А. И. Смирницкий

Глава VII
История письменности

§ 23. Для древнегерманских языков известны следующие три вида письма, имевшие более или менее значительное распространение: 1) руническое письмо, 2) вульфилианское (или готское) и 30 латинское письмо.

§ 24. Руническое письмо (в специальном смысле этого слова) было в употреблении только у древних германцев, во всяком случае во II–III вв. нашей эры. Руны, т. е. знаки этого письма (англ. runes, нем. Runen), представляют собой буквы своеобразного начертания. Они издавна употреблялись и в качестве магических знаков (подобно другим письменам у различных народов), причем такое их употребление сопровождалось таинственным шептанием. Первоначально слово руна (г. rūna, ди. rūnar мн. ч., да. rūn, дс., двн. rūna), по-видимому, относилось именно к тайне магического применения письма, так как древнейшее значение этого слова — тайна, секрет, секретный разговор (шепотом: ср. двн. rūnōn > нвн. raunen шептать на ухо; ср. также дирск. rūn тайна). Но затем это же слово стало обозначать и самые письменные знаки — руны (однако современные англ. rune, нем. Rune руна являются позднейшими заимствованиями из исландского). Так как руны известны у различных германских племен — восточных, северных (скандинавских) и западных, то руническое письмо может быть названо общегерманским.

В древнейшей известной нам системе рунического письма различалось 24 знака. Взятые вместе, они составляли так называемый 24-значный рунический ряд, в котором каждая руна занимала определенное традиционное место.

В общем этот порядок строго соблюдался, как можно судить по нескольким дошедшим до нас воспроизведениям 24-значного рунического ряда, в связи с чем и весь ряд нередко называют “fuþark” — соответственно последовательности его первых шести знаков. Однако руны ėр и dо располагаются и в порядке рė и оd. Кроме того, следует отметить, что 24-значный рунический ряд делился на 3 равных отдела по 8 рун в каждом: 1) f — w, 2) h — s и 3) t — o/d.

Формы некоторых рун очень неустойчивы: так, j может сливаться в одно цельное начертание, R может быть обращено ветвями вниз, s — иметь разное число изломов; руна ŋ известна также в форме , которая, возможно, является более древней; косые штрихи отдельных рун могут иметь различное направление, присоединяться к вертикальным штрихам выше или ниже и т. д. Руна k встречается в очень разнообразных начертаниях уже в ранних надписях. Для западногерманского письма характерно h с двойной поперечиной. В дальнейшем же своем развитии некоторые руны изменились до неузнаваемости.

Относительно звуковых значений рун надо заметить следующее:

1. Руна þ обозначала звук [þ = θ], т.е. звук, передаваемый в на. через th, например, thin [θɪn] тонкий. Эта руна впоследствии была введена в виде þ в латинские алфавиты некоторых германских языков, — в том числе древнеанглийского (§ 29), — и до сих пор употребляется в исландском в своем старом значении.

2. Руна w обозначала тот же звук, что на. w, т. е. губно-губной полугласный.

3. Руна h служила, по-видимому, первоначально для обозначения лишь небного фрикативного [χ] (как, например, рун. дек. worahto изготовил, сделал, выработал); но с того времени, как [χ] в начале слова превратилось в гортанный глухой фрикативный согласный [h] (придыхание), эта руна стала обозначать также и этот звук (так, возможно, уже в horna рог на золотом роге из Gallehus’a в Дании, начало V в.).

4. Звуковое значение руны ė не вполне ясно: по-видимому, оно колебалось между [е] и [i].

5. Руна R в древнейшую эпоху была знаком для [z],но затем, по крайней мере в скандинавских надписях,— для фрикативного палатального [ř], развившегося из [z] и отличного от старого обычного [r], которое обозначалось руной r (ср. §§ 47–49).

6. Руна ŋ обозначала веларный носовой согласный [ŋ] или звукосочетание [ŋg] < [ŋɡ], иногда может быть даже [iŋg] < [iŋɡ].

7. Руны b, d, g в древнейших скандинавских надписях, повидимому, регулярно обозначали соответствующие фрикативные звонкие согласные [ᵬ, ð, ɡ] (например, в swabahariaR — мужское собственное имя, Швеция, начало V в.; — dagaR День, как имя собственное, Норвегия, ок. 400 г.). Но уже с VI в. руна b встречается также и в звуковом значении [р], так как руна р в Скандинавии рано выходит из употребления. С переходом звуков [ᵬ, ð, ɡ] в известных положениях во взрывные [b, d, g] руны b, d и g применяются, естественно, и для обозначения соответствующих звонких взрывных.

