А. И. Смирницкий

Глава XI
Происхождение древнеанглийских согласных

Старые1 согласные

§ 38. Древнеанглийские простые (краткие) смычные p, t, k, фрикативные þ, s, [ǥ], плавный l, носовые m, n, [ŋ] и полугласный w обычно представляют собой старые звуки, сохранившиеся без значительных изменений.

Ср. да. slǣpan спать || г. slēpan; — да. etan есть (инф.) || г. itan; — да. ēacian [ǣa̯kian] увеличивать, добавлять || г. aukan; — да.те || г. þai; — да. sealt cоль || г. salt; — да. āȝan обладать, иметь || г. aigan, ди. eiga (g = [ǥ]), дшв. ēgha (gh = [ǥ]); — да. lǣtan пускать, оставлять || г. lētan; — да. mōna луна || г. mēna; — да. in в || г. in; — да. þånk [-ŋk] помысел, благодарность || г. þagk [-ŋk] (вин. ед.); — да. wæs был || г. was; — да. sāwl душа || г. saiwala.

Примечание: Из этих согласных только t сравнительно часто не является старым, так как по соседству с глухими согласными оно в известных случаях восходит к d (из , § 46): ср. да. cēpte < *kōpidǣ (< *-iðōn) хранил при dēmde < dōmidǣ (< *-iðōn) судил; — rǣtst < rǣdist(u) толкуешь, читаешь наряду с rǣdest, при инф. rǣdan.

В более редких случаях (а именно в сочетании [ks], обычно изображавшемся через х) древнеанглийский [k] может быть не старым [k], а старым [χ], которое, по-видимому, около начала литературной эпохи превращалось в [k] перед s: ср. да. оха < ohsa < *ůχsō вол || г. aúhsa, дс. двн. ohso; — да. feax < feahs < *faχsan волосы || дс. двн. fahs.

§ 39. Древнеанглийские простые (краткие) фрикативные f, [χ] и [ƀ] (> [v], § 37), фрикативный или полугласный [j] и плавный r нередко являются старыми.

Ср. да. feoh [-χ] движимое имущество, деньги (первоначально скот) || г. faíhu; — да. eahta [-χt-] во- семь || г. ahtau, нвн. acht [aχt]; — да. siofon, seofon [-ƀ-> -v-] семь || г. sibun, дс. siƀun; — да. ȝēar [j-] год || г. jēr; — да. erian пахать || г. arjan.

Но нередко эти же согласные имеют другое происхождение: f < [ƀ], [χ] < [ǥ] (§ 60); [ƀ] < f (§ 59); [j] < [g] (§ 54); r < *z (§§ 4748). Кроме того, начальное f в сочетании fl- в единичных словах может восходить к þ: ср. да. flēon бежать (спасаться бегством) || г. þliuhan. Однако возможно, что древнеанглийское f (а также и западногерманское и скандинавское f) в таких словах является более (или менее) старым звуком, чем готское þ.

Примечание: В отдельных заимствованных словах f находится на месте латинского v: ср. да. fers стих из лат. versus. В остальных же случаях (если не считать сочетания fl-) древнеанглийское начальное f всегда старое.

§ 40. Древнеанглийские двойные (долгие) смычные рр, tt, kk, фрикативный ss, плавные ll, rr и носовые mm и nn в известных случаях являются старыми.

Ср. да. ū̌р(р) вверх, ū̌рре вверху || ди. upp, uppi; — да. sceat(t) монета, мн. sceattas || г. skatts, мн. skattōs; — да. liccian лизать || дс. likkon, двн. leccōn; — да. wisse знал || г. wissa, ди. vissa; — да. cyssan целовать || ди. kyssa; — да. ful(l) полный, мн. fulle || г. fulls, мн. fullai; — да. feor(r) далеко || г. faírra; — да. fierran удалять || дс. firrian; — да. swimman плыть || ди. suimma; — да. cunnan знать, уметь || г. kunnan; — да. þynne тонкий || ди. þunnr; — да. unnan жаловать || ди. unna.

Во многих случаях, однако, те же двойные согласные появились в древнеанглийском лишь в результате различных фонетических явлений, относящихся уже к эпохе образования древнеанглийского языка с его характерными особенностями. Важнейшие из этих явлений — удвоение простых согласных, главным образом перед старым [j] (§ 51), но также и в некоторых других случаях (§§ 5253), выпадение безударных гласных внутри слова (§§ 127–132) и ассимиляция согласных (§ 53). Но rr не может быть результатом удвоения простого r (независимо от происхождения этого r, ср. § 51), a [kk] не может быть результатом удвоения [k] перед [j] (ср. § 51).

§ 41. Древнеанглийские двойные (долгие) смычные bb, dd, gg в отдельных случаях, по-видимому, не образовались ни в результате удвоения простых согласных (§§ 5152), ни в результате каких-либо других явлений, приводивших к появлению двойных согласных в древнеанглийском (§ 53), и поэтому могли бы в этих случаях быть признаны старыми bb, dd, gg. Но так как старых простых b, d, g в древнеанглийском языке, очевидно, не существовало, то более вероятным представляется, что и двойные bb, dd, gg никогда не являлись старыми, хотя может быть они и появились в определенных случаях даже раньше соответствующих простых (см. § 21, п. 10 и § 43).

§ 42. Двойные (долгие) фрикативные ff, þþ и [χχ] в древнеанглийском вообще встречаются редко. Во всех случаях, где их происхождение может быть установлено с подлинной несомненностью, они не представляют собой старых двойных согласных (ср. § 5253). Но так как есть слова с ff, þþ и [χχ] неясного происхождения, то нельзя полностью отрицать возможность существования старых ff, þþ и [χχ] в единичных случаях.

Древнеанглийские смычные звонкие согласные из фрикативных звонких: b < [ƀ]; d < *ð; [g]< [ǥ]

§ 43. Древнеанглийские простые (краткие) звонкие смычные b, d, g произошли из старых звонких фрикативных [ƀ], , [ǥ]. Однако история каждого из этих звуков имеет свои особенности: старое [ƀ] превратилось в b после носового согласного (в сочетании *mƀ) и в начальном положении, старое ð* дало d независимо от положения, а старое [ǥ] стало смычным первоначально лишь после носового согласного (в сочетании *ŋǥ) и только в позднеанглийском превратилось в [g] также и в начале слова (§ 37). Кроме того, старые [ƀ], , [ǥ] стали смычными при их удвоении (см. § 51).

§ 44. Превращение [ƀ], ð*, [ǥ] после носовых согласных в b, d, [g] относится, по-видимому, к числу древнейших явлений долитературной эпохи.

1. b < [ƀ]: ср. да. dumbe < *ðumƀai немые || г. dumbai, двн. tumbe, при да. dēafe [-ƀ-] глухие || г. daubai, двн. toube, — вероятно, с тем же корнем (ср. значения двн. tumb немой, глупый, глухой).

2. d < : ср. да. sendan < *sanðianan посылать, отправлять в путь, при sīþ < *senþaz ход, путь, путешествие || г. sinþs, со старым глухим þ. чередовавшимся со старым звонким *ð (ср. ниже, 3).

