А. И. Смирницкий

177

Глава XVI
Происхождение словарного состава

§ 151. В словарном составе древнеанглийского языка могут быть более или менее четко отделены друг от друга различные исторические слои, неодинаковые по происхождению, характеру и объему. При этом в основном намечается такая группировка слов:

1) Слова, несомненно заимствованные: а) из латинского языка и, через посредничество латинского, из греческого (а также единичные слова из восточных языков, проникшие через латынь и греческий); б) из славянских и балтийских языков; в) из кельтских языков; г) из неизвестных языков.

2) Старый лексический фонд древнеанглийского языка, т. е. совокупность слов древнеанглийского языка, за вычетом указанных выше заимствований. Состав этого фонда, очевидно, также неоднородный, но различить в нем отдельные слои трудно ввиду его большой древности. Важно, однако, заметить, что относящиеся сюда слова могут быть разделены на две группы: а) слова, для которых можно найти те или иные достаточно несомненные этимологические параллели во всех германских языках, и б) слова, заключающие в себе корни, известные лишь в пределах западногерманской подгруппы языков. Слова, встречающиеся лишь в древнеанглийском, если они не являются новообразованиями или заимствованиями, единичны и (ввиду нашего относительно менее полного знания словарного состава других западногерманских языков древнего периода) не могут служить надежной основой для характеристики древнеанглийской лексики. В обеих выделенных выше группах 178 старого лексического фонда следует четко различать такие слова, которые находят в других древнегерманских языках точные соответствия, и такие слова, которые отличаются от соответствующих этимологических параллелей структурно или семантически, хотя эти структурные и семантические различия и не нарушают историческое тождество слова как цельной единицы. Выделение этих структурных и других вариантов, свойственных древнеанглийскому языку, может служить более надежной основой для характеристики древнеанглийского старого лексического фонда, поскольку для установления таковых знание всего словарного состава древнеанглийского и других германских языков не является обязательным.

Особую категорию составляют:

3) Слова не заимствованные и не старые, но образованные в сравнительно более позднее время из заимствованного или старого материала. Особенность этой категории состоит в том, что она выделяется лишь постольку, поскольку имеются б виду целые, готовые слова; но если иметь в виду только самые корни, то слова этой категории могут быть отнесены к различным перечисленным выше группам (не считая тех случаев, которые вообще неясны). Так, например, да. fiscere рыбак образовано от да. fisc рыба посредством да. суффикса -ere из лат. -ārius и, следовательно, как целое не может быть старым словом; но по своему корню fisc- оно принадлежит к старому лексическому фонду (ср. г. fisks, ди. fiskr, двн. fisc). Такие слова могут рассматриваться как примыкающие к отдельным упомянутым ранее группам, и при изучении не словообразования, но происхождения основных лексических элементов, они, вообще говоря, могут оставляться без внимания, хотя в известных случаях и приходится привлекать их в качестве вспомогательного материала (например, если более старое слово с тем же корнем не сохранилось в древнеанглийском).

Примечание: Рассматривая не совокупность древнегерманских языков, а один из них, как это имеет место в данном 179 случае, следует также иметь в виду заимствования в одних германских языках из других языков германской группы. Так, в позднем древнеанглийском появляется ряд заимствований из древнедатского и древненорвежского (например, да. cnīf > на. knife нож; да. tacan > на. take брать: ср. днорв., ди. knīfr, taka). Вместе с тем, древнеанглийские слова проникают в скандинавские языки: ср. ди. bātr из да. bāt ладья — при старом ди. beit. Кроме того, многие латинские, греческие и другие заимствования сначала входили лишь в один какой-нибудь древнегерманский язык, а затем уже из него заимствовались другими древнегерманскими языками, в частности древнеанглийским (ср. § 153).

Заимствованные слова

§ 152. Строго говоря, к заимствованным словам древнеанглийского языка следует относить лишь такие слова, которые проникли в него после V века, т. е. после того, как английский язык выделился как таковой. Конечно, уже на материке диалекты племен, впоследствии переселившихся в Британию, имели определенные особенности, отличавшие эти диалекты от других континентальных западногерманских диалектов. Однако об отдельном древнеанглийском языке можно говорить лишь тогда, когда произошло территориальное обособление носителей англо-саксонских диалектов и нарушение регулярного и общественно необходимого взаимодействия этой группы диалектов с соседними диалектами. Поэтому собственно английскими заимствованиями (заимствованиями, проникшими непосредственно в английский язык) следует считать лишь заимствования эпохи христианизации и те немногие слова, которые были усвоены англо-саксами на Британских островах от кельтов (в том числе и латинские заимствования этого периода, проникшие также из кельтских диалектов). И все же изучение заимствований в древнеанглийском языке следует начинать с более раннего времени, имея в виду специфичность проблемы заимствования, включающей в себя не только вопросы пополнения словарного состава языка за счет лексики других языков в данный 180 конкретный период, но и вопросы, связанные с уже имеющимися в языке иноязычными напластованиями за предыдущие периоды. Таким образом, в нижеследующем изложении будут учтены как заимствования V–XI вв., так и те заимствования, которые были сделаны англо-саксами еще на континенте в период, непосредственно предшествующий переселению. Вместе с тем обе категории заимствований будут четко отграничиваться от древнейших германских заимствований начала первого тысячелетия до нашей эры (из кельтских и других языков), выделявшихся в качестве заимствований лишь в германском языке-основе, но впоследствии полностью ассимилировавшихся и переданных отдельным древнегерманским языкам наравне со словами исконными.

А. Заимствования из латинского и греческого

§ 153. К наиболее позднему слою лексики древнеанглийского языка (не считая новообразований) принадлежат, главным образом, «ученые» слова, заимствованные из латыни и греческого, причем слова из греческого в большинстве случаев прошли через латынь и, следовательно, были усвоены древнеанглийским уже в качестве слов латинских (ср. § 150; там же см. и примеры).

Заимствование этих слов в древнеанглийский язык преимущественно относится к VII–XI векам.

Однако и за вычетом «ученых» слов латинского (и греческого) происхождения в древнеанглийском языке остается очень значительный слой латинских (и греко-латинских) заимствований: это так называемые народные заимствования, т. е. слова, проникшие преимущественно устным путем и рано вошедшие в общее употребление. Некоторые из этих заимствований относятся, вероятно, еще к временам Цезаря (I в. до нашей эры), основная же масса их приходится на первую половину I тысячелетия нашей эры, когда между германскими племенами и Римской империей завязались разнообразные и оживленные отношения, и затем на самой территории распавшейся империи произошло тесное массовое 181 соприкосновение германцев с местным романским населением варварских королевств. Что касается англосаксов, то бо́льшая часть латинских слов этого раннего слоя была усвоена ими еще в бытность на материке, хотя некоторое количество слов проникло в их язык также через посредство романизованного городского населения Британии. Последняя группа латинских заимствований довольно малочисленна и, кроме того, лишь с большим трудом может быть отделена от более ранних заимствований. По своему характеру эти слова в основной своей массе являются названиями сооружений и построек, оставленных римлянами в Британии.

Принадлежность латинских (греко-латинских) заимствований к числу народных очень часто выявляется в их фонетических особенностях: с одной стороны, в них нередко проявляются характерные черты, отличающие народную латынь от классической; с другой стороны, во многих случаях они имеют следы различных сравнительно ранних фонетических изменений, которым они подвергались еще в диалектах англов и саксов на континенте. Но, кроме того, они большей частью резко отличаются от позднейших «ученых» слов и по своей семантике. Тогда как сквозь слой «ученых» заимствований обычно проглядывает средневековая монастырская школа с ее грамотейством, сквозь слой народных заимствований постоянно просвечивает живая практическая деятельность и борьба.