Прочие руны в общем совпадают по своим звуковым значениям с теми латинскими буквами, которые служат для их транслитерации (передачи). Долгота и краткость звуков в руническом письме не обозначаются.

Примечание: Со звуковыми значениями рун были связаны и их названия. Каждая руна, за исключением R и ŋ,называлась существительным, начинавшимся с того звука, который обычно обозначался данной руной: так, например, руна f называлась *feχu скот, имущество, деньги (ди. fē, да. feoh), руна d — *ðaցař > daɡar день (ди. dagr, да. dæʒ). Поскольку начальные звуки в названиях рун подвергались со временем тем или иным фонетическим изменениям, постольку и звуковые значения отдельных рун соответственно изменялись.

Памятниками 24-значного рунического письма являются надписи на оружии, орудиях, украшениях, амулетах и т. п., а в Скандинавии также на камнях и скалах. Эти надписи приходятся на период времени от III–IV до VIII века нашей эры, но в скандинавских надписях VII–VIII вв. уже явно замечается переход к новому типу рунического письма. К гораздо более ранней эпохе, может быть к I в. до нашей эры, относится костяное острие (шило?), найденное в Каринтии, на котором вырезано 6 знаков, не отличающихся по форме от рун. Но так как подобные же знаки возможны и в составе других письмен, а вместе с тем могут быть и вообще не письменными знаками, то нет полной уверенности в том, что это действительно руны, тем более, что при чтении этих знаков, как рун, не получается никаких древнегерманских слов.

Многие надписи, которые по тем или иным обстоятельствам несомненно являются руническими, также не имеют ясного языкового содержания или не могут быть целиком поняты. В таких случаях, вероятно, мы имеем дело или с сокращенными написаниями, или с магическим применением рун, или с тем и другим вместе. В некоторых же надписях приводится рунический ряд в традиционной последовательности его знаков. Его воспроизведение, по-видимому, также преследовало магические цели.

Таким образом, лишь часть рунических надписей действительно представляет собой языковые памятники. В общем известно около сотни таких надписей, исполненных 24-значным руническим письмом. Самая длинная из них — Eggjum’ская надпись в Норвегии (около 200 знаков, на каменной плите) — относится приблизительно к 700 году. Из надписей более раннего времени, не позже VI в., выделяется своим размером надпись на камне Tune, также в Норвегии (ок. 500 г.), первоначально имевшая не менее 17 слов, из которых сохранилось 14 (почти 100 рун). Большинство же надписей 24-значного рунического письма очень кратки, и многие из них состоят всего из одного-двух слов, нередко представляющих собой имена собственные. Скудость языкового содержания древнейших рунических надписей затрудняет их толкование и самое определение языка на котором эти надписи были сделаны: относительно очень многих надписей остается неясным, на каком именно германском языке написана та или другая из них.

В дальнейшем (к IX в.) старый 24-значный рунический ряд сокращается в скандинавских странах, до 16 знаков, причем начертания некоторых рун значительно изменяются. Таким образом возникает специально скандинавский так называемый младший рунический ряд.

Несмотря на свое несовершенство (многие руны 16-значного, ряда употребялись не только в своих основных звуковых значениях, но и в некоторых других, так как 16-ти знаков нехватало для обозначения всех звуков, имевшихся в скандинавских языках того времени), 16-значное руническое письмо широко применялось до середины XII века. Большинство памятников этого письма составляют надписи на монументальных нетесаных камнях, воздвигавшихся, главным образом, в память умерших. В общем содержание этих надписей довольно однообразно. Но из многих надписей могут быть извлечены очень ценные исторические сведения. Некоторые же надписи заключают в себе стихотворные строки и целые строфы и, таким образом, являются памятниками древнескандинавской поэзии. По свидетельству древнескандинавских саг, руны нередко вырезывались на деревянных брусках — для письменного сообщения, а также для записи тех или иных текстов, в частности, стихотворений, но подобные рунические памятники не сохранились. Магическое применение рун продолжалось и в эпоху 16-значного рунического ряда. Кроме того, руны этого ряда употреблялись для своего рода календарей, так называемых рунических жезлов, и в таком употреблении эти руны удержались до XVII века.