3. [g] < [ǥ]: ср. да. hanȝen [-ŋg-] < *χaŋǥanaz повешенный при повелительном наклонении hōh < *χaŋχe со старым [-χ-], чередовавшимся со старым [ǥ] так же, как, например, в да. tēoh тяни, влеки — toȝen [-ǥ-] тянутый, влеченный (ср. выше, 2).

§ 45. В начальном положении только [ƀ] и превратились в b и d уже в долитературную эпоху.

1. b < [ƀ]: ср. да. bēod < *ƀeůðaz стол при wēofod алтарь, где wēo< *wīh (< *weiχ-) священный (|| г. weihs), a -fod [ƀod] < *ƀeůðaz в безударном положении, с сохранением [ƀ] внутри слова, переставшего восприниматься как сложное (т. е. как *wīh-bēod «священный стол»); — также да. brīet, brīeteþ) < *breuteþi ломает (рун. дcк. bariutiþ — руна b = [ƀ]).

2. d < : ср. да. dæȝ < *ðaǥaz день || рун. дск. dagaR; — да. dǣldon < *ðаiliðůnþ делили || рун. дcк. dālidun (руна d = [ð]).

§ 46. Старое перешло в d уже в долитературную эпоху не только после носового согласного n и в начальном положении, но также и во всех других условиях, и, таким образом, старое ð* вообще не сохранилось в древнеанглийском в виде звонкого фрикативного звука.

Ср. да. ȝōd < *ǥōðaz добрый || г. gōþs, gōds (мн. gō- dai), ди. gōðr — да. ȝeard < *garðaz двор, усадьба || ди. garðr; — да. fæder < faðеr отец || г. fadar, ди. faðir; — да. wurdon < *wůrðůnþ стали, сделались || ди. urðu, при да. wearþ стал, сделался, со старым чередованием þ↔ð (ср. § 34).

Примечание 1: Также из рядом с l перешло в d: ср. да. ȝold < *ǥolð < *ǥůlþan золото || г. gulþ; — да. nǣdl, nēdl < *nǣðlu < *nēþlō игла (наряду с nēðl) || г. nēþla.

Примечание 2: Относительно t из d см. § 38.

Древнеанглийское r из *z (ротацизм)

§ 47. Наряду со старым r (§ 39) в древнеанглийском нередко встречается r из старого *z, которое перешло в r еще в долитературную эпоху.

Ср. да. māra < *maizō больший || г. maiza; — да. hord < *χůzðan сокровище || г. huzd; — да. мн. ч. dēor < *ðeůzō животные || г. diuza.

Таким образом, старое *z в древнеанглийском нигде не сохранилось в неизменном виде.

Примечание: Так как старое *z не встречалось в начале слова и рядом с глухим согласным, то древнеанглийское r в этих положениях всегда представляет собой старое r.

§ 48. Прежде всего нужно отметить, что переход z в r является значительным изменением, в котором можно выделить ряд отдельных основных фаз: z > ž, ž > ř, ř > r. Можно, однако, ограничиться различением только двух фаз, объединив z > ž и ž > ř в z > ř. В таком случае изменение z в r изобразится в виде z > ř > r.

Под ř здесь понимается звонкий фрикативный согласный, образуемый в общем подобно ž (т. е. звуку типа русского [ж]), но со значительно меньшим трением, почему этот звук может быть охарактеризован и как согласный сонорный. Ослабление трения и приобретение вместе с тем более или менее сонорного характера как раз и являются важнейшими моментами в переходе z > ř.

Переход ř > r представляет собой последнюю фазу ротацизма, приведшую к совпадению прежнего z со старым r, которое, вероятно, имело в древнегерманских языках не фрикативный, а ударный характер. В скандинавских языках эта фаза ротацизма, как известно, непосредственно прослеживается по руническим памятникам, так как ř и r обозначались разными рунами, — R и r, соответственно.

Что касается западногерманских диалектов, то здесь переход ř и r непосредственно по памятникам не прослеживается. Отсутствие удвоения перед j и передача через латинское r свидетельствует о том, что процесс развития z в r уже начался ко времени соответствующих явлений и даже прошел фазу образования звука ř. Но ни то ни другое явление не указывает на завершение ротацизма в западногерманских диалектах, на переход ř > r. Напротив, есть одно обстоятельство, указывающее на то, что этот переход произошел не ранее конца VI или начала VII века, по крайней мере в древнеанглийском.

Такие словоформы, как да. lǣssa и wiersa (на. less и worse) несомненно восходят к *laisizō и *wersizō — с обычным суффиксом сравнительной степени -iz- (ср. г. waírsiza). Ассимиляция согласного в суффиксе с предшествующим s в двойное ss (откуда затем в простое s в wiersa) становится вполне понятной, если предположить, что этот согласный в эпоху ассимиляции еще произносился как ř; ассимиляция же s+r в ss представляется невероятной. Вместе с этим вряд ли можно предполагать, как это делает Клуге, что ассимиляции подвергалось еще z: сохранение неизмененного z до VI–VII в. не согласуется с известными нам фактами (в частности, с отсутствием удвоения в nerian и пр., где r из z).

Если допустить, что ассимилированным согласным в да. lǣssa был звук ř, то ассимиляция в этой словоформе была бы совершенно подобна той, которую мы находим в дисл. lauss из *lausř (=-lausR в Bjōrketorp’-ской рунической надписи, Швеция, ок. 700 г); подобным же образом да. wiersa из *wierssæ из *wiers(i)rœ̅ (< *wersizō) имело бы -s-, развившееся из -sř- так же, как -s в дисл. lax (= laks из *lakss из *laχs(a)ř).

Далее, наряду с древнеанглийской сравнительной степенью sēlra (из sœ̅lra) встречается и sēlla, с -ll-, возникшим, скорее всего, в результате такой же ассимиляции, как в дисл. heill из *haeilř и т. п. Таким образом, по-видимому, да. sēlla фонетически закономерно получилось из *sœ̅l(i)řǣ (< *sōlizō). В этой связи следует обратить особое внимание на то, что при ассимиляции l+r (не ř!) мы находим в древнеанглийском rr (а не ll); ср. да. Æþerred из Æþelrēd; Cēored из Сēоrred из Cēolrēd. Форма же sēlra (sœ̅lra), очевидно, представляет собой новообразование по аналогии с другими словоформами сравнительной степени (на -ra).

Если (и это представляется почти несомненным) -ss- (-s-) в lǣssa и wiersa и -ll- в sella возникли в результате ассимиляции именно ř (а не z, как это получается по Клуге, и не r) с s и l соответственно, то тем самым устанавливается, что еще в VI веке, или даже в начале VII века, сохранялось различие между ř и r. Это следует из того, что ассимиляция в этих словоформах могла произойти лишь после выпадения -i- в суффиксе сравнительной степени, а выпадение безударного -i- вряд ли могло произойти раньше VI в.; скорее же всего оно относится к исходу VI — началу VII века.

Против предположения о сохранении ř до VI–VII в. в древнеанглийском можно было бы выдвинуть то обстоятельство, что преломление палатальных гласных перед r из z произошло точно так же, как и перед старым r в соответствующих случаях; ср. да. meord из *mizdō; leornian из *liznōjan- и т. п. Преломление же, по-видимому, старше VI века. Однако такое возражение не было бы достаточно веским.

