб она провалилась, эта старуха, которая выпила отвар и съела кости. Я ожидал, что не будет у тебя ни силы, ни ума, — сказал Рыжая Борода и кинулся прочь.

— Да будет благословенна моя мать за это, — говорит Баурауд и сидел внутри, пока старик и старуха не пришли домой. Они очень обрадовались, когда увидели Баурауда, и спросили, не приходил ли кто-нибудь. Он рассказал им, как всё было и о том, что Рыжая Борода позволил ему жить у них ещё семь лет. Радость старика и старухи была невыразимо большой этой неожиданной удаче.

Недалеко от их избушки было королевство. Баурауд часто ходил туда, потому что дома ему было скучно. Там многое представало его взору, на что ему нравилось смотреть, но больше всего ему нравилось наблюдать за всякой работой, особенно за строительством домов.

Однажды он отправился к королю и попросил его дать ему палок. Король спросил, что он собирается делать с ними. Баурауд ответил, что намерен попробовать построить из них дом. Тогда король дал ему много брёвен для дома, сколько тот хотел, и инструменты. Баурауд начал возить брёвна к своей избушке и приступил к строительству дома. Он занимался этой работой семь лет. Дом был весьма незамысловатым и маленьким, с одним окном, и наверх вели две лестницы, одна внутри дома, а другая снаружи, и они соединялись наверху в оконной раме.

Когда же прошли эти семь лет, и наступил день рождения, когда Баурауду исполнялся двадцать один год, он сказал старику и старухе:

— Теперь уж, конечно, выхода нет. Я должен буду пойти с Рыжей Бородой, когда он явится. Полагаю, лучше всего будет, чтобы вы сегодня были дома, потому что вам всё равно, увидите ли вы, как я ухожу, или нет.

Они сказали, что сделают то, что он скажет, и теперь от всей души пожелали, чтобы он их не покинул. Теперь они сели внутри и ждут.

День был уже на исходе, как постучали. Баурауд пошёл к двери и увидел, что явился Рыжая Борода.

— Будь здоров, добрый сын, — говорит тот.

— И ты тоже, но я не твой сын, потому что я сын старика и старухи, — говорит Баурауд.

— Да, чтоб она провалилась, эта старуха, которая выпила отвар и съела кости. Я ожидал, что не будет у тебя ни силы, ни ума.

— Да будет благословенна моя мать за это, — говорит Баурауд.

— Какой же прекрасный дом ты вот там построил, добрый сын! — говорит Рыжая Борода.

— Не думаю, что так можно сказать, — говорит Баурауд. — Я соорудил его на досуге и забавы ради.

— Что же ты собираешься делать с этим домом? — говорит Рыжая Борода.

— Он мне нужен для того, чтобы говорить с половиной внутри и половиной снаружи, — сказал Баурауд.

— Говорить с половиной внутри и половиной снаружи. Как у тебя это получится, добрый сын?

— Я покажу тебе. Поднимайся сюда по лестнице, — сказал Баурауд Рыжей Бороде, а сам забежал в дом и поднялся по ступенькам, что были внутри, и оказался наверху быстрее, чем человек. Когда человек поднялся к окну, то сунулся в дом. Но тут Баурауд ударил его топором поперёк спины так, что рассёк этого человека посередине, а каждая часть упала со своей стороны.

— Вот так у меня получилось поговорить с половиной внутри и половиной снаружи, — сказал Баурауд.

После этого он пошёл внутрь и рассказал старику и старухе, как обстоит дело, и попросил их помочь ему сжечь этого человека. Они обрадовались этому и очень благодарили Баурауда за этот подвиг. Затем был разведён большой костёр, Рыжую Бороду положили в него и сожгли дотла. Затем весть о случившемся разлетелась по всему королевству и дошла до ушей короля. Парень показался ему таким замечательным, что он пригласил его к себе домой и велел научить его всему тому, что тогда считалось учёностью. Это прошло благополучно. Королю очень нравился Баурауд, и сталось так, что он выдал за него свою дочь. Баурауд принял правление после смерти своего тестя и правил хорошо и долго. Королевская чета очень любила друг друга, были у них дети и внуки, и больше я не знаю эту историю.

© Тимофей Ермолаев, перевод с исландского

© Tim Stridmann