Попытки усовершенствования 16-значного рунического ряда привели к концу XII в., под влиянием латинского алфавита, к возникновению алфавита пунктированных рун, называемых так потому, что многие из этих рун были образованы посредством прибавления точки (пункта) к рунам 16-значного ряда. Пунктированные руны частично применялись, наряду со все более распространявшимся латинским письмом, вплоть до XVI в., а в некоторых местностях (остров Готланд), может быть, и позднее. Важнейшим памятником пунктированного рунического письма является так называемый Codex runicus — рукопись XIII в. на древнедатском языке, содержащая сконские областные законы.

Смешавшись с латинскими буквами, пунктированные руны образовали особый тип письма, известный по надписям XVII–XVIII вв. из Далекарлии (в Швеции) и называемый, поэтому, дальскими рунами. Еще в начале XX в. находились отдельные старики-крестьяне, которые могли читать эти руны.

§ 25. У англо-фризских (ингвеонских) племен к старому 24-значному руническому ряду в его западногерманской форме (несколько отличной от приведенной в § 24) рано было добавлено несколько новых знаков. В англо-саксонском руническом ряде на Темзском ноже1 (приблизительно 700 г.) содержится уже 28 рун. То же число знаков находим в одной рукописи конца VII в. (Abcuini orthographia, Codex Salisburgensis. 140). В более поздних англо-саксонских памятниках применяются еще несколько новых рун; в частности, рунический ряд в рукописи древнеанглийской Песни о рунах (IX–X в.) имеет 33 знака, хотя новейшие из них в самих стихах этой песни еще не упоминаются. Со всеми новыми знаками англо-саксонский рунический ряд может быть представлен в следующем виде:

Руны о и а образованы из старой руны а, которой соответствует по форме руна æ в англо-саксонском ряде. Руна œ > e в этом ряде представляет собой старую руну о (название которой *ōþil изменилось в œ̄ðil > éðel в древнеанглийском). Руна y образована из u. Рунами с (из старой руны k) и k (из англо-саксонской с) различаются палатальный и веларный глухие смычные согласные ([k’] и [k]), а рунами ʒ1 и ʒ2 (из ʒ1 которая равна старой g) — палатальные и веларные звонкие согласные, как смычные ([g’] и [g]), так и фрикативные [ɡ’] и [ɡ]; см. § 22 об употреблении да. буквы ʒ). Происхождение остальных новых рун неясно. Вместо q часто употребляется k.

Известно несколько десятков рунических памятников англо-саксонского письма, древнейшие из которых восходят к середине VII века. Основную массу этих памятников составляют надписи, большей частью очень краткие (надписи на монетах — лишь имена). Наиболее древней надписью со значительным языковым содержанием является надпись на так называемом руническом ларце Фрэнкса (Franks’ Casket), вероятно, VII века. К более позднему времени (? VII–IX в.) относится стихотворение религиозного характера на Рутуэльском каменном кресте (близ поселка Ruthwell в Шотландии). Обе эти надписи — важные памятники нортумбрийского диалекта древнеанглийского языка (см. § 14).

Примечание: Древнефризских рунических надписей (из которых самая древняя — VI в.) известно очень мало, и все они незначительны.

§ 26. Вопрос о происхождении рун привлекал к себе внимание ученых уже с XVI века. Высказывались самые разнообразные мнения и нередко выдвигались совершенно фантастические гипотезы. Но даже и наиболее правдоподобные предположения долгое время оставались без необходимого научного обоснования. Лишь достижения XIX в. в области языковедения и археологии сделали возможной вполне научную постановку этого вопроса.

В общем виде проблема рун была решена в 70-х гг. прошлого столетия датским ученым Людвигом Виммером, который доказал, что руны восходят к южноевропейским письменам Средиземноморья. Эти письмена представлены различными греческими и италийскими алфавитами (в том числе и латинским), причем греческие письмена являются источником италийских. Само же греческое письмо развилось из древнесемитического — финикийского — или близкого к нему. Таким образом, руны не были совершенно самостоятельно изобретены древними германцами и, вместе с тем, не произошли непосредственно из семитических письменных знаков. Но установить с несомненностью, какой именно из южноевропейских алфавитов лежит в основе рунического письма, Виммеру не удалось, и этот вопрос нельзя признать вполне решенным и в настоящее время.

Определить конкретный источник рунического письма особенно трудно по следующим причинам: 1) южно-европейские алфавиты вследствие генетических связей между ними имеют много общих черт друг с другом; 2) расположение рун в руническом ряде и их названия совершенно своеобразны; 3) древнейшие рунические памятники малочисленны и при этом не сосредоточены на какой-либо достаточно ограниченной территории.