Преломление, как известно, определялось веларным характером преломляющего согласного. В этом отношении r могло не отличаться от старого r уже в эпоху преломления, и поэтому оно могло вызывать то же явление. Но это еще не значит, что r должно было к тому времени совпасть со старым r во всех отношениях: ř могло быть в достаточной степени веларизованным, оставаясь вместе с тем фрикативным (щелевым) в отличие от ударного (вибрантного) старого r. То, что скандинавское ř в сравнительно позднее время, — вероятно, не раньше VII–VIII в., — судя по его воздействию на предшествующие гласные (так называемый R-умлаут), было палатализованным, отнюдь не свидетельствует о том, что оно было таким же в англо-фризских диалектах в IV–V в., а также и в самих скандинавских говорах в ту же, более раннюю эпоху. Напротив, имеется даже прямое указание на то, что в более раннее время ř как в древнеанглийском, так и в скандинавских диалектах не было палатализованным: в обеих языковых областях (за исключением готландской территории) i перед ř рано превратилось в е (откуда затем большей частью е); ср. да. hē из *hiř < *hiz (при косвенных падежах hine, him, his); wē из *wiř < *wīz (с сокращением под слабым ударением); meord (наряду с mēd, с удлинением за счет исчезнувшего -ř-) из *miřdu < *mizdō; — дисл. vér = да. wē; дисл, ег из *iř (рун. iR) < *izi < *essi (в безударном положении -ss- упрощалось и ослаблялось в -z-); вероятно также сюда относится и да. mē, дисл. mér, сев. рун. meR (на Opedal’ском камне; Норвегия, VI век) = двн. mir, дс. mī, дфриз. mī из *miř < *miz, Изменение i в е под воздействием палатализованного ř представляется неправдоподобным. Наоборот, такое явление, напоминающее так называемый «а-умлаут», естественно может быть связано с влиянием более или менее веляризованного согласного, хотя оно и не есть веларизация j в собственном смысле слова (в основном здесь — движение языка вниз, но отчасти все же и некоторый сдвиг назад также более чем вероятен, почти неизбежен).

Итак, можно полагать, что в древнеанглийском развитие z в r представляло собой длительный процесс, в общем растянувшийся на три столетия:

1) Первый этап этого процесса, переход z > ř, как и в других западногерманских языках, был пройден, вероятно, в IV веке, т. е. до переселения части ингвеонских племен в Британию. Такая датировка наилучшим образом согласуется со свидетельством германских заимствований в латыни и с обычной и наиболее обоснованной датировкой других явлений — удвоения согласных перед j и преломления.

2) Второй этап, переход ř > r, являющийся заключительной фазой ротацизма, относится, по всей вероятности, ко времени не ранее конца VI в., возможно — к VII веку. Предполагать более долгое сохранение различия řr вряд ли возможно, поскольку это различие никак не отразилось в англо-саксонском письме: если латинское письмо и не могло его передать, то все же оно должно было бы найти отражение в англосаксонском руническом письме, которое, как известно, сохранилось значительно дольше, чем руническое письмо у других западногерманских племен, и было значительно лучше приспособлено к передаче звуков древнеанглийского языка, чем письмо латинское. Отнесение же последней фазы ротацизма ко времени не ранее конца V в. определяется датировкой выпадения -i- после долгого ударного слога, которую можно признать достаточно надежной (VI в., самое позднее — начало VII).

Следовательно, ř существовало в древнеанглийском языке (вернее — в ингвеонских диалектах, легших в основу древнеанглийского языка) в течение V и, по крайней мере, части VI в., т. е., в общем, в то самое время, к которому относится большинство ранних северных рунических надписей. На это время приходится и англосаксонское завоевание Британии. К этому же времени, возможно, относится и проникновение скандинавских преданий в ингвеонскую среду, нашедших затем отражение в Беовульфе (ср. Нуȝelāс — геатский, т. е. гаутский, конунг в Беовульфе — из *Hugilaikař; по-видимому, это Chochilaicus Григория Турского; если это так, то *Hugilaikař, известный как Нуȝelāс в Беовульфе и как Chochilaicus у Григория Турского, жил в начале VI века). В эту эпоху общение между скандинавскими и ингвеонскими западногерманскими племенами было, по-видимому, довольно оживленным и тесным, и пограничные диалекты тех и других племен должны были влиять друг на друга. Сохранение в эту эпоху ř, отличного от r, в диалектах англо-саксов (т. е. ингвеонов, выселявшихся в Британию) могло находить поддержку в этих скандинаво-ингвеонских связях V–VI веков.

§ 49. В прямом отношении к ротацизму находилось и так называемое западногерманское отпадение конечного -z.

Из предыдущего изложения можно видеть, что не только в скандинавских языках и в языке северных рунических надписей, но и в языках западногерманских ротацизм представлял собой очень длительный процесс. При этом на месте прежнего z в течение довольно долгого времени произносился тот или иной звук типа ř, в известных отношениях близкий к старому r, но все же отличавшийся от него как особая фонема. Поскольку, таким образом, и западногерманский ротацизм выступает как развитие z > ř > r, в котором r не может рассматриваться как лишь кратковременно существовавший «переходный» звук на пути превращения z в r, постольку, естественно, возникает вопрос: было ли так называемое западногерманское отпадение -z действительно отпадением -z как такового, или это было отпадение уже -ř, развившегося из -z?

Ведь в самом деле, если после перехода ř > г отпадение было уже невозможно, так как старое -r сохранилось и, следовательно, должно было бы сохраниться и совпавшее с ним новое r, то отпадение как такового представляется вполне возможным. С фонетической точки зрения отпадение именно наиболее вероятно: оно наиболее естественно объясняется с учетом характерных особенностей развития звуков в германских языках.

Изменение z в ř, поскольку при нем звук делается более «открытым» и сонорным, вообще, естественно, соединяется с ослаблением ртовой артикуляции. Для германских языков характерны особенно значительные различия по силе артикуляции, связанные с различиями в сонорности. Очень возможно, что уже в законе Вернера мы имеем дело с озвончением, связанным с ослаблением артикуляции согласных после безударных гласных, поскольку вполне вероятным представляется, что в германском произношении индоевропейский «тон» соединялся с (силовым) ударением, а «атоничность» совпадала с артикуляционным ослаблением: со слабоударностью или безударностью. Может быть прежний «тон» не столько соединялся с ударением, сколько заменялся им, а, соответственно этому, «атоничность» заменялась слабоударностью или безударностью: важно вообще развитие силовой дифференциации. Соединение ослабленного произношения с озвончением уже с полной несомненностью наблюдается в дальнейшей истории различных германских языков: достаточно напомнить озвончение фрикативных согласных и аффрикаты [ʧ] после безударных гласных в английском языке (ср. of, is, horses, Woolwich и пр. со звонкими конечными согласными на месте прежних глухих); изменение mik, þik, sik в mig, þig (dig), sig в скандинавских языках (с различными особенностями дальнейшего развития в отдельных языках); озвончение поствокальных согласных в датском языке, связанное с общим ослаблением произношения таких согласных (ср. вокализацию поствокального фрикативного g: веларного — в неслоговое и, палатального — в неслоговое i, — например, в skov [-ou] из skogh, в vej из vægh; вокализацию древнедатского посвокального v: havn и т. п.; превращение b, d, g из p, t, к после гласных в дальнейшем в большинстве диалектов во фрикативные, а рр, tt, kk в интервокальном положении — в «глухие b, d, g», т. е. в глухие слабые, lenes: hoppe, dette, trykke). Далее следует обратить внимание на более долгое произношение гласных перед согласными соответственно степени сонорности последних, например, в английском языке (ср. mat, mad, man: последние два слова имеют обычно значительно более длительный гласный, чем первое, причем гласный в man большей частью произносится еще протяжнее, чем в mad, — при условии одинакового их положения в речи). Большая длительность гласного тесно связывается здесь с более слабой артикуляцией последующего согласного и тем самым является показателем относительной слабости произношения более звучных согласных. Наконец, нужно заметить, что случаи изменения звонких взрывных во фрикативные и звонких фрикативных в полугласные также свидетельствуют о значительно более слабом произношении согласных соответственно большей их звучности, зависящей в таких случаях от большей их «открытости». Некоторые примеры подобного изменения согласных в германских языках уже были приведены выше (в связи с озвончением согласных в датском языке).