1. В словах этого, в целом более раннего, слоя, практически в равной мере присущего всем древним германским языкам (за исключением разве древнескандинавских, где их число несколько ниже), ярко отражается огромное и разностороннее влияние римской цивилизации на материальную культуру, общественную жизнь и хозяйство древних германцев. Ср. да. pund (г. ди. дс. pund, двн. pfunt) фунт из лат. pondō фунт, первоначально «весом» (тв. пад. в таких выражениях, как libram pondō фунт весом; на. pound); — да. ynce дюйм (г. unkja мера земли) из лат. uncia 1/12 меры, дюйм, унция (на. inch); — да. mynet (двн. muniȥ, -iȥȥa) монета из лат. monēta чеканенные деньги, монетный 182 двор (на. mint монетный двор); — да. toll, toln (двн. zol) и да. tolnere из вульгарнолат. tolōnēum пошлина (вместо классич. лат. telōnium из греч. telṓnion таможня) и tolonārius сборщик пошлины (на. toll, toller); — да. cēapian (г. kaupōn, ди. kaupa, дс. kōpon, двн. koufōn) торговать, покупать-продавать из лат. caupōnāri от caupo мелкий торговец, особенно продавец вина (сюда относится на. cheap дешевый); — да. wīn (г. wein, ди. vīn, дс. двн. wīn) из лат. vīnum вино (на. wine); — да. cyrse < cierse (двн. kirsa) из лат. ceresia вишня, откуда и нфранц. литературное cerise); — да. pipor (ди. piparr, двн. pfeffar) из лат. piper перец (на. pepper); — да. senep (г. sinap, двн. senaf) из лат. sinapi, греч. sínāpi горчица; — да. cȳse < cīese*, (англск.) cēse (двн. kāsi) из лат. cāseus сыр (на. cheese); — да. cāwl (на. cole) капуста, собств. кочан, стебель является, по-видимому, более поздним заимствованием из лат. caulis, чем двн. kōl, и скорее «ученого» характера, так как лат. au передано через āw, а не через старое *aů, которое дало ēа в древнеанглийском; — да. cōc (двн. koh) из лат. cocus, coquus повар (на. cook); сюда же да. cycene (двн. kuhhīna) из лат. coquina кухня (на. kitchen); — да. cytel < cietel (г. katil(u)s, ди. ketill, двн. keȥȥil) котел, котелок из лат. catillus блюдце, catīnus блюдо (на. kettle чайник); — да. disc (двн. tisc) стол, блюдо, миска из лат. discus блюдо, диск (из греч. diskos; на. dish блюдо, нвн. Tisch стол); — да. cuppe (двн. kupf, kopf) из лат. cuppa бокал, чаша (на. cup чашка, нвн. Kopf голова, «черепок», «чашка»: ср. фр. tête голова; лат. testa черепок, глиняный горшок); — да. åmbor, -er (двн. ambar) ведро из лат. amp(h)ora (из греч. amphoreús); — да. sac(c), sæc(c), (двн. sak) из лат. saccus мешок, кошель (из древнееврейского/финикийского saq, вероятно заимствованного из Египта; на. sack мешок); — да. cist(e), cest (двн. kista) из лат. cista сундук, шкатулка (из греч. kístē; на. chest); — да. ȝim(m) (двн. gimma) из лат. gemma драгоценный камень (также древесная почка; на. gem — новое заимствование из франц. gemmе лат. gemma); — да. mūr (двн. mūra) из лат. mūrus каменная стена; — да. cealc 183 (двн. kalch, kalk) из лат. calx — вн. calcem — известь (на. chalk мел); — да. tīȝle (двн. ziagal) из лат. tēgula черепица (на. tile); — да. pāl (двн. pfāl) из лат. pālus свая, столб (на. pole шест); — да. weal(l) стена, вал из лат. vallum вал (на. wall стена); — да. ceaster город, укрепление, по-видимому, заимствованное уже на Британских островах, из лат. castra военный лагерь (на. Chester и -chester, -caster в Manchester, Lancaster и других географических названиях); — да. cearcern (г. karkara, двн. karkāri) темница из лат. carcer темница, ограда, решетка; — да. pyt(t) яма (ди. pyttr водоем со стоячей водой, двн. pfuzzi яма) из лат. puteus яма, колодец, водоем (на. pit яма, шахта); — да. myl(e)n (двн. mulīna) из лат. molīna мельница от классич. лат. mola (на. mill); — да. eosol с -оl вместо более раннего -il (г. asilus, двн. esil) из лат. asinus, asellus осел; — да. fliȝel < *fleȝel (> са. fleil) цеп из лат. flagellum цеп, в классич. латыниплеть, кнут (на. flail); — из лат. vannus веялка было заимствовано и да. fån(n) — на. fan веер, — но только несколько позднее, чем двн. wanna, на что показывает передача лат. v через f, а не через w; — вероятно также да. sicol (двн. sihhila) из лат. secula серп (к secāre резать, рассекать; на. sickle); — да. copor (двн. kupfar) из лат. cuprum медь, собств. aes cupr(i)um «кипрская бронза» (лат. Cyprus, греч. Kúpros остров Кипр; на. copper); — да. åncor (двн. ankar) из лат. ancora якорь (из греч. ágkura [aŋk-]; на. anchor); — да. stræt (двн. strāȥȥa) из лат. strāta (via) мощенная (дорога), специально военная дорога (на. street улица: впоследствии дороги застроились по обе стороны, превратившись в улицы); — да. draca дракон (ди. dreki дракон, военный корабль, двн. trahho дракон) из лат. draco дракон, также в значении военного значка (из греч. drákōn дракон; на. drake-(fly) летающее насекомое вроде мухи-поденки; но на. drake селезень, — вероятно, совершенно иное слово); — да. pīl (двн. pfīl) стрела из лат. pīlum дротик; — да. cåmp (двн. kampf) борьба, сражение из лат. campus поле сражения, поле; — да. sicor (двн. sihhuri) из лат. sēcūrus надежный, безопасный, собств. беззаботный (шотландское 184 sicker; — на. secure — новое заимствование из латыни). — Может быть еще ко времени войн Цезаря восходит заимствование да. cāsere (г. kaisar, двн. keisur) император из лат. Caesar Цезарь (позже — как титул; на очень раннее заимствование указывает передача латинского ае еще в виде дифтонга: да. a < *ai (г. ai, двн. ei < *ai), ср. § 90.

К этому слою принадлежит очень большое число заимствований в различных древнегерманских языках, в общем несколько сотен слов (около 400), из которых наиболее значительная часть известна и в древнеанглийском и древневерхненемецком. В диалекты англо-саксонских племен часть этих слов (заимствованных на континенте) проникала, вероятно, главным образом, через диалекты прирейнских германцев.