§ 27. Вульфилианское (готское) письмо представляет собой алфавит, созданный, по преданию, в конце IV в. вестготским епископом Вульфилой и известный лишь в применении к готскому языку. В основе готского вульфилианского алфавита лежит греческий алфавит IV в., того типа письма, который соответствует латинскому «унциалу» — письму крупными, четкими буквами, напоминающими большей частью прописные («большие») буквы, но в отдельных случаях и строчные («маленькие»). Так как греческий алфавит является также основным источником старославянской азбуки (кириллицы), а, отсюда — и современного русского алфавита, то естественно, что некоторые вульфилианские буквы близки к русским. Ряд знаков вульфилианского алфавита, по-видимому, восходит к латинским буквам и рунам. Происхождение же некоторых знаков не вполне ясно.

§ 28. Латинское письмо стало применяться к германским языкам в результате введения христианства в тех странах, где утверждалось господство римской церкви, которая, в противоположность греческой (в частности, и арианской), не допускала богослужения на местных (народных) языках. Таким образом, христианство, шедшее прямо или косвенно из Рима, требовало от служителей культа известного владения латинским языком. При значительных церквях и монастырях устраивались школы, в которых преимущественно и происходило обучение латинской грамоте. При этом первоначально совершенно не имелось в виду применение латинского письма к германским языкам. Но латинский язык был не только языком церкви: он выступал и как официальный письменный язык в законах («правдах»), грамотах и т. п. Составление тех или иных документов на латинском языке нередко требовало передачи латинскими буквами отдельных древнегерманских слов: личных имен, географических названий, некоторых терминов, относящихся к общественно-политической жизни. С другой стороны, в самом процессе обучения латинскому языку, естественно, появлялась потребность в записях на родном языке — для фиксации перевода латинских слов и выражений. Так появлялись глоссы к латинским текстам, принадлежащие во многих случаях к числу наиболее ранних памятников латинского письма на древнегерманских языках. Чем дальше, тем больше развивалась практика применения латинских букв к этим языкам, и спустя некоторое время после распространения христианства латинский алфавит уже регулярно употребляется для целых связных текстов на соответствующих древнегерманских языках: так, на западногерманских языках известны тексты, исполненные латинским письмом, начиная с VII–IX вв. (за исключением древнефризского, где имеющиеся записи восходят лишь к XIII в.), на скандинавских языках — с XII–XIII вв. (в связи с более поздней христианизацией скандинавских стран). Вместе с тем руническая письменность отмирает (очень скоро — в Германии, медленнее — в Англии) или, по меньшей мере, оттесняется на второе место (в Скандинавии).

§ 29. Латинский алфавит, унаследованный средневековой Западной Европой от Римской империи, состоял из следующих 23 букв: а, Ь, с, d, e, f, g, h, i (j), k, 1, m, n, o, p, q, r, s, t, u (v), x, y, z (в древнейшей своей форме он имел лишь 20 знаков: отсутствовали q, у, z). Начертания j и v не являлись особыми знаками алфавита, но представляли собой лишь графические варианты букв i и u, причем j (т. е. удлиненное i) появляется сравнительно поздно и редко. Обе буквы, i (j) и u (v) употреблялись для обозначения как гласных звуков (типа [i] и [u]), так и соответствующих согласных (типа [j] и [v]). Буквы w вообще еще не существовало (она образовалась позже из слияния двух u/v, откуда и ее название: англ. double u [dʌbl ju:], франц.double v [dubl vé] и т. п., т. е. двойное u, двойное v).

В древнейших записях на германских языках буквы латинского алфавита, естественно, использовались в тех звуковых значениях, которые закрепились за ними в школьной традиции той или иной области. Никаких добавлений к алфавиту не делалось. Для передачи же звуков, резко отличавшихся от латинских, применялись те буквы, которые почему-либо все же представлялись более подходящими, чем другие: так, например, в древнейших текстах звук [ƀ] передавался через b, звук [w] через u.

Постепенно, однако, вырабатываются особые традиции применения латинского алфавита к тому или другому древнегерманскому языку, а также делаются и отдельные добавления к этому алфавиту.