В общем все сказанное здесь позволяет с достаточной уверенностью полагать, что переход z в ř в германских языках представлял собой явление, в котором ослабление артикуляции было одним из существенных моментов. Уже z как согласный звонкий должно было быть сравнительно слабо артикулируемым звуком; развившееся же из него г, как звук более сонорный ввиду большей «открытости», должно было оказаться одним из самых слабых согласных тех древнегерманских диалектов, в которых произошло изменение z в ř. Естественно, что наиболее слабо ř произносилось в исходе слова, если только в этом положении не происходило оглушение. На слабость конечных согласных указывает общегерманское отпадение многих согласных, даже глухих, в исходе слова (за исключением положения после краткого ударного гласного). Вместе с тем, произношение звонкого -z в конце слова свидетельствует о том, что звонкие и глухие шумные вообще различались в конечном положении в германских диалектах в эпоху, предшествующую началу ротацизма. Можно предполагать, что и после перехода z > ř оглушение (и усиление) конечных звонких (слабых) согласных в рассматриваемую эпоху в этих диалектах не имело места. Напротив, имеются указания на отсутствие такого оглушения (словоформы прошедшего времени типа да. band, дек. bant; двн. -t показывает на более раннее -d: если бы ко времени верхненемецкого передвижения согласных получилось -t, то в результате передвижения было бы уже не -t, а двн. аффриката -z [ts]).

Принимая особо ослабленное произношение ř в конечном положении в западногерманских диалектах, естественно предположить, что дальнейшее его развитие в сторону соноризации и вместе с тем ослабления приводило уже к его исчезновению, возможно, через фазу вокализации. Во всяком случае развитие -z > > — (нуль) гораздо лучше соответствует всему тому, что мы знаем о звуковом развитии германских языков, чем непосредственное исчезновение -z как такового. Поскольку древнегерманское ř по своему характеру должно было быть более или менее похоже на современное южноанглийское r, постольку так называемое западногерманское отпадение -z следует, быть может, представлять себе в виде явления, в значительной мере подобного утрате конечного -r в южноанглийском (ср. *maiz > *māř > да. mā, с одной стороны, и да. mārа > mor(е) > на. more [mɔ:] — с другой).

Переход z > r в северноруническом и в собственно, скандинавских языках, так же как и в западногерманских, следует рассматривать как изменение в сторону ослабления. Однако здесь, в частности именно в скандинавских языках, конечное не исчезало, а переходило далее в -r, т. е. совпадало со старым -r. Это отличие развития в скандинавских диалектах от того, что мы наблюдаем в западногерманских, следует, думается, поставить в связь с известным в скандинавских языках древним оглушением конечных согласных, т. е. с явлением, которое, как говорилось, было неизвестно в древнейшую эпоху развития западногерманских диалектов.

В отличие от из -z, старое -r в общем сохранилось во всех древнегерманских языках. Следовательно, несмотря на свой сонорный характер, это -r было все- таки более сильным, чем западногерманское ко времени отпадения. Нужно заметить и то, что старое -r удержалось в эпоху отпадения конечных зубных (—ие. -d, -t). Этим также подтверждается сравнительно сильное произношение старого -r. Предполагается, что такое произношение этого звука было связано с его вибрантным характером, которым оно отличалось от всех прочих согласных, а в частности — и от ř. Действительно, пока r произносилось как дрожащий (или ударный) согласный, должен был сохраниться некоторый определенный минимум энергии произношения, необходимый для вибрирования языка. При большем ослаблении r перестало бы быть вибрантом, оно существенным образом изменило бы свой специфический характер, утратило бы свое основное отличие от ř. Напротив, ослабление ř не вело к коренному изменению его отличия от старого r. Поэтому такое ослабление могло происходить без заметного, на каждом данном этапе, нарушения данного соотношения между ř и старым r. В процессе такого ослабления в благоприятных для этого условиях, а именно — в исходе слова, постепенно стало значительно более слабым, чем -r, и, наконец, перестало произноситься. После этого отпадения сохранение прежнего различия между ř и старым r уже не оправдывалось в достаточной мере: фонема r стала встречаться сравнительно редко, только внутри слова (в начальном положении ř вообще никогда не встречалось, а в конечном положении оно отпало). Вероятно поэтому ř в западногерманских диалектах не продержалось так долго, как в скандинавских языках, в качестве отличной от r фонемы: там, где оно первоначально еще сохранялось после отпадения в исходе слова (а также и после ассимиляции и исчезновения в некоторых особых случаях внутри слова), оно затем стало заменяться через более обычное r, которое употреблялось во всех положениях в слове. Внутри слова ř, несомненно, не было таким слабым, как в конечном положении ко времени отпадения, и поэтому здесь его отличие от старого r было сравнительно небольшим. Это облегчало его совпадение в дальнейшем со старым r или, вернее, его замену через это последнее.

Итак, если рассматривать ротацизм в германских языках как длительный, постепенно развивающийся процесс, проходящий две основные фазы — z > ř и ř > г, и при этом понимать так называемое отпадение -z в западногерманских языках как собственно отпадение (из -z), то оба эти явления никак нельзя отрывать друг от друга. Западногерманское отпадение оказывается как бы вплетенным в ротацизм: оно предполагает начало этого последнего (прохождение его первой фазы: z > ř) и вместе с тем, вероятно, представляет собой явление, способствовавшее завершению этого процесса (прохождению второй его фазы: ř > r). Таким образом, развитие старого германского z следует представить себе в таком виде:

1) Начало ротацизма, его первая фаза: z > ř в скандинавских и западногерманских диалектах — при сохранении z в готском (с переходом там конечного -z в -s). 2) Отпадение в западногерманских языках — при его сохранении в скандинавских (вне связи с сохранением -s из -z в готском; также и западногерманское отпадение -ř — вне связи с известными случаями отпадения -z или -s в готском: ср. г. waír). 3) Завершение ротацизма, его вторая фаза: ř > r — сначала в западногерманской, затем в скандинавской языковой группе, вероятно, уже независимо от этого явления в западногерманских языках (тогда как первую фазу ротацизма, может быть, следует рассматривать как реально единое явление, отражающее старые скандинаво-западногерманские исторические связи).