2. Некоторые слова, относящиеся к христианской религии и церкви, по своим фонетическим признакам примыкают к заимствованиям народного характера, и, возможно, что отдельные такие слова проникли в западногерманские языки еще до христианизации соответствующих западногерманских народностей. Обычно предполагается, что эти слова первоначально (в IV в.) были заимствованы готами, от которых затем (в V в., отчасти может быть в VI) они распространились к западным германцам, и в том числе к англо-саксам. Сюда относятся такие слова, как да. dēofol (двн. tiufal) из лат. diabulus или, скорее, из греч. diábolos, — вероятно, через г. diabúlus, — дьявол (на. devil); — да. enȝel (двн. дс. engil) из лат. angelus ангел, — греч. aggelos ангел, собств. вестник, вероятно через г. aggilus (на. angel перестроено по образцу старофранцузского angel < лат. angelus); — да. pāpa папа (римский) восходит непосредственно к лат. pāpa (из греч. pápa зв. пад. к papãs; ср. на. pope), но двн. pfaffo поп, по-видимому, заимствовано через г. papa из греч. papãs (откуда и стсл. ‘попъ’); — да. bisc(e)op (двн. biscof и ди. biskup из древнеанглийского или древненижненемецкого; на. bishop) в конечном счете представляет собой греч. epískopos епископ (собств. надсмотрщик), но, вероятно, это слово проникло через латинский язык (с вульгарнолатинским 185 озвончением интервокального согласного, ср. фр. eveque), а не через г. aípiskaúpus, которое в точности передает греческую словоформу; — несомненно, греческое происхождение имеет и самое название церкви в древнеанглийском (равно как и в других западногерманских, а отсюда и в скандинавских языках): да. суrice, cirice (дс. kirika, двн. kirihha, ди. kirkia) из греч. kuriakón собственно «господний», т. е. «господский (дом)» (на. church); тем не менее предполагать готское посредничество здесь трудно, поскольку в готском вместо этого слова известно только aíkklēsjō из греч. ekklēsía (хотя, по-видимому, это заимствование носит «ученый» характер, и, может быть, наряду с ним существовало в разговорном языке и иное слово); с другой стороны, так как в латинском также известно только ecclesia (из греческого), то представляется совершенно невозможным допустить латинское посредничество.

Примечание 1: К числу ранних заимствований относится также суффикс да. -ere (г. -āreis, ди. -ari, дс. -ari, двн. -āri) из лат. –ārius. Конечно, суффикс не был заимствован как отдельный элемент, но он был извлечен из ряда заимствованных слов (ср. приведенное выше да. tolnere из лат. tolōnārius при да. toln из лат. tolōnēum). На раннее выделение этого суффикса указывают такие слова с исконными корнями, как да. bōc-ere книжник (ср. также г. bōkāreis с тем же значением, laisāreis учитель) и т. п. В дальнейшем этот суффикс стал одним из самых продуктивных в английском языке (на. -er).

Примечание 2: Латинское влияние рано выразилось также в калькировании латинских слов и словосочетаний. Ср. да. Мōnan-dæȝ {ди. Māna-dagr, двн. Māna-tag) «Луны день»лат. Lunae dies понедельник (> франц. lundi; на. Monday); — да. Tīwes-dæȝ (ди. Tȳs-dagr, двн. Zies-tag) «Тиу день»лат. Martis dies «Марса день», вторник (> франц. mardi; на. Tuesday): германский бог Тиу приравнивался к римскому Марсу; — да. Wōdnes-dæȝ (ди. ōðins-dagr) «Одина/Вотана день»лат. Mercuri dies «Меркурия день», среда ( > франц. mercredi; на. Wednesday): Один/Вотан приравнивался первоначально к Меркурию; — да. þunres-dæȝ (ди. þōrs-dagr, двн. Donnerstag) 186 «Тора/Тунера день»лат. Iovis dies «Юпитера день», четверг (> франц. jeudi; на. Thursday): Тор/Тунер приведен в соответствие с римским Юпитером; — да. Frīȝe-dæȝ (ди. Friā-dagr, двн. Frīa-tag) «Фрии день»лат. Veneris dies «Венеры день», пятница (> франц. venredi; на. Friday): германская богиня Фрия — римская Венера; — да. Sunnan-dæȝ (двн. Sunnun-tag) — лат. Sōlis dies «Солнца день», воскресенье (на. Sunday; в древнеисландском — Drōttins-dagr калька с более позднего христианского dies dominicus «день господний»; ср. франц. dimanche < лат. dominica). Для субботы, — лат. Saturni dies «Сатурна день», — по-видимому, не было найдено удовлетворительного перевода: в древнеанглийском находим заимствованное Sæter(n) в сложении со словом dæȝ-(Sæter(n)-dæȝ > на. Saturday), в других языках — различные названия, не связанные с латинским. Возникновение западногерманских названий дней недели относится, вероятно, еще III–IV векам.

Б. Заимствования из славянских языков

§ 154. В древнегерманских языках имеется ряд слов, заимствованных в различное время из славянских языков. Основная масса заимствований из славянских языков падает на скандинавские языки и на готский, носители которых непосредственно соприкасались со славянами. Что же касается древнеанглийского языка, то количество славянских заимствований в нем минимальное, даже меньше, чем в других западногерманских языках, усвоивших ряд славянских слов уже после того, как произошло выделение англо-саксонских диалектов в древнеанглийский язык. Имея в виду малочисленность славянских заимствований в древнеанглийском и, вместе с тем, учитывая особую важность и сложность проблемы славяно-германских отношений, представляется целесообразным рассмотреть эту проблему в целом.

Древнейшие славяно-германские отношения настолько неясны (в виду отсутствия прямых исторических свидетельств), что интерпретация соответствующего лексического материала нередко оказывается крайне спорной: во многих случаях очень трудно или даже невозможно 187 отделить старые общие славяно-германские лексические элементы от заимствований и установить направление последних, то есть отличить славянские заимствования в древнегерманских языках от германских слов, заимствованных древнеславянскими языками (число таких слов довольно значительно, но их изучение как заимствований относится к истории славянских языков). Вопрос осложняется еще тем, что вследствие большой близости балтийских языков к славянским, иногда нельзя с несомненностью определить отношение тех или иных слов в этих языках к соответствующим словам в языках славянских и германских.

1. Некоторые слова были заимствованы отдельными древнегерманскими языками из славянских языков, по-видимому, в относительно позднее время. Ср. дшв. torgh (рыночная) площадь из друсск. ‘торгъ’ (|| стсл. ‘тръгъ’) торговая площадь, торг (ншв. torg площадь; исл. норв. torg, датск. torv, — по-видимому, через шведский); — дшв. tolker, дисл. tulkr толмач, переводчик из друсск. ‘толкъ’ (|| стсл. ‘тлъкъ’) толк, толкование, объяснение (ншв. датск. tolk; возможно, что это слово проникло в скандинавские языки через нижненемецкий: ср. свн. tolk; но это представляется менее вероятным; ср. также дшв. ншв. tolka толковать, объяснять,дшв. переводить; — снн. tolken; в каком отношении к данным словам находится лит. tulkas толмач — неясно; возможно, что оно заимствовано из средненижненемецкого); — дшв. sabel (ср. средневековое лат. sabellum), двн. zobel (XI в.) из друсск. ‘соболь’ (ншв. sobel, нвн. Zobel). Эти слова отражают раннесредневековые торговые связи между отдельными германскими народностями (шведами, немцами) и русскими славянами.