Для обозначения некоторых звуков входят в употребление известные более или менее устойчивые сочетания букв: так, в древнесаксонском и древневерхненемецком — uu для обозначения [w] (наряду с простым u), th для [þ, ð] и т. п.; такие же сочетания характерны и для более ранних древнеанглийских текстов. Кроме того, отдельные буквы к различным языкам применяются не в одинаковых значениях: так, латинское с в англосаксонском алфавите обозначает [k] веларное или палатальное (т. е. [k] или [k’], см. § 22); но для [ts] более обычным знаком является z, которому в древневерхненемецком в известных условиях (после гласных) присваивается также звуковое значение [ƺ], т. е. [s], отличного от шепелявого (полушипящего) [s], обозначаемого буквой s; в древнеанглийском латинские буквы s и f используются не только для обозначения глухих согласных [s] и [f], но и для соответствующих звонких [z] и [ƀ > v] (в звонком окружении; см. § 22); латинское f употребляется как знак для [ƀ > v] после звонких звуков и в скандинавских латинских алфавитах, которые в общем основываются на англо-саксонском; в древневерхненемецком, наоборот, латинское u (v) иногда применяется для обозначения [f]; для англо-саксонского письма очень характерно использование латинской буквы g (в начертании ʒ, см. § 31) в четырех различных звуковых значениях: [g, ɡ, g’] и, особенно, [ɡ’/j].

В состав англо-саксонского латинского алфавита вскоре вводятся дополнительные знаки: ƿ (wēn) и þ (þorn), заимствованные из рунического ряда (ср. § 25), ð, образованное из латинского (т. е. d), и лигатура æ из ае (звуковое значение [ǣ̆]; см. также § 22). Буква ð проникает и в древнесаксонский латинский алфавит, где появляется также знак ƀ, созданный из латинского b (по образцу ð из ). Буквы þ и ð и лигатура æ заимствуются из англо-саксонского алфавита также скандинавскими алфавитами. Кроме того, латинская буква у регулярно применяется для обозначения звука [ӯ̆], тогда как в Германии эта буква вообще употреблялась очень редко. Далее, в скандинавском (в частности—древнеисландском) латинском письме значительное применение находят различные новые лигатуры (œ = ао и т. п.) и буквы с диакритическими знаками (ǫ, ơ, ȩ, и т. п.) — главным образом для обозначения гласных.

Хотя известные традиции латинского письма на древнегерманских языках и устанавливались более или менее устойчиво, тем не менее твердых орфографических правил большей частью выработано не было. Не только разные памятники одного и того же языка или диалекта нередко значительно отличаются друг от друга по орфографическим приемам писцов, но даже и в одной и той же рукописи часто не выдерживается какая-либо определенная норма написания, и одни и те же слова пишутся неодинаково. Деление на слова и употребление знаков препинания (которое, вообще говоря, не совпадает с современным) нередко также проводятся непоследовательно. Долгота гласных большей частью никак не обозначается, иногда же выражается различными способами (удвоением букв, надстрочными значками ´, ^) , и лишь в исключительных случаях встречается достаточно систематическое обозначение долготы. Кроме того, в средневековых рукописях нередко употребляются различные сокращения (аббревиатуры), в частности — условные значки, заменяющие отдельные буквы, сочетания букв и целые слова. Так, очень часто m заменяется черточкой над предшествующей буквой (hī = да. him ему), союз со значением и передается знаком (= да. and, ond, двн. enti, unti и т. п.). В современных изданиях древнегерманских текстов деление на слова и пунктуация обычно нормализуются соответственно установившимся правилам, долгота обозначается регулярно (знаками ¯, ^, ´), а сокращения раскрываются.

Примечание: В рукописях древнего периода применялись исключительно римские цифры, причем 4 и 9 писались как IIII и VIIII (а не IV и IX, как они обычно изображаются теперь). I могло совпадать по форме с i, (а, следовательно, II, III, IIII могли иметь вид ii, iii, iiii или ij, iij, iiij), a V — c u (v). Арабские (по своему происхождению — индийские) цифры проникают в Западную Европу в X–XIII вв., но первоначально они не находят сколько-нибудь широкого применения и употребляются лишь в книгах по арифметике.

§ 30. Древнейшей формой латинского письма было так называемое капитальное письмо (scriptura capitalis капитель). Буквы этого письма по начертаниям в общем совпадают с современными прописными («большими») буквами (А, В, С, D, F и т. д.). В частности буква u/v в этом письме имела форму V.