Приняв во внимание более или менее вероятную и достоверную хронологию всех этих явлений, можно более наглядно представить соотношение между ними следующим образом:

Такое соотношение между отдельными явлениями свидетельствует, по-видимому, о том, что в общем развитие старого германского z отражает не более раннюю близость скандинавских языков к готскому (сохранение -z и лишь последующее их сближение с западногерманскими — ротацизм), но более ранние скандинаво-западногерманские связи и их последующий разрыв в результате нарушения прежних племенных отношений в Ютландии и на Датских островах в V–VI веках.

Метатеза r

§ 50. В древнеанглийском нередко наблюдается метатеза, т. е. перестановка, звука r: последовательность «r + гласный» заменяется последовательностью «гласный + r».

Ср. да. þirda наряду с þridda третий || г. þridja, ди. þriði, дс. thriddio, двн. dritto; — да. irnan, yrnan наряду с rinnan бежать, стремиться || г. дс. двн. rinnan; — да. hors < *hros лошадь || ди. hross, дс. hros, двн. (h)ros.

Как видно из примеров, наряду с формами с метатезой, встречаются и формы без этой метатезы. В большинстве случаев метатеза r произошла после преломления гласных перед сочетанием «r + согласный» (§§ 9195), так как преломление обычно не наблюдается, если это сочетание возникло лишь в результате метатезы.

Древнеанглийские двойные (долгие) согласные
в результате удвоения простых (кратких)

а) Перед j

§ 51. Древнеанглийские двойные согласные, кроме rr и веларных смычных, могут восходить к простым согласным в положении между кратким гласным и старым [j], исчезнувшим в более позднюю долитературную эпоху.

Ср. да. scieppan < *skapjanan творить, создавать || г. skapjan; — да. sittan < *setjanan сидеть || да. sitia [sítja]— при прошедшем времени тех же глаголов да. scōp, sæt; — да. smiþþe < *smiþjōn кузница || ди. smiðia [-ja], при да. smiþ кузнец;да. tellan < *taljanan считать, рассказывать || ди. telia [-ja], при да. talu счет, отчет, рассказ; — да. temman < *tamjanan приручать || г. -tamjan, при да. tåm ручной;да. cynnum дат. ед. к cyn(n) < *kůnjan племя, род || г. дат. kunjam, им. kuni (с -i < -j), при да. cyne- < *kůni- в сложных словах (например, в собственных именах Cyne-mund, Cyne-wulf).

Удвоенные звонкие фрикативные превратились в соответствующие взрывные, а велярные палатализировались перед [j] и остались палатальными и после его исчезновения, за исключением [çç] (из [χχ<χ])> которое, по-видимому, позже снова стало веларным перед веларным гласным.

Ср. да. sib(b) < *seƀjō родство, дружба, мир || г. sibja, ди. sif [-ƀ] (в ед. ч. обычно только как имя богини), мн. sifiar; — да. ribbum дат. мн. к rib(b) < *reƀjan ребро || ди. rif [-ƀ], дат. мн. rifium; — да. lесȝan < *lаǥ- janan класть || г. lagjan; — да. reccan [-k’k’-] < *rakjanan рассказывать || г. -rakjan в uf-rakjan протягивать;да. hliehhan, (англск.) hlæhhan [-çç- > -χχ-] смеяться || г. hlahjan.— Ср. также да. biddan < *beðjanan просить, молить || г. bidja, ди. biðja [-ja]; но так как старое *ð вообще превратилось в d (§ 46), то возможно, что в случаях со старым удваивалось уже не , а развившееся из него d.

Как старое r, так и r из *z (§ 4748), не удваивалось перед [j]: ср. да. erian < *arjanan пахать || г. arjan; — да. herian < *χazjanan восхвалять || г. hazjan. Возможно, что удвоение r не происходило потому, что после r в соответствующих случаях было не [j], a i.

Удвоение после долгих гласных не наблюдается, так как после долгих слогов старому [jJ с древнейших времен соответствовало i (слоговое). Таким образом, если не считать случаев с r, которые могут иметь различное объяснение, согласные всегда удваивались, если за ними следовал действительно [j], а не i.

б) Перед сонорными согласными

§ 52. Довольно часто встречаются двойные согласные, особенно глухие, из старых простых в положении перед r, реже — перед l, также и в тех случаях, когда между согласными и r или l развился эпентетический гласный (ср. §§ 124126).

Ср. да. bittor < *ƀitraz горький || ди. bitr; — да. snottor < *snůtraz умный) || г. snutrs, ди. snotr, — дат. ед. и мн. да. snottrurn; — да. æppel < æpl < *apla- яблоко.

Но удвоение происходило не всегда, и нередко встречаются формы с простыми согласными: да. bitor, snotor. В некоторых словах регулярно сохраняется простой согласный: ср. да. æсег < *akraz поле, пашня || г. akrs, ди. akr.

Перед носовыми согласными удвоение наблюдается значительно реже: ср. да. māþþum (наряду с māðum) < māþm < *maiþmaz драгоценность, дар || г. maiþms.

Древнеанглийские двойные (долгие) согласные
из двух простых (кратких)

§ 53. В ряде случаев древнеанглийские двойные согласные образовались из двух разных согласных (в результате изменения одного из них) или из двух одинаковых простых согласных (непосредственно в результате слияния двух слов или морфем в одно нечленимое целое).

Ср. да. mierran < *marzianan мешать, препятствовать || г. marzjan досаждать, — с да. rr из *rz в связи с переходом старого *z в r (§ 48); — да. pætte < pæt-þe что (союз) — с прогрессивной ассимиляцией t + þ > tt; —wimman < wīf-mån(n) женщина — с регрессивной ассимиляцией [ƀ] + m > mm; — да. siþþan < sīþ-þan после (того, как), с тех пор (как), sīþ-þon позже того.

Примечание: Два одинаковых согласных в таких случаях, как mette встречал при инф. metan, правильнее считать н е двойным согласным, но именно двумя согласными, так как морфологически они четко разделяются: ср. -te в cēpte хранил при инф. cēpan.

Происхождение древнеанглийских
палатальных согласных

§ 54. Древнеанглийские мягкие палатальные [k’] [g'] и [ç] появились в результате палатализации [k] [g] (из [ǥ], §§ 4344) и [χ]. Также и двойное [k’k’], cȝ (= [g'g']), [çç] большей частью произошли из простых [k, g, χ] вследствие их удвоения и палатализации перед [j] (§ 51), но в отдельных случаях [k’k'] представляет собой старое двойное [kk]. Нередко и палатальный фрикативный или полугласный [j] является результатом палатализации [ǥ], но, в отличие от прочих древнеанглийских палатальных согласных, [j] может быть и старым (§ 39).

Палатализация нёбных согласных сопровождалась значительным их смягчением. В дальнейшем смычные мягкие палатальные согласные ассимилировались, и к началу среднеанглийского периода древнеанглийские [k’] и [k’k’] превратились в [ʧ] и [], [g’l и [g’g’] — в [] и [ddʒ], а сочетание sc перешло в [ʃ]. Звук же [j] из [ǥ] уже в раннем древнеанглийском нередко вокализовался в конце слога в [i̯̯] (ср. § 67). Все это отразилось в среднеанглийской графике: звуки [ʧ] и [] стали обычно изображаться через ch и cch (на. tch); [] и [ddʒ] — через g(e) и gg(e) (на. dge); [ʃ] — через sch, ssh, sh; [j] — через ȝ, i, у, a [i̯̯] — через i, y.