2. К числу сравнительно поздних славянских заимствований в древнегерманских языках относится, вероятно, и двн. turniz(a): ср. русск. ‘горница’ (но передача слав. g через t(d) необычна и вызывает сомнения); — может быть, также немецкое Zille/Zülle, Quark и некоторые другие слова, засвидетельствованные лишь в средневерхненемецком; ср. свн. zülle, zulle (уже в раннем 188 средневерхненемецком), quarс < twarc, twarg, русск. ‘челн’, ‘творог’; — очень возможно, что заимствование этих слов произошло еще в исходе древневерхненемецкого периода.

3. К гораздо более раннему времени относится г. plat- (вин. ед. plat, им. ед. plat* с. р. или plats* м. р.) «кусок материи», заплата из древнеюжнославянского *plāt-; ср. стсл. ‘платъ’; — дшв. palta вн. мн. куски; — ншв. palta лохмот; нн. palt(e) лоскут, заплата отражают, по-видимому, еще более раннюю звуковую форму того же корня, стсл. *polt-: ср. русск. ‘полот-но’ < *poltno (дсл. *polt- || дгерм. *fal-: г. falþan, ди. falda; да. fealdan, на. fold; двн. faldan, faltan > нвн. falten складывать, сгибать, делать складку на материи). — Очень старым должно быть также да. serkr < *sarkir, да. syrc (< sierc), serc < *sarki и syrce (< sierce), serce < *sarki- + *-ōn (суффикс n-основ) рубаха, (в Беовульфе) панцырь из стсл. *sorki-: ср. русск. ‘сорочка’ (собств. уменьшительное; русск. ч из к в результате смягчения; на. sark, ншв. särk). К этим заимствованиям из славянских языков, связанным с ткацким искусством, примыкает и дшв.ншв.) silke, ди. silki, да. siol(u)c, seol(u)c (> на. silk): ср. друсск. ‘шелкъ’ (в конечном счете — из языков Восточной Азии: ср. монгольское sirkek; отсюда другими путями лат. sericum, из которого двн. serih).

Ранним заимствованием из славянских языков является также г. plinsjan плясать, танцовать: ср. стсл. плѧсати’, русск. ‘плясать’ (стсл. ѧ русск. я из *en).

4. Резко отличается от перечисленных выше заимствований заимствование, отраженное в виде г. niþjis, ди. niðr родич; да. niþþas мн.ч. мужи (только в поэзии; первоначально — родичи, вместе выступавшие в сражении): ср. стсл. ‘нетии’ — родич, племянник. Это заимствование относится, несомненно, уже не к заимствованиям в отдельных германских языках, а к заимствованию в германский язык-основу. Передача слав. т (t) через германское þ показывает, что в ту эпоху, когда это слово проникло в германские языки, их консонантизм 189 еще не оформился в известном нам виде (в результате дальнейшего развития передвижения согласных). Сами по себе г. niþjis и т. д. и стсл. ‘нетии’ находятся друг к другу в таком отношении, что можно было бы предположить старое соответствие между ними, но этому препятствует очевидная связь их по корню с да. двн. nift внучка, племянница, (молодая) родственница || динд. napti: как видно из этого слова, f в германских языках (|| р других индоевропейских языков) не исчезало перед t, и его отсутствие в г. niþjis и т. д. непонятно; в славянских же языках р (|| герм. f) закономерно выпадало. Таким образом, очень вероятно, что г. niþjis и т. д. представляет собой исключительно древнее заимствование из славянского, заимствование не в отдельные германские языки, а в германский язык-основу.

В. Заимствования из кельтских языков

§ 155. Кельто-германские лексические отношения во многих случаях так же неясны, как и славяно-германские (ср. § 154). Поздний слой кельтских заимствований составляют отдельные слова в древнескандинавских (преимущественно западноскандинавских) языках, проникшие в эти языки в результате возникновения скандинавских поселений в VIII–IX веках на Британских островах (в Ирландии, Британии, на островах Оркнейских, Шетландских и других), где скандинавы вскоре подверглись значительному влиянию кельтской культуры. К числу таких слов, вероятно, относится, между прочим, и ди. skald скальд (ср. ирское scēl рассказ). В более раннее время некоторое количество кельтских (бриттских) слов вошло в древнеанглийский язык в связи с англосаксонским завоеванием и заселением Британии в V–VI вв. (например, да. drȳ друид, колдун; bratt плащ, cumb долина и некоторые другие); вероятно также да. dun холм>на. down. Возможно, что к кельтским заимствованиям относится также г. sipōneis ученик, последователь: в кельтских языках это слово может быть объяснено как производное от корня seq- (< *seku-) || лат. 190 sequ- в sequī следовать, так как в галльском и бриттском старое *ku закономерно превращалось в р (в германских же языках этот корень должен быть представлен как *seχw-; вполне вероятно, что он содержится в г. saíƕan, да. sēon и т. д. видеть < следить глазами < следить < следовать). Однако эта этимология г. sipōneis не является вполне основательной.

Впрочем наиболее интересны древнейшие заимствования из кельтских языков, т. е. заимствования в германский язык-основу, ставшие общегерманскими словами. В отношении этих заимствований существует наибольшее количество неясностей; наряду со словами, явно заимствованными из кельтских языков, в древнегерманских языках имеется довольно много таких слов, которые с известным основанием могут рассматриваться как кельтские заимствования, но могут быть и старыми германскими словами.

К числу таких слов принадлежат: г. andbahts, да. åmbeht, -iht, дс. ambahteo; двн. ambaht слуга; ди. ambātt ж. р. служанка; ср. кельтское в латинской передаче ambactus слуга (нвн. Amt служба, должность < двн. ambahti, производное от ambaht); — г. reiks правитель, прилагательное г. reiks (или reikeis), ди. rīkr, да. rīce, дс. rīki, двн. rīhhi могущественный, производное существительное с. р. г. reiki, ди. rīki, да. rīce, дс. rīki, двн. rīhhi власть, государство: ср. галльско-кельтское в латинской передаче -rīx, рд. ед. -rĭgis в многосложных собственных именах (например Vercingeto-rīx), дирск. rī, рд. ед. rīg правитель (на. rich, нвн. reich богатый, нвн. Reich государство). Очевидно, в ту эпоху, когда были заимствованы эти слова, у кельтов существовали более сложные социальные отношения, чем у германцев. Приблизительно к этому же времени относится, вероятно, и заимствование ди. valir, да. wealas (< wēalhas*, ед. ч. wealh), двн. wal(a)hā̌ чужестранцы (южные или западные, не германцы), романские народы, кельты (последнее значение сохранилось в древнеанглийском: ср. на. Wales Уэльс < да. Wealas). Первоначально это слово было заимствовано как название кельтского племени вольков (в латинской передаче Volcae), затем оно 191 стало применяться к кельтам вообще и затем к римлянам и романизированным народностям. Так как кельтское [k] (с в латинской передаче) отражено в этом слове в виде германского [χ] (h, которое затем в определенных случаях исчезло), то необходимо полагать, что во время заимствования этого слова древнегерманский консонантизм еще не вполне оформился: по-видимому, в ту эпоху на месте [χ] ещё произносился звук, довольно близкий к [k] (вероятно kh), тогда как на месте позднейшего [k] был звук, более близкий к [g] (вероятно, глухое или полузвонкое [g]; ср. передачу кельтск. rīg- через герм. rīk-. Также и замена кельтского o через германское a (откуда да. еа) показывает на глубокую древность данного заимствования: очевидно, в германских языках в то время еще не было o из и ближайшим к o звуком был тот, который в дальнейшем известен нам в виде древнегерманского a.