В III–IV вв. из капитального письма развилось несколько более упрощенное и округлое специально книжное письмо, так называемое унциальное (scriptura uncialis унциал), ряд букв которого (например, a, d, h, m, n, u/v) по начертаниям приблизился к нынешним строчным («маленьким») буквам. Развитие этого письма связывается с появлением пергамента (особо выделанной кожи; до этого писали на папирусе, на восковых табличках и т. п.). Но еще до возникновения унциала появились различные формы курсивного письма, или курсива, т. е. Повседневного упрощенного и небрежного письма, применявшегося в корреспонденции, деловых документах и вообще везде, где в первую очередь требовалась быстрота и дешевизна записи. Постепенно унциальное письмо под влиянием курсива подверглось дальнейшим изменениям и в VI в. из него образовалась новая, упрощенная форма книжного письма — полуунциал (semiuncialis). В дальнейшем своем развитии это письмо еще более сблизилось с наиболее четкой разновидностью курсива и превратилось в минускульное письмо, или минускул (minusculis), буквы которого в общем близки по своему типу к современным строчным.

§ 31. Подавляющее большинство текстов на древнегерманских языках исполнено минускульным письмом. Это письмо в различных школах по отдельным странам имело свой особый характер при общем сходстве основного типа. Наиболее важны две разновидности: 1) островное (или инсуларное) письмо (insularis) и 2) континентальное письмо. Различия между ними особенно значительны в начертаниях букв — f, g, r, s

ср. островное письмо
континентальное

1) Островное ирско-англо-саксонское письмо (минускульного типа) развилось из полуунциала VII века в Ирландии, куда христианство и латинская письменность проникли уже в IV веке. Благодаря деятельности ирландских миссионеров эта форма получила широкое распространение в Англии и стала характерной для древнеанглийских текстов. Но так как ирландцы и англо-саксы в VIII–IX вв. нередко появлялись и на континенте и играли значительную роль в развитии письменной культуры Франкского государства, то островное письмо имело известное распространение и там. Особенно характерно применение этой разновидности минускула для Фульдской и Санкт-Галленской школ.

2) Континентальное минускульное письмо известно в применении к древнегерманским языкам преимущественно в форме так называемого каролингского минускула — четкого и красивого строчного письма, которое было выработано в правление Карла Великого (768–814) лучшими писцами Франкского государства. Это письмо в различных близких друг к другу вариантах получило широкое распространение и продолжало применяться как в книгах, так и в документах до XIII в., а отчасти и позже. Но уже в XII в. начинает постепенно складываться новый стиль письма — «фрактура» или письмо «готическое» (не имеющее ничего общего с вульфилианским готским письмом, § 27). Для этого стиля характерны угловатые, ломаные формы букв (откуда и название «фрактура»)2.

С XI века каролингский минускул распространяется и в Англии — в результате французского влияния при дворе Эдуарда Исповедника (1042–1066), а затем — норманского завоевания (1066). Позже, как и в других странах, на смену этому круглому плавному письму приходит фрактура, которая делается характерной для рукописей XIII–XV веков. Таким образом, островное (ирско-англо-саксонское) письмо и в Англии вытесняется континентальными формами, и лишь островное начертание буквы g (т. е. ʒ) включается в измененном виде (ȝ) как особый знак, отличный от континентального g, в среднеанглийский латинский алфавит. Наряду с этим ȝ из ʒ сохраняются и старые добавочные знаки англосаксонского алфавита: перечеркнутое ð и буквы рунического происхождения — þ и ƿ. Из всех этих особых букв среднеанглийского латинского алфавита ȝ и þ удержались до конца XV в., до самого введения книгопечатания.

Средневековая фрактура была закреплена печатным станком и в дальнейшем из нее развились различные варианты современного так называемого готического печатного шрифта. Но и каролингский минускул не исчез: в XV столетии он возродился в виде так называемой антиквы или круглого гуманистического письма (rotunda), для которого образцом послужил минускул XII века — один из вариантов каролингского. Уже в XV в. антиква появляется в печатных книгах в Италии, и современный нормальный печатный латинский шрифт по прямой линии восходит к антикве эпохи Возрождения.


1 Найден в реке Темзе.

2 Употребляются и другие обозначения этого стиля письма, в частности — scriptura monacalis, нем. Mönchschrift, т. е. монашеское письмо.

Источник: Смирницкий А. И. Древнеанглийский язык. — М.: МГУ, 1998. — 319 c.

OCR: Есения Есенина

© Tim Stridmann