Примечание: Старые [k, χ, ǥ] были, вероятно, до некоторой степени палатализованными в положении перед палатальными гласными или старым [j]. Однако эта старая палатализация во всяком случае была очень незначительна, и выделять старые палатализованные нёбные согласные в особый палатальный ряд нет оснований: они могли быть лишь комбинаторными вариантами веларных [k, χ, ǥ]. То же касается и старого двойного [kk]. Таким образом, в общем все старые нёбные согласные, кроме [j], можно рассматривать как веларные.

§ 55. Палатализация нёбных согласных произошла еще в долитературную эпоху перед всеми ударными палатальными гласными, имевшимися в то время (включая соответствующие дифтонги), перед безударным ī̌ и перед [j], а также и после палатальных гласных в тех случаях, когда за нёбным согласным не следовал велярный гласный.

1. [k'] < [k]: ср. да. cin(n) < *kinnu … подбородок (> на. chin) || г. kinnus щека; — да. cēosan … выбирать (> на. choose [ʧu:z]) || г. kiusan; — да. уэсс. cīese, англск. cēse < *kǣsī… сыр (> на. cheese [ʧi:z]) из лат. сāseus; — да. birce, bierce* < *biurkiǣ … (в Эпинальских глоссах birciae) береза (> на. birch [bə:ʧ]); — да. rīce < *rīkī… государство (> са. riche) || г. reiki; — да. ic < *ik < *ek- я (> ca. ich) || г. ik; — да. þæс < *þæk… (соломенная) крыша (> на. thatch [ɵæʧ]) || ди. þак.

2. [k’k’] < [kk] (из [k] перед [j], но также и старое [kk]): ср. да. reccan < *rækkian (< *rakjan…) рассказывать (> са. recchen); — да. weccan < *wækkian (< *wak- jan)… будить || г. wakjan; — да. stycce < *stukkī (< *stůk- kian) кусок (> ca. stucche) || дс. двн. stukki.

3. [g'] < [g] (из [ǥ]): ср. да. senȝan < *såŋgian … обжигать, опалять (> на. singe [-ndʒ]) || двн. sengen.

4. cȝ [g'g'] < gg (из [ǥJ перед [j]): ср. да. lесȝan < *læggian (< *laǥjan) … класть (> ca. leggen) || г. lagjan; — да. bусȝan < *buggian (<‘buǥjan …) покупать (> ca. buggen, biggen) || г. bugjan.

5. [ç] < [χ]: ср. да. tīehþ [-çþ] < *tīuχiþ … тянет(ся), влечет(ся) || г. tiuhiþ, двн. ziuhit; — да. siehþ [-çþ] < *siuχiþ … видит || г. saíƕiþ, двн. sihit.

6. [çç] < [χχ] (из [χ] перед [j]): ср. да. уэсс. hliehhan [-çç-J < *χlæoχχian (< *χlaχjan …) смеяться || г. hlahjan. Но в английском hlaehhan (|| уэсс. hliehhan) [çç] вновь стало веларным к началу среднеанглийского периода: са. laghen, laughen > нa. laugh [lɑ:f] — c f из [χ].

7. [j] < [g]: ср. да. ȝieldan [j-] < *geldan … возмещать, платить (> на. yield [ji:ld]) || г. gildan, двн. geltan; — да. jeard [j-] < *gaeord … двор, усадьба (> на. yard [jad]) || г. gards дом, ди. garðr; — да. wes [-j > -i] < *weg- … путь (> на. way [wei]) || дс. двн. weg; — да. sæȝde [sæj- > sæj] < sægdæ … (я) сказал (> ca. sayde) || ди. sagða; — да. måniȝ < -eȝ [-ii, -ej] < *månæg … многий (> на. many ['meni]) || г. manags.

Палатализация не наблюдается перед гласными, которые стали палатальными лишь в результате палатальной перегласовки (§§ 100102): ср. да. cyn(n) [k-] < *kunni … род, племя (> на. kin) || г. kuni; — да. macian [-k-] < *makcejan < *makojan … делать (> на. make [meɪk]) || дс. makoian, такоп. Следовательно, палатализация нёбных согласных перед палатальными гласными, а, вероятно, и перед [j], произошла д о палатальной перегласовки, т. е. до VI в. Вместе с тем отсутствие палатализации перед a из æ (§§ 9697) показывает, что палатализация произошла после перехода æ > a.

Примечание: Вследствие нередкого исчезновения i и [j] и вследствие сохранения веларных согласных перед палатальными гласными, возникшими в результате палатальной перегласовки, все палатальные согласные, кроме [р, рр], стали в древнеанглийском самостоятельными фонемами по отношению к соответствующим веларным (ср. § 37. Относительно [р < х] ср. также § 57.)

§ 56. В начале литературной эпохи (VII—VIII вв.) [k] в сочетании [sk] палатализовалось во всех тех случаях, где оно не подвергалось более ранней палатализации перед палатальными гласными (§ 55).

Ср. да. scacan < *skakan … трясти (> на. shake [ʃeɪk]) || ди. skaka; — да. scur < *skuru … ливень (> на. shower [ʃauə]) || г. skura, дн. skur; — да. aesc < *aesk … ясень (> на. ash [æʃ]) || ди. askr.

§ 57. В более позднее время (IX–XI вв.) [х] палатализовалось перед зубными согласными, за которыми не следовал веларный гласный, причем эта палатализация, в свою очередь, вызвала палатализацию предшествующих кратких дифтонгов: ср. да. riht [-çt] < reoht [-χt] правильный, прямой. Кроме того, [χ] и [ǥ] палатализовались также после палатальных гласных позднейшего происхождения: ср. уэсс. seh [-ç] < seah [-χ] видел, ēȝe [-j-] < ēaȝe [-ǥ-] глаз, — в результате перехода ē̌а > ē̌ перед нёбными согласными в позднеуэссекском.

Древнеанглийское h из [χ]

§ 58. Древнеанглийское h [h] восходит к старому [χ], которое превратилось в гортанный фрикативный согласный (придыхание) [h] в положении перед гласными и перед сонорными согласными l, r, n.

Ср. да. hū < *χū (< *χwō) как при hwæt [χw-] что (> са. сев. quhat [χwatj); — да. VIII в. furhum < *furχa- miz дат. мн. к furh [-rχ] борозда || свн. vurch (ch = [χ]); — да. hlāf < *χlāƀ (< *χlaiƀaz) хлеб (ср. стcл. ‘хлѣбъ’); — да. hrinȝ < *χriŋg (< *χreŋǥaz) кольцо, обруч; — hnyte > *χnuti (< *χnůtez) орехи.

Перед i, исчезнувшим лишь в исходе долитературной эпохи (§ 130), [χ] не перешло в h, но сохранилось в виде палатального [ç]: ср. да. hēhþ [hēçþ < χōχiþ (< *χaŋχeþi) вешает (ср. также примеры в § 55). Это указывает на то, что переход [χ] > h, по крайней мере внутри слова, произошел после палатализации [χ] перед i. Поэтому h перед палатальными гласными, очевидно, восходит к старому [χ] через стадию палатального [ç]. Наиболее вероятным представляется, что переход [χ] (и [ç] из [χ]) в гортанное h произошел в древнеанглийском в конце VI — начале VII в.