К числу несомненных заимствований в германском языке-основе относится название железа — г. eisarn, ди. īsarn, iārn, да. īsern, īren, дс. двн. īsarn, īsan: ср. кельтск. īsarno- (в латинской передаче), дирск. iarann, iarn (на. iron, нвн. Eisen). По данным археологии, германцы вступили в железный век около середины первого тысячелетия до нашей эры, причем они научились обрабатывать железо, по-видимому, у кельтов. Таким образом, очень вероятно, что название железа было заимствовано германцами у кельтов около этого времени (скорее — несколько раньше): естественно предположить, что и другие ранние кельтские заимствования появлялись в древнегерманских языках приблизительно в ту же эпоху. Следовательно, есть основания полагать, что около середины первого тысячелетия до нашей эры общегерманское передвижение согласных еще не выразилось в той системе консонантизма, которая характерна для древнегерманских языков в относительно более позднее время.

Если бы корень rīk- имел в германских языках не типичное кельтское ī в соответствии с лат. ē в rēg- (ср. лат. rex -rēg-is), но ē (в готском) и ā < *ē1 (в других германских языках, в древнеанглийском же — ē, 192 ǣ < *ā < *ē1), то можно было бы думать, что этот корень не заимствован из кельтского, но является старым германским. Очевидно, однако, могут быть и такие заимствования, которые не имеют никаких фонетических признаков заимствования. В древнегерманских языках имеется ряд слов, которые по внешнему виду и значению стоят особенно близко к кельтским, и так как сильное кельтское влияние на древнейшую культуру германских племен несомненно, то очень возможно, что эти слова являются не старыми общими лексическими элементами германских и кельтских языков, но очень ранними кельтскими заимствованиями в языках германской группы, хотя при отсутствии фонетических признаков факт заимствования и не может быть вполне установлен. К таким словам, например, относятся: г. aiþs, ди. eiðr, да. āþ, дс. ēð, двн. eid клятва (на. oath, нвн. Eid; — ср. дирск. oeth < *oitho-); — г. arbi, ди. arfr, да. ierfe, дс. erbi, двн. erbi наследство (нвн. Erbe; — ср. дирск. orbe); — ди. tūn ограда, усадьба, да. tūn огороженный поселок, город, дс. tūn, двн. zūn ограда, забор (на. town, город; нвн. Zaun забор: — ср. дирск. dūn укрепление, город, латинизированное кельтское dūnum в географических названиях, как Ver-dūnum Верден и т. п.).

Примечание: Ряд древнегерманских имен собственных также представляют собой, вероятно, или прямые заимствования из кельтского, или кальки кельтских образцов: ср. герм. Segi-mērus, кельтск. Sego-māros собственно «Победослов» (оба — в латинской передаче; нвн. Siegmar); — латинизированное г. Teude-rīcus Теодорих, ди. þiōd-rekr, двн. Diot-rīh — латинизированное кельтское Teuto-rīx собственно «Народоправитель» (нвн. Dietrich). Однако многие подобные имена были образованы в более позднее время и лишь по общему своему типу и отдельным составным частям примыкают к группе старых кельто-германских имен (ср. такие имена на -rīk-, как латинизированное г. Ermana-rīcus Германарих. правильнее Эрманарик, ди. Eirekr Э(й)рик, да. Aelf-rīc Эльфрик, двн. Fridu-rīh Фридрих и другие).

193

Г. Заимствования из неизвестных языков

§ 156. Ранние заимствования в древнегерманских языках, среди которых имеется некоторое количество заимствований в германский язык-основу, включают и такие, источники которых не могут быть указаны с достаточной определенностью. Но большей частью все же имеются те или иные данные относительно происхождения этих заимствований из Восточной Европы или Передней Азии.

Сюда относятся, например, ди. hampr, да. hænep, двн. hanaf конопля (на. hemp, нвн. Hanf): ср. русск. ‘конопля’, греч. kánnabis, лат. cannabis, которые также являются заимствованными (так, грекам конопля стала известна лишь во времена Геродота, V в. до нашей эры); — г. paida, да. pād, дс. pēda, двн. pfeit одежда (нвн. баварск. Pfaid рубашка): ср. диалектальное греч. baítē пастушеская одежда из (козьей) шкуры (возможно — фракийского происхождения). По своей семантике эти слова, вошедшие в германские языки с востока, естественно сближаются с несколько более поздними заимствованиями из славянских языков, также относящимися к одежде (см. § 154).

Дс. arut, двн. aruz, aruzzi (>Erz) руда и производное от того же корня дшв. örtugh, artogh, днорв. ørtog монета (1/24 марки), возможно, в конечном счете происходят из шумерского urud медь. Вероятно так же, как и название серебра г. silbur, ди. silfr, да. siolufr, seolfor, дс. silubar, двн. sil(a)bar (на. silver, нвн. Silber) является древним заимствованием из неизвестного восточного источника (ср. русск. ‘серебро’, стсл. ‘сьребро’, литовск. sidabras; в других индоевропейских языках — иные обозначения этого металла). Старые торговые связи с Востоком, по-видимому, отражаются в да. рæþ, двн. pfad путь, дорога (на. path, нвн. Pfad; если это слово действительно заимствовано из скифского или вообще какого-либо иранского языка: ср. авестийское þaθ путь.

Как видно из приведенных примеров, некоторые из упомянутых слов, хотя и не вполне ясного происхождения, 194 следуют закономерностям общегерманского передвижения согласных и, таким образом, должны быть отнесены к числу древнейших заимствований; другие же, возможно, сохраняют консонантизм тех языков, откуда они были заимствованы, в неизмененном виде (да. pæþ; г. silbur и т. д.) и поэтому они могут быть названы сравнительно более поздними, хотя вполне вероятно, что и они значительно старше всех греко-латинских заимствований.

К числу заимствований из неизвестного источника относится также ди. plōgr, да. plōh, plōȝ, днн. plōg, двн. pfluog плуг (в древнеанглийском известно лишь в значении участок пахотной земли; на. plough, нвн. Pflug; с этим словом этимологически связано и русск. ‘плуг’). В данном случае вероятно южное происхождение, а именно — из языка ретийцев, т. е. туземного неиндоевропейского населения Ретии (Реции, римской провинции, расположенной в Альпах непосредственно к северу от Италии): ср. ретийское plōvum колесный плуг, известное нам в латинской передаче (Плиний). Это заимствование во всяком случае относительно по́зднее. Раньше всего оно появляется в древневерхненемецком (еще в долитературную эпоху, на что указывает отражение в нем верхненемецкого передвижения согласных); в Англии же plōȝ, plōh засвидетельствовано лишь с XI века.

Старый лексический фонд древнеанглийского языка

§ 157. В любом древнегерманском языке имеется большое количество таких слов, которым находятся те или иные этимологические параллели в древнеанглийском языке. Это непосредственно связано с тем, что все они составляют одну языковую группу. Однако отношения между сопоставляемыми словами древнеанглийского языка, с одной стороны, и других германских языков, с другой стороны, далеко не всегда одинаковы. Важно обратить внимание на следующие случаи, 195 временно оставляя в стороне собственно семантические отношения.

§ 158. 1. Нередко между соответствующими словами древнеанглийского и других германских языков не наблюдается никаких различий, которые выходили бы за пределы закономерных фонетических и морфологических особенностей каждого данного языка. В таком случае между соответствующими словами имеется отношение полного этимологического тождества: такие слова с этимологической точки зрения совершенно одинаковы и представляют собой одну и ту же лексическую единицу в составе древнеанглийского и остальных древнегерманских языков.