Древнеанглийские звонкие фрикативные согласные
в результате озвончения глухих:
[ƀ]<f; ð < þ; [z] < s

§ 59. Древнеанглийское [ƀ] очень часто является старым (§ 39), но в ряде слов оно восходит к старому f. Старые же и *z в древнеанглийском вообще нигде не сохранились (см. § 46 и §§ 4748), и древнеанглийское ð и [z] всегда представляют собой новые звуки, развившиеся из старых глухих þ и s. Озвончение старых f, þ, и s произошло при их положении между звонкими звуками, но s между звонким согласным и гласным, по-видимому, осталось глухим. Вероятно, озвончение произошло около начала литературной эпохи.

1. [ƀ] < f: ср. да. fīfe [-ƀ-] < *fīfī … пятеро (> на. five [faɪv]) при да. fīf [-f] пять || г. fimf; — да. wulfas [-lƀ-] < wulfas … волки (> на. wolves [wulvz]) || г. wul- fōs при да. им. ед. wulf [-lf] (> на. wolf).

2. ð < þ: ср. да. cyðan < *kūþian … объявлять || г. -kunþjan, при да. cuþ известный-,да. cӯðde прош. к сӯðап; — да. wyrðiȝ < *wurþiǥ … достойный, ценный (> на. worthy ['wə:ðɪ] при weorþ, worþ достоинство, ценность (> на. worth [wə:ɵ]).

3. [z] < s: ср. да. rīsan [-z-] < *rīsan … подыматься (> на. rise [raɪz]) || г. reisan; — да. fӯsan [-z-J < *fūsian … подгонять, торопить (> ранненовоангл. feeze) прош. fӯsde (в отличие от cyste прош. к cyssan целовать, с оглушением d в t после глухого ss, s).

Примечание: О возможном озвончении в известных случаях в начале слова см. § 37, примечание.

Древнеанглийские глухие фрикативные согласные
из звонких: f < [ƀ]; [χ] < [ǥ]

§ 60. Древнеанглийское f в исходе слова часто представляет собой старое [ƀ], утратившее звонкость в этом положении. Реже встречается в том же положении древнеанглийское h [χ] из старого [ǥ]. Оглушение конечных [ƀ] и [ǥ] произошло, по-видимому, в эпоху древнейших древнеанглийских памятников.

1. f < [ƀ]: ср. да. lēof < [leuƀ] … милый || г. м. р. liufs, ж. р. liuba, рун. дcк. м. р. (?) leubaR, ж. р. liubu (руна b = [ƀ]); — да. sealf < [sæolƀ], англск. salf < [salƀ] … (= salb в Эпинальских глоссах) мазь || дс. salba.

2. h [χ] < [ǥ]: ср. да. buruh, burh < [burg] … укрепление, город || г. baúrgs, дшв. borgh (gh = [ǥ]).

Примечание 1: После того, как f озвончилось внутри слова между звонкими звуками (§ 59), а [ƀ] перешло в f в исходе слова, звуки f и [ƀ] слились в древнеанглийском в одну фонему (ср. § 37).

Примечание 2: Вместо h [χ] из [ǥ] нередко пишется ȝ: ср. burȝ вместо burh и т. п. Иногда ȝ встречается и на месте старого h [χ]; так да. fāȝ наряду с fāh цветной, пестрый || г. faihs.

Примечание 3: Палатализованное [ǥ], т. е. [j], оглушению не подвергалось, так как в исходе слова этот звук стал полугласным [j] или неслоговым [i̯̯]. Старых же ð* и *z в эпоху оглушения звонких фрикативных в исходе слова уже не имелось в древнеанглийском (см. §§ 4648). Таким образом, можно сказать, что оглушению подвергались все звонкие фрикативные согласные, которые вообще встречались в исходе слова в начале литературной эпохи.

Согласные, исчезнувшие в древнеанглийском языке

§ 61. Старые согласные t, þ, [χ], (> да. d), *z (> да. r), [ǥ], m, n, [ŋ], w и [j], вообще сохранившиеся в древнеанглийском, хотя бы в значительно измененном виде (например *z в виде r), в известных условиях исчезли еще в долитературную эпоху или в эпоху древнейших памятников. В очень многих случаях эти согласные исчезли не бесследно: в некоторых случаях перед исчезнувшим согласным произошло качественное изменение гласного, в некоторых же случаях исчезновение согласного отразилось в удлинении предшествующего гласного звука.

а) Согласные в старом исходе слова

§ 62. Зубные согласные t, þ (), *z и n в старом исходе слова (т. е. если они были конечными с древнейших времен) очень рано исчезли в древнеанглийском; но непосредственно после краткого ударного гласного старые конечные t и n, по-видимому, закономерно сохранялись (см. ниже).

Ср. да. wēninȝa < *wēneŋǥõt вероятно; — ealu < *alůþ пиво при дат. ед. ealuþ < *alůþi; — hulpun < *χůlpůnþ помогали; — wile < *welīþ или -īð хочет; — helpen < *χelpainð, *-ainþ наст. сосл. помогали бы; — mā < *māiz больше || г. mais, при да. māra < *maizō бóльший || г. maiza; — да. hvā < *χwaz кто || г. ƕas = ƕaz— в ƕazuh; — да. hē < *χiz он, где развитие ē из i (ср. да. hit оно) показывает на старое после гласного; — да. þā < *þōn вин. ед. ж. р. ту при þone < *þаn + *ōn вин. ед. м. р. тот, того (с тем же окончанием вин. ед. -n + частица *ōn); — hnutu < *χnůtůn вин. ед. орех.

Сохранение t и n непосредственно после краткого ударного гласного: ср. да. hwæt что, hit оно, æt у, при; — in в.

б) Носовые перед фрикативными

§ 63. Носовые согласные (m, n, [ŋ]) еще в долитературную эпоху выпали в древнеанглийском перед фрикативными f, þ, s и h [χ].

Ср. да. fīf < *fīmf (< *femfe) пять || г. fimf; — да. sōfte < *samftēt мягко, тихо || двн. samfto; — да. swīþ < *swinþa (< *swinþaz) сильный || г. swinþs; — да. cūðe < *kůn- þōn(я) умел || г. kunþa, при древнеанглийском инф. cunnan || г. kunnan; — да. ūs < *ůns- нам, нас || г. uns; — да. wӯscan < *wůnskianan желать || двн. wunsken; — да. þōh- te < *þaŋχtōn (я) думал (|| г. pāhta, двн. dāhta) при древнеанглийском инф. þencan (< *þaŋkianan) || г. þagkjan [-ŋkj-], двн. denken; — да. fēhþ < *fōχiþ < ‘faŋχeþi ловит, достает, получает( || г. fāhiþ, двн. fāhit) при древнеанглийском прош. мн. fēnȝon || двн. (3. л. мн.) fiengun.

в) w и старый полугласный [j]

§ 64. Еще в долитературную эпоху w в известных условиях внутри и в конце слова исчезло. Важнейшими случаями исчезновения w являются следующие:

1. После группы согласных, а также в сочетании [χw] не в начале слова: ср. да. ūhte < *uŋχtwōn раннее утро || г. ūhtwō; — да. sinȝan < *seŋgwanan петь || г. siggwan [-ŋgw-]; — да. siehþ < *seχweþi видит || г. saíƕip (при да. hw в соответствии с г. ƕ в начале слова, например, в да. hwā кто || г. ƕas); — да. seah < *sæχ(w) < *saχwa (я) видел || г. saƕ).

2. Перед ū̌ (различного происхождения): ср. да. trēo < treu < *trewu … деревья || г. triwa (того же типа, что да. scipu корабли || г. skipa, с да. -u из *-ō, § 118), при дат. ед. treowe; — да. sceadu, scadu < ‘skadwu … тень (также с -и из *-ō) при дат. ед. sceadwe, scadwe; — да. англск. sēȝon, sēȝun < *seǥwůnþ видели при уэсс. sewen < *seǥwanaz виденный;да. hū < *χwū (<χwō) как при hwaet что (с тем же корнем); — возможно также да. tū < *twū (< *twō) два (ср. р.) при twā два.

3. В конце слова после долгого гласного: ср. да. sǣ < *sǣw (< *saiwiz) море, озеро || г. saiws при древнеанглийском дат. ед. sǣwe; — да. ā < *āw (< *aiwan) всегда, когда-либо || г. aiw.

Примечание: После гласных (в случаях 2-м и 3-м) w часто восстанавливалось по образцу тех форм, где оно закономерно сохранялось. Так, наряду с trēo находим trēow, наряду с ǣ закон, завет — также ǣw (|| г. aiws вечность, век).

§ 65. В формах глаголов wesan бить и witan знать начальное w исчезает при слиянии этих слов в одно целое с отрицанием nе не: ср. да. næs < ne wæs не был, nǣron < ne wǣron не были; nāt < ne wāt не знаю, не знает; nisse, nysse < ne wisse не знал.

§ 66. Старый полугласный [j] ([i̯̯]), находясь не перед ударным гласным, во многих случаях исчез в долитературную эпоху, но в различное время в зависимости от условий.

1. Перед безударным i (из *е, § 115) [j] выпал еще до эпохи удвоения согласных перед j, § 51), и, таким образом, перед *ji (из старого *je) удвоения согласных не произошло: ср. да. bideþ < bidiþ < *biðjiþ (< *ƀeðjeþi) просит, молит || г. bidjiþ, при инф. да. biddan (< *ƀеðjanan) || г. bidjan; — ср. также да. liȝ(е)þ лежит при инф. licȝgаn, siteþ сидит при инф. sittan; то же развитие имеет место и во 2 л. ед. bides(t), liȝ(e)s(t), sites(t): ср. также соответствующие формы слабых глаголов 1 класса с кратким корневым слогом (§ 214).

2. В интервокальном положении после (краткого) i полугласный [j] исчез, по-видимому, также очень рано, после чего если оно находилось под ударением, стянулось с последующим лабиализованным гласным в дифтонг īu (īo): ср. да. frīond < frīund < *frijōnð(z) друг || г. frijōnds.

В интервокальном положении [j] исчезал и в более позднее время — после i позднейшего происхождения: ср. да. laðian < laðiȝan [-ijan] < *laþōjan … приглашать || дс. ladoian. Но вместе с тем, если не происходило стяжения гласных в дифтонге, между соседними гласными двух слогов нередко снова развивался [j]: так из laðian [lá-ði-an] могло снова получаться laðiȝan [lá-ði-jan].

3. После удвоенных согласных [j] исчез в конце долитературной эпохи: ср. да. tellan < *telljan (< *tal- jan…) считать, рассказывать || ди. telia, дс. tellian, при да. erian пахать || ди. eria, с -i-, соответствующим да. -*j- в *telljan; — да. niþþas < *niþþjōs (< *neþjōs) мужи, люди || г. niþjōs, ди. niðiar, родичи, при да. herias, herȝas (вражеские) войска || г. harjōs, ди. heriar того же типа склонения.

Примечание: Вероятно, [j] при удвоении предыдущего согласного (§ 51) вокализовался в i, которое и выпало затем после долгого слога (долгого — в результате удвоения согласного), как всякое краткое безударное i в таком положении (§ 130).

§ 67. Старые w и [j] в конце слова после согласного или краткого гласного вокализовались в u и i и, таким образом, совпали с гласными u и i иного происхождения (см. §§ 115117; 123). При этом и из w с предшествующим кратким гласным стягивалось в дифтонг (см. §§ 106 и 113).

г) [ǥ] перед w

§ 68. В тех случаях, в которых w не выпало и не подверглось ранней вокализации (§§ 64 и 67), в сочетании *gw исчезло [ǥ].

Ср. да. уэсс. sewen < *seǥwanaz виденный при англск. sēȝon < *sēǥwůnp видели; — да. уэсс. sīen, англск. sēon, sīon < *sīuni < *siwni(z) < ‘seǥwniz вид, видимость; — да. meowle < *mewulǣ̌ вместо *mewilǣ̌ < maǥwilōn девушка, девочка, дочь при maȝu < *maǥwaz или *maǥwuz юноша, сын.

Примечание: В уэссекском диалекте в соответствии с английским sēȝon встречается обычно sāwon, образованное под влиянием причастия 2-го sewen; наоборот, в англских диалектах находим причастие 2-ое seȝen с ȝ, перенесенным из прош. вр. sēȝon.

д) h внутри слова

§ 69. Древнеанглийский гортанный фрикативный согласный h (из χ, § 58) в начале литературной эпохи (VII—VIII вв.) выпал в положении внутри слова.

Ср. да. þō < þōhæ (= thōhae в Эпинальских глоссах; < *þаŋχōn) глина; — sēon < *seohan (< *seχwanan) видеть || г. saíƕan при да. seah видел || г. saƕ; — да. sēole < *seolhæ … дат. ед. к seolh тюлень [| двн. selah; — да. hīera < *hīehra … более высокий при hēah высокий (наряду с hīehra — под влиянием hēah — и hīerra с ассимиляцией h + r).

§ 70. Обычно h исчезает также в формах глагола habban иметь при их слиянии в одно целое с отрицанием nе не: ср. да. nabban < ne habban, naefde < ne hæfde не имел.

е) [j] перед d, n

§ 71. Для уэссекского диалекта характерно исчезновение палатального [j] (из [ǥ], § 54) перед d и n.

Ср. да. уэсс. -sǣde < *sæjdǣ … сказал || дс. sagda при да. secȝan < *sæggjan (< *saǥjanan) сказать и англск. sæȝde сказал; — да. уэсс. pēn < *þеjn … дружинник II ди. þеgn при да. англск. þеȝn, а также и уэсс. þеȝn, þеȝen || двн. degan.


1 Под «старыми» звуками имеются в виду звуки германского языка-основы. Автор против термина «прагерманский язык», а от термина «германский язык-основа» нельзя образовать прилагательное.

Источник: Смирницкий А. И. Древнеанглийский язык. — М.: МГУ, 1998. — 319 c.

OCR: Елена Хольштейн

© Tim Stridmann