Ср. да. dæȝ || г. dags, рун. дск. dagaʀ, ди. dagr, дс. dag, двн. tag о-основы м. р. день; — да. mid(d) || г. midjis, ди. miðr, дс. middi, двн. mitti прил.jo-основы средний; — да. eahta || г. ahtau, ди. ātta, дс. двн. ahto несклоняем. числ. восемь; — да. beran || г. baíran, ди. bera, дс. двн. beran сильн. гл. IV кл. нести; — да. lecȝan || г. lagjan, ди. leggia, дс. leggian, двн. leggen слаб. гл. I кл. класть; — да. hēr || г. ди. дс. hēr, двн. hiar нареч. здесь.

Различия между древнеанглийским и другими германскими языками в этих примерах сводятся к различиям в истории тех или иных звуков в отдельных языках. Так, например, г. dags, рун. дск. dagaʀ, ди. dagr, дск. dag, двн. tag имеют старое a, но и æ в да. dæȝ произошло из (ср. § 88); в рун. дск. dagaʀ руна d по-видимому обозначает [ð], но и г. ди. да. и дс. d отражают старое , а в древневерхненемецком из старого обычно получалось t, чем и объясняется одна из основных особенностей древневерхненемецкой словоформы tag. Подобным же образом объясняются и прочие особенности каждой из приведенных словоформ (ср. соответствующие разделы древнеанглийской фонетики). Если, однако, взять то же самое слово по различным древнегерманским языкам в различных падежных формах, то обнаружатся и некоторые морфологические различия между языками (рд. ед. г. dagis, 196 рун. дск. dagas и т. п.). Но поскольку эти различия касаются не только данного индивидуального слова, но всего грамматического типа, к которому это слово относится (о-основы м. р.), и при этом данный грамматический тип в общем остается одним и тем же в разных языках, постольку такие различия не разрушают тождественности слова (как лексической единицы) в составе разных языков.

§ 159. 2. Во многих случаях сопоставляемые слова древнеанглийского и остальных германских языков обладают в отдельных языках (или во всех из них) фонетическими или морфологическими особенностями, которые не могут быть сведены к общим различиям между соответствующими языками в фонетике и морфологии, но отличают именно данные слова как таковые. Отношение между сопоставляемыми словами в таких случаях может быть определено как отношение между структурными фонетико-морфологическими вариантами одного и того же слова, если имеющиеся различия не отражают каких-либо существенных различий в семантике.

Это общее отношение выступает во множестве разновидностей соответственно тому, в каком структурном моменте слова проявляется его особенность в сопоставляемых языках.

а) Особенности по отношению к системе лексико-грамматических категорий. Преимущественно такие особенности наблюдаются в грамматическом роде слова.

Ср. да. nåma имя n-основы мужского р. (также и дс. двн. namō), но г. namo n-основы среднего р.; — да. bt o-основы мужского р. ладья, но ди. beit o-основы среднего р.; — да. beorh гора o-основы мужского р. (также двн. berg), но ди. biarg, berg o-основы среднего р.; — да. ende конец jo-основы мужского р. (также г. andeis, ди. endir, дс. endi), но двн. enti jo-основы среднего р. (но также и мужского).

б) Особенности, состоящие в различии основообразующих элементов.

197

Ср. да. feoh o-основы с. р. деньги, имущество, скот, но г. faíhu, ди. fē — рд. ед. fiar, дс. feu, двн. fihu u-основы с. р.; — да. fōt корневые основы нога, но г. fōtus u-основы, дс. fōt, двн. fuoz i-ocновы (лишь редко встречаются формы с корневыми основами); — да. eorðe земля n-основы ж. р., но г. aírþa, дс. erda, двн. erda, ā-основы ж. р., ди. iorð смешанные ā/i-основы ж. р.; — да. trīewe, дс. triuwi, двн. triuwi, прил. jo-основы верный, надежный, но г. triggwa (w)o-основы; — да. heard o-основы твердый, крепкий (также ди. harðr, дс. hard, двн. hart), но г. hardus прил. u-основы; — да. sittan, licȝan jo-основы в настоящем в р. сидеть, лежать (ди. sitia, liggia, дс. sittian, liggan, двн. sizzen, liggen), но г. sitan, ligan o-oсновы в настоящем времени.

в) Особенности, определяемые наличием разных словообразовательных суффиксов, одинаковых по значению.

Ср. да. steorra n-основы м. р. с r-суффиксом, но двн. sterno n-основы м. р. с n-суффиксом — оба в значении звезда.

Случаи этого типа не всегда могут быть четко отделены от случаев, приведенных в пункте (б), так как суффикс может представлять собой или включать в себя и основообразующий элемент. Так, например, -n- в да. eorðe < * erþōn (в косвенных падежах eorðan < *erþōn- или * erþan-) является основообразующим элементом и вместе с тем суффиксом *-en/an/n/ēn/ōn. Но в таких случаях, как да. steorra — двн. sterno, отличные друг от друга суффиксальные элементы (-r- и -n-) находятся внутри основы и не имеют отношения к образованию грамматического типа основы, в данном примере — основ на -n-.

г) Особенности в звуковом строении основы, обусловленные старым чередованием гласных, чередованием согласных по закону Вернера и другими явлениями, выходящими за пределы истории фонетической и морфологической системы данных языков как таковых.

Ср. да. ceorl с ео<е в корне мужчина (незнатного рода), но ди. karl, двн. karal с a в корне; — да. 198 tōþ с ō < *an, дс. tand, двн. zan(d) со старым a в корне зуб, но г. tunþus с ; кроме того, с различием в типе основы по отдельным языкам, ср. выше (б); — да. bit(t)or с i горький (также да. bitr, дс. двн. bittar), но г. baitrs с ai; — да. hwǣr с ǣ < < (также дс. двн. hwār, с ā < *ē) где, но г. tuar, ди. ƕar с a; — да. būȝan со старым ū в корне сгибаться, склоняться, но г. biugan, двн. biogan, со старым *eů; — да. hīeran с r < *z слышать (также ди. heyra, дс. hōrian, двн. hōren), но г. hausjan с s; — да. findan с nd < *nð (также дс. findan наряду с fīðan), но г. finþan, ди. finna с nn < *nþ, дс. fīðan с īð < *inþ (< *enþ), двн. findan с nd < *nþ; — в некоторых случаях с неясным соотношением: ср. г. mizdō — дс. mēda, двн. miata с ia<ē2 мзда; в древнеанглийском оба варианта корня: да. meord|| г. mizd- и да. mēd || дс. mēda, двн. miata.

Особенно часто наблюдаются различия в суффиксах, основанные на чередовании гласных, которое в этих случаях иногда значительно отличается от обычного старого чередования.

Ср. да. ēðel (< * ōþil-) наследственная, родовая земля (также дс. ōdil), но да. ōðal, двн. uodal; — да. cyninȝ (также дс. двн. kuning) король, князь, представитель рода, но ди. konungr; — да. hēafod, -ud голова (также ди. haufo, -u), но г. baubiþ (-þ<[-ð]).

Само собой разумеется, что различные особенности могут сочетаться в том же самом слове: ср. выше (п. „г“.) г. tunþus — да. tōþ (корневая основа), дс. tand, двн. zan(d) (склонение по образцу i-основ), где различие в огласовке корня сочетается с различным грамматическим оформлением, а если привлечь сюда же ди. tǫnn < *tanþůn (первоначально вн. пад.) женского рода, то и с различием в роде, так как в остальных древнегерманских языках это слово выступает как слово мужского рода.

В некоторых случаях подобные различия могли возникнуть сравнительно поздно в процессе формирования соответствующих древнегерманских языков. Так, например, очень вероятно, что слово, обозначающее зуб (да. tōþ), первоначально во всех германских языках было 199 словом с корневой основой (как в древнеанглийском и отчасти в древнеисландском), так как вообще склонение корневых основ перестраивалось по образцу других, более распространенных типов, и пути этой перестройки, в основном, довольно ясны. Кроме того, это слово широко известно с корневой основой и в других индоевропейских языках: ср. лат. dens < *dents, рд. ед. dentis; греч. odoús < *odónts, рд. ед. odontos; динд. dan < *dant, вн. ед. dántam, рд. ед. dátas. Но во многих случаях различия между отдельными древнегерманскими языками в строении того или иного слова несомненно существовали уже в древнейшую эпоху. Так, например, различия в огласовке между г. tunþus и тем же словом в древнеанглийском tōþ и других древнегерманских языках очевидно является старым: ср. различие в огласовке латинской основы dent- и греческой odont-.

§ 160. 3. Довольно часто древнеанглийские слова могут быть сопоставлены со словами других германских языков столь несхожими и столь отдаленными друг от друга, что их никоим образом нельзя считать только вариантами одних и тех же слов, но необходимо признать совершенно отдельными, различными лексическими единицами, сближаемыми лишь постольку, поскольку в них содержатся общие корни. Они могут представлять собой разные части речи, относиться к различным семантическим категориям, а при близости значения — существенно расходиться по своему внешнему виду, по своей звуковой оболочке. Отношение между сопоставляемыми словами разных языков в подобных случаях может быть определено как отношение между самостоятельными словами, составляющими одну этимологическую семью. Очевидно, что случаи этого типа иногда не могут быть резко отграничены от рассмотренных выше в разделе 2, но большей частью все же различие между теми и другими выступает вполне четко.

Ср. да. beorh гора (также и ди. biarg, дс. двн. berg), но г. baírgahei гористая местность (со сложным суффиксом -ahein-);-да. sele жилье, палата (также ди. 200 salr, дс. Сен. seli, двн. sal), но г. saljan находить убежище, пребывать; — да. ēce < ēci вечный, но г. ajukduþs вечность; — да. beran нести (также дс. двн. beran), также родить, но г. bērusjōs родители.

Особо следует заметить такие случаи, когда могут быть сопоставлены только отдельные составные части сложных слов или простое слово в одном языке и одна из частей сложного слова в другом.

Ср. да. on-ȝinnan начать, начинать, но г. du-ginnan, дс. двн. bi-ginnan, где основные части совпадают, приставки же совершенно различны; — да. sǣd (ди. sāð, дс. sād, двн. sāt) посев, но г. mana-sēþs человечество, собственно «человекопосев»; с другой стороны, двн. mana-heit человечество, собственно «человекосостояние» полностью совпадает с г. mana-sēþs лишь в первой части, которая представляет собой основу mana- человек, Отличную от более распространенной основы mann- — с тем же значением.

§ 161. 4. Наконец, в древнегерманских языках нередко встречаются и такие слова, которые известны только в одном языке (иногда в древнеанглийском) и не имеют даже отдаленной этимологической связи с какими-либо словами других языков германской группы. В ряде же случаев отношение между сходными словами, принадлежащими к разным языкам, настолько неясно, что наличие этимологической связи между ними представляется лишь более или менее вероятным или даже сомнительным: ср. да. bēam (также дс. bōm, двн. boum), деревог. bagms, ди. baðmr; — да. lȳtel маленький (также дс. luttil, двн. luzzil и liuzil), но г. leitils, ди. lītill.

Наряду с различием между древнеанглийскими словами и словами в других германских языках во внешней структуре слова, нередко наблюдаются различия между ними в значении, а также и в употреблении. Если различие в значении совпадает с различием в звуковой оболочке, то сопоставляемые слова разных языков уже не могут рассматриваться как только варианты той же самой лексической единицы: поскольку 201 семантическое различие внешне выражено или, иначе говоря, поскольку различие в звуковой оболочке соответствует различию в значении, постольку сопоставляемые слова двух или нескольких языков представляют собой разные лексические единицы, между которыми имеется лишь та или иная этимологическая связь. Таким образом, о различии в значении одного и того же слова можно говорить обычно только тогда, когда сопоставляемые слова или совершенно тождественны между собой с этимологической точки зрения (§ 158, 1), или различаются лишь такими чертами, которые в одном из двух сравниваемых языков вообще не используются для семантической дифференциации слов (ср. ниже, примечание к § 163).

§ 162. Встречаются самые разнообразные случаи семантических различий между одними и теми же словами в древнеанглийском и в других германских языках.

Ср. да. cwen жена, но также королева (на. queen королева): последнее значение — из сочетания да. суninȝes cwēn короля жена, но г. qēns, ди. kuǣn, kuān, дс. quān в значении жена (в других языках иные слова для королевы: ди. drōtting к ди. drōttinn предводитель дружины || да. dryhten господин; двн. kunigin к kuning король || да. cyninȝ); — да. tæȝl хвост (с тем же значением в двн. — zagel), но г. tagl волос; ди. tagl лошадиный хвост (со значением волос, волосы также используется: ди. дс. hār, да. hǣr, двн. hār); — да. sār (также г. sair, дс. двн. sēr) боль, но ди. sār рана (в других языках рана: г. wundufni — да. wund, дс. wund двн. wunta ди. und- — синоним к ди. sār); — да. scuwa (также ди. skuggi, двн. scuwo) тень, но г. skuggwa зеркало (ср. ди. skugg-sia и двн. scū-char зеркало; в готском тень: skadus u-основы м. р. ср. да. sceadu wā-основы ж. р., двн. scato wo-основы с. р. с тем же значением); — да. scaða, sceaða (также дс. skado) наносящий ущерб, разрушитель, отсюда в древнеанглийской поэзии также воин, враг, но ди. skaði ущерб; двн. scado ущерб и наносящий ущерб, враг; — да. eofor (также дс. ebur, evur, двн. ebur) вепрь, кабан, но ди. iǫfurr 202 князь, витязь — один из многочисленных синонимов для этого понятия в поэтическом языке; — да. ierre, iorre гневный, но дс. irri гневный, раздосадованный; г. aírzeis и двн. irri сбившийея с толку, введенный в заблуждение, ошибочный и т. п.; — да. ēadiȝ (также двн. ōtag) богатый, счастливый, но ди. auðugr, -igr богатый, состоятельный; — да. drīfan (также г. dreiban, дс. drīƀan, двн. trīban) гнать, приводить в движение, но ди. drīfa нестись, мчаться, стремиться, влечься; — да. draȝan тащить, тянуть, но г. дс. dragan и двн. tragan нести, носить, выдерживать (двн.), привлекать; ди. draga также тащить, тянуть.

§ 163. Кроме того, как было сказано выше, те же самые слова могут иметь неодинаковое употребление в различных языках. Так, например, обычное для древнеанглийского языка слово может быть в другом языке специально поэтическим: ср. да. wīf (также дс. wīf, двн. wīb) женщина, жена, но ди. vīf с тем же значением, но лишь в поэтической речи; — наоборот да. wine (также дс. двн. wini) друг характерно для поэзии, а ди. vinr является обычным словом (в обыденном же употреблении — да. frēond || г. frijōnds, дс. friund, двн. friunt друг, собственно «любящий»); — поэтическое да. ȝåmel, -ol старый, престарелый (наряду с обычным да. eald старый), но ди. gamall старый — обычное слово.

Примечание. В отдельных древнегерманских языках в словах, соответствующих древнеанглийским, суффиксы могут иметь различную огласовку: ср. ди. -ag-, -ig-, -ug- — один из суффиксов, образующих прилагательные. Если в данном языке варианты суффиксов с различной огласовкой совершенно равнозначны, — как в приведенном выше примере, — то при сопоставлении слова, содержащего такой суффикс, с соответствующим словом другого языка с точки зрения семантики огласовка суффикса может не приниматься во внимание. Поэтому, например, ди. auðugr, auðigr может быть сопоставлено с да. ēaðiȝ. как если бы в этом слове огласовка суффиксов в древнеисландском языке вполне совпадала с его огласовкой в древнеанглийском.

203

Распределение этимологических параллелей
по языкам германской группы

§ 164. 164. Различные слова, сохраненные древнеанглийскими памятниками, имеют различное распространение в других языках германской группы. Многие слова распространены во всех других достаточно известных нам древнегерманских языках и в этом смысле условно могут быть названы общегерманскими. Но имеется значительное количество и таких слов, которые встречаются только в языках западногерманской подгруппы языков или в двух подгруппах: ср. да. mōder, -or (дс. mōdar, двн. muoter, -ar) мать, ди. mōðir, в готском отсутствует; — да. wīf (дс. wīf, двн. wīb) женщина, жена, ди. vīf (только в поэзии) также отсутствует в готском; — да. bāt, ди. beit ладья, отсутствует в готском и даже в других языках западногерманской подгруппы; — да. cǣȝ, cǣȝe ключ — нет в остальных языках, кроме фризского (фризск. kai, kei).

Во многих случаях отсутствие какого-либо слова в том или другом древнегерманском языке (собственно, в памятниках данного языка) является случайностью, т. е. зависит только от скудости материала, которым мы располагаем. Из важнейших древнегерманских языков это в особенности касается готского и древнесаксонского и, в наименьшей степени, — древнеисландского (ср. § 138). Однако, несомненно, многие слова отсутствуют в письменных памятниках потому, что их действительно не было и в самом языке, которому принадлежат эти памятники. Сферу распространения некоторых слов можно определить с достаточной уверенностью, и таким образом могут быть установлены известные характерные различия между отдельными языками в отношении лексического состава.

§ 165. К числу древнеанглийских слов, имеющих наибольшее количество этимологических параллелей в Других древнегерманских языках и условно обозначаемых как общегерманские, относится много таких, которые по всем языкам представляют собой вполне 204 тождественные лексические единицы, но немало таких которые в разных языках представлены различными структурными вариантами (см. выше, §§ 157163).

Ср. следующие слова:

1. (тождественные)

да. другие западногерманские языки ди. г.
дс. двн.
dæȝ dag tag dagr dags день
stān stēn stein steinn stains камень
fisc fisk fisc fiskr fisks рыба
ȝiest gast gast gestr gasts гость
sunu sunu sunu sunr sunus сын
word word wort orð waúrd слово
scip skip scif skip skip корабль
wīn wīn wīn vīn wein вино
ȝōd gōd guot gōðr gōþs добрый
rēad rōd rōt rauðr rauþs красный
ȝeonȝ jung jung ungr juggs юный
lånȝ lang lang langr laggs долгий
mid(d) middi mitti miðr midjis средний
eal(l) al al allr alls весь
ōðer āðar andar annarr anþar другой
ic ik ih ek ik я
þū̆ thū̆ dū̆ þū̆ þu ты
hwæt hwat (h)waz huat ƕa что
ān ēn ein einn ains один
eahta ahto ahto ātta ahtau восемь
niman niman neman nema niman брать
beran beran beran bera bairan нести
helpan helpan helfan hialpa hilpan помогать
ståndan standan stantan standa standan стоять
1есȝan leggian leggen leggia lagjan класть
witan witan wiȥȥan vita witan знать
nū̆ nū̆ nū̆ nū̆ nu ныне
hēr hēr hiar hēr hēr здесь
205

2. (в различных вариантах)

да. другие западногерманские языки ди. г.
дс. двн.
eorðe erda erda iorð aírþa земля
heofon heban
himil
himil himminn himins небо
cwene quena quena kona qinō женщина
hēafod hōbid houbit haufuð haubiþ голова
ēare ōra ōra eyra ausō ухо
wæter watar waȥȥar vatn watō вода
trīewe triuwi triuwi tryggr triggws надежный
еnȝe engi engi ǫngr aggwus узкий
fiern* fern firni forn fairneis
fairns
прежний
cwicu
cucu
quick quec(k) kuikr
kykr
qius живой
ȝē̆ gi ir ēr jūs вы
fēowor fi(uw)ar fior fiōrir fidwōr четыре
twelf twelif zwelif tolf twalif двенадцать
cuman cuman queman
cuman
coman
koma quiman приходить
tredan tredan tretan troða trudan ступать
licȝan liggian liggen liggia ligan лежать
maȝan mugan* magan
mugan*
mega magan мочь

§ 166. Среди древнеанглийских слов, имеющих этимологические параллели лишь в некоторых известных нам древнегерманских языках, особое внимание привлекают к себе те слова, границы распространения которых совпадают с пределами западногерманской подгруппы, но интересны также и те, которые, кроме западногерманской подгруппы, распространены лишь в одной другой подгруппе (скандинавской или восточногерманской).

206

Ср. следующие слова:

да. другие западногерманские языки ди. г.
двн.
nerian nerian nasjan спасать
bi, be bi bi у, при
wine wini vinr друг
secȝan sagen segia сказать
fox fuhs лис
bīo(m) bim есть
macian mahhon делать
sprecan sprehhan говорить
zuo, zi к, до

Как видно из этих примеров, некоторые слова, кроме западногерманской подгруппы, известны еще лишь в одной, а некоторые только в западногерманской подгруппе. Если в ряде случаев наше представление о пределах распространения того или иного слова в различных древнегерманских языках и является ошибочным вследствие недостаточности известного нам лексического материала, — то все же вряд ли можно сомневаться в том, что распределение некоторых слов по отдельным языкам в общем было действительно таким, как оно отражено в памятниках. Так, например, трудно допустить, чтобы глаголы, соответствующие да. blō(m), dōn, не вошли бы в лексику готских текстов, если бы они в действительности употреблялись в готском языке. Это же еще в большей мере относится и к скандинавским языкам, которые известны нам значительно лучше, чем готский. Следовательно, с большой долей уверенности можно полагать, что данные глаголы в самом деле были только западногерманскими словами. Для такого же утверждения имеются более или менее достаточные основания и в целом ряде других случаев. Таким образом, и в области лексики западногерманская подгруппа, а в том числе и древнеанглийский язык, отличается от других германских подгрупп своими особенностями, как и в области грамматики и фонетики.

Источник: Смирницкий А. И. Древнеанглийский язык. — М.: МГУ, 1998. — 319 c.

OCR: Eyvar Tjörvason, Солнце Зимы

© Tim Stridmann